home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


1

Ночами волчица выла.

Собака воет, и то тоска, а тут — волк. Мороз по коже, а потому Егор предвидел, что рано или поздно в деревне начнется недовольство: кому хочется каждую ночь слушать могильное волчье завывание? А вдобавок и собачье, поскольку деревенские собаки начинали сходить с ума, едва вой волчицы докатывался до них. Хорошо еще, дом стоял на отшибе, и лишь ближайшие соседи Егора могли слышать вой. Но соседи разве не люди? Проснутся раз, проснутся другой, а потом скажут: делай, Егор, что хочешь, а слушать твою музыку мы не желаем. Ты нас с собой не равняй. Думаешь, если сам лесовик, то и другие?

Не думал так Егор и не хотел, чтобы волчица выла, и как только она заводила свою пластинку, он выходил из дома и цыкал на нее. Но всякий раз не нацыкаешься, и в конце концов Егор дождался того, о чем все время думал.

Утром пришел Петька Синельников. Сосед — ближе нету, дома бок о бок стоят. Правда, никакой такой дружбы у Егора с Петькой не водилось, скорее наоборот, но здороваться здоровались.

— Егор, у тебя совесть есть? — спросил Петька, не успев войти.

— Есть, — ответил Егор. Раз спрашивает человек, почему не ответить.

— А я так думаю, что нету. Если бы была, ты не привязал бы эту волчицу. Чего она каждую ночь воет?

— А твоя собака не воет?

— Сказал тоже: собака! А то ты не знаешь, кто как воет!

Егор молчал. Петька был прав со всех сторон, но Петька, как всегда, лез нахрапом, а Егор этого не любил. Пришел, давай поговорим по-человечески, а то сразу про совесть, как прокурор какой.

А Петька, видя, что Егор молчит и, значит, озадачен, нажал сильнее:

— Я так тебе скажу, Егор: ты или застрели свою паскуду, или я заявлю куда надо. Волк вне закона объявлен, а у тебя он как барин живет. Противно же глядеть, как ты с этой шелудивой возишься!

— А ты не гляди, — сказал Егор, — я тебя не заставляю. Тебе-то какое дело, вожусь я с ней или нет?

— А такое, что нечего волчице жить в деревне. У меня, если хочешь, корова молока поубавила. Как завоет твоя стерва, Зорьку аж в пот кидает. Того и гляди совсем перестанет доиться. В общем, Егор, я тебя предупредил, а ты уж сам смотри, как бы хуже не было.

Такой вот получился разговор. Егор знал Петьку и не сомневался, что тот как сказал, так и сделает — либо бумагу куда напишет, либо так нажалуется. Ну и черт бы с ним, пусть жалуется. Пока соберется, что-нибудь придумаем.

А что можно было придумать? Не будешь же стоять над волчицей с палкой: не вой, мол. Самое простое — сделать намордник, но тогда как кормить? Каждый раз снимать и опять надевать? Замучаешься. Волчица — не собака, просто так не подойдешь да не наденешь. Когда-никогда изловчится и хватит. И все же что-то надо делать. Как ни погляди, а Петька прав. И сам заметил: корова и овцы шарахаются, когда слышат вой. Правда, Красавка как доилась, так и доится, но ведь корова корове тоже рознь.

Подождав, пока за Петькой захлопнется калитка, Егор оделся и пошел к волчице. Она, как всегда, сидела в конуре. Егор прибрался вокруг, а потом присел на чурбак, валявшийся неподалеку от конуры. В прорезь был виден серый волчицын бок.

— Дождалась, дура, — сказал Егор. — Петька вон приходил, говорит, к стенке тебя надо. А ты как думала? Лежишь, тебе все до феньки, а мне как? Петька мужик стервозный, напишет бумагу, приврет чего, а потом выкручивайся. Не можешь не выть, что ли? Довоешься…

Вечером, когда пришла с работы жена, Егор рассказал ей про Петьку.

— Напишет, и думать нечего, — сказала жена. — Ох, Егор, Егор… Ну зачем тебе все это? Что у тебя, другого дела нет? А ты все с волчицей да с волчицей. Да застрели ты ее, ей-богу! Ну не можешь сам, позови кого, мало ль мужиков с ружьями.

— Еще чего, — сказал Егор, — позови! Не буду никого звать и убивать не стану. А не кончит выть — намордник сделаю.

— Еще чудней, — сказала жена. — Волк в наморднике! Достукаешься, дурачком считать будут.

— Пусть считают, — усмехнулся Егор. — Мне от этого ни жарко ни холодно.

Ложась спать, Егор надеялся, что волчице, может быть, надоест надсаживать глотку, однако ночью его снова разбудил вой. Заворочалась и жена, и только дочка спала по-детски крепко и безмятежно.

Надев валенки на босу ногу, Егор вышел и загнал волчицу в конуру. Все, сказал он, хватит чикаться, завтра же сделаю намордник.

Утром Егор принялся за работу. Всяких ремней у него хватало, и он, выбрав подходящий, уселся с шилом и дратвой у окна. Часа через полтора намордник был готов — не совсем складный, зато прочный, что и требовалось. Полюбовавшись на дело своих рук, Егор стал прикидывать, как бы получше управиться с волчицей. Сделать это одному было трудно, но звать кого-нибудь на помощь Егор не хотел. Хоть и сказал жене, что ему, дескать, все равно, как о нем будут говорить, однако лишние разговоры были ни к чему. А кто ж утерпит, чтоб не похвастать, что помогал Егору взнуздывать волчицу?

Сунув намордник за пазуху, Егор вооружился рогатиной и отправился на огород.

Первым делом нужно было выгнать волчицу из конуры. За цепь не потащишь. Вытянешь, а она оглашенная и кинется. Придется рогатиной, да не забыть лаз чурбаком заложить, чтобы назад не шмыгнула.

Но выгнать волчицу не удалось. Как ни стучал Егор по конуре, как ни шпынял волчицу черенком рогатины, она не хотела вылезать. Чувствовала, что против нее что-то умышляют. А черенок хватила зубами так, что чуть не перекусила.

Промучившись целых полчаса, Егор решил выкурить волчицу. Против дыма никакой зверь не устоит, это Егор знал по опыту. Он сходил за паклей, связал ее в пук, поджег и положил возле лаза. Пакля была сыроватая, не горела, а тлела, и едкий дым извилистой струйкой втягивало в лаз.

Волчица завозилась в конуре.

Выскочишь, никуда не денешься, подумал Егор и взял рогатину на изготовку. И в самый раз: цепь загремела, и волчица, вышмыгнув из лаза, метнулась за конуру. Но короткая цепь не пустила ее далеко, и она, ощерившись, прижалась задом к стенке.

Держа рогатину перед собой, Егор пошел на волчицу. Как и тогда, в лесу, она смотрела на него потемневшими от ненависти глазами.

Дура, разозлился Егор, не убивать же хочу! Надену намордник, и все!

Выбрав момент, он рогатиной захватил шею волчицы. Она дернулась, но Егор, нажав сильнее, прижал ее к насту. Волчица захрипела, однако Егор не ослабил нажима. Ничего, пусть немножко задохнется, ловчее будет надеть намордник.

Волчица захрипела сильнее, посунулась мордой в снег.

Ну вот, милая, и вся любовь. Потерпи немного.

Держа рогатину левой рукой, Егор правой вынул из-за пазухи намордник и стал надевать его на волчицу. И тут Егор сплоховал: занятый делом, он чуть ослабил нажим, и волчица сразу пришла в себя. Дернувшись с неистовой силой, она вывернулась из рогатины, и Егор увидел рядом с собой оскаленную волчью пасть. Он едва успел загородиться рукой.

Щелкнули волчьи зубы, по локтю словно процарапали гвоздем, и руке стало тепло от крови.

Швырнув в волчицу рогатину, Егор отскочил в сторону.

Доигрался!

Из разодранного рукава текла кровь, капала на снег.

Держа руку на весу, Егор побежал домой.

Ну сволочь! Правду сказал Петька: паскуда! Хватила-таки! Теперь придется в больницу — вдруг бешеная? Застрелю суку такую, ей-богу, застрелю!

Рана оказалась неглубокой, защитил полушубок, и волчьи зубы сорвали только кожу, но кровь текла сильно. Чтобы остановить ее, Егор залил рану зеленкой. От боли глаза полезли на лоб, но кровь стала понемногу запекаться. Отыскав в комоде чистую тряпку, Егор замотал руку и пошел в правление — хочешь не хочешь, а проси снова лошадь. До больницы двенадцать километров, пешком пока дойдешь, а за это время мало ли что сделается с рукой.

В правлении был народ, и Егор, вызвав председателя на крыльцо, рассказал ему о своей неудаче.

— Ну ты даешь, парень! — обеспокоился председатель. — Вот что: бери давай жеребца и гони. Сам доедешь или Василия в провожатые дать?

— Доеду… — Егор помялся и попросил: — Ты, Степаныч, не говори никому, не хочу, чтоб болтали. Мне еще жена вечером холку намылит.

— Ладно, договорились. Иди, не трать времени.

До больницы Егор гнал, не жалея жеребца. Рука ныла, и он боялся, как бы не началось заражение.

В больнице Егору сразу сделали укол, а потом заново перевязали рану, сказав при этом, чтобы он не очень-то радовался, потому что для полного курса ему надо сделать сорок уколов.

Но и это было еще не все. Врач сказал, что собаку, которая укусила, надо показать ветеринарам на случай бешенства.

Покажу, пообещал Егор, стараясь не встречаться с врачом взглядом: он умолчал про волчицу, сказав, что укусила собака.

Назад Егор ехал не торопясь. Жеребец, разгоряченный давешней скачкой, еще не остыл и все порывался пойти во всю силу, но Егор придерживал его. Куда торопиться? Дома не ожидалось ничего хорошего, жена снова начнет старую песенку, и придется оправдываться. А крыть нечем, рука в бинтах, одни пальцы торчат, да еще эти сорок уколов. Вдобавок Егор вспомнил, что, когда завязывал руку, искровенил весь пол, а подтереть в спешке забыл, и жена подумает невесть что.

И все же больше Егора заботило другое — как теперь поступить с волчицей? Застрелить? Но злость у него уже прошла, и он спрашивал себя: а за что убивать-то? За то, что воет? А как же не выть, волк ведь, и вся его волчья сущность в этом. Тебе залепи рот — жить не захочется. Неужели придется отпустить? Засмеют ведь. Ничего себе охотник: сначала тащил, неизвестно зачем, волчицу в дом, потом целый месяц цацкался с ней, а теперь — отпустил! Петька, так тот просто злобянкой изойдет, скажет, что Егор нарочно привадил волчицу, и теперь она так и будет кормиться возле деревни, всех овец перережет. И попробуй лотом докажи, что ты тут ни при чем.

Жена дожидалась Егора. Глаза у нее были покрасневшие, и он понял, что она плакала, застав в доме ералаш и увидев кровь на полу. Егор начал было рассказывать, куда и зачем ездил, но оказалось, что Маша обо всем знает от председателя. Она ни словом не упрекнула Егора, опросила только, что сказали в больнице. Узнав про уколы, всплеснула руками: как же теперь? А как, ответил Егор, ходить придется.

Потом жена привела от бабушки дочку, и они сели ужинать. И за ужином Егор, чтобы совсем успокоить жену, сказал, что отпустит волчицу. Хватит с него всяких приключений. Невелик грех — одним волком в лесу больше станет.

На том и порешили.


предыдущая глава | Искатель 1987 #03 | cледующая глава