home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


6

Но взбрело не волчице. В том, что вскорости навалилось, как снежный ком, она была лишь невольной соучастницей, хотя весь сыр-бор и разгорелся вокруг нее. А поджег этот бор тот, о ком Егор и думать уже перестал.

Волчатам перевалило на второй месяц, от молока они пока не отказывались, но в то же время ели все, что Егор приносил волчице. И особенно любили кости. Их они и глодали, кости были игрушками, из-за них волчата устраивали такие стычки, что хоть разнимай.

С костей-то все и началось.

Кому, как не Егору, было знать, чем он кормит волчицу, каким мясом и какими костями. Все у него было на учете, все распределено, а потому внезапная находка привела его в полное замешательство. Убираясь однажды у конуры, Егор наткнулся на кость, которая попала сюда явно со стороны. В погребе у Егора оставались лишь коровьи мослы, принесенные Гошкой, а на траве лежала самая настоящая баранья лопатка, причем не завалящая, не недельная, а сахарно-белая, как будто барана зарезали только вчера.

Первой мыслью было, что это опять Петькины козни, но и волчица, и волчата были живы и невредимы, и, стало быть, Петька тут ни при чем. Но ведь кто-то принес кость, не могла же она с неба свалиться!

Ясно, что не могла, и нечего тут ломать голову: кость принес волк. Значит, как ни пугал он его, а волк не испугался и все это время держался поблизости, Пока волчата были грудными, таился, а теперь подошел срок кормить детишек мясом. Вот он и начал.

Егор плюнул в досаде и злости. Спокойной жизни пришел конец. Волк действует по природе, выводку нужно мясо, и весь тут сказ. И незачем гоняться по лесу за каким-нибудь зайцем, когда под боком деревенское стадо. Бери любую овцу, ешь сам и неси волчатам.

— Лучше не придумали! — сказал Егор волчице, безмятежно наблюдавшей за ним. — Ну и что теперь? Брать ружье и картечью по твоему хахалю?

Забросив кость подальше, Егор ушел к сараю и сел там на дрова. Ну как быть, в самом деле, как отвадить волка? Про ружье хоть и сказал, да от него сейчас никакого проку. Выла б зима, какой разговор, а когда нет следов, тут и пушка не поможет. Караулить? Тоже пальцем в небо. Ты его с одной стороны ждешь, а он с другой нагрянет. А то и вовсе не придет, учует.

Егор прикинул, когда мог прибегать волк. Вчера никакой кости не было, увидел бы сразу, значит, волк был сегодня. Стадо выгоняют рано, зарезал ярку, и все дела. А мог и днем заскочить, на огороде до вечера никого, заходи и делай что хочешь… Где, паразит, зарезал — здесь или в каком другом месте? Если здесь, вечером все выяснится, когда стадо пригонят.

Тут, как представил себе Егор, дело могло повернуться по-разному. Если волк зарезал барана или овцу в стаде, люди могли прийти к Егору и сказать: извини, Егор, не знаем, что за волк унес нынче ярку, не видели, но имеем подозрение, что твой. Какой твой? А тот самый, который всю зиму к волчице шастал. Может, он и сейчас к ней ходит, откуда ты знаешь. В общем, хочешь не хочешь, а получается, привадил ты его. Вот и отваживай. Как? Нас это не касается, но перво-наперво застрели волчицу. Застрели, Егор. Сам знаешь, мы в твои дела не вмешивались, но раз началось такое, больше терпеть не будем.

Рассуждая по-другому, можно было допустить, что ходоки не придут. Подумаешь, волк зарезал овцу. В первый раз, что ли? Посчитать, сколько пропало скота, со счета собьешься. А что поделаешь? Волков всех не перебьешь, они, как мыши, плодятся.

Однако в такой поворот Егор мало верил. Люди не дураки. Если б не знали про волка, развели бы руками: ну пропала овца и пропала, стадо большое, а пастух один, за всем не углядит. Но теперь цепочка вела прямо к Егору, и он с нетерпением дожидался вечера, чтобы во всем удостовериться.

Но стадо пригнали, а никакого шума не было. Ни у кого ничего не пропало, колхозных коров и овец угнали на скотный двор, а своих хозяева разобрали по домам.

Стало быть, у соседей поживился, подумал Егор про волка. До них всего ничего, пять километров, для волка это но крюк.

Но даже то, что волк придерживался «золотого» правила: не воруй, где живешь, никаким оправданием ему не служило. Не было разницы в том, где он резал скот, главное, что резал. И остановить его мог только Егор. Волчицу надо было отпускать, и как можно скорее.

До воскресенья, когда бы можно было сделать все без спешки, оставалось два дня, и Егор решил: семь бед — один ответ, подождет до воскресенья. А там и волчицу отпустит, и волчат в лес отнесет. Логово небось цело, вот и пусть устраиваются в нем хотя бы на первое время. Волк их быстро разыщет, станут снова жить вместе, и все образуется.

Два дня — это два дня, за такой срок волк мог и еще кого-нибудь зарезать, но этот грех Егор брал на себя. В случае чего, он даже был готов заплатить за ущерб, но решать с волчицей на скорую руку не хотел. Волчица — не волчата. Близкое расставание с ними Егора не затрагивало. Волчата были забавны и смешны, и он любил смотреть не их возню, но они были для него все равно как игрушки — позабавился и забыл. С волчицей же было связано столько, что могло уложиться и в целую жизнь, и Егор не мог одним махом отрубить все. Получалось, что он выпроваживает волчицу, и даже хуже — избавляется от нее. Чуть не год жила, и ничего, а запахло жареным — и катись, милая, подобру-поздорову? Нет, сказал Егор, хоть два дня, но доживем по-человечески. Нечего пороть горячку, все успеется.

Но обернулось по-другому.

Пятница выдалась жаркой и душной, в кузнице было как в пекле, и Егор еле дождался обеда. А придя домой, не стал даже есть, выпил кринку холодного молока и, бросив на пол полушубок, растянулся на нем. Жены дома не было, она еще с вечера сказала, что к ним приезжает ветеринар делать осмотр, дочку, как всегда, забрала бабушка, и Егора никто не тревожил. Можно было спокойно полежать весь час и отойти от кузничной жарищи. Тянуло в сон, но Егор не давал ему воли, знал: закроешь глаза, и провалишься, все проспишь, а Гошка по своей доброте будет до конца дня один уродоваться.

Но и просто полежать не удалось. Хлопнула калитка, и за окном послышались мужские голоса. Егор поднялся и выглянул в окно. По дорожке к дому шли председатель и какой-то незнакомый мужик. У Егора екнуло сердце. Он сразу подумал, что идут неспроста. Наверное, волк опять набедокурил, и опять, наверное, у соседей — мужик-то оттуда, не иначе. Видать, и про волка пронюхал, и про волчицу.

В дверь постучали, потом начали шарить по ней, отыскивая скобу — со света на мосту было темно.

— Свои все дома, — сказал Егор, открывая дверь.

— Так и мы не чужие, — ответил председатель. — Можно к тебе?

— А чего ж нельзя, проходите,

Егор усадил пришедших на лавку, а сам устроился на табуретке.

— А мы к тебе по делу, Егор, — сказал председатель. — Вот товарищ из района приехал, он тебе сейчас все обскажет.

Никакой, оказывается, не сосед, а из района! Не утерпели все-таки, притащились!

Егор посмотрел на гостя. Он был невысок, плотен, в рубашке с расстегнутым воротом, в сапогах. Сев, он положил на колени полевую офицерскую сумку, какие до сих пор имелись у многих, хотя с войны прошло почти десять лет. Должно быть, жара сильно донимала приезжего: лицо его было все в каплях пота, даже подбородок, на котором выделялась неглубокая ямка. Она почему-то не понравилась Егору и вызвала неприязнь к человеку, которого он видел впервые. Видать, дотошный, подумал Егор.

А приезжий, не подозревая, как о нем думают, перешел к делу.

— В райсовет, товарищ Бирюков, поступило заявление, в котором сообщается, что у вас в доме уже полгода содержится волчица. И не только она. — Представитель власти сделал паузу, давая понять, что ему известно, кого еще, кроме волчицы, пригрел Егор. — И я специально приехал, чтобы выяснить все на месте. Как мне сказали, сигнал соответствует действительности, но я должен сам проверить факт.

— А чего проверять, — сказал Егор. — Живет волчица. И волчата живут. Ну и что?

— Как это что? — удивленно спросил приезжий. — Вы как будто не знаете, что с волками у нас повсеместно ведется борьба, что государство платит большие деньги за каждого убитого волка! А вы держите целую стаю дома! Хорошенькое дельце! Вы же охотник, товарищ Бирюков, неужели вам не известно, сколько мяса поедает в год один волк? Полторы тонны! И это мясо не только диких животных, но и домашних. Вот вы, чем вы кормите своих волков?

— Да каких волков! — сердясь, сказал Егор. — Волчата еще молочники, а волчица все ест.

— Что значит все? А мясо?

— И мясо.

— А где вы его берете?

— Да где придется, где дадут. Скотина, что ли, не дохнет?

— Вы хотите сказать, что кормите волчицу только отходами, а сами ничего не стреляете?

— Не стреляю.

— Хорошо, допустим. Ну а дальше-то что? Не собираетесь же вы растить волчат?

— Ясное дело, не собираюсь.

— Стало быть, сдадите в заготконтору?

Здесь бы Егору и сказать: конечно, сдам, а как же иначе, и, смотришь, все сошло бы на тормозах, но какой-то черт подзуживал Егора к противоречию, и он сказал другое:

— Никуда сдавать не буду. Отпущу, да и все.

Тут приезжий посмотрел на Егора не то что удивленно, а с пристальным интересом, как будто не верил, что человек в своем уме может заявить такое.

— Вот теперь все понятно, — сказал он наконец. — Нет, товарищ Бирюков, отпускать волчью стаю вам никто не позволит. Вы что, не понимаете, что делаете? Тут за каждый килограмм мяса бьемся, а вы — отпустить! Волки должны быть уничтожены, и причем немедленно. Пока вы этого не сделаете, я of вас не уеду.

— Да и не уезжайте, мне-то что, — сказал Егор, потихоньку накаляясь. — А убивать волков не буду и никому не дам.

— Зря вы так ставите вопрос. Убить все равно придется. Не хотите сами, другие сделают.

— Это как же, силой, что ли?

— Можно сказать, что так. Но по закону.

Кто знает, чем бы закончился этот разговор, но тут председатель, взглянув на ходики, словно бы спохватился:

— Ба, время-то! А мне еще на скотный надо, там сегодня комиссия. Вот что, Егор, иди давай работай, но учти, разговор не закончен. Вечером зайди в правление, договорим.

Сказано было строго, так председатель никогда не говорил с Егором, и он понял, что все делается для приезжего, а на самом деле председатель выручает его, а то хоть гони этого толстого из дома. Грозить начал: убить все равно придется! Я тебе так убью, что ты у меня побежишь без оглядки!..

После работы, не заходя домой, Егор пошел в правление. Он ожидал, что приезжий будет там и опять начнет свою тягомотину, но того, к радости Егора, в правлении не оказалось. Председатель один сидел за столом, смотрел какие-то бумаги и щелкал на счетах.

— Садись, — сказал он Егору.

— А где ж этот-то? — спросил Егор.

— А тебе что, скучно без него?

— Век бы не видать! Иду, а сам думаю: начнет снова давить, ей-богу, пошлю подальше. Надо же, сказанул: волк полторы тонны мяса ест! Он-то откуда знает? Вычитал в книжке и шпарит. А сам-то он что, жрет картошку? С картошки такую будку не наешь.

Председатель грустно засмеялся.

— Ах, Егор, Егор! Гляжу на тебя: на фронте бы самое твое место в штрафбате. Ну что ты, как танк, прешь? Я уж тебе давеча мигал, а ты знай свое. Ты думаешь, он тебя пугал насчет волчицы? И не думал. Приедут и застрелят, и ничего ты не сделаешь. Он же тебе сказал: по закону. А по закону он прав, и нечего тебе хорохориться.

— Ну и пусть прав, а убивать не дам.

— Да ну тебя к ляду! Чего ты, как бык, уперся? Ты вот спрашиваешь: а где же этот? Да уехал. Я же видел: сойдетесь еще раз, добром не кончится. Вот я ему и сказал: езжай домой, и ни о чем не беспокойся, волчицу мы и без тебя ликвидируем. Обломаю, мол, Егора, он парень ничего, только подъехать к нему надо. Понял, как дела делаются? А теперь слушай, Чтобы завтра же ни волчицы, ни волчат в деревне не было. Веди их куда хочешь, только подальше.

— Веди! Да Петька теперь спать не станет, караулить будет. Это же он бумагу настрочил, что я, не знаю. Разнюхает, что обманули, тебе же хуже будет.

— А это уж не твоя забота, ты делай, что тебе велят. Чтоб завтра же, понял? Узнаю, что не сделал, пеняй на себя, лопнет мое терпение…

Ночью Егор спал и не спал, и как только посветлело, сходил в погреб за мясом, захватил с моста мешок и пошел к волчице. Она встретила его, зевая и потягиваясь, за ней вылезли волчата, тоже заспанные и вялые. Но, учуяв мясной запах, сразу оживились, потянулись к Егору носами.

— Вот такие дела, ребятишки, — сказал Егор. — Не дают нам двух дней, велят сегодня сматываться. Ешьте девайте да пойдем.

Пока семейство, урча, насыщалось, Егор ходил взад-вперед около конуры и поглядывал по сторонам. Ему везде мерещился Петька. Не удержался-таки, живоглот, накляузничал. Председателю больше не стал, накатав прямо в район, думает, там медаль ему дадут за это. Небось уже встал, зырнт.

Но Петькины окна были занавешены, труба в доме не дымила — спали. Вот и дрыхните, усмехнулся Егор. Встанете, а нас уже и след простыл.

Укладывать волчат в мешок при волчице Егор не стал. Кто ее знает, о чем подумает? Покажется, что забираю, начнет рваться, а нам шум ни к чему.

Он отвел волчицу к плетню и там привязал ее. Но она уже почуяла какое-то напряжение и, пока Егор засовывал волчат в мешок, дергала цепь и поскуливала.

— Ладно, не сходи с ума, — сказал Егор, подходя к ней. — Вот твои волчата, целы. — Он дал ей понюхать мешок, погладил по голове, и она вроде успокоилась. Егор отвязал цепь, закинул мешок с волчатами за спину. — Пошли.

Пока он вел волчицу по огороду, она шла понуро, без интереса, но едва за калиткой открылись глазам луг и лес, волчица вся переменилась. От понурости не осталось и помина, тело ее напряглось, и сна так натянула цепь, что чуть не вырвала ее из рук.

— А-а, проняло! — сказал Егор. — В конуре отдела, как жучка, а тут ишь разошлась!

Волчица в эти минуты действительно ничем не напоминала то существо, которое жило в конуре. Там она была какая-то пришибленная, взъерошенная, даже ростом казалась меньше, а сейчас вся ее шерсть стала волосок к волоску, а движения приобрели упругость и силу. Черный, сразу повлажневший нос волчицы с жадностью вдыхал луговой воздух, а настороженные уши ловили звуки близкого леса.

Прошли мимо бани, и Егору отчетливо представилось, как год назад он сидел здесь и вдруг увидел, как волк гонит Дымка. И как выскочила из кустов волчица, и как он, заорав, побежал на волков с веником. Год, целый год пролетел! И надо же: вот он идет, а рядом — волчица!

Натянув цепь и не обращая на Егора никакого вникания, она неотрывно глядела вдаль, за луг, за которым шумел и покачивался лес. И во взгляде волчицы не было ничего, кроме страстной устремленности к этому лесу, который притягивал и манил ее сильнее всех привязанностей на свете.

И Егор вдруг почувствовал ревнивый укол. Равнодушие к нему волчицы показалось несправедливым и обидным. Полгода возился с ней, чего только не вытерпел, кормил и поил, а эта сучонка враз все забыла. Отпусти сейчас цепь — рванет и не оглянется. Разве что про волчат вспомнит.

Соблазн испытать волчицу все сильнее разжигал Егора. А что? Чего он, действительно, ведет ее? Все разно отпускать, снимай цепь, и пусть бежит.

— Ну-ка постой! — сказал Егор.

Он положил мешок с волчатами на землю и расстегнул волчице ошейник.

— В лес захотелось? Давай дуй!

Сначала волчица словно не поняла, что ее освободили. Цепь с ошейником уже валялись на земле, а она все еще стояла. Но затем, низко пригнувшись, будто вынюхивая какой-то след, стремительно рванулась к лесу. Думая, что она вот-вот остановится, обернется, Егор смотрел, как волчица пересекала луг и мелькала в кустах. Но и луг и кусты остались позади, волчица показалась возле леса, и он поглотил ее. Лишь разошлись и снова сомкнулись нижние ветки, обозначив место, где она пробежала.

Такого номера Егор от волчицы не ждал. Неужто смылась? Ладно, он, а волчата? И про них, что ли, забыла? Да кто ж она после этого, подлюка такая?!

Но потом Егор подумал, что зря он так разошелся, не могла волчица убежать. Ошалела от радости, побегает и вернется. Волк небось где-нибудь рядышком крутится, может, встретятся да и обговорят все. А заодно и помилуются, а то все тайком да тайком.

Егор сел возле мешка и стал ждать. Волчата копошились в мешке, но он не стал его развязывать — не хватало, чтобы и эти разбежались, потом не соберешь.

А если не вернется? Бросают же волки выводок, когда найдешь логово? Может, и сейчас решила, что лучше унести ноги. Ну и черт с ней тогда! Отнесет волчат, и его дело сделано, он им не нянька.

День набирал силу и обещал быть таким же душным и к жарким, как вчера. Солнце припекало все сильнее, волчицы не было, и Егор, разозлившись, поднял с земли мешок и пошел к лесу. Болото было совсем в другой стороне, но чтобы не идти с волчицей по деревне, приходилось делать крюк. Пройдя опушкой, Егор свернул в нужном направлении, и тут из кустов, как тень, бесшумно выскользнула волчица. Бока ее так и ходили, язык вывалился наружу. Подбежав к Егору, она, точно собачка, ткнулась мордой ему в колени.

— Набегалась! — сказал Егор, разом забыв всю свою злость. — Где ж тебя черти носили?

Волчица глядела умильно и тянулась носом к мешку.

— Да здесь, здесь! — успокоил ее Егор. — Я-то не брошу, это ты вон дала стрекача.

Душевное равновесие снова вернулось к Егору. Обидная мысль, что он так и остался для волчицы чужим, ушла из головы, и он шагал легко и споро, поглядывая на волчицу, которая то трусила сбоку, то забегала вперед и, останавливаясь, оборачивала к нему морду.

— Иди, иди, — говорил ей Егор, и волчица послушно бежала дальше.

В лесу пахло багульником, среди папоротников стали попадаться муравейники, и Егору вдруг неодолимо захотелось попробовать муравьиного сока. У него даже скулы свело от предвкушения. Он остановился, перекинул мешок с правого плеча на левое, сломал прутик, зубами очистил его от кожицы и пошел было к ближайшему муравейнику, но волчица вдруг подняла шерсть на загривке и тихонько зарычала.

— Ты что? — удивился Егор, однако остановился и поглядел по сторонам. Волчица просто так не зарычит, видно, что-то учуяла. Шагах в трех, как раз на пути к муравейнику, лежала куча хвороста, л, проследив за взглядом волчицы, Егор увидел змею. Свернувшись в клубок, на хворосте грелась серо-черная гадюка. Она была почти неотличима от толстых, сероватых хворостин, и Егор подивился зоркости волчиного взгляда. Конечно, змея ничего бы не сделала Егору, он обошел бы хворост стороной, но все равно он был благодарен волчице за предупреждение.

— Ах ты, моя охранительница! — сказал Егор, возвращаясь назад. — Ладно, пойдем, а то волчатки-то небось упрели в мешке.

Логово пустовало. Да и кому оно было нужно здесь — ни лиса, ни барсук не полезут в такую сырость. Одни волки любят болота.

Егор скинул с плеча мешок, развязал его, и волчата, жмурясь от солнца, вылезли наружу. Волчица тотчас начала облизывать и обнюхивать их, а они тянулись к ее соскам и в конце концов завалили ее.

— Ну поешьте, поешьте, — сказал Егор, — а я пока покурю.

Он сел в сторонке и начал скручивать цигарку, но так и не скрутил: неподалеку качнулась ветка, и из кустов выглянул вояк. И сразу скрылся. Все произошло так быстро, что даже волчица ничего не заметила. Закрыв глаза, она лежала на боку, а волчата с причмокиванием сосали ее, и животы у них раздувались, как резиновые мячики.

Ну вот и все, теперь все были в сборе. Волк, конечно, давно следует за ними и наверняка свиделся с волчицей в лесу. То-то она и прибежала как очумелая. А теперь и сам хозяин явился.

— Проморгала, — сказал Егор, когда волчица кончила кормить. — Мужик-то уж тут вертится.

Но волчица была занята другим. Она крутилась возле логова и все что-то вынюхивала, к чему-то приглядывалась и прислушивалась. Егор знал, что волки вряд ли будут жить на старом месте, где их однажды уже потревожили, но теперь это была не его забота. Пусть живут где хотят, это их дело.

Волчата с опаской, но настырно обследовали островок. Им-то было все равно, где жить, были бы мать и отец под боком, и скоро они уже вовсю бегали и катались по траве, чувствуя себя в полной безопасности под надзором Егора и матери.

Вдали громыхнуло, воздушная волна покатилась над болотом, и волчата испуганно бросились к волчице.

— Гроза будет, — сказал Егор и поманил волчицу: — Ну, иди сюда. Посидим да двину, мне еще после обеда в кузнице работать. А вы живите. Мужик у тебя толковый, а о тебе и говорить нечего. Проживете. А захочешь прийти — приходи, всегда приму. — Егор погладил волчицу по голове, прижался к ней щекой. Грусть переполняла сердце, словно он расставался не с волком, а с родным человеком. Уйдет сейчас, и, кто знает, свидятся ли. — Живите, — повторил Егор. — А в случае чего — приходи…

Когда, отойдя, он оглянулся, около волчицы уже был волк. Егор махнул им рукой, а когда еще раз оглянулся, не увидел за деревьями никого…


предыдущая глава | Искатель 1987 #03 | cледующая глава