home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 18

Я рывком стянула с себя перчатки и защитный халат, отшвырнув их подальше. Я была невозмутима, пока не распахнула дверь в коридор; я вышла из комнаты, торопясь, как могла, не срываясь на бег. Я не стала бежать, но Господи Боже, как же мне хотелось это сделать.

Я была расстроена даже больше, чем мне казалось, поскольку чуть не натолкнулась на Эдуарда и Бернардо, когда они выходили из другого помещения. Эдуард подхватил меня, иначе я бы не удержалась на ногах.

— Анита, ты в порядке?

Я покачала головой.

— Тела ужасны? — предположил Бернардо.

Я снова отрицательно помотала головой.

— Тела не при чём. С ними порядок.

Хватка Эдуарда на моих предплечьях усилилась.

— Что Отто натворил на этот раз?

Я продолжала трясти головой, ощущая, как первые горячие слёзы катятся по моему лицу. Чёрт, какого хрена я плачу?

— Что он сделал? — повторил Эдуард. Когда я вновь промолчала, он слегка встряхнул меня. — Анита! Что он с тобой сделал?

Наконец я достаточно взяла себя в руки, чтобы посмотреть на него.

— Ничего, — ответила я, мотнув головой.

Пальцы Эдуарда сжались на моих руках почти до боли.

— Это не похоже на «ничего», — голос Эдуарда, его глаза, всё в целом заставило меня испугаться того, что он сделает, если решит, что Олаф мне навредил.

— Серьёзно, Эдуард, он просто ведёт себя, как всегда, пугающе, — я успокоилась достаточно, чтобы перестать быть такой напряжённой в его руках. Как только я расслабилась, Эдуард тоже ослабил хватку, хоть его пальцы по-прежнему сжимали мои руки. Он изучал моё лицо.

— Во-первых, Анита, я Тед, — голос его всё ещё содержал нотки гнева, а глаза были Эдуардовскими, в его самом опасном проявлении.

Я кивнула.

— Прости, Тед, правда. Я просто, — я покачала головой. А что ещё я могла сказать? Что Олаф так меня напугал, что всё прочее вылетело из головы? Это не способствовало бы успокоению Эдуарда или моему.

— Во-вторых, тебя не так просто напугать. Что он натворил? — Последняя фраза прозвучала тихо и взвешенно, переполненная едва сдерживаемым гневом. В этот миг я поняла, что Эдуард винил себя в том, что Олаф заинтересовался мной. Должно быть, из-за того, что свёл нас вместе; но я осознавала, что случись худшее, он будет винить во всём себя, и, ни сам Господь бог, ни дьявол не спасут от него Олафа. Конечно, я в этом случае погибну, умру ужасной, чудовищной смертью. Но почему-то меня это нисколько не волновало. Твою мать.

— Мы осмотрели тело с отметинами когтей. Какого-то оборотня. Доктор намекнул, что есть и другие похожие тела, но в основном, с ножевыми ранами.

Эдуард и Бернардо одновременно перевели взгляд мне за спину. Я даже не обернулась, я и так прекрасно догадывалась, что я там увижу.

— До того, как он к нам подойдёт, я хотел бы узнать, чем он тебя расстроил, Анита, — сказал Эдуард.

— Не знаю, как это объяснить, Эдуард. Патологоанатомы не поверили, что человеческие руки могли нанести такие раны, поскольку мои руки были слишком малы, поэтому я попросила Олафа предоставить нам свои руки, чтобы продемонстрировать размер.

Эдуард отпустил меня и уставился на большого парня. Я схватила его за руку.

— Нет, Эдуард, Олаф многое выяснил, осматривая раны на других телах. Действительно. Его экспертиза по ножам и пыткам оказалась более чем ценной. Даже доктор Мемфис был впечатлён.

Эдуард смотрел не на меня, а дальше по коридору. Я заговорила быстрее:

— Но мы не смогли узнать так же много об этом теле от него, поскольку это были когти, а когти — моя компетенция. Я позволила ему командовать мной, Эдуард, больше, чем было необходимо, поскольку с другими телами он был неплох. Я позволила ему управлять мной, пока не сорвалась. Это не его вина. Он просто был собой, и на секунду я забылась, Эдуард.

Эдуард смерил меня взглядом, обвив меня рукой. Это было настолько неожиданно, что я напряглась. Он посмотрел на меня, и взгляд его был далёк от романтического. Взгляд был напряжённый, злой, а в глубине его глаз — отблеск страха. Он боялся за меня. Эдуард никогда не боялся, почти никогда.

— Никогда не забывай, кто он, Анита, — прошептал он, прислоняясь ко мне. — Когда забываешь, что они монстры, они тебя убивают.

Он поцеловал меня в щёку. Я знала, он играет на Олафа. Я знала, он не стал бы целовать меня в губы ради своих или моих интересов. Это было бы слишком дико.

Я уставилась на Олафа, когда он подошёл к нам, стягивая халат. Перчатки уже канули в мусор. Он переводил взгляд с меня на Эдуарда, но затем сосредоточился только на Эдуарде.

— Что она тебе сказала?

— Что это не твоя вина. Что она позволила тебе помыкать ей, так как ты был на высоте с другими телами. Что твоя экспертиза по ножам и пыткам была полезной.

— Она не солгала, — Олаф выглядел удивлённым, и его голос это подтверждал.

— Ты думал, я прибегу сюда и совру, сказав, что ты был большим плохим парнем, и стану просить помощи?

Он обратил ко мне взгляд своих глубоко посаженных глаз и кивнул.

— Женщины лгут и натравливают мужчин друг на друга. Именно этим они и занимаются.

Я помотала головой и оттолкнулась, мягко, от Эдуарда:

— Я не занимаюсь подобным дерьмом. Я позволила тебе помыкать собой, но больше этого не произойдёт, это будет уроком для меня. Я позволила тебе… влезть в мои мысли. Так мне и надо. — Я похлопала себя рукой по груди, почти до боли. — Мне лучше знать. Я никого не прошу защищать меня от моей собственной глупости.

— У тебя ушло больше времени, чем я рассчитывал, чтобы осознать, что ты лучше разбираешься в оборотнях, чем я. Ты могла просто запретить мне входить в ту комнату.

Я кивнула.

— Да, глупая грёбанная я.

Я пошла прочь, затем покачала головой. Мне необходимо было убраться подальше от испытующих глаз Олафа, Эдуарда и Бернардо. На сегодня тестостерона для меня достаточно.

Доктор Мемфис крикнул из дальнего конца коридора:

— Маршал Блейк, можно вас на минутку?

Я посмотрела поверх остальных мужчин на доктора. Он всё ещё был в халате, но без перчаток, как и Олаф. Блин. Я позволила Олафу перестремать меня, второй раз я этого не допущу. Я прошла мимо них, указывая пальцем на большого парня.

— Стой здесь. Остальные двое присматривайте за ним, чтобы мне не приходилось об этом беспокоиться.

Затем я прошла мимо, направляясь к доктору. Я надела новый халат, новую маску, ещё перчатки. Я осмотрю тела сама, поскольку Олаф был прав — ликантропов я знала лучше, чем остальные присутствующие. Я осмотрю тела сама, и дай бог, найду что-нибудь, что позволит нам определить, какого чёрта происходит.

— Маршал Джефрис вернётся? — спросил Мемфис.

— Нет, — сказала я, проходя через двери.



Глава 17 | Торговля кожей | Глава 19