home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


4. Благородный Ферхад иль-Джамидер, прозванный Лев Ич-Тойвина

Утро начиналось неправильно. Ломило кости, голова казалась чугунным котлом с прокисшей кашей, а глаза решительно не хотели открываться. Мариана шевельнула рукой; вместо грубого полотна гостиничных простыней пальцы скользнули по гладкому шелку. Девушка неуклюже повернулась на бок, все-таки разлепила непослушные веки…

Перед глазами колыхался светлый шелковый полог, край его придавливала горка пестрых подушек.

– Свет Господень, где я?…

– Ты у меня, – отозвался из-за полога незнакомый мужской голос. Хотя… незнакомый ли? Эти властные и слегка насмешливые нотки – сталь и бархат! – она слышала, кажется, совсем недавно…

Мариана села; голова немилосердно кружилась, и пришлось опереться руками о кровать, чтобы не упасть. Обнаружив на себе непривычное шелковое одеяние, просторное, с широкими рукавами, девушка ойкнула. Это что же получается, ее здесь раздевали?!

– Что молчишь? – спросил незнакомец. – Голова болит? На, выпей.

Полог раздвинулся ровно настолько, чтобы пропустить сжимающую золотой кубок руку. Первым побуждением Марианы было врезать хорошенько по этой руке – ну не такая ж она дура, чтобы пить невесть что, будучи невесть где и непонятно в чьей власти?! Но голова болела и впрямь нещадно, а околдовать ее могли сотню раз, пока она валялась здесь не то спящая, не то без памяти. Да полно, она и попала-то сюда не иначе как чародейством! Спать ложилась в гостинице… и утром, вспомнила вдруг девушка, они собирались уезжать. Не успели, значит…

– Да пей, не бойся! – в голосе незнакомца явственно чудилась насмешка, и Мариана решилась. Обхватила кубок ладонями, поднесла к губам, вдохнула легкий, свежий аромат. В голове немного прояснилось. Ладно, выпьем… похоже, это и вправду всего лишь лекарство…

– Вот и умничка… – Кубок стукнул о стол, что-то скрипнуло… кресло? – Теперь полежи немного, и все пройдет. А там уж и поговорим.

Мариана послушно легла. Потянуло в сон. Вот только этого еще не хватало! И так проспала всё на свете! Девушка ущипнула себя за руку, с силой потерла лицо. Сон отступил, осталась только слабость. Как же она здесь оказалась? Девушке смутно припомнился грубый стук в дверь. Неужто у нее хватило ума открыть, и ее захватили? Но она не далась бы просто так, она бы отбивалась!

Свет Господень, одернула себя Мариана, да разве против чар можно драться?! Ее как-то усыпили, и все дела. И теперь, когда в голове уже не колышется вязкая прокисшая каша, девушка почти точно знала, кто… ну ладно, по чьему приказу… вот именно, по чьему приказу ее похитили.

Наверное, стоило испугаться. Или разозлиться. Но ни страх, ни злость приходить не хотели; девушка ощущала себя странно спокойной, почти равнодушной. Тоже, верно, чары… Да оно и к лучшему. Злость сейчас не поможет, а страх… нет, бояться нельзя. Стоит испугаться – и тем самым признаешь, что ты в полной власти похитителя.

Да ты и так в полной власти, подумалось вдруг.

Что же делать?

Поговорить. Осмотреться. И попытаться сбежать, а как иначе? Не Барти же ждать… один в чужом городе, вряд ли рыцарь сможет даже найти ее, не говоря уж о том, чтобы выручить.

Прошептав молитву и призвав на помощь Ию-Заступницу, девушка отдернула полог.

Ослепительное южное солнце било в распахнутое настежь окно, сверкал и переливался шелк подушек и покрывал, разбрасывала веселые блики золотая фигурная рама огромного – в рост! – зеркала. Странно, но среди этой вызывающей роскоши Лев Ич-Тойвина смотрелся не хуже, чем на вороном жеребце, в доспехе и при сабле. Красивый, уверенный в себе мужчина – из тех, за какими дуры-девки стаями бегают. Сорок восьмой женой, говоришь?

– Ну и зачем? – спокойно спросила Мариана.

– Неужели ты не поняла? – Тонкие дуги бровей насмешливо изогнулись. – Я хочу тебя, вот зачем. Ты так не похожа на наших женщин.

– Вот чудо-то, а я тебя совсем не хочу, – Мариана поразилась собственному спокойному голосу. – И учти, я благородной крови! Я вассал короля Таргалы, и ты не смеешь принуждать меня против воли.

– О да, конечно! – Быстрая улыбка скользнула по четко очерченным темным губам. – Я и не сомневался, что ты благородной крови. Каждое твое движение, каждый взгляд, каждое слово свидетельствуют о благородстве. Твой король – просто слепец, раз не заметил у себя под носом такое сокровище! Но я – я и заметил, и оценил. Я не поступлю с тобою бесчестно. Ты прекрасна, северянка, и ты достойна стать моей женой и матерью моих детей. Соглашайся! Клянусь Светом Господним, ты не пожалеешь. Я знаю, что нужно женщине, поверь, я сумею тебя порадовать.

Ни за что, хотела крикнуть Мариана, но в последний миг удержалась. Чем больше будет она ерепениться, тем меньше останется надежды на побег! Время… время и свобода ходить здесь, вот что ей нужно! Девушка выдавила фальшивую улыбку:

– Ишь какой быстрый! А скажи, у вас что, так вот принято: схватил, уволок – и замуж? Ни сватов, ни подарков, ни благословения родительского?

– Будут тебе подарки! – Женишок довольно улыбнулся. – Чего ты хочешь, о роза души моей?

Чтобы ты сдох, подумала Мариана. Можно – быстро и легко: я не кровожадна.

– Я же сказала: родительского благословения! Или ты хочешь, чтоб я душу свою погубила?

– Это хорошо, что ты богобоязненна. Но не бойся: нас благословит Святая Церковь. Между прочим, как зовут тебя, о прекрасная?

Спохватился!

– Мариана. А… тебя? Прости, не запомнила.

– Ты можешь звать меня просто Ферхади. Но это – наедине; при людях же у нас принято обращаться к мужу «господин мой», и лучше тебе запомнить это накрепко.

Видимо, что-то отразилось на лице Марианы, потому что Ферхади встал, шагнул к кровати и навис над пленницей, сковав ее взгляд яростным взглядом.

– Строптивых жен у нас укрощают, Мариана. Подумай, чего ты хочешь больше: ласки или плетей.

И вышел, оставив «розу души своей» одну.


3.  Серж, дознатчик службы безопасности Таргалы | Меч войны, или Осужденные | 5.  Мариана, девица из благородной семьи