home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


1. Благородный Ферхад иль-Джамидер, прозванный Лев Ич-Тойвина, и дева Мариана, его невеста

Это было, как во сне. Мариана шла по светлым прекрасным залам дворца Ферхади, по беломраморному полу, расчерченному полосами ярких солнечных лучей из высоких окон. И шуршало, струясь, платье из драгоценного глянцевого шелка, изумрудное с медным переливом, расшитое по подолу золотыми лилиями. И ноги в тоненьких шелковых туфельках ощущали то жар нагретого солнцем пола, то прохладу тени. И подаренные женихом шпильки – под платье, золото и изумруды! – удерживали кружевную вуаль, по обычаю скрывавшую лицо невесты.

Как во сне. И ничего Мариана не желала больше, чем проснуться.

Но гладкий шелк под пальцами, и шушуканье одевавших ее служанок, и ночь, когда она пыталась написать сэру Барти – и сжигала написанное, лист за листом, – все это было наяву. Наяву благословил ее добрый брат провозвестник… и принял единственное, что она решилась передать себастийскому рыцарю в качестве прощального дара, – отцовский флакон с гномьими зернами. Может, пригодится ему в дороге. Может, даже спасет…

Наяву грела пальцы о тонкую чашку, полную обжигающего ароматного чая.

Наяву сидела перед зеркалом, глядя, как вместо привычной косы воздвигается на голове высокая замысловатая прическа.

И благородный Ферхад иль-Джамидер, которого она должна будет называть «господин мой», как принято здесь, – тоже наяву. Идет навстречу размашистым шагом, цокают по мрамору пола сапоги, а на красивых губах пляшет улыбка победителя.

Лев Ич-Тойвина подошел к невесте вплотную, взял за подбородок твердыми пальцами, взглянул в глаза твердым взглядом хозяина.

– Ты зря боишься меня. Я буду с тобой нежен. Ты будешь жить так, как подобает женщине такой красоты и таких достоинств. А когда у тебя родится сын, я сделаю из него воина, и он покроет себя славой, и твои благородные предки будут гордиться таким потомком.

Да с чего ты взял, что я тебя боюсь, подумала Мариана. Я тебя ненавижу! И моим предкам не нужен потомок-ханджар, покрывающий себя славой в боях против Таргалы! А мне не нужны твоя нежность, и твои подарки, и твои обещания!

– Я знаю, ты меня не любишь, – сказал Ферхади, и Мариана, вздрогнув, прикусила губу. – Но я завоюю твою любовь, клянусь.

– Не клянись, – Мариана сама не поняла, с чего вдруг ответила, да еще так. Но ей стало вдруг жаль мужчину, потерявшего голову от ее, прямо сказать, сомнительной красоты. – Не клянись, клятвы до добра не доводят. Поверь, уж я-то знаю.

– Ты стоишь любых клятв, – глухо проговорил Ферхади.

А потом она ехала по Ич-Тойвину на белоснежной кобыле, неловко сидя боком в дамском седле, и Ферхади гарцевал рядом на тонконогом вороном, и лучшие удальцы из его сотни колотили саблями в щиты, наполняя воздух тягучим звоном. Сон ли, явь, – Мариана уже не думала об этом. Девушка отдалась на волю событий, плыла по течению, как лист, упавший в бурный горный ручей. Глухой шум толпы казался рокотом прибоя, заполнившие храм Капитула высокие гости слились в одно пестрое пятно, и назойливым слепнем бился в уши голос брата провозвестника: «Да забудет родной кров и да прилепится к мужу и станет с мужем одно».

Когда вернулись домой, Ферхади вывел молодую жену на балкон. Мариана не спросила, зачем, не заспорила. И правильно не заспорила. Оказалось, ее муж помнит о своей клятве и не собирается оставлять жене почву для сомнений.

Барти вышел вместе с братом провозвестником, сел в его карету. Не оглянулся.

– Теперь ты спокойна за него? – спросил Ферхади.

Мариана опустила голову. Ответила:

– Да, спасибо.

Ей хотелось плакать.

Даже не оглянулся… Ну а чего ты ждала? Брат провозвестник верно сказал: Господу виднее. Сэр Бартоломью ее не любит; что ж теперь? По ее вине он попал в беду, она же его и спасла. Квиты. И все равно ей некуда возвращаться.

Ферхади куда-то вел ее, чинно придерживая за кончики пальцев; девушка шла послушно и бездумно, как зачарованная. Лишь когда ударил в уши гул праздника, вздрогнула, и Ферхади шепнул, на миг остановившись в дверях:

– Не бойся, Мариана. Ты ведь не обязана развлекать моих гостей, как принято у вас в Таргале.

А как это у нас принято, хотела спросить Мариана; но Ферхади уже вел ее через толпу, перед глазами мелькали синие и багряные шелка, золотые галуны, серебряное шитье на черном и на алом, брызги драгоценных перстней… Иногда Ферхади останавливался, его поздравляли – так витиевато, что Мариана половины не понимала. Супруг, широко улыбаясь, обозначал по-военному короткий поклон. Мариана приседала в реверансе. Обмирала: пес его знает, как она должна себя вести. Но Ферхади не поправлял, да и вообще, кажется, был вполне доволен. Не соизволил объяснить, чего ждут здесь от новобрачной, думала Мариана, значит, сам и виноват будет, когда напортачу. Но выглядеть неотесанной дурехой девушке совсем не хотелось. Тем более – перед таким пышным обществом. Когда Ферхади подвел ее к креслу во главе стола и помог сесть, Мариана вздохнула с облегчением. Уж поесть-то она сможет, уверенно оставаясь в рамках приличий!

Однако скоро выяснилось, что какие-либо рамки ханджарам неизвестны вообще. Супруг вежливо поинтересовался, чего желает отведать роза его сердца, и, к ее тайной радости, помог определиться с незнакомыми блюдами, но сам просидел с нею рядом всего-то с четверть часа. После того, как молодые выпили общий кубок, Ферхади отправился бродить вдоль столов – и, к полному изумлению Марианы, он вовсе не был одинок в столь вызывающем поведении.

Пир в Ич-Тойвине походил на привычные девушке праздничные пиршества не больше, чем жаркий степной ветер – на морской бриз. Здесь не сидели чинно за столами, как в Таргале. Здесь не прислуживали господам ни виночерпии, ни пажи. Гости, даже весьма почтенные на вид, сами наваливали в тарелки еду, щедро лили вино в золотые кубки – и фланировали по огромной зале, собираясь в группки и распадаясь, постоянно перемешиваясь, бурля, как ведьмино варево. Только Мариана оставалась на своем месте: единственная женщина среди добрых двух сотен мужчин, она чувствовала себя настолько неловко, что обрадовалась бы любому предлогу уйти. Даже тому, который, несомненно, вскоре ее и ждет…

Ее о чем-то спрашивали, она что-то отвечала, не замечая толком, кому. Да, из Таргалы. Паломница. Нет, конечно, не грехи; за родителей помолиться. Нет, не ожидала (улыбнись, дура!). Ну что ж, видно, судьба такая: сначала повезло попасть в Ич-Тойвин, а потом… Как познакомились? Ой, пусть лучше он сам расскажет, право же, я смущаюсь!

Ферхади смеялся громко, пил весело, рассказывал о купленном на днях жеребце-трехлетке, норовистом, как любой истинный диарталец (к недоумению Марианы, на эти слова гости ответили одобрительным хохотом); но молодая жена чувствовала на себе взгляд мужа. Каждый миг. Даже когда Ферхади стоял к ней спиной.

Однако как он оказался рядом с нею, Мариана не заметила. Вроде вот только что слышала его голос с другого края стола…

Подал руку, хлестнул требовательным взглядом. Мариана оперлась о подставленную ладонь, встала. Гости вокруг расступились. Девушка вздрогнула, услыхав почти неслышный шепот:

– Надо проводить владыку. Потом, если хочешь, мы тоже можем уйти.

Вскинула на супруга испуганный взгляд. Но он глядел не на жену, – вперед. На грузного, с одутловатым круглым лицом человека в черном просторном одеянии, расшитом золотыми дубовыми листьями.

Ферхади опустился перед ним на колено, сказал, прижав руку к сердцу:

– Благодарю сиятельного владыку за честь.

Император?! Мариана, поспешно склонив голову, присела в глубоком реверансе.

– У тебя скромная жена, мой верный лев. Так и не рассказала, как ты с нею познакомился. – Император скривил толстые губы в улыбке. – Видно, история та стоит твоей славы.

– Она не стоит драгоценного времени сиятельного, – почтительно возразил Ферхади.

Сиятельный благодушно усмехнулся:

– Уж ты-то, мой лев, скромника из себя не разыгрывай. Все мы знаем, как умело ты загоняешь молодых газелей. Славный охотник, славная добыча.

Мариана прикусила губу. Интересно, сквозь вуаль видно, как она покраснела? Ох, наверное, да…

Император отбыл торжественно, в окружении свиты и охраны. В зале сразу стало просторнее – но отнюдь не тише. Похоже, веселье только начинается, растерянно подумала девушка. Ферхади проводил ее на ставшее уже почти родным место во главе стола, налил слабенького вина, поднес сластей. Присел на ручку кресла, по-мальчишески болтая ногой. Похоже, в спальню супруг не торопится… Радоваться ли? И здесь уже невмоготу, и уходить страшно до озноба – учитывая, куда и зачем уходить придется. А тут еще гости начали отпускать соленые шуточки. Мариана только воздух ртом хватала и надеялась, что под вуалью не видно ее наверняка пунцовых щек. Впрочем, после сочувственным голосом заданного вопроса: достаточно ли опыта объездки диартальского жеребца, чтобы совладать с таргальской кобылкой? – у девушки заполыхали и уши. Будь дело дома, она бы не постеснялась ответить; но здесь… Мариана не сомневалась: ляпни она сейчас дерзость, это вызовет лишь смех и совсем уж непристойные советы. Уж лучше промолчать.

Ферхади же отбивал удары умело и с явным удовольствием; но после очередного совета вскинул руки: сдаюсь, мол! – и, спрыгнув с подлокотника, выдернул Мариану из кресла. Молодая жена оцепенела, как зайчонок под носом у пса; кажется, даже сердце замерло в испуге. Ферхади подхватил ее на руки, крутанулся – удаль, что ль, показывал?! – и понес прочь. Вслед молодым летели смех и улюлюканье. Когда кто-то заржал, как призывающий кобылу жеребец, Мариана не выдержала, процедила:

– Убью!

– Не стоит, – рассмеялся Ферхади. – Он завидует, только и всего.

Ногой распахнул дверь, усадил жену на широкую кровать. Спросил вдруг, отсмеявшись:

– А хочешь, я сам его убью? Прямо завтра?

– В качестве свадебного подарка? – съехидничала Мариана.

– Почему бы и нет? – Ферхади присел рядом, приобнял жену за плечи. – Но если ты хочешь другой подарок, только скажи.

Его рука скользнула по шее к волосам. Упала на колени вуаль: Ферхади выдернул державшие ее шпильки. Мариана не шевелилась. Принять волю и власть похитителя, назвать мужем многоженца-ханджара казалось ей выше сил. Но не гордыня ли это? Сказал же светлый отец: такова воля Господня. Смирись, повторяла себе Мариана. Ловкие пальцы расстегивают частые пуговки на платье, словно невзначай касаются груди. Смирись. Горячие ладони скользят по плечам, сбрасывая одежду. Смирись, такова воля Господня. Платье летит на пол, отброшенное небрежной рукой, безо всякого почтения к его красоте и несусветной ценности. Сыплются под ноги шпильки, щекочут спину наконец-то освобожденные волосы. Жена да прилепится к мужу и станет с мужем одно… ты его жена, он твой муж, такова воля Господня. Смирись.

– Ты дрожишь. Мариана, прекрасная моя, не бойся.

Слишком близко стоят слезы, чтобы отвечать ему сейчас. А жаль.

Ферхади осторожно гладит ее плечи, горячие мужские ладони жгут хуже пламени под котлами Нечистого… не там ли быть тебе, Мариана? Жена не смеет ненавидеть мужа. Ты теперь его, такова воля Господня.

Ох, да скорей бы! Но супруг не торопится. А куда ему торопиться? Сел рядом с нею, откинул упавшую ей на лицо прядь, коснулся губами волос на виске. Провел ладонью по щеке. Муж. Господин. Да чтоб ты сдох! Мариана прикусила губу. Нельзя. Он свою клятву выполнил, теперь ее очередь.

И когда успел рубаху скинуть? Обнял за плечи, развернул, прислоняя спиной к своей груди. Господь всеблагой! Кожа к коже – как в костер швырнули. И в глазах темно.

– Господин! Господин!

В дверь забарабанили так настойчиво, будто в доме пожар или же сонный Ич-Тойвин взяли неведомые враги.

– В чем дело? – рыкнул Ферхади.

– Господин, гонец от сиятельного императора! Требует, дабы Лев Ич-Тойвина немедленно прибыл во дворец… незамедлительно!

Ого, какие ругательства знает ее благородный супруг! Яростный шепот наверняка не слышен за дверью: приказы владык не обсуждают, и тем более не обсуждают так. Господь всеблагой, спасибо! Отложим супружеский долг на завтра.

Лев Ич-Тойвина справился с собой быстро. Поцеловал жене кончики пальцев, вздохнул:

– Извини, Мариана. Щит императора не всегда принадлежит себе.

Быстро оделся, пригладил волосы. Подарил жене долгий взгляд – не то сожалеющий, не то обещающий. И вышел.


5.  Сэр Бартоломью, коронный рыцарь Таргалы | Меч войны, или Осужденные | 2.  Император Омерхад Законник