home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


5. Луи, король Таргалы

Шумная суета сразу двух свадеб проплыла мимо сознания, оставив лишь крайнюю усталость. Что поделать – не любил король Луи праздновать да развлекаться. А вот разговор с Егорием и отцом Евлампием в ночь перед отъездом отложился в памяти накрепко – наглядным примером тому, что все в мире связано, и не только твои беды могут оказаться соседу в радость – это-то известная истина! – но и твои вопросы могут стать для соседа ответами.

– Наши ведь тоже в Ич-Тойвин ездили, – неторопливо рассказывал Евлампий. – Вот я и подумал: с чего бы Таргале такая честь, а Двенадцать Земель – мимо? Оно ясно, вас досель империя своей провинцией считает, так ведь и с нашими врагами Омерхад в дружбе. Вот и предложил всем, кто там был, под заклятием правдивости об Ич-Тойвине рассказать. О чем там речи вели, в чем пользу для Церкви видели и чего ради сей пользы требовали…

– Так Лерку?… – ушам не поверил Луи.

– Сразу все ниточки нашлись, – кивнул Егорий. – Тоже своего короля посадить хотели, Церкви верного.

– Не верного, – резко возразил отец Евлампий. – Путать не надо. И вы, ваше величество Егорий, и ты, сын мой Луи, Церкви и Господу верны, как государям подобает – прежде всего о своей стране радея. И если ради блага государства Церкви утесниться придется, правильно в том зла не видите. Им же нужны куклы безвольные, овцы, пастырю послушные. Только много ли Господу радости от подобного улова? Проще веры добиться, бедами и карами пугая, но вера, не страхом рожденная, крепче. Заигрался Светлейший Капитул, не туда пошел. И Церковь ошибаться может.

– Так что же мне делать? – Давно уж Луи не ощущал себя таким по-детски беспомощным. Лишь теперь, оценив истинный размах заговора, понял – и впрямь ведь будут и отлучение, и анафема…

– Верить, чадо, – пробасил Евлампий. – В горестях и испытаниях – верить. И помни – отлучение лишь в этом мире властно, душу твою оно не погубит. Господу, чадо, подсказки не нужны, он в душах зрит. Буде же захочешь утешения – приходи. Ты мне духовный сын теперь. Я не отрекусь от тебя до самого Света Господня, что бы ни решил на твой счет Капитул, помни это, чадо.

И Луи впрямь почувствовал себя ребенком, но уже не покинутым. Он мог идти вперед, он имел право ошибаться на этом пути – теперь есть тот, кто примет его со всеми бедами и ошибками, от кого можно ждать совета и принимать порицание. Тот, кем должен был стать для него отец Ипполит – но не стал.

Король Таргалы уезжал из Славышти счастливым, и не только молодая жена была тому причиной.


4.  Сэр Бартоломью, коронный рыцарь Таргалы | Меч войны, или Осужденные | 6.  Альнари, личный враг императора Омерхада Законника