home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2. Верла, столица Диарталы

Зеленоватый свет гномьей лампы делал Альни похожим на мертвеца. Сейчас, когда диарталец вполне уверенно двигался и очень даже напористо говорил, это уже не казалось таким страшным, как поначалу. Тогда, сразу после их чудесного – иначе не скажешь! – спасения, Барти ловил его дыхание и никак не мог отделаться от страха, что вот этот тихий вздох – последний. Даже уверения гномьего колдуна в скором излечении мало помогали. Очень уж круто парню досталось…

Как же Барти рад был тогда, что с ним Юлли! Мальчишка сидел у постели Альнари безотлучно; таргальцу же пришлось успокаивать ошеломленных каторжан и объясняться с гномами. И разбираться самому, с какой радости ханджары и диартальцы шарахаются от спасителей, а те смотрят на спасенных волками.

Насколько выгодно людям дружить с гномами, ясно любому. Теперь Барти убедился: выгода обоюдна. Гномы Таргалы были сильны и богаты; гномы империи жили бедно и голодно. Люди без помощи Подземелья утратили былое мастерство: никто уж не помнил, к примеру, что знаменитые диартальские клинки делались когда-то из гномьей стали, хотя за меч тех давних времен знатоки давали золота вдесятеро по весу, не торгуясь. Гномы без торговли с людьми прозябали, не имея сил ни удержать былые владения, ни разрабатывать новые. Что толку от стали и самоцветов, когда не у кого сменять их на хлеб? Со времен императора Тинхада Человеколюбивого, пять столетий назад порвавшего договор с Подземельем ради процветания собственных мастеров, люди забыли о пользе мира с гномах накрепко. Тех, кто не хотел забывать, уничтожили. Всех: оружейников и златокузнецов, ювелиров и магознатцев, а в первую голову – торговцев, что вели дела с подземельной нелюдью. Империя – для людей, и да будет так.

Об ужасах войны с нелюдью империи повезло не узнать, поскольку гномы здесь были слабы и малочисленны. Подземелье ушло в страшные сказки. Мастера-гномы обернулись в них демонами, гномье колдовство стало черным злом, а Негасимый Огонь, святыня Подземелья, – пламенем под котлами самого Нечистого. Теми котлами, в коих кипит беспрестанно варево козней и напастей для рода людского. Не зря Альни, придя в себя, решил, что умер и сочтен недостойным Света Господнего…

Барти тряхнул головой: хвала Господу, те страшные часы позади. Объяснить правду сыну наместника Диарталы оказалось, по счастью, легче, чем бывшим бандитам, воинам, табунщикам и виноградарям. Альнари соображал быстро. Пока выздоравливал, уже и о будущем союзе договориться успел. И сейчас готовился захватить Верлу, проникнув в город гномьими ходами с тремя сотнями добровольцев. Теми, кто признавал его право на власть в Диартале и готов был ввязаться в новый мятеж. Можно было набрать бойцов и больше: гномы в несколько дней вывели каторжан со всех шахт и копей, искони принадлежавших Подземелью. Но слишком мало оказалось среди них тех, кто умел сражаться, – и при этом не был до последней степени истощен и обессилен. Время большого войска еще не пришло.

Но ждать Альнари не хотел. Не дольше, чем понадобится на то, чтоб послать в Верлу разведчиков и дождаться их возвращения.

И сейчас, расстелив на столе коряво нарисованный план столицы Диарталы, растолковывал задачу командирам отрядов. Чертил стрелки на улицах: вот так окружать казармы, отсюда выходить к хлебным складам, а вот сюда – не соваться, здесь господин Джирхед иль-Танари, наместник нынешний, драпать будет. Будет-будет, и не сомневайтесь даже. Я его знаю. Всегда трусом был.

– Дык это, захватить бы, – неуверенно предложил тезка нынешнего наместника, Джирхед Мазила.

– Телохранителей сотня, – пояснил Альнари. – Мне ради пустой мести людей терять не с руки. Пусть бежит, с ним и Законник разберется.

– Хорошо подумал, Альни? – хмуро спросил Гиран, командир основного отряда. Он единственный здесь позволял себе называть предводителя коротким именем, и никто не глядел на него за это косо: видели, как обнимал Альнари отцовского начальника охраны, и как тот плакал, шепча: «Живой…» – Если хоть одного беглеца из города выпустить, Законник о новом мятеже на другой день узнает.

– Пусть, – скрипнул зубами Альнари. – Я не стану губить людей ради двух-трех лишних дней. Когда под Верлу придут войска, мы будем готовы, я тебе обещаю.

Гиран спорить не стал. Видно, и впрямь два-три лишних дня не сильно могли помочь. А Барти подумал: как же сильна должна быть ненависть, чтобы, едва обретя свободу, рисковать всем, заново начиная уже однажды провалившийся мятеж? Альни знал, что говорит, обещая рыцарю ту самую заварушку, которой тот пожертвовал ради его спасения. У Таргалы есть еще надежда. Свет Господень, в который раз удивился рыцарь, как же парень соображает – и как видит людей! Одно слово, прирожденный правитель. Сам ведь чуть живой был, а заметил, что таргалец смурной ходит, и причину выспросил, и на смех поднял – пусть обидно, зато по делу. И выход выдал на раз, чуть ли не на пальцах объяснил: что теперь начнется в Диартале, да какой силой гномы мятеж поддержат, да каким провинциям помельче только весточку кинь… Барти, опомнись, какая война, какая Таргала, через пару месяцев Законнику собственный трон задницу жечь будет! Обещаю, не будь я крысой!

Дожидаться результатов отчаянной вылазки в безопасности Подземелья Альнари отказался наотрез. Пошел с отрядом Гирана. Тот попытался спорить; но Альнари сказал одно: «Это мой город». Впрочем, оружие для людей гномы подобрали знатное, из старинных запасов, да и доспехи, хоть и сварганенные на скорую руку, нареканий не вызывали.

Гномий ход вывел мятежников прямиком к казармам. Снять караульных оказалось делом пары минут; после чего стрелки разбежались занимать позиции против окон и дверей, а сабельники – прикрывать их. Мазила повел своих к арсеналу. Третий отряд скорым маршем двинул к хлебным складам, четвертый – все местные и бойцы отменные – отправился вылавливать патрули. Три дюжины сабельников покрепче, что должны были взять городские ворота – Закатные, Рассветные и Полуденные, – гномы повели другими ходами. Полуночные ворота Альни оставил напоследок: через них, по его расчетам, должен был сбежать господин иль-Танари. Сэру Барти план казался рискованным выше всяких разумных пределов: слишком велик разброс и без того небольших сил, чересчур много всяких «если». Но Альни уверял, что все рассчитано точно, Гиран с ним соглашался, а остальные и вовсе верили «молодому господарю» безоглядно.

Дождавшись условленного свиста от дальнего края казарм, Альнари сам запустил в ближнее окно кованую стрелу с огненным зерном вместо наконечника. В несколько следующих мгновений таких стрел влетело в окна казарм примерно с полсотни.

Магия здешних гномов немного отличалась от привычной сэру Бартоломью – чему, учитывая пятисотлетнюю обособленность двух ветвей подземельной нелюди, удивляться не приходилось. Их зерна взрывались и без огня, от одного хорошего удара. Опасная штука; но для дел вроде нынешнего – самое оно. Первый же залп по окнам – и ночь перестала быть непроглядно темной. Пожар занялся споро и дружно; белые клубки огня взрывались и опадали, уступая привычному дымному пламени – в казармах было чему гореть. Метались в огне и дыму, бесславно погибая, элитные императорские панцирники, три года назад на совесть вычистившие Верлу от заразы мятежа. Выпрыгивали в окна – в чем спали, обожженные, кашляющие, похватав оружие без разбору – свое ли, чужое. Навстречу единожды побежденным, выжившим – и пришедшим, чтобы на этот раз победить.

Гномы не пожалели зачарованных стрел, дали сколько успели сделать. А уж обычных болтов стрелки Гирана нагребли полной мерой, без счету: еще не хватало экономить выстрелы, отправляясь сотней против полутора тысяч! Такой бойни Верла, пожалуй, не видела и в горькие дни подавления мятежа. Тогда ханджарские войска мели без разбору пленных: дармовой рабочей силы, как известно, много не бывает. Альнари же велел врага не щадить, и этот приказ пришелся его людям по сердцу.

Однако сумевших выбежать, откатиться от пылающих стен, сбить с себя пламя и при этом избежать стрел нашлось среди ханджарских панцирников не так уж мало. И храбрости им было не занимать. Едва поняв, что происходит, они кидались в атаку. Без надежды, навстречу смерти, – но и умирая, норовили хоть кончиком меча дотянуться до врага.

Зазвенели клинки, среди каторжан появились первые убитые. Стрелки выцеливали бегущих на них императорских солдат, а тем временем из окон невозбранно выскакивали новые уцелевшие.

– По окнам лупи! – рявкнул Гиран. – Огня давай, парни!

Но короткая передышка сыграла панцирникам на руку. Их стало больше, и они успели оценить обстановку. Элита остается элитой; теперь ханджары бежали к атакующим по трое-четверо, прикрывая друг друга. Роли поменялись.

Редкий строй мятежников смешался. Несколько огненных стрел, разорвавшихся под ногами воинов императора, не остановили слаженную волну контратаки. Диартальцы взялись за сабли.

Случайно ли так вышло, или ханджары угадали командира напавших, но на группу Гирана пришлось их с полтора десятка – а могло и больше, кабы не умелые стрелки. В панцирники хиляков не брали, и даже без брони, с одними тяжелыми мечами, обожженные и израненные, они сметали каторжан, как шквал метет сухие листья. В короткой первой сшибке троих диартальцев уложили сразу, поплатившись всего одним зарубленным. По сторонам шел бой, и ждать оттуда помощи не приходилось, а вот нападения – вполне.

Барти откопал себе в гномьих запасах невесть как туда попавший короткий пехотный меч северной работы – пусть не привычная шпага, но все же оружие знакомое, не чета сабле. Теперь они с Гираном вдвоем прикрывали Альнари, а тот стрелял из-за их спин, исхитряясь попадать если не насмерть, то все же достаточно серьезно. Стрелком Альни оказался отменным. Гиран управлялся с саблей играючи, на один удар панцирника успевая отвечать тремя. Он не стремился бить насмерть, делая ставку на широкие, обескровливающие раны. Одна беда – ему требовалось место для боя, а как раз места было маловато: оставь проем, и уже не удержишь. Барти двигался скупо, отклоняясь от ударов и работая встречными выпадами. Рыцарь быстро уяснил слабое место противника: панцирники привыкли биться в тяжелом доспехе, не тратя силы на отбивание скользящих ударов по корпусу. Им требовалось время для замаха, и перенаправить летящий в пустоту клинок они успевали с трудом. Себастиец бил быстрее: в живот, по печени, по ногам, в пах, – куда придется. Подло, не по-рыцарски, – зато действенно. Отбив первый натиск, огляделся. Справа рубились двое против четверых: опыт на опыт, сила на ловкость, тяжелые мечи против быстрых, пляшущих в умелых руках сабель. Продержатся. Слева было хуже. Уже через несколько минут боя из троих диартальцев на ногах там остался один, молодой, явно неопытный парень, а на него наседали четверо.

– Гиран, я туда, – крикнул Барти, поймав взгляд командира. Тот кивнул.

Рыцарь сместился, ударил косо вбок. Зацепил, раненого добила стрела Альни, но тут молодой диарталец рухнул. Двое панцирников кинулись на Барти, а один решил, видно, добраться до стрелка.

Отчаянным выпадом, пропустив удар в бок, – благо, гномий доспех не подвел! – Барти достал ближнего из нападавших. Самым кончиком меча, зато по горлу. Обернулся. Успел увидеть, как Альни выстрелом в упор убил своего. Но отбить удар последнего уже не успел.

Сумел только подставить меч. Не отводкой, не вскользь – прямо, придержав кончик клинка ладонью, попытавшись поймать хотя бы последний отголосок движения противника и отвернуть его меч вбок.

Не удалось. Клинки столкнулись, добрая сталь разлетелась осколками, Барти опрокинулся навзничь, – от удара спиной о камни вышибло дух и резануло болью помятый бок, – успел заметить падающий на него меч… Что произошло дальше, рыцарю уже потом рассказал Гиран. Как Альни швырнул разряженный самострел в лицо панцирнику и прыгнул на него, сбив линию удара. Как сам Гиран, прикончив своего противника и оглянувшись вокруг, успел ударить ханджара за миг до того, как тот ударил бы Альнари. И как навстречу новым панцирникам выплеснулась наспех вооруженная толпа: Джирхед Мазила открыл арсенал горожанам.

Альни присел рядом с рыцарем:

– Живой?

– Кажется, – просипел Барти.

– Сумасшедший, – махнул рукой Альнари. Обернулся к Гирану. – Проверь, как там.

Бой затухал. Единственными звуками на площади остались рев огня, вопли заживо горящих, стоны раненых да надсадный кашель тех, в чью сторону тянуло дымом. Барти сел; превозмогая боль, глубоко вздохнул. Надо будет потом перевязать потуже; но пока терпеть можно. Поднялся, вывернул из рук мертвого панцирника меч. Примерился и бросил: тяжел, не по нынешним силам. Подобрал саблю.

В этот миг рухнули, окатив площадь облаком искр, крыши казарм. Освобожденное пламя взвилось, казалось, до самого неба. Кто-то зло выругался; кто-то зашептал молитву.

– Эх, тогда бы нам такое, – простонал Гиран. – Ведь вышло… ведь наша взяла… Наша взяла, парни, слышите!

Альнари повел плечом:

– Победим – скажем спасибо подземельным. Только город еще не наш.

Во дворце зажглись огни, заметались крики. Гиран свистнул отход, отряд, вобрав в себя подмогу и разделившись на десятки, втянулся в темные зевы улиц: пристроить раненых, отловить уцелевшие патрули, наверняка бегущие сейчас на зарево пожара. Сам же Гиран с тремя десятками лучших бойцов отправился к особняку Меча императора в Диартале. Хотя, по слухам, начальник занявших Верлу три года тому назад императорских войск сейчас в поездке по гарнизонам, его дом наверняка не остался без охраны.

Императорские сабельники вывернули навстречу маленькому отряду всего через два квартала. Верхами, готовые к драке. Умеют по тревоге подниматься, отметил Барти, торопливо вскидывая самострел. Щелкнула над ухом тетива, вспух посреди отряда огненный шар. Улица заполнилась диким ржанием опаленных коней, криками и проклятиями.

– Последняя, – пробормотал Альни.

Себастиец выстрелил в обезумевшего от боли вороного – почти в упор, целя в яремную жилу. Коней было жаль до слез. Гиран зарубил покатившегося под ноги всадника, рявкнул:

– Добивай их, парни! За Диарталу!

Барти вытащил саблю, шагнул вперед. Непривычный клинок, да и не совсем по руке, но ведь и нужно – всего-то стрелков прикрыть. За спиной отрывисто щелкали тетивы самострелов; разметанные перепуганными конями ханджары не отступали, но и единым ударным кулаком больше не были, дрались каждый сам за себя. Кто бежал к мятежникам пеше с саблей наголо, кто, усмирив коня, бросился в безумную атаку верхом; стрелки Гирана сладили со всеми.

Тем временем сонная тишина окончательно ушла с улиц Верлы, сменилась шумом коротких потасовок, а вскоре – гулом взбудораженной толпы.

– Все по плану, – ухмыльнулся Альни, поймав встревоженный взгляд себастийца. – Ребята, кто с делом управился, по родне пошли. Сейчас город зашумит, без нас остатки подчистят. А нам пора, пожалуй, к Полуночным.

Как и ожидал Альнари, наместник не пустил телохранителей в бой, предпочтя удрать из города. Правда, пока благородный Джирхед иль-Танари метался по спальне в ожидании доклада и пытался оценить степень опасности, Гиран успел захватить Полуночные ворота, но ради господина императорского наместника повременил закрывать. Решетка рухнула вниз, едва простучали по мосту копыта последнего коня сотни личной гвардии наместника; а уж в удовольствии дать по беглецам прощальный залп Гиран своим стрелкам не отказал.

Утро мятежники встретили во дворце наместника. Альнари вошел туда победителем; впрочем, особой радости на лицах командиров Барти не замечал. Из пошедших с Альнари этой ночью полегло больше половины; и, хотя город взяли, все понимали: самое сложное впереди. Измотанные ночным боем люди спали вповалку в дворцовых казармах; к раненым привели всех четырех городских лекарей и десяток знахарок. Отделавшегося помятым боком Барти перевязал Гиран. После чего взял с таргальца слово, что до его возвращения тот станет ходить за Альни тенью – на всякий нехороший случай, – оседлал себе коня и отправился проверить караулы у складов и арсенала, а заодно посмотреть, чем поутру дышит город. Альнари, как ни странно, не возражал. Слуги из дворца разбежались, охранять многочисленные входы-выходы толком было некому. Шаги молодого господаря и его временного телохранителя отдавались эхом в пустых залах; иногда Альни останавливался, цедил слово-другое, поминал тьму и ханджарских шакалов. Барти вдруг подумалось: не только из-за телохранителей Альнари дал бежать нынешнему – нет, уже бывшему! – наместнику. Разводить бойню, подобную той, что вышла в казармах, у себя дома, в стенах, что помнят твоих родных и тебя в дни счастья… Идти потом вот так же, как сейчас он идет, но перешагивая через трупы… Упаси Господь!

Барти молчал и ступать старался как можно тише. Понимал: для Альни дворцовые залы и коридоры полны тех призраков, какими не хочется делиться ни с кем. Но Альнари, вдруг приостановившись, тряхнул головой, хлопнул спутника по плечу:

– Ничего, Барти, справимся. Верла наша, теперь штурм отбить – а там пойдет.

– Штурм?

– А как же! Сам посуди: мятеж в столице второй провинции империи, две тысячи потерь в одну ночь, наместник чудом спасся, – как же тут без штурма? Самое позднее дней через десять, так-то, Барти.

– И что делать будем? – Рыцарь представлял, что такое штурм слабо защищенного города. Слишком хорошо представлял.

– Отобьемся. – Альни поймал его взгляд, сжал плечо. – Ты мне веришь, Барти?

– Альнари, – осторожно спросил себастиец, – ты хоть раз переживал штурм города?

Молодой господарь отвернулся, ушел вперед. Барти заторопился следом. Рыцарю уж стыдно стало за вопрос: ну какая, к Нечистому, разница, можно подумать, от того, представляет ли Альни, что такое штурм, зависит, будут или нет штурмовать Верлу.

– Три года назад, – ответил вдруг Альнари. Тем самым, с каторги памятным ровным голосом; у Барти аж мурашки вдоль спины просыпались. – И – да, я его пережил. Но теперь все будет по-другому.

Хотелось бы верить…

– Ладно, извини, – вздохнул Барти. – Выбора ведь все равно нет. Будем отбиваться, а там как Господь рассудит.

– Пусть будет Господь, – Альни знакомо повел плечом. – Надеюсь, Ему ты веришь.

Таргалец не нашелся с ответом. Тем временем Альнари свернул в неприметный боковой ход и вывел спутника к тяжелым дубовым дверям. Кольнул кинжалом ладонь, приложил к серебряной ручке. Щелкнул замок. Чары крови рода, с невольным восхищением подумал Барти. Замки, подвластные истинному хозяину. И ставленник императора не догадался их сменить?! Умных же наместников сажает Омерхад в свои провинции!

Барти вошел вслед за Альнари, окинул небольшую комнату быстрым взглядом. Богатый ковер на полу, стены светлого дерева украшены резьбой – виноградные листья, грозди… На стене против входа – сабля в потертых черных ножнах, с украшенной черными опалами рукоятью. Шторы тяжелого шелка плотно задернуты. Девственно чистый стол. Кабинет. Вот только непохоже, чтобы здесь много и часто работали.

– Нет, ты погляди только, – хмыкнул Альни, снимая со стены саблю. – Все, как при отце было. Даже оружие наше родовое не убрал. Чем он тут вообще занимался, этот так называемый наместник? Служанок в спальню таскал да крамолу выслеживал, вместо того, чтобы провинцию поднимать?

Молодой господарь один за другим выдвигал ящики огромного резного бюро, конторки, массивного стола. Просматривал какие-то бумаги и, небрежно смяв, кидал под ноги. Пошарил под столешницей, вынырнул с ключом, сказал с веселым удивлением:

– Нет, ты глянь, он даже тайник не нашел!

Повозился у стены, отодвинул резную деревянную панель, присвистнул:

– Нет, нашел. Просто поменять не соизволил. Барти, глянь.

В нише за стеной хранилась, видно, казна провинции – вернее, та ее часть, из которой черпаются средства на срочные нужды. Два сундука – не то чтобы неподъемных, но и не маленьких. Ключ из тайника подошел к обоим. Альни откинул крышки, выдохнул:

– Ах ты ж, тля вонючая!

Один сундук был доверху полон серебряными слитками. Во втором тускло блестели золотые монеты. Новые и потертые. Хандиарские имперки, таргальские коронки, халифатские дирики и веночки…

– Три года, ах ты ж тля… – Альни зачерпнул золото, пропустил сквозь пальцы. – Три года назад, Барти, здесь было пусто. Отец раздал всё. Надеялся, что император пожалеет голодающую провинцию – а тем временем сам платил налоги за тех, кому даже еды купить было не на что. А этот… тьма его дери, за три года! Это ж как грести надо было!

За сундуками оказался еще один тайник, и вот его-то господин Джирхед иль-Танари найти не сумел. Альнари надел на палец массивное серебряное кольцо с гербовой печаткой. Постоял несколько мгновений, склонив голову. Запер сундуки, закрыл тайник. Стянул доспех, небрежно бросил в угол. Туда же полетела промокшая от пота рубаха.

– Ну что ж, Барти, будем работать. Можешь написать для меня письмо в Таргалу?

Что за письмо, Альнари объяснил быстро. Дольше думали потом вдвоем, как писать, что сказать, о чем промолчать на случай, если попадет не в те руки. Но только Альни усадил себастийца за стол, положил перед ним с десяток листов дорогой гладкой бумаги, поставил чернильницу, как в кабинет вошел Гиран:

– Альни, там люди собрались. Ты б вышел, поговорил.

Несколько мгновений Альнари смотрел совершенно непонимающими глазами. Потом резко кивнул, встал:

– Извини, о другом думал. Теряю хватку.

– Ты просто устал, – нахмурился Гиран.

– Все устали, так что ж теперь? Отдыхать некогда. Барти, ты со мной?

Я бы лучше спать, подумал Барти. Двужильный ты, что ли? Вон, уже у двери… или это я на ходу сплю?

– С тобой.

Гиран поглядел на Альнари.

– Ты так, что ль, собрался идти? Оденься.

Альни криво усмехнулся. Ответил:

– После.

– Вид у тебя…

– Знаю. Пойдем, люди ждут.

Огромная площадь перед дворцом колыхалась морем людских голов. Не иначе, решил Барти, вся Верла собралась. В воздухе еще стоял едкий запах гари, над развалинами казарм курились дымки, а на дворцовой кухне кашеварили матери и жены тех, кто успел этой ночью забежать домой. Молодой господарь замедлил шаг перед балконом, качнул головой и пошел вниз: на крыльцо. Бросил, уловив удивление спутников:

– Оттуда Законник тогда смотрел. Не хочу. Ноги моей на том балконе не будет.

Пальцы Альнари стиснули рукоять отцовской сабли. Гиран понимающе кивнул.

Альни остановился на верхней ступеньке, и толпа потрясенно затихла. Странно, должно быть, выглядит молодой господарь в глазах горожан, подумал Барти. Совсем не так, как положено правителю: полуголый, в разводах пота и копоти. Зато всем видно: Альнари не только клеймен, но и пытан и бит. Позор для благородного – но разве позор, принятый правителем ради своего народа, не становится честью? Диартале несладко жилось последние три года. Ее законному господарю – тоже.

– Сегодня, – негромко сказал Альнари, – Верла отомщена. Сегодня мы расплатились за тех, кто стали врагами императора лишь потому, что их дети голодали. За тех, кто был схвачен без вины. За позор их жен и дочерей. За всех, кто три года по родному городу ходил, опустив глаза. Но вы ведь понимаете, что это только начало, так, люди? Диартале нужна свобода, и никто не даст нам ее, если не возьмем сами. Сегодня, – голос Альнари взметнулся над затихшей толпой, зазвенел открытой яростью, – по праву и закону предков я устраняю должность императорского наместника Диарталы. Отныне и впредь Диарталой правит господарь и только господарь. Мы будем с империей – но только в том случае, если империя будет с нами. Мы будем платить налоги – но лишь в обмен на честную помощь в тяжелые годы. Мы будем воевать за них – но тогда, когда и они будут воевать за нас. За, а не против! Пока армия Омерхада орудует в Диартале как на завоеванной вражеской территории, они будут для нас захватчиками и врагами, и поступать с ними мы будем так, как и положено поступать с захватчиками и врагами! Без пощады!

– Без пощады! – завопила толпа. – За Диарталу, за господаря!

– Я клянусь, – Альнари вскинул над головой родовой клинок, – клянусь памятью отца, кровью своей: на этот раз мы победим!

К вечеру этого дня освободительная армия Диарталы насчитывала пять тысяч бойцов. Вдвое меньше, чем держал в Диартале император, да и бойцы по большей части были неумелые. Но Джирхед Мазила клялся, что по крайней мере приемлемых стрелков он сделает из этих олухов до того, как под стены Верлы придут каратели, а Гиран без особого труда набрал среди них полтысячи сабельников в городскую охрану и две сотни в гвардию господаря. Что же касается Альнари, он все-таки усадил Барти сочинять письмо, а сам заперся в кабинете со старшинами гномов и вышел оттуда лишь под вечер. Но о чем шла речь, никому не сказал.

Убитых этой ночью императорских солдат закопали за стеной в общей яме, без установленных традицией церемоний, как преступников.


1.  Благородный Ферхад иль-Джамидер, прозванный Лев Ич-Тойвина | Меч войны, или Осужденные | 3.  Луи, король Таргалы, и Радислава, его королева