home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


1. Император Ферхад Лев

Как ни крути, а начало правления выходило скандальным. Мало того, что смерть предшественника – один большой вопрос и куча самых разнообразных слухов, и во всех церквях втирают народу непонятное про древнюю магию и Промысел Вышний. Мало того, что законный наследник отодвинут все той же волей Господней, отрекся от притязаний по всей форме и вполне очевидно этим доволен. Мало того, что мятежным провинциям – уступки и общее помилование без разбору, что с Таргалой – мир, признание независимости и договор о вечной дружбе, что нелюдь подземельная снова из демонов в добрых соседях оказалась. Так еще и второе лицо Светлейшего Капитула казнено волей императора – и Глава Капитула ни словом не возразил! Мол, за развязывание ненужной войны и совращение паствы с пути истинного – туда и дорога.

А теперь еще и с женой развелся!

Император Ферхад в ответ на косые взгляды лишь дерзко улыбался. Не нравится – вот он я, подойдите и возьмите! Смелых – или безумцев? – не находилось. Императорский совет, Когорта Незаметных и Светлейший Капитул нового владыку поддержали сразу и безоговорочно; более того, по Ич-Тойвину ходили осторожные слухи, что оный совет вкупе с Капитулом корону ему чуть ли не силой в руки впихивали. И что согласился он лишь после того, как получил благословение святого, да-да, совершенно точно, сам слышал, верьте, соседушка!

Ферхади за эти слухи Первому Незаметному высказал – но разведчик нахально остался при своем мнении, и господин иль-Маруни его поддержал. Политика, будь она неладна! Альнари, задержавшийся в столице до утрясания дел с мятежными провинциями, в ответ на высочайшие императорские жалобы непочтительно ухмылялся и говорил:

– Не ной, сиятельный, все у тебя получится. Начал хорошо, продолжай в том же духе.

– Но я не умею! – С братом Ферхади позволял себе откровенность. – Я наворочу Нечистый знает чего, а потом…

Что «потом», Альни понимал: о разговоре со святым Джамидером Ферхади ему рассказал. Над Светом Господним диарталец не шутил. Говорил серьезно:

– Делай что должно, Ферхад, и будь что будет. Не надо сомневаться в милосердии Господнем; а что до воздаяния, примем его вместе.

– Я один пред Господом, – глухо отвечал Ферхади. – Капитул занят политикой, светлые отцы так же лживы, как любой из придворных. Я не вверю им свою душу, Альни. Как могу я принимать благословения от человека, прекрасно знающего, что я убийца и предатель, что не было никакого Промысла Вышнего, а была лишь хорошо придуманная ложь?! От человека, который сам же мне и помог… да, ради благой цели, да, мы страну спасали, но Альни, это ведь не делает белым все, что мы совершили!

Насчет Капитула Альнари возражать не хотел. Достаточно было поглядеть на историю Луи: раз – осудили, два – оправдали… Политика! Возражения насчет остального Ферхади не принял бы. Став императором Ферхадом Львом, Лев Ич-Тойвина остался несусветно честен. Все, что мог Альни – просто в такие минуты быть рядом. Разделить вину, которую Ферхади упорно брал на себя.

В один из таких тяжелых дней уезжала Мариана. Они с Барти ждали окончания переговоров, чтобы добраться до Таргалы со своими; все это время девица оставалась гостьей Ферхади – вернее, Гилы. Бывший муж не спрашивал ее о дальнейшей жизни: зачем? Достаточно посмотреть на них с Барти, и сразу все ясно. В том числе и то, каким же он был дураком.

Мариана заканчивала сборы – известно, женщинам вечно пяти минут не хватает. Ферхади ждал. Отлепился от стены, шагнул навстречу отворившейся двери. Она переоделась в таргальский мужской костюм, в котором приехала сюда, выцветший и потрепанный. В платье тебе лучше, хотел сказать Ферхади. Но сказал другое:

– Ты ничего не взяла моего. Не смею настаивать, но…

Мариана уронила сумки под ноги, мысленно обозвала себя дурой и вернулась в комнату. Могла бы сама догадаться, что обидит!

Выйдя в коридор, раскрыла перед Ферхади ладонь.

Золотые с изумрудами шпильки, так чудно подходящие к ее волосам… к ее свадебному платью. Ферхади не нашелся, что сказать. Слишком ясно вспомнилось, как счастлив был он в тот день.

– Я подарю их дочери, – тихо сказала Мариана.

– Ей пойдет, – Ферхади скрутил минутную слабость и говорил теперь, как ни в чем не бывало. – Она ведь будет такой же красавицей, как ты.

Мариана слабо улыбнулась. Качнула головой.

– Я расскажу ей о тебе. И, может быть, она скажет, что ее мама была полной дурой.

– Возьми уж тогда и для сына. – Император Ферхад Лев отцепил от пояса боевой кинжал.

– Спасибо.

– И помни: я всегда тебя приму. Как друга, как сестру. Если нужна будет помощь…

Дом казался вымершим. Не иначе, слуги попрятались, опасаясь дурного настроения хозяина: все-таки одно дело, когда он был всего лишь начальником стражи, а император – совсем другое. Тот не гневался попусту, а чего ждать от этого? Уже как бы и не человек, а нечто большее. Владыка! Мариана улыбнулась. И нахмурилась: а ведь тяжело ему будет. Сказала:

– Я буду тебя помнить, знай. Не императором и не Львом Ич-Тойвина, а просто Ферхади. И Гилу тоже… Ты береги ее, она у тебя чудесная.

– Спасибо, Мариана.

Поколебался, но все же добавил:

– Ты тоже за Барти приглядывай. Сумасшедшим авантюристам умные жены очень на пользу; не веришь – Гилу спроси.

Мариана невольно хихикнула.

Во дворе ждал Барти; рыцарь деликатно повернулся к дверям спиной и о чем-то тихо говорил с Альнари. Ферхади подошел, сказал:

– Прощайтесь, время.

Побратимы обнялись; Барти, миг или два поколебавшись, повернулся к императору. Сказал:

– Спасибо, Ферхад. За Мариану и за все.

– Пришли мне весточку, как доберетесь.

– Ладно.

Северянка освобожденной птицей взлетела в мужское седло, тронула кобылу неспешным шагом. Два всадника выехали за ворота и свернули на ингарский тракт. Новый владыка Великой Хандиарской империи смотрел им вслед и кусал губы, как не умеющий скрывать боль сопливый мальчишка.


3.  Поющая гора | Меч войны, или Осужденные | 2.  Мишо Серебряная Струна, менестрель