home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


88

04:10

Теперь Бартлетт слышал их очень хорошо. По мере того как наверху убирали куски дерева, балки и обломки, на него то и дело обрушивалась пыль и грязь, а потом и раскисшие куски земли. Насколько он мог судить, спасатели работали в десяти ярдах от него и в пяти-шести футах над ним. С пробивавшимся к нему светом ждать было легче. Для него самого все пути к спасению были отрезаны. Чуть раньше он вознамерился было вернуться опять под тот кусок пола, а потом ещё ниже, чтобы попробовать поискать выход и обезопасить себя.

— Лучше подождите, мистер Бартлетт! — крикнул ему Хукс. — Мы знаем, где вы должны быть!

И он остался. Весь промокший под дождем, он лежал на каких-то досках, не без некоторого комфорта, и тяжелые балки служили ему надежной защитой. Что-то видеть он мог на расстоянии нескольких футов. Наверху громоздилось друг на друге ещё больше искореженных кусков пола. Места хватало лишь, чтобы лежать или сидеть, соблюдая осторожность. Газом пахло сильно, но голова ещё не болела, и он чувствовал себя в относительной безопасности. Таким воздухом можно было дышать ещё сколько угодно. Он устал, очень устал. Но, несмотря на это, заставлял себя бодрствовать. Бартлетт понимал, что спасателям потребуется вся оставшаяся ночь, а может, даже часть дня, чтобы проделать для него проход. Но это его вовсе не беспокоило. Они здесь. И контакт установлен. А час назад он услышал рядом голос Данросса.

— Линк? Линк, это Иэн!

— Какого черта вы здесь делаете? — радостно отозвался он.

— Вас ищу. Не волнуйтесь, мы уже не так далеко.

— Ну да. Послушайте, Иэн, — начал он, весь дрожа от волнения, — Орланда, Орланда Рамуш, вы её знаете? Я ждал...

— Да. Да, я видел её сразу после того, как оползень обрушился на здание. С ней все хорошо. Она ждет там, на Коутуолл. С ней все хорошо. А как дела у вас?

— Нормально, черт возьми. — Теперь, когда он узнал, что Орланда в безопасности, у него даже голова закружилась.

А когда Данросс рассказал о своем чудесном спасении и том, что Кейси видела всю катастрофу собственными глазами, он ужаснулся при мысли, как близки к несчастью были все остальные.

— Боже! Ещё какая-то пара минут — и вас всех бы завалило.

— Джосс!

Они ещё немного поболтали, а потом Данросс ушел, чтобы спасатели могли работать дальше.

Когда теперь Бартлетт подумал об Орланде, по телу опять пробежала дрожь, и он снова поблагодарил Бога за то, что она в безопасности и Кейси тоже. «Орланда точно не выдержала бы под завалом, — думал он. — Кейси, может быть, но не Орланда. Никак. Но это нельзя поставить ей в вину».

Он устроился поудобнее. Одежда промокла насквозь, и по коже бежали мурашки. Крики приближавшихся к нему спасателей и шум, который они производили, успокаивали. Чтобы убить время, он снова погрузился в размышления о двух женщинах.

«Я никогда не знал такого тела, как у Орланды, не знал такой женщины. Кажется, что мы знакомы уже много лет, а не пару дней. Это точно. Она волнующая, непознанная, женственная, таящая в себе упоительную опасность самка.

В Кейси этого нет. Она может стать великолепной женой, верным партнером, но в ней нет такой женственности, женственности львицы, манящей и внушающей страх одновременно.

Конечно, Орланда любит красивую одежду, дорогие подарки и, если верить молве, тратит деньги направо и налево. А кто нет? Моя бывшая жена тоже это любит, и дети. Неужели мне нельзя немного развлечься? И защитить её от всех блицманнов этого мира?

Хорошо. И все же мне никак не понять, что есть такого в ней — или в Гонконге, — что так завораживает. Это лучшее место, где я когда-либо бывал, здесь я дома больше, чем в Штатах.

„Может, это оттого, Линк, что ты был здесь в прежней жизни?" — сказала мне как-то Орланда.

А я спросил: „Ты веришь в перерождение?"

„О да", — ответила она».

Продолжая размышлять и не замечая, что газ уже немного воздействует на него, он думал, как бы это было чудесно.

«Прожить больше одной жизни — это было бы удачей из удач, и...»

— Линк!

— Эй! Привет, Иэн, что там? — Бартлетт обрадовался ещё больше. Голос Данросса звучал совсем близко. Очень близко.

— Ничего. Мы лишь собираемся сделать небольшой перерыв. Очень тяжело все продвигается. Снова пришлось идти в обход, но мы теперь всего в нескольких ярдах. Я и подумал, пойду-ка поговорю. Насколько я понимаю, мы где-то в пяти футах над вами, идем с западной стороны. Нас ещё не видно?

— Нет. Надо мной кусок пола, весь разрушенный, и балки, но у меня все нормально. Я выдержу без труда. Эй, знаете, что я вам скажу?

— Что?

— Сегодня вы в первый раз назвали меня Линк.

— Вот как? Я и не заметил.

«Как бы не так», — ухмыльнулся про себя Бартлетт.

— Что в... — Оба вдруг похолодели: груда обломков заскрежетала, выгибаясь то тут, то там. Через минуту шум прекратился, но не полностью. Бартлетт облегченно вздохнул. — Что вы собираетесь делать завтра?

— Насчет чего?

— Насчет фондового рынка. Как вы собираетесь одолеть Горнта?

С растущим восторгом он выслушал рассказ о деньгах Банка Китая, приеме у Пламма и вызове, который Данросс бросил Горнту, опираясь на свой новый возобновляемый кредит в пятьдесят миллионов.

— Фантастика! Кто оказал вам поддержку, Иэн?

— Дед Мороз! Бартлетт рассмеялся.

— Значит, у Мэртага получилось, а? — Услышав в ответ молчание, он снова улыбнулся.

— Это Кейси вам сказала?

— Нет, сам дошел. Я говорил вам, Кейси — умница каких поискать. Значит, вы близки к цели. Поздравляю, — ухмыльнулся он, действительно радуясь, что так получилось. — Я думал, вы у меня в руках, Иэн. — Бартлетт засмеялся. — Вы на самом деле считаете, что при открытии ваши акции будут на отметке тридцать?

— Надеюсь.

— Если вы надеетесь, значит, у вас с вашими приятелями все уже схвачено. Но Горнт тоже не лыком шит. Его вам ужучить не удастся.

— О нет, удастся.

— Нет, не удастся! Ну, а как наша сделка?

— «Пар-Кон»? Остается в силе, конечно. Я считал, мы обо всем договорились? — В его голосе Бартлетт услышал бесстрастную невинность.

— Квиллан, должно быть, вне себя.

— Это точно! Он здесь, наверху. Тоже помогает.

— С какой это стати? — удивился Бартлетт. Последовала пауза.

— Квиллан — первоклассный болван, но... Не знаю. Может, вы ему нравитесь?

— Шли бы вы... тоже! — Бартлетт был в таком же хорошем настроении. — Как вы собираетесь поступить с Квилланом?

— Я сделал ему предложение. — И Данросс рассказал о нем.

— Значит, мои два миллиона ухнули? — крякнул Бартлетт.

— Конечно. Эти два миллиона — да. Но доля в приобретении контрольного пакета «Дженерал сторз» даст вам пять, а может, и больше, а сделка «Струанз-Пар-Кон» — значительно больше.

— Вы действительно считаете, что пять?

— Да. Вам пять и Кейси пять.

— Отлично! Мне всегда хотелось, чтобы она получила свои «отвальные». — «Интересно, что теперь предпримет Кейси?» — думал Бартлетт. — Она всегда хотела стать независимой и теперь эту независимость получила. Отлично! Что? — спросил он, не расслышав слов Данросса.

— Я говорю, не хотели бы вы перекинуться с ней парой слов? Это не так-то просто, но вполне безопасно.

— Нет, — твердо заявил Бартлетт. — Лишь передайте привет, я лучше побеседую с ней, когда выберусь.

— Кейси сказала, что не уедет, пока вы не выберетесь. — Последовала небольшая пауза. — Орланда говорит то же самое. А с ней как? Передать ей привет или что?

— Нет, спасибо. Потом времени будет достаточно. Скажите обеим, чтобы ехали домой.

— Они не хотят. Боюсь, вы пользуетесь успехом.

Засмеявшись, Бартлетт сел и стукнулся головой. От пронзившей всю спину боли он даже крякнул. Потом стал двигаться осмотрительнее, почти касаясь головой верха.

Данросс сидел, скорчившись, неподалеку в маленьком пространстве в конце извилистого прохода; теснота была невыносимой, от страха перед замкнутым пространством подташнивало, и он весь истекал холодным потом. Бартлетта не было видно, но Данросс обратил внимание, как сильно и уверенно звучит голос американца. Хукс попросил занять Бартлетта разговором, пока спасатели отдыхают, на случай, если газ уже воздействует на него. «Никогда не знаешь, тайбань, когда газ подкрадется к тебе. Нужно, чтобы ваш приятель был начеку. Теперь уже очень скоро нам потребуется его помощь».

Тайбань беспокойно заерзал, оглядываясь вокруг. Он чувствовал опасность. Кто-то лез вниз, и обломки сыпались лавиной. Это был Хукс. Он остановился за несколько футов.

— Ладно, тайбань. Выходите, мы пошлем сюда одного из наших ребят.

— Сейчас. Линк! Будьте начеку. Мы снова начинаем.

— О'кей, не беспокойтесь. Послушайте, Иэн, не будете ли вы у меня шафером?

— Конечно, — тут же согласился Данросс, а в голове вертелось: «На ком это он собрался жениться?» — Почту за честь.

— Спасибо, — донесся голос Бартлетта.

Любопытство мучило Данросса, однако он понимал, что не спросит никогда. Он был уверен, что Бартлетт сам скажет. Но тот произнес лишь:

— Спасибо. Да, большое спасибо.

Данросс удивленно улыбнулся. «Линк — хороший ученик. Приятно будет иметь его партнером — и голосующим членом Скакового клуба. И Кейси тоже...»

— Скоро мы вас вытащим!

Когда он уже вылезал, до него донеслось:

— Вот было бы здорово, если бы они смогли стать друзьями. Хотя надеяться на такое, наверное, уже слишком?

Данросс не был уверен, что эти слова предназначаются ему.

— Что? — крикнул он.

— Ничего, — отозвался Бартлетт. — Послушайте, Иэн, нам много чего нужно сделать на этой неделе! Эй, я рад, что вы одержали победу над Горнтом! — «Да, — радостно признал он про себя, — здорово будет вести с тобой игру, не спускать с тебя глаз, когда мы будем строить наш Благородный Дом».

Примерно в восьми ярдах от него и в нескольких футах над ним Данросс неловко повернулся и полез наверх.

В шестнадцати футах у него над головой возле значительно расширившейся ямы ждал Горнт и все остальные. Восток уже окрашивался светом зари там, где в разрывах туч проглядывало чистое небо. По всему склону усталые люди копали, вели поиски, окликали погребенных под развалинами и прислушивались. Хукс устало выбрался из углубляющейся ямы.

И тут откуда-то сверху, от Пошань-роуд, донесся ужасный грохот. Все вскинули головы. Вверху слева часть склона пришла в движение. Шум усилился. На них, набирая скорость, неслась поднявшаяся из-за изгиба склона у Коутуолл-роуд стена воды и грязи. Люди бросились врассыпную, а вал жидкой грязи, перевалив то место, где был вестибюль, разлился по склону и по развалинам, затопляя все вокруг, устремляясь дальше вперед и вниз.

Заметив его приближение, Горнт повис на толстой двутавровой балке, остальные тоже изо всех сил пытались на что-нибудь забраться. Грязная вонючая жижа залила то место, где они стояли, и прошла мимо. Горнт очутился в ней по колено, но крепко держался за балку, чтобы его не засосало. Волна покатилась дальше, оставляя везде слой жидкой грязи в несколько дюймов толщиной, и все, кто барахтался в ней, пытаясь выбраться, в том числе и Хукс, на какой-то момент забыли обо всем на свете.

Все, кроме Горнта.

Оттуда, где он находился, было видно яму. Он видел, как из грязи появились голова и руки Данросса. Тот пытался за что-нибудь ухватиться.

В яму натекало все больше грязи, которая просачивалась в пустоты и заливала их. Руки Данросса соскользнули, его опять засосало вниз, но он снова выкарабкался и кое-как уцепился за край.

Горнт наблюдал, не двигаясь. Грязь текла и текла. Уровень её в яме поднялся.

Данросс чувствовал, что падает, его засасывало со страшной силой. Давясь жижей, но не разжимая рук, он с трудом нащупал пальцами ноги расщелину и стал взбираться вверх. Каким-то чудом ему удалось вырваться из тянущей вниз трясины, и теперь он уже был в безопасности, прижавшись к боковой поверхности ямы и наполовину выбравшись из грязи. Грудь тяжело вздымалась, сердце бешено колотилось, его рвало. Ещё не отойдя от потрясения, с подгибающимися коленями, он стер грязь со рта и глаз и тупо огляделся вокруг. И тут, в десяти футах над собой, он увидел Горнта, который смотрел на него, удобно устроившись на выступе...

При виде кривой, язвительной улыбки, которая выдавала невероятную ненависть и огромное разочарование, он на какое-то мгновение задумался. И понял, что на месте Горнта тоже смотрел бы и ждал.

«Смотрел бы и ждал?

Да, я точно так же смотрел бы и ждал и никогда, никогда не протянул бы руки. Кому угодно, но только не Горнту. И тогда, по прошествии стольких лет, проклятие Дирка Струана утратило бы силу и больше не тревожило нас, и те, что придут после меня, уже никогда не испытывали бы этих мучений».

Но роковой миг миновал. В голове прояснилось. Он вспомнил про Бартлетта и в ужасе бросил взгляд вниз. На месте лаза теперь была лишь лужица грязи.

— О боже! Помогите! — крикнул он.

Поднялась суматоха, Хукс, пожарные и солдаты бросились к яме — вычерпывать грязь лопатами и руками.

Подтянувшись, Данросс выбрался из раскопа. Пошатываясь, он встал у края. Он испытывал страдание. Горнт уже куда-то исчез. Через некоторое время все попытки были прекращены. Лужица грязи осталась.


предыдущая глава | Благородный дом. Роман о Гонконге | cледующая глава