home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


83

21:13

Прошло лишь шестнадцать минут с того времени, как стихия расправилась с Роуз-Кортом, а везде по огромной зоне разрушений двигались люди. Кое-кто выбрался из-под завалов, остальные были спасатели. Внизу, около командного пункта, установленного у пересечения улиц, стояли полицейские машины, четыре пожарные, располагались пункты первой помощи. Пожарные вместе с полицейскими лихорадочно перемещались по усеянному обломками и залитому светом переносных прожекторов склону. То тут, то там вспыхивали крохотные язычки пламени, которые быстро гасили, прекрасно понимая, какую опасность представляет газ. Одна машина «скорой помощи» с ранеными или погибшими уже уехала, и подъезжали все новые.

Там, где было темно, царил хаос. Уличное освещение не работало, и снова начинался дождь. Недавно прибывший старший офицер управления пожарной охраны послал за специалистами из газовой компании и организовал проверку фундаментов других многоэтажных домов и близлежащих строений на случай, если жильцов придется эвакуировать — под подозрением были все три яруса: Коутуолл-роуд, Кондуит-роуд и Пошань-роуд.

— Господи, — в ужасе бормотал он, — потребуется не одна неделя, чтобы расчистить все это. — Но на него смотрели все, и внешне он был само спокойствие.

Взвизгнув тормозами, остановилась ещё одна патрульная машина.

— О, привет, Роберт, — приветствовал он подошедшего Армстронга. — Да-да, — кивнул пожарный, увидев потрясение на лице суперинтендента, — одному Богу известно, сколько там людей под облом...

— Берегись! — раздался чей-то крик.

Все бросились в стороны, потому что с изуродованных верхних этажей Синклер-тауэрс с грохотом свалился огромный кусок армированного бетона. С одной из полицейских машин направили прожектор вверх. Теперь всем стало видно, что осталось от комнат, оказавшихся под открытым небом. На краю балансировала чья-то маленькая фигура.

— Пошлите кого-нибудь наверх и выясните, что там, черт возьми, происходит!

Туда помчался один из пожарных...


Собравшиеся в темноте у заваленного участка проезжей части Коутуолл-роуд жители соседних домов в страхе ждали нового оползня, гадая, эвакуироваться или нет. Орланда все так же стояла в оцепенении, опершись на машину, и слезы у неё на щеках смешивались с каплями дождя.

Перебравшись через завал, ещё одна группа полицейских рассыпалась по месту катастрофы с мощными фонариками в руках, обыскивая все вокруг. Один из них услышал донесшийся откуда-то снизу крик о помощи, направил луч фонарика на кусты, но быстро повернул его в другую сторону. Это кричала и махала рукой Рико, рядом с которой виднелись две неподвижные фигуры.

На развилке дорог ниже по Коутуолл-роуд, резко затормозив, остановилась машина Горнта. Отмахнувшись от указаний озабоченного полицейского, он сунул ему в руку ключи и бросился вверх по холму. Приблизившись к завалу на дороге и оценив размеры бедствия, он испытал ужас. Ведь совсем недавно он был здесь, пил и флиртовал с Кейси, казалось, все налажено, Орланда пристроена, и тут его победа обернулась поражением, и он в ярости проклинал Данросса, но какое-то чудо заставило его вовремя уехать, и теперь все остальные, скорее всего, погибли под обломками, исчезли навсегда. «Господи! Данросс, Орланда, Кейси, Джейсон, Барр...»

— Дорогу! — раздался крик полицейского.

Мимо торопливо прошли санитары «скорой помощи» с носилками, за ними пожарные с топориками, они перебрались через груду земли, камней и деревьев и зашагали дальше, к развалинам.

— Извините, но вам нельзя здесь оставаться, сэр. Тяжело дыша после бега, Горнт отошел в сторону.

— Кому-нибудь удалось выбраться?

— О да, конечно, но я уверен, что...

— Вы Данросса видели, Иэна Данросса?

— Кого?

— Тайбаня, Данросса?

— Нет, извините, не видел. — Полицейский отвернулся, чтобы перехватить и успокоить обезумевших родителей.

Взгляд Горнта вернулся к месту катастрофы: он никак не мог прийти в себя, пораженный масштабами бедствия.

— Господи, — пробормотал кто-то с американским акцентом. Горнт обернулся. Ещё одна группа людей с трудом поднималась вверх по склону. Среди них, плотно зажатые в толпе, шли Пол Чой и Венера Пань. Ошеломленные, все не отрываясь смотрели в темноту.

— Господи!

— Что вы здесь делаете, Пол?

— О, привет, мистер Горнт! Мой... там мой дядя, — еле выговорил Пол Чой. — Господи боже, вы только посмотрите!

— Четырехпалый?

— Да. Он...

— Мистер У ожидает меня, чтобы обсудить контракт на съемки фильма, — величественно перебила его Венера Пань. — Он собирается стать кинопродюсером.

Горнт пропустил мимо ушей эту очевидную выдумку: мысли вертелись вокруг другого. «Если удастся спасти Четырехпалого, возможно, старик поможет мне выпутаться из катастрофы на фондовом рынке».

— На каком он был этаже?

— На пятом, — ответила Венера Пань.

— Пол, зайдите с Синклер-роуд и пробирайтесь по этой стороне склона. А я пойду сверху вниз навстречу! Давайте!

Молодой человек метнулся прочь, прежде чем Венера Пань успела остановить его. Полицейский ещё был чем-то занят. Горнт без колебаний рванулся к завалу. Квартиру Пламма на пятом этаже он знал хорошо. Четырехпалый должен быть где-то рядом. В темноте он не заметил стоявшую на другой стороне дороги Орланду.

Перебравшись через завал, Горнт двинулся вперед. Ноги вязли в раскисшей земле, и он то и дело спотыкался.

— Хейя, уважаемый! — обратился он на кантонском к случившемуся поблизости санитару с носилками. — Нет ли у вас запасного фонарика?

— Да-да, пожалуйста! — сказал тот. — Но смотрите, осторожно, ходить здесь очень опасно. И полно призраков.

Поблагодарив его, Горнт поспешил дальше и преодолел намеченное расстояние быстрее, чем надеялся. Подойдя к тому месту, где, видимо, был вестибюль, он остановился. Насколько хватало глаз, вверх по склону уродливой косой раной в сто ярдов шириной зиял обрыв оползня. На краю всех трех ярусов стояли здания и многоэтажные дома, и при одной мысли, что было бы с ним, окажись он в одном из этих строений, к горлу подступила тошнота. Вся Кондуит-роуд вместе с вырванными деревьями и снесенными парапетами исчезла. Глянув вниз, Горнт содрогнулся.

— Этого не может быть, — пробормотал он, вспомнив, каким большим и прочным был дом, сколько радостных воспоминаний, связанных с Роуз-Корт, накопилось за все эти годы.

Тут прожекторы выхватили из мрака верхнюю частью ненавистного ему Синклер-тауэрс. И Горнт проклял про себя Данросса, который финансировал строительство и владел домом, испортившим ему прекрасный вид. Заметив, что у здания нет верхнего угла, Горнт испытал мимолетное удовольствие, которое, однако, вскоре сменилось раздражением, потому что он вспомнил о своем пентхаусе на двенадцатом этаже Роуз-Корт, где им с Орландой было так хорошо, там и на восьмом этаже, а теперь остались лишь обломки и смерть.

— Боже, — проговорил он вслух, благословляя судьбу. И пошёл дальше...


Кейси сидела на куче обломков в мучительном ожидании. По всему склону холма в полумраке работали спасатели, осторожно ступая по опасным поверхностям, то и дело крича и прислушиваясь в надежде, что откликнется кто-то, кому не выбраться. То тут, то там люди отчаянно копали и начинали отваливать обломки, когда находили ещё одного несчастного.

Она нервно вскочила и стала всматриваться вниз, пытаясь отыскать Данросса. Он быстро исчез из поля зрения за обломками, но время от времени ей удавалось заметить проблеск его фонарика. Но вот уже несколько минут она не видела ничего. Беспокойство росло, минуты тянулись медленно, и, когда доносился скрежет оседающих обломков, страх становился нестерпимым. «Линк, где-то там Линк, — билось в мозгу. — Я должна что-то сделать, я не могу так просто сидеть. Нет, лучше сидеть и ждать, молиться и ждать, ждать, пока вернется Иэн. Он найдет Линка...»

Она вдруг испуганно вскинулась. Большая секция, зависшая посреди склона, неожиданно отцепилась, и спасатели бросились врассыпную. Через мгновение цепная реакция прекратилась, и снова стало тихо, но сердце продолжало бешено колотиться. Двигающегося огонька фонарика Данросса не было видно, и она никак не могла успокоиться.

— О господи, пусть с ним все будет хорошо!

— Кейси? Кейси, это вы? — К ней поднялся появившийся из темноты Горнт.

— Ох, Квиллан, — жалобно начала она. Горнт обнял её, и его сила передалась ей. — Пожалуйста, помогите Лин...

— Я приехал, как только услышал, — быстро проговорил он, перебивая её. — Передали по радио. Боже, страшно подумать, что вы... Никак не ожидал... Держитесь, Кейси!

— Я... со мной все в порядке. Линк в... он где-то там внутри, Квиллан.

— Что? Но каким образом? Разве он...

— Он был у Ор... в квартире Орланды, Иэ...

— Может, вы ошибаетесь, Кейси? Пос...

— Нет. Мне сказала Орланда.

— Как? Она тоже выбралась? — ахнул Горнт. — Орланда выбралась?

— Да. Она была со мной, рядом со мной, там. Я видела, как все это произошло, Квиллан. Я видела всю эту ужасную лавину, как здание рухнуло. И тогда я прибежала сюда, пришел помочь Иэн, и Линк...

— Данросс? Он тоже выбрался? — Во рту Горнта разлился привкус желчи.

— О да. Да, он теперь там, внизу. Часть здания сдвинулась, и лифт, в лифте было полно тел. Он где-то там внизу, ищет... ищет на случай... — Её голос стих.

Она видела, что внимание Горнта переключилось на склон.

— Кто ещё спасся?

— Жак, семья Чэнь, этот газетчик, я не знаю... — Она не видела его лица, чтобы понять, что на нем написано. — Вы сожалеете, что... что Иэн остался в живых?

— Нет. Наоборот. Куда он пошёл?

— Вон туда. — Она взяла у него фонарик и показала лучом света. — Туда, видите, где выступ. Он... некоторое время я его не видела, но он был именно там. Видите остатки лифта? Рядом с этим местом. — Теперь его было видно лучше: тёмные глаза, словно высеченное из мрамора бородатое лицо, но что-то прочесть на нем не удавалось.

— Оставайтесь здесь. Тут вы в безопасности. — Взяв фонарик, он двинулся в сторону развалин и вскоре скрылся за ними.

Дождь усилился, теплый, как и сама ночь, и Горнт сплюнул накопившуюся во рту желчь. Он был рад, что враг жив, он был зол, что враг жив, но видеть Данросса живым хотелось больше.

Спускаться вниз было неудобно, ноги скользили. Качнулась и подалась какая-то плита. Споткнувшись, он содрал кожу на лодыжке и чертыхнулся, потом стал двигаться дальше, выискивая фонариком безопасный путь, которого, понятное дело, не существовало. «Значит, Иэн проклятый тайбань Данросс выбрался до того, как все рухнуло. Заколдован этот гад, что ли? Боже! Но не забывай, боги были и на твоей стороне. Не забывай, что...»

Он остановился. Где-то близко слышались слабые крики о помощи. Он снова напряг слух, но откуда они доносятся, определить не смог.

— Где вы? Где вы? — крикнул он и прислушался. Ничего. «Стоит уронить шляпу, и вся эта чертова беда может съехать вниз ещё на сотню ярдов, если не больше», — мелькнуло в голове. — Где вы? — Так ничего и не услышав, он стал осторожно двигаться дальше. Сильно пахло газом.

Подобравшись к тому, что осталось от лифта, он осмотрел тела, но люди были все незнакомые. Горнт пошёл дальше, обогнул угол и нырнул под нависшую глыбу. В глаза ему ударил свет фонарика.

— Какого черта ты здесь делаешь, Квиллан? — изумился Данросс.

— Тебя ищу, — мрачно сообщил Горнт, осветив его. — Кейси сказала, что ты тут в прятки играешь.

Данросс сидел на куче обломков, стараясь отдышаться: исцарапанные руки в крови, одежда разодрана. Когда случилась подвижка обломков, ход, которым он проник сюда, со скрежетом завалило. Данросс метнулся в безопасное место, фонарик вышибло из руки, и, как только лавина остановилась, он понял, что его засыпало вместе с Клинкером. Пришлось призвать всю волю, чтобы не поддаться панике во мраке. Он терпеливо обшаривал все вокруг, стараясь нащупать фонарик. Дюйм за дюймом. И когда хотел уже плюнуть на это бесполезное занятие, пальцы наткнулись на цилиндрический корпус. Со светом стало не так страшно. И он нашел другой лаз наверх. Данросс посмотрел на Горнта, изобразив улыбку:

— Жалеешь, что я не погиб?

Пожав плечами, Горнт ответил такой же еле заметной улыбкой.

— Да. Джосс. Но это произойдет достаточно скоро. — Нависшая глыба заскрежетала и чуть сдвинулась, и луч его фонарика скользнул вверх. Оба затаили дыхание. Со звуком, похожим на вздох, глыба опустилась на место. — Скорее, чем мы думаем, если не уберемся к чертовой матери отсюда.

Данросс встал и охнул: всю спину пронзила боль.

— Надеюсь, ты не ранен? — спросил Горнт.

Данросс лишь рассмеялся и почувствовал себя лучше. Страх быть похороненным заживо проходил.

— Нет. Помоги, пожалуйста.

— Что?

Данросс указал фонариком на руины. Теперь Горнт увидел старика.

— Меня завалило, когда я пытался его вытащить.

Горнт тут же взялся помочь, они опустились на корточки и стали вытаскивать поддающиеся обломки, чтобы расширить лаз.

— Его зовут Клинкер. У него раздавлены ноги, а одну вообще оторвало.

— Боже! Постой, давай я. — Горнт ухватился как следует за плиту, сдвинул её в сторону, а потом спрыгнул в углубление. Через минуту он обернулся и уставился на Данросса. — Извини, но этот тип мертв.

— О господи! Ты уверен?

Горнт поднял старика, как куклу, и они вытащили его на открытое место.

— Бедняга.

— Джосс. Он не сказал, где находился в этом здании? На каком этаже? С ним кто-нибудь был?

— Он что-то бормотал про сторожа, про то, что был внизу, и ещё что-то — о, кажется, он сказал «Мэйбл».

Горнт посветил фонариком по сторонам.

— Никто больше голос не подавал?

— Нет.

— Давай вытаскивать его отсюда, — решительно сказал Горнт.

Они подняли Клинкера. Оказавшись на открытом пространстве в относительной безопасности, остановились передохнуть. Рядом оказались люди с носилками. Данросс подозвал их.

— Мы унесем его, Досточтимый Господин, — сказал один. Тело взвалили, как мешок, на носилки и заторопились прочь.

— Квиллан, прежде чем мы вернемся к Кейси. Она ска...

— Про Бартлетта? Да, она сказала, что Бартлетт был у Орланды. — Горнт не спускал глаз с Данросса. — Её квартира была на восьмом этаже.

Данросс бросил взгляд вниз по склону. Огней там было больше, чем прежде.

— Как ты думаешь, где это может быть сейчас?

— Должно быть, он мертв. Восьмой этаж?

— Да. Но где это может быть? Горнт осмотрел склон холма.

— Отсюда не видно. Я мог бы что-то опознать, но сомневаюсь. Наверное, это, наверное, вон там, почти у Синклер-роуд.

— Возможно, он жив и завален где-нибудь. Пойдем посмотрим. Лицо Горнта искривила странная улыбочка.

— Тебе нужен он и его сделка, верно?

— Нет, сейчас уже нет.

— Ерунда. — Горнт вскарабкался на высокую глыбу. — Кейси! — крикнул он, сложив ладони рупором у рта. — Мы спускаемся вниз! Возвращайтесь к насыпи и ждите там!

До них донесся её слабый крик: «Хорошо, будьте осторожны!» Потом Горнт мрачно сказал:

— Ладно, Гунга Дин[364], если мы собираемся играть в героев, лучше делать это как следует. Я пойду первым. — И он двинулся вниз по склону.

Данросс тоже был мрачен, но не мог отказаться от помощи Горнта и, подавив закипающую злость, пошёл следом. Сначала предстояло выбраться из развалин. Оказавшись на открытой местности, они стали спускаться вниз по склону. Время от времени им попадались тела людей или их части, но никого узнать не удалось. Они миновали нескольких оставшихся в живых и родственников пропавших, которые с безнадежным отчаянием копались в завалах или пытались копать — руками, обломком дерева, кто чем мог.

У подножия склона Горнт остановился и стал при свете фонарика внимательно осматривать развалины.

— Есть что-нибудь? — спросил Данросс.

— Нет.

На глаза Горнту попались забрызганные грязью занавеси, возможно из квартиры Орланды, но точно сказать он не мог, потому что не был у неё уже почти два года. Луч фонарика застыл на одном месте.

— Что там?

— Ничего. — Горнт полез наверх, желая найти что-нибудь из меблировки её квартиры или квартиры «Эйшн пропертиз» на пятом этаже. — Возможно, это часть мебели Пламма, — проговорил он. Диван был разломан пополам, из него торчали пружины.

— Помогите! Помогите во имя всех богов! — еле слышно воззвали по-кантонски где-то неподалеку.

Горнт туг же рванулся на крик, считая, что узнал голос Четырехпалого, Данросс припустил следом. Посреди груды развалин они увидели пожилого китайца, перемазанного грязью и припорошенного пылью. Он сидел посреди изуродованных строительных конструкций, на вид целый и невредимый, и недоуменно озирался по сторонам. Когда Горнт с Данроссом подошли ближе, он сощурился в свете фонарей, и его лицо исказилось в гримасе.

Они тут же узнали его, а он — их. Это был Улыбчивый Цзин, банкир.

— Что случилось, Досточтимые Господа? — осведомился он на кантонском. Дикция у него была просто жуткая, потому что зубы сильно выдавались вперед.

Горнт вкратце рассказал, в чем дело, и банкир ахнул.

— Не может быть, клянусь всеми богами! Я действительно жив? Правда жив?

— Да. На котором ты был этаже, Улыбчивый Цзин?

— На двенадцатом, сидел у себя в гостиной и смотрел телевизор. — Улыбчивый Цзин стал вспоминать, и губы разошлись в гримасе. — Я смотрел на Сладкоречивую Малышку, Венеру Пань, и тут... вдруг раздался страшный грохот со стороны Кондуит-роуд. После этого ничего не помню, ну ничегошеньки, только что пришел в себя здесь, всего несколько минут назад.

— Кто был вместе с тобой в квартире?

— Моя ама. Первая Жена уехала играть в мацзян! — Коротышка-старик осторожно встал, потрогал руки, ноги и захихикал: — Айийя, тайбань и второй тайбань, клянусь всеми богами, это же просто, ети его, чудо! Ясное дело, боги благоволят ко мне. Я верну свой банк, снова разбогатею и стану распорядителем в Скаковом клубе! Айийя! Какой джосс! — Он снова ощупал свои конечности, а потом стал выбираться туда, где было безопасно.

— Если эти развалины — часть двенадцатого этажа, то восьмой должен быть вон там, — указал фонариком Данросс.

Горнт кивнул с напряженным лицом.

— Коль скоро старый ублюдок выжил, то, может, и Бартлетт уцелел.

— Может быть. Пойдем посмотрим.



предыдущая глава | Благородный дом. Роман о Гонконге | cледующая глава