home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


87

01:20

Фонарик сержанта-гуркха был направлен вниз. Вокруг толпились другие солдаты, тот самый молодой лейтенант, туда же спешили пожарные с одним из своих начальников.

— Где он? — спросил начальник пожарной охраны Гарри Хукс.

— Там, где-то там, внизу. Его зовут Бартлетт. Линк Бартлетт. — Хукс видел, что луч фонарика падает вниз на несколько футов, а потом упирается в лабиринт. Он лег на землю. У поверхности газом пахло сильнее. — Эй, внизу, мистер Бартлетт! Слышите меня? — прокричал он в развалины. Все напряженно прислушивались.

— Да, — донеслось еле слышно.

— Вы ранены?

— Нет!

— Видите наш свет?

— Нет!

Хукс выругался, а затем прокричал:

— Оставайтесь пока там, где вы есть!

— Хорошо, но очень сильно пахнет газом! Он поднялся.

— Здесь был некий мистер Горнт, он пошёл за дополнительной помощью, — сообщил офицер.

— Хорошо. Всем рассыпаться и посмотреть, нельзя ли найти проход к нему вниз или подобраться поближе.

Все бросились выполнять приказ. Через некоторое время один из гуркхов крикнул:

— Здесь!

Он нашел крошечный лаз между угрожающе расколотыми бетонными плитами, расщепленными деревянными балками, балочными перекрытиями и широченными двутавровыми профилями. Туда едва пролезал один человек. Подумав, Хукс снял с себя тяжелое снаряжение.

— Нет, — вмешался офицер. — Лучше мы попробуем. — Он взглянул на своих солдат: — Так?

Ухмыльнувшись, все тут же двинулись к отверстию.

— Нет, — остановил их офицер. — Пойдешь ты, Сангри: ты самый маленький.

— Спасибо, сэр. — Маленький солдат улыбнулся во весь рот, и на смуглом лице блеснули белые зубы. Все смотрели, как он лезет под землю, извиваясь угрем.

На глубине двадцати с лишним футов, вытягивая шею, оглядывался во мраке Бартлетт. Он лежал в маленьком лазе, путь ему преграждала большая плита, которая когда-то была полом, сильно пахло газом. Впереди, чуть в стороне, мелькнул свет, и он быстро осмотрелся. Слышно было лишь, как капает вода и поскрипывают развалины. С огромной осторожностью Бартлетт повернулся туда, где заметил свет. Он отодвинул в сторону какие-то доски, и начался небольшой обвал, но вскоре прекратился. Наверху было ещё одно маленькое пространство. Извиваясь, он протиснулся в это пространство и скоро уперся в тупик. Ещё один путь и снова тупик. В сломанном полу наверху Бартлетт нащупал разошедшиеся доски. Лежа на спине, кашляя и задыхаясь от пыли, он попытался их выломать. Неожиданно его ослепил свет. Слабый свет, очень слабый, но когда глаза привыкли, его оказалось достаточно, чтобы видеть на несколько ярдов. Настроение упало, когда он оценил размеры своей гробницы. Он был зажат со всех сторон.

— Эй, наверху! Донеслось еле различимое:

— Мы слышим ва-а-ас!

— Я вышел на свет!

— На какой свет? — послышалось через минуту.

— Откуда, черт возьми, я знаю? — проговорил Бартлетт. «Не паникуй, подумай и подожди», — почти услышал он слова Спэрджэна. Замер и стал ждать. Свет немного сдвинулся. — Вот этот! — крикнул он.

Свет тут же прекратил движение.

— Мы определили, где вы! Оставайтесь на месте!

Бартлетт огляделся, обшарив все вокруг очень тщательно. Результат оказался тот же: выхода нет. Никакого.

— Они должны откопать меня, — пробормотал он. Страх все больше завладевал им...


Сангри, молодой гуркх, спустился под землю на десять футов, но значительно правее Бартлетта. Двигаться дальше он не мог. Путь был завален. Он перевернулся, чтобы осмотреться, уперся в неровную бетонную плиту и легонько толкнул её. Часть обломков в этом месте тут же стала смещаться. Он замер и снова опустил плиту. Двигаться было некуда, поэтому, сжав зубы и молясь, чтобы все не рухнуло на него и на того, кто внизу, он отодвинул плиту в сторону. Обломки не двинулись. Тяжело дыша, он просунул в образовавшийся просвет фонарик, потом голову и огляделся.

Снова тупик. Двигаться дальше было невозможно. Он нехотя подтянулся обратно.

— Сержант, — крикнул он на непальском, — дальше идти не могу.

— Ты уверен?

— О да, сэр, вполне уверен!

— Возвращайся!

Прежде чем уйти, он крикнул в темноту:

— Эй там, внизу!

— Слышу! — отозвался Бартлетт.

— Мы не так далеко от вас! Мы вас вытащим, сэр! Не волнуйтесь!

— О'кей!

С большим трудом Сангри стал выбираться обратно, мучительно повторяя свой путь вниз. На него просыпалась небольшая лавина осколков. Он угрюмо полез дальше.

Через груды развалин перебрались Данросс с Горнтом. Они присоединились к группе солдат, которые, встав в цепочку, вытаскивали, где только можно, обломки и балки.

— Добрый вечер, тайбань, мистер Горнт. Мы определили, где он, но ближе не подобраться. Он вон в том направлении. — Хукс указал на солдата, который светил фонариком в одно и то же место.

— Далеко до него?

— Судя по голосу, футов двадцать.

— Боже мой!

— Да, действительно, боже мой. Бедолага попал, нечего сказать. Посмотрите хоть на вот это! — Путь вниз преграждали тяжелые стальные двутавровые балки широкого профиля. — Мы боимся использовать резаки, слишком много газа.

— Но ведь должен быть другой путь? Сбоку? — спросил Данросс.

— Ищем. Все, что мы можем сделать, это созвать больше людей и убрать все, что удастся, в сторону.

Хукс обернулся на радостный крик. Все вместе они поспешили к взволнованным солдатам. Под сброшенным ими нагромождением обломков полового покрытия открылся неровный проход, который вроде бы вел вниз, но куда — не видно. Один из солдат, невысокий ростом, спрыгнул в яму и исчез. Другие смотрели и подбадривали его криками. Футов шесть пробираться было нетрудно, следующие десять — очень непросто: приходилось поворачивать туда-сюда, а потом ход кончился.

— Эй, там, внизу, сэр, вам виден свет моего фонарика?

— Да! — Голос Бартлетта звучал громче. Почти не надо было кричать.

— Я сейчас буду поворачивать луч света, сэр. Если он приблизится к вам, пожалуйста, подскажите, куда поворачивать — влево или вправо, вверх или вниз, сэр.

— О'кей.

Сквозь массу обычных и несущих балок, стропил и обломков Бартлетт мог разглядеть наверху слева крошечный участок света. Прямо над ним нависало непреодолимое нагромождение из половых плит и толстых балок. Один раз он потерял лучик света из виду, но вскоре снова заметил его.

— Чуть правее, — крикнул он уже хриплым голосом. Свет послушно переместился. — Ниже! Стоп! Сейчас немного вверх. — Казалось, прошла вечность, прежде чем свет остановился на нем. — Вот так!

Солдат, стараясь не двигать фонариком, сделал для него подставку из обломков и убрал руку.

— Так, сэр? — крикнул он.

— Да-а-а! В самую точку!

— Я возвращаюсь за помощью.

— Хорошо.

Солдат полез обратно. Через десять минут он вернулся с Хуксом. Начальник пожарной службы прикинул, куда идет балка, и скрупулезно обследовал направление препятствий впереди.

— Нечистая сила, это и за год не разберешь, — пробормотал он. Потом, уняв страх, вынул компас и тщательно измерил угол.

— Не волнуйся, приятель, — крикнул он вниз. — Мы вытащим тебя — как нечего делать. Можешь подобраться ближе к свету?

— Нет. Думаю, что нет.

— Тогда оставайся там, где ты есть, и отдыхай. Ты не ранен?

— Нет-нет, но чувствую запах газа.

— Не беспокойся, парнишка, мы рядом.

Хукс выбрался из прохода. Оказавшись на поверхности, он измерил линию на компасе, а потом шагами отложил расстояние на неровной поверхности.

— Он вот здесь, под этим местом, тайбань, мистер Горнт. Футах в пяти отсюда, на глубине около двадцати футов.

От вершины их отделяло около двух третей всей длины склона, место, где они стояли, располагалось ближе к Синклер-роуд, чем к Коутуолл. С боков было не подобраться, грязи и земли, принесенных оползнем, справа скопилось больше, чем слева.

— Остается лишь копать, — решительно заявил Хукс. — Кран сюда не завести, так что придется попотеть. Попробуем сначала здесь. — Он указал на участок, который внушал некоторые надежды, в десяти футах от себя, рядом с обнаруженным солдатами отверстием.

— А почему там?

— Так будет безопаснее, тайбань, если мы расшевелим всю эту беду. Давайте, друзья, помогайте. Но смотрите, осторожно!

И они начали раскапывать и уносить все, что можно было унести. Работа им выпала очень тяжелая. Везде было мокро и скользко, груда развалин раскачивалась. Балки, стропила, куски пола, доски, бетон, штукатурка, кастрюли, радиоприёмники, телевизоры, бюро, одежда — все смешалось в одной невообразимой, неряшливой куче. Наткнулись на очередное тело, и работу пришлось остановить.

— Медика сюда! — крикнул Хукс.

— Она жива?

— Если можно так выразиться. — Когда-то белая блузка и чёрные штаны старухи были изорваны и заляпаны грязью, длинные волосы заплетены в косичку, похожую на крысиный хвост. Это была А Пу.

— Чья-то ганьсунь, — сказал Данросс.

Горнт, не веря своим глазам, уставился туда, где её нашли: крошечная дыра посреди невероятной, массивной глыбы расколотого железобетона с заостренными краями.

— Как только людям удается выжить, черт возьми?

Лицо Хукса расплылось в ухмылке, показались неровные зубы, коричневые от табака.

— Джосс, мистер Горнт. Пока тело может дышать, надежда всегда остается. Джосс. — Потом он рявкнул тем, кто стоял ниже по склону: — Пришли сюда носилки, Чарли! Быстро!

Носилки появились незамедлительно. Старуху унесли. Работа продолжилась. Яма увеличивалась. Через час, когда они углубились на четыре-пять футов, их остановили тонны стальных балок.

— Нужно копать в обход, — решил Хукс.

Они терпеливо взялись копать снова, но через несколько футов снова уперлись в препятствие.

— Давайте в обход вон туда.

— А может, пропилим все это?

— Так-то так, тайбань, но одна искра — и мы все ангелы, черт возьми. Давайте, парни. Здесь. Давайте попробуем здесь.

Солдаты бросились выполнять приказ...


предыдущая глава | Благородный дом. Роман о Гонконге | cледующая глава