home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 21

Всю дорогу до дома Бишопов Гаррет нервно курил. Его слепая страсть к Лейси, его вожделение разрушили ее надежды на выгодный брак. Даже, если не брать в расчет Себастьяна, она могла найти десяток молодых людей, которые с готовностью предложили бы ей куда больше, чем мог он сам.

Но теперь это невозможно. Он убедился в этом после ночи любви в хижине. Самое худшее, что Гаррет не мог найти в душе ни капли раскаяния. Несмотря на то, что по его вине Лейси вынуждена будет, как и он, от всего отказаться, Гаррета охватывала радость при одной мысли о том, что скоро она станет его женой. Так или иначе. Если Бишоп не вызовет его на дуэль, когда он сообщит ему свою новость.

Подъезжая к особняку Бишопов, Гаррет все еще не знал, что сказать. Как сообщить этому человеку, что он в последнюю минуту раздумал жениться на его дочери? Гаррет чувствовал, что внутри у него все сводит судорогой. Похоже, что в доме царило веселье. Ему следовало об этом подумать – ведь был последний день карнавала.

Осмотрев свой видавший виды дорожный костюм, Гаррет пожалел, что у него не оказалось возможности переодеться и умыться, прежде чем предстать перед лицом Бишопа. Все мысли юноши были сосредоточены на одном: как можно скорее расторгнуть помолвку с Эдит Бишоп и вернуться к Лейси. Он должен убедить ее выйти за него замуж до того, как она взвесит другие возможности и придумает очередной безумный план.

Слуга в пурпурной ливрее открыл дверь. Гаррет взглянул на вычурно одетого человека, надеясь, что это все-таки карнавальный костюм. Но, зная Бишопов, он не был в этом до конца уверен.

– Гаррет Армстронг к мистеру Бишопу, – назвался он, чувствуя себя более чем глупо.

Слуга кивнул, провел Гаррета в отделанный дорогим деревом кабинет и оставил его одного. Гаррет метался по маленькой темной комнате, словно тигр в клетке, пока не услышал, как с шумом дернулась ручка двери, и не повернулся лицом к вошедшему Бишопу.

– А я-то все удивлялся, куда это ты пропал, – сказал Бишоп. – Ты что, забыл о нашей вечеринке?

– Боюсь, что да. Видите ли, сэр, кое-что произошло…

– Только что произошло? Ну ладно, давай налью тебе виски, и можешь мне обо всем рассказать. Догадываюсь, что именно поэтому ты сейчас здесь и выглядишь, словно крыса, загнанная в угол.

Гаррет провел ладонью по заросшему подбородку, подумав о том, как неприлично, должно быть, выглядит. Ведь он не только не переодевался, но и не брился последние два дня.

Юноша пытался найти деликатный способ сообщить Бишопу новость, но в голову ничего не приходило. Какие бы слова он ни подбирал, вряд ли разговор получится мирным.

– Я не могу жениться на вашей дочери, – наконец выпалил Гаррет, не видя смысла оттягивать начало грозы.

Бишоп, наливающий виски в два одинаковых хрустальных стакана, замер с бутылкой в руке и только потом медленно повернулся к молодому человеку.

– Что ты сказал? – На лице старика изумление сменилось яростью. Он громко сглотнул.

Денег, полученных от расторжения пари, никогда не хватит на спасение «Морских перевозок Армстронга», если Бишоп решит его разорить. Гаррет отдавал себе отчет в том, что у этого человека вполне достаточно таких возможностей.

– Мне очень жаль. Но наша с Эдит помолвка невозможна.

– Да вы уже помолвлены. Или ты забыл?

– Нет, сэр, не забыл. И я ни за что не заговорил бы о расторжении так поздно, если бы существовала другая возможность.

– Понимаю. – Бишоп, наконец, долил виски в стаканы и протянул один из них Гаррету. Прищурившись, он внимательно разглядывал молодого человека.

– Что, какая-нибудь девчонка попала по твоей милости в беду? Так, что ли?

Гаррет чуть не взорвался от ярости. Пальцы его до боли сжали тонкий хрусталь. Он решительно посмотрел Бишопу в глаза, но ничего не ответил.

– Ладно, по крайней мере, у тебя хватает мужества пытаться проявить благородство. Выпей.

Гаррет взглянул на янтарную жидкость в стакане и выпил ее одним жадным глотком.

– Надеюсь, ты позволишь Эдит самой сообщить о вашем разрыве. Она скажет, что передумала. Нашла более подходящего жениха.

В словах Бишопа не было даже намека на вопрос. Гаррет кивнул, понимая, что единственное, что он может сделать, это помочь Эдит сохранить свое достоинство.

– На это необходима, по крайней мере, неделя. Надеюсь, какие бы у тебя ни были планы, такая отсрочка возможна?

Гаррет не хотел бы откладывать свадьбу с Лейси даже на неделю. Он мечтал, чтобы она стала его женой как можно скорее. Но представления о чести заставляли его согласиться с Бишопом. Юноша кивнул.

– Хорошо. Я также надеюсь, что перемена в твоих планах не повлияет на доставки из Ост-Индии.

Гаррет, подносящий в этот момент стакан к губам, так и замер.

– Сэр?

Бишоп отобрал стакан у юноши и добавил туда виски.

– Я имею в виду сделку с нефритом. Ведь твои неприятности не повлияют на наш бизнес, правда?

– Вы хотите сказать, – начал Гаррет, и сорвавшийся на высокие ноты голос выдал его недоверие, – что вы по-прежнему хотите, чтобы я оставался вашим партнером?

– Конечно, хочу. Я ведь выбрал тебя для этого дела, потому что ты лучше других для этого подходишь. Это не изменилось. Меня можно считать деревенщиной, но я никогда не совершаю глупых ошибок.

– Нет, сэр, – пробормотал Гаррет, все еще не веря в свою удачу.

Деньги от пари позволят ему продержаться до лета. Если все пойдет по плану, нефритовая сделка обеспечит их будущее. Может быть, денег окажется достаточно, чтобы вернуть ссуду и спасти имение Лейси. – Неужели это произошло именно сейчас, когда он считал, что все потеряно?

– Ты, пожалуй, оказался самой крупной приманкой, парень. Но, должен тебе сказать, я присматривался не только к тебе. С моими деньгами Эдит легко найдет тебе замену. К тому же сейчас, когда это уже не имеет значения, должен сказать, что ты не слишком ей подходишь.

– Сэр?

– Моя девочка… она большая охотница до развлечений. Обожает вечеринки и сплетни. А ты, прости уж меня, скучноват.

Гаррет внезапно ощутил такую легкость в душе, что даже не сразу понял, что это означает. Но чувство все разрасталось и наконец, вырвалось наружу – на лице молодого человека появилась широкая улыбка. Он был бесконечно счастлив.

– Да, сэр. Я прекрасно вижу, что оказался бы чересчур серьезным для такой женщины, как Эдит. Мне приятно узнать, часто она будет не слишком опечалена нашим разрывом.

– Моя малышка никогда не печалится, мистер Армстронг. Уж об этом-то я забочусь.

– Благодарю вас, мистер Бишоп. Позвольте откланяться.

Бишоп проводил Гаррета до дверей. Они поняли друг друга, и Гаррет с трудом сдерживался, чтобы не броситься бегом по улицам, оглашая Мобил радостными криками. Он свободен, может жениться на Лейси, и он не беден!


– Что ты имеешь в виду? Она уже ушла? Я же сказал ей, что сообщу обо всем Фрэнси и пришлю экипаж. Себастьян что-то глотнул из стакана и кивком попросил Гаррета говорить потише. Наверху спала Паскаль, измученная трудной поездкой в Мобил.

– Ну знаешь, тебе не грозит приручить ее окончательно. Она решила не дожидаться, пока ты вернешься из своего загадочного похода. Я нанял для нее кэб, и она уехала почти сразу после тебя.

– Проклятье! Все, наконец, улаживается, а она от меня сбегает!

– Кто от кого сбегает, старик? – спросил Себастьян, схватив Гаррета за плечо.

– Да знаю я, как это выглядело. Но я должен был расхлебать кашу, которую заварил с Бишопами. Не мог же я жениться на Лейси, пока оставался помолвлен с дочерью старика Бишопа.

– С Эдит, что ли? Да уж, ты мог попасть в переплет, если бы этим двум красавицам пришлось тебя делить! Ты, конечно, хорош, но…

– Не шути, Себастьян. Для меня нет ничего на свете важнее, чем Лейси. Никогда не думал, что могу испытывать такое чувство к женщине, но ее я люблю. Я так люблю ее, что хотел дать ей гораздо больше, чем мог предложить. Это раздирало меня на части. Я знал, что не откажусь от нее, несмотря ни на что.

– Тогда ты можешь быть уверен: это настоящее, – сказал Себастьян. Таким серьезным Гаррет своего друга никогда не видел. – Когда знаешь, что все остальное не важно, лишь бы быть вместе.

– Да, но теперь, когда все наконец-то улаживается, она ушла!

– А что произошло у Бишопов?

Гаррет рассказал Себастьяну, как Бишоп воспринял известие о расторжении помолвки, и добавил, что нефритовая сделка остается в силе.

– Похоже, это будет неплохое капиталовложение, – оценил Себастьян. – А что ты скажешь насчет еще одного компаньона?

– Компаньона? Ты о ком?

– О себе. Мне не слишком нравится идея работать на складах. Я, конечно, пошел бы на это при необходимости. Но если ты вложишь мою часть денег от пари в ваше предприятие, мы оба снова можем оказаться на высоте положения к концу лета!

– Мне казалось, ты ненавидел все, связанное с морскими перевозками?

Себастьян засмеялся:

– Тогда я был молодым и глупым.

– На прошлой неделе?

Теперь они оба рассмеялись.

– Ага, – согласился Себастьян. – К тому же я ведь не сам бизнес ненавидел. Я ревновал, потому что у тебя было дело, которому ты отдавался без остатка. В моей жизни никогда не было ничего столь же важного. Не было до последнего времени. Так что скажешь?

– Скажу: конечно да, партнер! – Он протянул руку, и Себастьян пожал ее. Крепко, обнявшись, приятели похлопали друг друга по спине.

Внезапно улыбка исчезла с лица Гаррета.

– Что же мне делать с Лейси? Она уехала, так и не зная, что я чувствую. Ведь все окажется бесполезным, если она откажется выйти за меня замуж.

– Ты всегда сможешь вернуться к Эдит.

– Иди к черту, Себастьян!

– Да я шучу, Бог ты мой! Успокойся, а? Ведь ее уход не означает, что ты никогда ее больше не увидишь. Сегодня вас обоих будут короновать, и это произойдет через какие-нибудь четыре часа. При условии, что ты приведешь себя в порядок и доберешься до Релиф Холла к началу церемонии.

– Бал! Боже мой, я чуть не забыл! – Гаррет потер ладонью подбородок и принялся расстегивать рубашку. – Я должен собраться.

– Эй, отправлялся бы ты к матушке домой, а? Моей молодой жене необходим сон.

Гаррет вспомнил, что наверху отдыхала Паскаль, и снова застегнул пуговицы.

– Хорошо, – согласился он, забрал сумки со стола Грэмба и выбежал из дверей конторы.


Глава 20 | Брак по расчету | Глава 22



Loading...