home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8

Джейн не была на подобном свидании с тех пор, как рассталась со своим бывшим мужем. Большинство мужчин, с которыми она встречалась за последнее время, были ее сослуживцами, и свидания эти были самыми заурядными. Но вечер с Лайамом не шел ни в какое сравнение.

Она хотела накраситься, сделать прическу, подобрать одежду и вообще выглядеть так, чтобы, захоти она завлечь Лайама к себе, отказать он ей не смог бы.

Но самой ей справиться с такой задачей было не под силу, а потому она позвала в свой номер Шанну.

– Поверить не могу, что помогаю тебе, – сказала Шанна.

Джейн посмотрела на отражение подруги в зеркале.

– А я считаю, давно пора.

– Да нет, я согласна, но почему именно сегодня?

– У меня свидание.

– С тем парнем из казино или это кто-то новенький?

– Это Лайам, – сказала Джейн.

– Так сегодня ночью ты решила окончательно распрощаться со старой Джейн? – спросила Шанна, искусно делая подруге макияж.

– Я уже пожалела, что рассказала тебе все.

– Я просто тебя поддразниваю. Но ты меняешься на глазах.

– Так и есть.

Шанна покачала головой.

– Ты открываешь в себе новые глубины, о которых раньше и не подозревала.

Такая интерпретация понравилась Джейн больше, чем ее собственная идея о дрянной девчонке. Ведь ей не все хотелось менять в себе. Даже сейчас ей приходилось бороться с собой, чтобы пойти на то, что для девушки без царя в голове было бы пустяковым делом.

Шанна взяла плойку и принялась за волосы подруги. Когда она закончила с прической и макияжем, Джейн не узнала себя в зеркале.

– Да ты красавица, Джейн.

Она действительно стала красавицей. Даже внутренний голос, обычно критикующий все и вся, на этот раз молчал. Джейн продемонстрировала Шанне два своих наряда и в итоге остановилась на облегающей черной блузке с глубоким вырезом и бежевого цвета юбке до икр. Юбка могла показаться консервативной, если бы не разрез сбоку, поднимавшийся до середины бедра.

– Задай им жару, Дженни.

Они обнялись на прощание, и Шанна ушла. Джейн проверила электронную почту и написала пару писем по работе, после чего вышла из комнаты не оглядываясь. Она чувствовала себя уверенно, как никогда.

В холле звучала музыка Вивальди, и она направилась к лифту под звуки флейт. Звучала тема «Весны», и Джейн думала об обновлении души и о том, что пора перестать тяготиться прошлым и жить дальше полной жизнью. Она едва не расплакалась.

Подошел лифт. Она вошла внутрь, порадовавшись, что кабина пуста. На стенке лифта висели зеркала. Она заставила себя смотреть на отражение и видеть в нем сильную, уверенную в себе и притягательную женщину. Но глаза были слишком серьезны для женщины в Вегасе, а улыбка слишком натянутой.

Двери лифта открылись, а она все не могла собраться с мыслями и выйти из кабины. Джейн снова посмотрела в зеркало и увидела ту же неудачницу, какой была всегда. Неудачницу, закрывавшую глаза на измены мужа.

Джейн расправила плечи и покинула кабину лифта. Лайам стоял неподалеку и болтал с мужчиной, с которым она видела его за покерным столом прошлой ночью.

Он махнул ей. Она не спеша пошла к нему, имитируя непринужденную походку Шанны. Джейн тщательно следила, чтобы бедра ее покачивались, а разрез на юбке оставлял простор для фантазии. Она не сводила взгляд с Лайама и видела, как тот оглядывает ее с головы до ног.

– Джейн, это Джеймсон Брэдли. Брэдли, это Джейн Монти.

– Рад встрече, Джейн.

– И я рада.

– Так вы и есть та самая леди-удача Лайама? – спросил Джеймсон.

– Разве? – спросила она Лайама.

Он обнял ее за талию, прижал к себе и поцеловал. После долгого поцелуя Лайам провел по ее щеке шершавой ладонью. Ей понравилось это ощущение. Она чувствовала себя желанной, а такого ей раньше испытывать не доводилось. Но она не знала, что с этим делать.

– Да, Джейн приносит мне удачу, – сказал Лайам.


Лайам не мог оторвать глаз от Джейн и не мог думать ни о чем другом, кроме ее красоты. Слава Богу, он успел задать Джеймсону все интересующие его вопросы до ее появления. Женские прелести в очередной раз обезоружили его.

– Где мы встречаемся с твоими друзьями? – спросила она, когда они стояли в очереди за такси перед отелем.

– В «Сиянии». Ты там уже бывала?

– Нет, даже никогда не слышала. Я ужинала в ресторанчике напротив «Беладжо». Я, если честно, не гурман, – сказала Джейн.

– Да я тоже. Я обрадовался, когда в кафе «Венеция» нашел пончики с кремом.

Она рассмеялась:

– Никогда не понимала, что люди находят в пончиках.

Лайам пожал плечами:

– Я из Флориды, а там они повсюду. Я вырос на пончиках, которые отец приносил в пожарку, где я проводил все свободное время.

– У вас с ним доверительные отношения?

– Настолько, насколько он сам позволяет.

– А как насчет мамы? Она с сестрой объединялась против вас, мужиков? Сколько, ты говоришь, у тебя братьев?

– Трое, – ответил Лайам. – У меня трое братьев.

Очередь продвинулась, но Лайам даже не заметил, он погрузился в грустные воспоминания. Его младшая сестренка, Энди, так и не узнала, какой замечательной была их мама, Бриджит.

– Так они объединялись против вас? – повторила вопрос Джейн.

– Нет. Мама умерла, когда Энди была совсем маленькой.

– Ох, прости!

Лайам покачал головой:

– Это было давно.

Она обняла его и прижалась к нему, чтобы приободрить. Он тоже обхватил ее рукой за плечи. Его еще никто так не жалел.

Отец был все время занят, да и вообще – большие мальчики не плачут. Отец такого, конечно, не сказал, но Лайаму и так было понятно. В шесть лет у него не стало матери. Он сделал все, чтобы отец мог им гордиться.

Они медленно продвигались в очереди, Лайам не снимал руки с плеч Джейн. Наконец им подали машину, и он сказал, куда они направляются. Джейн села в машину первой. Разрез на юбке оголил ее длинную изящную ножку. Лайам сел рядом и положил руку ей на коленку.

– У тебя красивые ноги, – сказал он, проводя пальцем вдоль разреза.

Джейн задрожала от его прикосновения.

– Дома я пробегаю по утрам по три мили.

– Я тоже бегаю.

– Больше трех миль? – спросила она с сомнением в голосе. Он почувствовал в ней силу уверенной в своей красоте женщины.

– Да, но не забывай, что я больше тебя и страдаю пагубным пристрастием к пончикам.

Она рассмеялась и поправила юбку. Лайаму тут же захотелось оказаться где-нибудь в укромном уголке, чтобы стянуть с нее юбку вовсе. Страшно подумать! Сутки назад он смог ей отказать, а сейчас кусал себе локти.

– Лайам?

– Что? – Ножки у нее были стройные и длинные, и вся она была хрупкая, но с манящими изгибами. В голове отпечатался ее образ в шезлонге у бассейна, когда на ней был только купальник. А сейчас она сидела рядом.

– Почему ты так смотришь на меня? – спросила она и нервно хихикнула.

– А как я на тебя смотрю?

– Как будто ты голоден.

Он действительно был голоден. Из его горла помимо воли вырвался рык.

Она рассмеялась:

– Ты же говорил, что случайные связи не для тебя.

– Говорил.

Он был не из тех парней, которые пытаются разобраться в своих чувствах, он только знал, что Джейн оказывает на него совершенно особенное влияние. Будь он поумнее, наверняка держался бы от нее подальше.

Но он любил риск, любил ходить по краю.

– Мы же в Вегасе, – напомнила Джейн.

– Но я не из Вегаса. Да и ты тоже.

– И что с того, – пробормотала она вполголоса.

Он сдвинул рукой разрез ее юбки, оголив ножку, и погладил ее по бедру. Она накрыла его руку своей ладонью, но не сбросила.

– Мне нужно знать, Лайам, что происходит между нами? – сказала Джейн шепотом.

Лайам перевернул руку ладонью вверх, и их пальцы переплелись. У нее были длинные пальцы, но рука казалась маленькой и хрупкой.

– А как нам это выяснить?

Она покусала нижнюю губу, съев помаду.

– Как насчет небольшого романа?

Лайам навалился на кожаную спинку сиденья. Несмотря на то что говорило ему его тело, он не хотел играть в жизни Джейн роль временного любовника. Но с другой стороны, что он может ей предложить? Он не собирался в ближайшее время обзаводиться семьей, да и живут они в разных концах страны. Он понимал, что ее предложение идеально для них обоих.

– Сколько ты еще пробудешь в Вегасе?

– Десять дней.

Черт побери, он желает ее с того самого поцелуя у дверей ее комнаты.

– Ты уверена, что это действительно то, к чему ты стремишься? – спросил Лайам. Джейн пыталась измениться, но он не хотел причинить ей боль.

Она кивнула.

Лайам внимательно посмотрел на нее.

– Тогда я к твоим услугам, – сказал он.


Ресторан был изысканным. Вдоль стен от пола до потолка возвышались винные полки с отдельным климат-контролем. Две девушки в костюмах кошечек, именуемые «винными ангелами», по специальным устройствам добирались до любой бутылки в считанные секунды.

– Как вы понимаете, выбор вин здесь очень широк, – сказала Уэнди, когда они сели за столик. – Можно продегустировать несколько вин, если вы не уверены, какое именно хотите заказать.

Знаний Джейн в области виноделия явно не хватало, чтобы сделать осознанный выбор, так что в их случае дегустация оказалась кстати. Она удивилась, как гармонично Лайам вписался в атмосферу ресторана, лишний раз удостоверившись, что у мужчин много общего с хамелеонами.

– Прекрасная идея, – сказала Джейн.

– Это правда, – согласился Лайам. – Здесь работает один из лучших в мире шеф-поваров.

– Лучше, чем в кафе «Венеция»?

Лайам рассмеялся, взяв ее за руку:

– Это все равно что сравнивать яблоки с апельсинами.

Джейн улыбнулась в ответ и вернулась к изучению меню. Ее ладонь по-прежнему была в его руке и покоилась на его колене.

Мужчины обсуждали предстоящий турнир по покеру, который должен был пройти через неделю в «Ройал Баннер». Уэнди Баннер обладала аристократичными чертами лица и осанкой, которая напоминала Джейн о Новой Англии, британском консерватизме и унаследованном состоянии.

– А ты играешь в азартные игры? – спросила Джейн у нее.

– Практически нет. Иногда я провожу время за игровым столом, если дела Чейза требуют моего там присутствия, но мне это не по душе.

– А что тебе по душе? – спросила Джейн. Лайам говорил ей, что Уэнди сама занимается хозяйством и воспитанием детей. Все ее подруги работали, даже те, у кого были дети, так что она понятия не имела, на что это может быть похоже.

– Теннис, шопинг и суровое воспитание, которое обеспечит будущим поколениям Баннеров процветание, – сказал Чейз.

Голос его был мягким, но Уэнди прищурилась.

– Я действительно люблю теннис. Моя команда выиграла последние соревнования в местном клубе. А ты играешь в теннис?

– Нет, я не в такой хорошей спортивной форме, – сказала Джейн. – Зато я с удовольствием хожу по магазинам.

На самом деле ей до чертиков надоело таскаться по бутикам, когда она обновляла свой гардероб. Просто ей хотелось хоть в чем-то походить на Уэнди.

– Уэнди живет ради того, чтобы прошвырнуться по магазинам, – сказал Чейз.

– Это не совсем так, но если тебе нужна компания, чтобы прикупить что-нибудь, пока ты здесь, звони, я помогу тебе. Я только что вернулась из Нью-Йорка, где пополняла свой весенний гардероб.

– Любимое занятие Уэнди – тратить деньги быстрее, чем я их зарабатываю, – вставил Чейз.

– И это не так. Я с мамой и сестрой езжу в Нью-Йорк каждый год в феврале, чтобы посмотреть, что нового происходит в мире моды.

– Вы в хороших отношениях с ними? – спросила Джейн. Уэнди казалась ей человеком всецело довольным жизнью: у нее были красота, чувство вкуса, статный муж и дети.

– Да, а в этот раз я взяла с собой дочерей. Чейз хотел поехать с нами, но из-за этой чехарды с отелями не смог выбраться.

– Вы имеете в виду пожар в отеле? – спросила Джейн.

– Вообще-то пожаров было три, – заметил Чейз.

– И все в «Ройал Баннер»?

– Нет, в разных отелях.

– А я и не знала, что были еще пожары. Кто-то специально их устроил?

– Мы полагаем, что так, – сказал Чейз. – Но пока следствие не может ответить на вопрос, кто это сделал.

– Расследование дела о поджоге всегда занимает много времени, – сказал Лайам.

– А сколько, если не секрет? – спросила Джейн.

– Зависит от поджигателя, – ответил Лайам. – Грейс и Эшли понравился Нью-Йорк?

Уэнди кивнула.

– Они там развлекались по полной. На одном из модных показов они увидели Мэри Кейт и Эшли Олсен, и для них это было незабываемым впечатлением.

– А сколько им лет? – спросила Джейн. Она была замужем пять лет и общалась с другими семейными парами, а потому знала, что если у супругов есть дети, они любят говорить о них.

– Грейс десять, а Эшли восемь, – ответила Уэнди. Она достала из сумочки сотовый телефон. – Вот их фото.

Джейн взяла телефон и на экранной заставке увидела двух девочек на фоне Рокфеллеровского центра. Они удивительно напоминали Уэнди.

– Дай-ка взгляну, – сказал Лайам. – Я их два года не видел.

– Если бы ты хоть иногда выходил из казино, обязательно бы увидел.

– Но именно это приносит нам деньги, дорогая, – сказал Чейз.

– Кроме того, у меня мало времени, – добавил Лайам.

Они сделали заказ и вскоре смогли насладиться чудесным ужином. Как только разговор ушел от работы Чейза, напряжение, висевшее в воздухе, испарилось.

Осталось напряжение между Лайамом и Джейн, но оно было совсем иного рода. При любом удобном случае он брал ее за руку или прикасался к ней как будто случайно. Джейн все время напоминала себе, что это только скоротечный роман, но в присутствии Уэнди и Чейза это было непросто. А еще она понимала, что опять усложнила себе жизнь. Невероятно трудно было убедить себя, что через десять дней их роман закончится.


Глава 7 | Город греха | Глава 9



Loading...