home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


* * *

Я сидел на крылечке домика Доктора и чистил свой «сильверболлер». Хороший пистолет! Провел пальцем по замысловатой эмблеме на затворе. Вспомнился бывший владелец этого ствола и сама история того, как он ко мне попал.

В то время я работал в мастерской по починке всякой мелкой электроники. Иногда брал, негласно, всякие трудные и порой конфиденциальные заказы на починку кое-какой специфичной техники. В один день я вернулся с работы в свой угол (собственной квартиры у меня еще не было). Все вроде было как обычно. Только свет почему-то не включался. Пока я возился с выключателем, кто-то прошагал прямо за мою спину. В затылок мне уперся ствол. Холодный голос по-английски в довольно вежливой манере попросил меня не производить лишнего шума и не орать благим русским матом. Ну, я, естественно, согласился. По-английски я говорил довольно хорошо, поэтому попытался спросить, чего дорогому гостю надо. Упомянул также про ствол, что в затылок мой упирается: мол, может убрать, а? Мало ли что… Гость не согласился, но сказал, чего ему от меня нужно. Предметом его визита стал очень невовремя сдохнувший передатчик защищенной от прослушки связи, который надо было починить. Разумеется, быстро и без свидетелей. Упомянул, что модель чуть ли не в единичном экземпляре. Я резонно спросил, почему он обратился ко мне с таким заказом. Он довольно вежливо ответил, что в узких кругах я имею широкую известность. Такого, честно говоря, я и не ожидал. Ну да, порой ко мне приходили с просьбой починить довольно интересную электронику или что-то улучшить. Просили все хранить в тайне. Ну а мне-то что? Я ничего противозаконного не делал. Частная сделка она и есть частная сделка. Теперь же выяснялось, что я помогал не только ревнивым супругам, хотевшим знать об изменах их партнеров, но и некоторым криминальным авторитетам, среди которых я стал известен.

Недолго думая, я согласился, но предупредил, что ремонт может быть либо очень долгим, либо трудным, либо невозможным вовсе в зависимости от состояния прибора. Гость разрешил мне повернуться и убрал ствол от затылка. Нечего сказать, полегчало. Гость включил настольную лампу и выложил на стол девайс. Попросил меня начать работу как можно скорее. Просьбу свою подкрепил направленным на меня из темноты блестящим в свете лампы пистолетом. Надо заметить, что постоянно остававшийся в тени гость умел убеждать. Я принялся за работу. Через полчаса мне стало ясно, что быстро с его «заказом» не управишься. О чем я незамедлительно сообщил «клиенту». Тот с величайшей неохотой дал мне два дня на починку. Все эти два дня, за исключением коротких перерывов на обед и прочие насущные надобности, я корпел над аппаратом, менял детали, многие из которых мне пришлось буквально выдирать из собственных приборов. В итоге я остался без приемника и навороченного мобильника, в который вложил немало труда и оригинальных конструкторских решений. Иногда я творил чуть ли не невозможные вещи, делал то, что не делал даже в хорошо оснащенной мастерской. И все это время на меня неизменно смотрел из темноты, непонятно как остававшейся в комнате даже в светлое время суток, блестящий ствол пистолета. Приятного было мало - шутка ли, работать под прицелом. Но я терпел. Терпел и работал…

Клиента я мельком увидел, когда он чуть наклонился, чтобы поинтересоваться ходом работ под недвусмысленные щелчки предохранителя пистолета. В луче настольной лампы я сумел разглядеть руки в черных кожаных перчатках, такого же цвета строгий деловой костюм, белую рубашку с красным галстуком и лысый череп клиента. Еще раз щелкнул предохранитель: клиент ждал ответа на поставленный вопрос. Я ответил, что прибор практически готов, надо лишь только заменить аккумуляторы на новые и чуток поправить корпус. Клиент согласно кивнул и, не обращая внимания на не до конца подогнанный по месту корпус устройства, бесцеремонно вытащил аккумулятор из моего и так уже распотрошенного мобильника. Я застонал: какого труда стоило мне достать этот аккумулятор, в котором вместо электролита применяли части артефакта «накопитель»! А какую сумму пришлось за него заплатить! Мой гость тем временем опробовал передатчик, постоянно вызывая какую-то толи Дину, толи Даяну. Добившись наконец ответа, гость осведомился о каких-то инструкциях. Услышав в наушнике нужную информацию, клиент поспешно выключил передатчик и повернулся ко мне. В сумраке снова блеснула сталь пистолета. Клиент заговорил со мной. Поблагодарил за хорошее исполнение работы. Даже извинился за причиненные неудобства! Все это подкрепил солидной пачкой денег, с приятным шлепком легшей на мой стол. Еще сказал, что оставит мне на некоторое время свой пистолет. Предупредил меня, что в компетентные органы или еще к кому-нибудь мне обращаться не стоит, иначе это будет последнем обращением в моей жизни. Сказал, что вернется через пару дней. Ушел.

Вернулся он через три дня. Еще раз поблагодарил за починенный передатчик. Сказал что-то про сильно досаждавшие ему дефект связи при приеме входящих сообщений, связанный, скорее всего, с ошибкой в конструкции. Я вызвался посмотреть еще раз аппарат. Смекнул, что дело может быть в недостаточной запитке одного потенциально слабого места. Поковырялся с полтора часика. Кое-что из деталей заменил, угробив окончательно свой мобильник. Собрал. Попросил клиента проверить. Клиент остался доволен. Сказал, что за качественную работу оставит мне пистолет насовсем. Ну я, естественно не отказался: время сейчас неспокойное, гопников по улицам гуляет - тьма, да и мало ли что… Я поинтересовался, что это за модель и как с ней обращаться. В то время я уже немного разбирался в оружии в основном благодаря своим коллегам по мастерской, увлекавшихся оружейным делом. Клиент рассказал, что этот полуавтоматический пистолет называется «Сильверболлер», в нем применяются боеприпасы натовского калибра «.45АСР», что «пушка» мощная, но требует правильного ухода. Клиент даже согласился научить меня разбирать и собирать пистолет. Оставил мне боеприпасов на одну обойму в семь патронов. Напоследок, совершенно неожиданно и вероломно вколол мне какую-то гадость. У меня сразу «сбилось» сознание, и я стал падать на пол. В последнее мгновение перед тем, как потярять сознание, я неотчетливо увидел лицо с холодными голубыми глазами и, когда он повернулся ко мне спиной, татуировку на затылке, сильно смахивавшую на штрих-код. А потом я отключился.

Очухался, когда настало утро. В голове шумело, как в неисправном радиоприемнике. Оглядел залитую солнечным светом комнату. Все было на своих местах. На столе лежал, блестя своей нержавеющей поверхностью, «Сильверболлер», а рядом в живописном беспорядке лежали патроны. Я взял в руки оружие, оказавшееся довольно тяжелым. Внимательно изучил. Внимание мое привлекла эмблема, выгравированная, наверное, лазером. Вспомнилось, что такая же была на корпусе передатчика моего гостя. Вспомнились также детали его внешности. Я пришел к выводу, что он был европейцем. Мда, повезло мне, так повезло - чуть не убили и я остался без работоспособного мобильника… Зато пистолетом обзавелся. Весело! Вот будет геморрой с его хранением! А если кто найдет, тогда этого геморроя вообще не оберешься…

Сейчас, рассматривая уже ставшее таким родным оружие, я только усмехался тогдашним своим мыслям. Здесь, в Зоне, все это казалось смехотворным. Мир за периметром становился для меня далеким и почти чужим… Тогда я обошел запреты, и теперь имею оружие, не раз спасшее мне жизнь. А хотя по идее на месте «боллера» должен был быть стандартный ПМ, который я чуть не выкинул, когда он отказал во время моей первой экспедиции в Зону. До самой моей последней экспедиции я ни разу не сделал из «боллера» ни одного выстрела, хотя боеприпасов для него все же сумел достать. Да и вообще та экспедиция перевернула мою жизнь. И как мне казалось, навсегда.

Сзади ко мне подошел Доктор, державший в руках КПК.

- Сейчас к нам прибудет группа Сиплого. Говорит, что самого его подстрелили, его товарищи ранены, а одного человека они потеряли. Готовься к встрече, возможно, тебе придется мне помочь.


Глава 1. Один | Вектор Чернобыля | Глава 2. Сиплый