home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Эпилог

Месяц спустя…

Поезд несся сквозь закат, приближая меня к дому. Колеса постукивали на стыках, нагоняя сон на людей в вагонах. Воздух был горяч и вязок, солнце, оранжевым маревом заливавшее поля и рощицы, в вагоне горело зловещим красным цветом сигнальной лампы тревоги, коих много еще осталось в агропромовских подземельях, там, в Зоне. Наконец-то я выбрался из ее цепких лап. Теперь уже все позади. Я возвращаюсь домой. Странно, я так этого ждал, думал, как буду рад, думал, что буду счастлив. Но в душе почему-то только пустота и тревога. После того, как я пересек Периметр, я не могу почувствовать себя в безопасности. Я постоянно чураюсь любого шороха, с подозрением смотрю на каждого. А зачем? Я ведь могу узнать, что сейчас думает каждый человек в вагоне… Я могу узнать, что сейчас видит во сне вон та бабулька, что мирно посапывает в углу. Я же теперь не человек. Не в том смысле, что не тот самодовольный ученый, который пропал без вести где-то в окрестностях Янтаря года два назад. Даже не тот довольно известный сталкер, который вместе со своими тремя товарищами не только вернулся живым и почти здоровым из ходки к Могильнику, но и притащил уникальный артефакт. Я не человек. Суперконтролер, или что-то в этом роде. Думаю, объяснять больше уже ничего не нужно? Вот идет проводница. А на уме у нее - поскорей доехать до места, смениться, отоспаться и забыть того типа из шестого купе, который ее чуть-чуть не изнасиловал.

«Слушай, любезная, иди-ка дальше своей дорогой и не приставай ко мне с расспросами о белье и чае, ладно? Ты лучше пойди поспи, а то в конце вагона, я знаю, сидит пренеприятная компания, от которой тебе хорошего ждать не придется», - мысленно обратился я к проводнице. Та встала, как вкопанная, глазами хлопает, на меня смотрит.

«Чего уставилась?», - все так же мысленно сказал я ей. «Иди спи, если что, я присмотрю тут за порядком. Поверь, никто ничего не попросит. Обещаю» Бедная девушка бегом побежала в свое купе и, как я узнал из ее же мыслей, заперлась на все замки. Боится. Наверное, меня сейчас трудно не бояться. А зря. В эту ночь никто из пассажиров этого вагона ее не побеспокоит. Я об этом позабочусь.

Я прислонился к окну, за которым мелькали столбы и деревья, и попытался заснуть. В полудреме я уже видел свою квартирку, в которой меня не было вот уже два года, вкусный ужин на столе, горячую ванну и не менее горячие объятия моей любимой. Приятные картины прервал грубый смех, раздавшийся за стенкой.

«Заткнись-ка на ближайшие пару суток», - зло подумал я в адрес гоготуна, перебирая в мозгу множество ментальных входов, ища среди них нужный. Не то, не то… а вот это интересно…

«Сейчас я с пацанами возьму вон того придурка, что спит в углу, за задницу, и он отдаст мне все свои бабки до последнего тугрика, а то что-то у меня с капустой проблемы настали»

За «придурка» ответишь…

«Слушай, урод, - мысленно сказал я, ломясь в его мозг, - может, выпрыгнешь из вагона вместе со своими пацанами, а? Тогда шансов остаться живым и здоровым у тебя прибавится…»

«Это что…»

«Не рыпайся!!! А то живо у меня куклой станешь, забудешь даже маму свою, понял? И чтобы тихо, без глупостей. Поломаю и тебя, и твоих пацанов, как спички, ясно?»

Ответа я не дожидался, просто взял, и «повесил замок» на его двигательный центр на пару часиков. Пускай отдыхает.

Остаток пути прошел без происшествий. Уже ночью я вышел из поезда на темный перрон и пошел по направлению к заборчику, где, как я знал, имелась дырка. Дырку, к моему несчастью, заварили, и мне пришлось перелезать через забор. Нарвался на патруль. Черт. Сейчас начнется…

- Стоять! Предъявить документы!

Ну вот, как я и говорил… Ладно, будут вам документы.

Я для начала легонько ударил двух чересчур бдительных стража порядка пси-хлопком. Потом быстренько наплодил им каких-то фантомов и поспешил скрыться. Некогда мне с ними разговаривать. А то начнут какие-нибудь фокусы выделывать, приведут в отделение, обыщут. И объясняй потом, откуда у тебя «Сильверболлер» с приличным боезапасом.

Шел вроде бы знакомыми улочками. Вон рекламный плакат, тускло освещенный неоновыми лампами, в середине сентября поздравляет горожан с Новым Годом. Со свистом пронесся по улице запоздалый троллейбус. Из далекого кабака доносился какой-то блотной мотивчик. Где-то взвывали форсированные автомобильные двигатели стритрэйсеров. Ветер играл опавшей листвой, в канальчиках системы полива журчала вода. Такие родные звуки… Нет, это подделка! Все было не так когда-то.

Мой родной город… Сейчас он мне казался чужим, враждебным, опасным.

«Вон в той подворотне трое зомби», - взвопило мое чутье сталкера, которым меня наградила Зона. И, к несчастью, не им одним. Я вытащил «боллер» из кобуры под плащом и крадучись двинулся вперед. Черт! Я в обычном городе! Здесь нет Зоны! Это просто трое подростков курят в подворотне и судачат о машинах, телках и еще о какой-то хрени. Вспышка. «Электра! Впереди!», - машинально подумал я. Автоматически полез в карман за болтом. Черт, опять! Запомни - ты в обычном городе! Нету здесь мутантов и аномалий! Нету!

Поминутно озираясь и приседая, держа пистолет на изготовку, по сто раз говоря себе, что все Зоновские сюрпризы мне просто мерещатся, я добрался до родного дома. В окнах моей квартиры горел свет. Подошел к двери подъезда. Ну, наконец-то кодовый замок сделали! Пару минут провозился, подбирая комбинацию из нескольких цифр. Замок щелкнул. Я вошел в темноту подъезда и начал подниматься по лестнице. Интересно, как отреагируют на мое возвращение? Не нашла ли нового кавалера моя нареченная? Этого я боялся больше всего… Вот и моя дверь. С трудом подавив рефлекс, я засунул «боллер» в кобуру. Позвонил. За дверью раздались шаги, женский голос спросил из-за двери: «Кто там?»

Я набрался храбрости и ответил:

- Я.

- Кто это: «я»?

- Слушай, милая, ты так и будешь держать мужа на пороге?

- Уважаемый, прекратите шутить на ночь глядя и идите куда подальше!

- Ладно. Скажи, то кольцо, которое я тебе подарил той зимой в честь круглой даты в наших отношениях, ты носишь на правой руке?

- Да.

- Оно простое, без всяких там особых украшений. Я тогда встал на колени и сделал тебе предложение. Помнишь?

- Д-да… Господи, неужели это ты?

- Ну наконец-то. Давай открывай уже, я замерз и устал. И к тому же, я голоден. Ты угостишь меня своей фирменной курицей?

За дверью послышался вздох и всхлипы, защелкали замки и дверь открылась. На пороге стояла моя любимая, облаченная в ночную сорочку. Из глаз ее текли слезы, волосы растрепались, руки дрожали, а губы что-то шептали.

- Разрешишь войти?

Она не сказала мне ничего, только судорожно кивнула. Я вошел в коридор и закрыл за собой дверь. Едва я это сделал, как она бросилась мне на шею, уткнулась в грудь и разрыдалась. Она говорила что-то бессвязное, всхлипывала и рыдала вновь. Я растерянно гладил ее по спине. Все внутри меня сжалось в один горький комок.

- Милая, будет тебе реветь… потоп устроишь… Пойдем лучше в зал, на диванчик… присядешь, расскажешь мне что-нибудь…

До зала я донес ее на руках - она все еще не могла оправится от шока. Уложил на диван. Сел рядом. Обвел взглядом комнату… Все как всегда. Только вот портрет какого-то мужика на столе здесь совсем не к месту. Приглядевшись, я с трудом узнал в этом молодом мужчине себя. Заметил черную ленточку в углу. Да… Дела…

Тем временем она пришла в себя.

- Милый, это действительно ты?

- Да, это я.

- Честно?

- Честно-честно.

- Как это может быть?!

- Ну… может… вылез я из Зоны… Живой, как видишь…

- Этого не может быть! Два года назад пришло сначала извещение о том, что ты пропал в Чернобыле без вести… А потом мама получила похоронку… потом приходили из Корпуса… принесли твои награды, вещи… Потом мы тебя отпевали… Было много народу… Ой, что это я… Ты ведь устал с дороги! Иди пока умойся, а я… это… пока на кухне…

- Ладно. Но учти - хочу всего. И чтобы вкусно и много!

Я прошел в ванную комнату. Решил, что за два года я заслужил право принять нормальный горячий душ «по всем правилам», а не поливаться из ковшика застоявшейся водой в холодной «общесталкерской» душевой «Долга»… Разделся. Подошел к зеркалу. Посмотрел…

Мне самому стало страшно. На меня смотрел мужик с нечеловеческим взглядом карих глаз с большими зрачками. Брр, будто контролер смотрит! Волосы поседели, кожа кое-где потемнела. Узлы мышц бугрились на руках и ногах. Ребра можно было спокойно пересчитать. Мда, исхудал я здорово. Руки покрывали мелкие шрамы, только ладони из-за «генератора» были неповреждены. На левом бедре краснел круглый рубец, оставшийся от пробитого пулей артефакта, который «наградил» меня ментальными способностями и кое-чем еще. На груди выпирали две здоровенных артерии, которые почти симметрично отходили от сердца, шли в сторону шеи и терялись в области предплечий. Поначалу, как только они у меня «появились» (а это было сразу после того, как закончился последний в моей человеческой жизни день), артерии доставляли мне массу неприятностей - зуд, жжение, «темнота» в глазах… «По случаю» прошел обследование у Доктора. Тот, конечно, сначала не верил своим глазам. Неделю меня «изучал». Написал массу бумаги. А меня успокоил. Сказал, что эти артерии - «дополнительное питание мутировавшего мозга». Ментальный контроль и псионические лучи требуют много энергии. Доктор удивлялся, что мой мозг все это выдерживает. Выдерживает. Потому что мозг человека, в отличие от мозгов тех же мутантов, представляет собой сложный орган с огромными возможностями для самосовершенствования. Телекинез и «чтение мыслей» - вполне обыденное для человеческого мозга дело. Вот только люди никак не научатся этим пользоваться. Только мне одному «повезло». Артефакт «разблокировал» скрытые способности мозга. А тому только дай волю! Новые возможности я воспринимал, как что-то обыкновенное, скажем, как человек воспринимает вновь отросшие волосы или возможность поднимать более тяжелый груз после тренировки. Это потом начались мутации и радикальные изменения организма… Не скажу, чтобы я сильно жаловался. Я стал умнее, сильнее, выносливее обычного человека. Да и не человек я теперь, в общем… Мутант. Или еще кто-то в этом роде… Хорошо, что хоть разум сохранился…

Открыл воду, залез под тугие теплые струи… Черт, я уже и забыл, что это такое…Грязная вода потоками лилась с моего тела, унося в канализацию частички радиоактивной пыли, грязь, пот, отслоившуюся кожу и запах Зоны. Я добавил напора, сел в ванну. Сидел, а струи все хлестали, понемногу смывая с меня скверну Зоны. Приятно. Тело, загрубевшее от постоянной радиации, пота, жесткого защитного комбинезона, порохового дыма и частых инъекций антирада, понемногу размякало, доставляя мне ни с чем не сравнимое удовольствие. Я и не осознавал, какую тяжесть я носил на себе… Вода струилась по рукам, весело журчала, баюкая; ее тепло разморило меня. И я заснул. Впервые за долгое время спокойно заснул. Не нужно было держать при себе оружие, ставить растяжки, вслушиваться в ночь, чтобы вовремя заметить подкрадывающуюся псевдособаку, не надо было караулить приближающегося кровососа, не надо было поминутно проверять замок входной двери покинутой квартиры, не нужно было постоянно придерживать ремень, чтобы не загреметь с дерева, не нужно было контролировать собственное дыхание, чтобы не задохнуться в противогазе, пока спишь… Не надо…

Меня разбудил стук в дверь. Я мгновенно вскочил, рука автоматически потянулась к несуществующей кобуре на бедре, но я поскользнулся и загремел в ванну. Из-за двери меня спросили: «Все в порядке?»

«Да-да», - выкрикнул я, силясь перетерпеть боль. Странно, падение в ванной было гораздо больнее, чем укус слепца. Немного оклемавшись, я поднялся на ноги, выключил воду, вытерся полотенцем и надел просторный банный халат. Посмотрел на себя в зеркало и усмехнулся: на меня смотрел чересчур чистый контролер с короткой стрижкой в мягком банном халате. Кенгам на смех! Да нет, не так уж я похож на контролера. Не такой я страшный.

Я вышел из ванной и пошел на кухню, откуда растекались соблазнительные запахи печеной картошки, курицы со множеством приправ, шкворчащего на сковороде мяса. Моя красавица суетилась у плиты, каким-то чудом умудряясь еще и сервировать стол. За два года она мало изменилась: все те же волнистые волосы, те же добрые глаза, словно освещенные последними лучами заходящего солнца, те же нежные руки, та же гибкая спина, та же сказочная талия… Вот только прибавилось морщинок вокруг глаз, да и волосах я заметил сединку. Ну, это уж если сильно присматриваться. Обычно мужчины смотрели на нее, образно выражаясь, «вывалив языки». Поклонников у нее была уйма. Табунами бегали. Только вот я не бегал - работал много, к командировке в Зону готовился, не до того было. Внимания на нее не обращал. Из-за уязвленной женской гордости она сама стала искать моего расположения… И вот что потом из этого через три года после нашего знакомства получилось - заявка на бракосочетание - в ЗАГСе, поклонники - кусают локти, товарищи - бесятся от зависти… А мы - самые счастливые люди на Земле… Мы любили друг друга, как обычно в таких случаях говорят в народе, «до потери пульса»… Но в один прекрасный день… Короче говоря, меня приняли на работу в Научный Корпус. Корпус, помимо прочего, занимался исследованиями аномальных явлений непосредственно в Зоне. После двух месяцев работы в лабораториях корпуса начальство направило меня на исследовательскую работу в Зону. Я, конечно, мог отказаться от назначения, но делать этого не стал. Во-первых, в Корпусе платили больше, а лишняя копейка никогда семье не помешает. Во-вторых, перспектив в Корпусе больше. В-третьих - работать там однозначно интереснее. Ну, и в-четвертых - отпуска там регулярные и весьма длительные. Да и мое солнышко не особо возражало. В общем, собрал я тогда свои пожитки и «рванул» в Зону. Проработал в Корпусе пять лет, сделал несколько нашумевших научных открытий… В последнюю по программе исследований экспедицию я ушел, когда до конца контракта с Корпусом оставалось всего неделя… И та экспедиция действительно стала для меня последней.

…я подкрался к моей нареченной сзади и попытался выудить из казана кусочек курицы, за что немедленно получил по рукам.

- Подожди немного, ладно? Получишь всего сполна, - веселым голосом осадила меня она. Что ж, шок, видимо, прошел.


* * * | Вектор Чернобыля | * * *