home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


10

Лу приехала в Москву последней электричкой и опередила маму и Егора Петровича всего на два часа. Всю дорогу она обдумывала, что сказать маме. Полная покаянных чувств, девочка собиралась попросить у нее прощения за свою идиотскую выходку. Единственное, что Лу не могла решить, – рассказать ли маме про Костю, или же, отвечая на неминуемые расспросы о том, зачем ей понадобилось столько денег, придумать какую-нибудь легенду. Подходя к своему дому, Лу пыталась представить, как встретит ее мама. «Наверное, – решила девочка, – мама будет плакать и кричать. Или вообще откажется со мной разговаривать…»

Но все произошло совершенно иначе. Дверь в квартиру оказалась взломанной. Злоумышленниками были украдены все сколько-нибудь ценные вещи: компьютер, видеосистема, новый кожаный плащ мамы… Были взломаны ящики маминого трюмо в спальне – там она держала свои украшения и деньги на текущие расходы (хотя, конечно, большую часть средств мама хранила в банке).

Лу ходила среди всего этого развала в полном ужасе. Она знала, что должна немедленно позвонить в милицию, но что-то удерживало девочку от этого естественного в таких обстоятельствах шага.

И вдруг Лу заметила, что на ковре спальни, рядом с ножкой кровати, блестит какой-то предмет. Девочка, замирая от страшного предчувствия, подняла его, разглядела… и, ощущая, что сердце проваливается куда-то вниз, а перед глазами все плывет, медленно опустилась на краешек кровати. Она сразу узнала эту вещь. Это была та самая Костина зажигалка, уникальная дорогая безделушка, сделанная в виде женской головы… Не соображая, что делает, Лу ходила по квартире, сжимая в руке злополучную улику. А в голове ее билась только одна мысль: «Ах, Костя, Костя… Ну зачем, зачем ты это сделал?!» Лу понимала, что все, это конец. Парень, которого любила Лу, ради которого пошла на отвратительную авантюру с ложным похищением, тот, с которым она мечтала связать свою жизнь, – этот парень оказался предателем и вором…

Егор Петрович сам вызвал коллег из районного отделения. Наталья Романовна, видя, в каком состоянии находится ее дочь, не донимала ее расспросами.

– Деньги, вещи – это все дело наживное, – говорила она, крепко прижимая к себе Лу. – Главное, что моя девочка жива и здорова!

Потом Лу рассказала оперативникам, как она, приехав поздно вечером из деревни, увидела взломанную дверь.

– А почему же ты не вызвала нас сразу же? – поинтересовался молодой лейтенант из районного отделения, записывавший ее показания.

– Я растерялась… – ответила Лу.

– Похоже, что люди, совершившие ограбление, точно знали, где и что взять… Вы никого не подозреваете? – спросил он, обращаясь одновременно к Наталье Романовне и ее дочке.

– Нет. – Наталья Романовна недоуменно пожала плечами. – Мне некого подозревать.

– Мне тоже… – чуть помедлив, сказала Лу.

Зажигалка Кости лежала в это время в кармане ее джинсов.

…Жизнь Лу и ее мамы понемногу вошла в прежнее русло. Как будто сговорившись, они ни слова не сказали друг другу ни о том дурацком письме, ни о тех трех днях, которые Лу провела в Засеках. Лу понимала, что мама старается простить ей эту выходку и ждет, что дочь сама расскажет о причинах, толкнувших ее на такую авантюру. Так, наверное, и произошло бы, если бы… Если бы не зажигалка Кости. Лу хотя и понимала, что этот парень оказался мерзавцем и что он просто использовал ее в своих корыстных целях, почему-то не могла рассказать честно обо всем маме. Ведь мама непременно станет настаивать: зажигалку надо отдать в милицию и все рассказать об ее владельце! А Лу не хотела, чтобы Костю посадили в тюрьму. В глубине души девочка чувствовала, что все еще любит Костю, любит, несмотря ни на что…

Уже через день Лу пошла в школу. Там, казалось, никто не заметил ее трехдневного отсутствия. Черепашка, видя, что Лу ходит мрачнее тучи, тоже не стала донимать ее расспросами. Она чувствовала себя виноватой перед подругой и решила переждать, пока вся эта история немного уляжется. И только сочувственно спросила, когда Лу возвращала ей «мобильник»:

– Ну как ты, а? Я могу тебе чем-нибудь помочь?

Но Лу только отрицательно покачала головой. Ей теперь не мог помочь никто…

Володя Надыкто, которому Лу отдала ключ от домика, тоже попытался было расспросить ее:

– Луиз, а чего вообще происходит, а? Тут милиция тебя искала… Если ты что-нибудь натворила, так я имею право знать хотя бы, что именно? Ведь это же я тебя прятал! Получается, что я – вроде как сообщник…

– Вов, отстань, пожалуйста… – жалобно попросила его Лу. – Никакой ты не сообщник, не бойся… Ты не видишь – мне не до тебя…

– Ничего я не боюсь! – надулся Надыкто, но с вопросами больше не приставал.

Так прошла неделя. Лу жила словно бы на «автопилоте», как робот. Она, обычно такая жизнерадостная и разговорчивая, старалась теперь ни с кем не общаться. Равнодушно готовилась к занятиям. Равнодушно отвечала у доски. На физкультуре так же равнодушно прыгала в длину и бегала стометровку. Ей было все равно, какую оценку ей поставят, – ее мысли были далеко. Она все время думала о Косте. Иногда Лу даже пыталась оправдать его поступок: «Возможно, бандиты его все-таки прижали с деньгами. И он пошел на это от отчаяния, от полной безысходности…» Но Лу понимала, что даже в этом случае Костя выглядит, самое лучшее, жалким и бессовестным. И это настолько не вязалось с тем образом смелого, благородного и надежного героя, который придумала в своем воображении Лу за время их знакомства, что ее сердце просто замирало от боли и обиды. «Ну почему, почему это все должно было закончиться именно так?!» – думала девочка.

Не выдержав, Лу решила позвонить Косте. Она хотела вернуть ему зажигалку – и расстаться навсегда. Ей казалось, что такой ее поступок покажет Косте, какую страшную ошибку он совершил, предав девушку, которая так самозабвенно и жертвенно его любила.

Номер телефона Кости она заучила наизусть. Звонить ему Лу решила из дома. Была пятница, и мама еще не вернулась с работы. Лу сняла телефонную трубку и начала было набирать номер, но потом малодушно нажала на «отбой». Ей было страшно: сердце выдавало, наверное, ударов двести в минуту… Лу, попытавшись обуздать волнение, начала набирать номер снова. В трубке раздались длинные гудки. И Лу, чувствуя, что проваливается в какую-то черную бездну, услышала Костин голос:

– Да, слушаю…

Голос у него был совершенно спокойный. Лу, судорожно сглотнув, сказала, не узнавая собственного голоса:

– Костя, привет. Это я…

– Малыш? Ты?! – Казалось, Костя обрадовался. Или искусно притворялся. – Здорово, что ты позвонила! Я и сам собирался с тобой связаться… Ты знаешь, мне, кажется, удалось уладить все свои проблемы!

«Видно, удачно сбыл наше барахло!» – подумала Лу и сухо ответила:

– Я рада, что у тебя все хорошо. Мне надо срочно с тобой встретиться. «В последний раз…» – мысленно добавила она.

– Конечно! – с горячей готовностью согласился Костя.

– Только это срочно! – уточнила Лу. – Я должна вернуть тебе одну твою вещь…

– Какую вещь? – в Костином голосе прозвучало недоумение.

– Зажигалку… Ты помнишь, у тебя была такая зажигалка… оригинальная? Ты ее потерял, а я нашла!

– Я не терял зажигалок… – Недоумение в голосе Кости возросло.

– Как не терял? – Лу не ожидала такой реакции. – Я говорю о твоей зажигалке в виде женской головы! Я ее нашла, понимаешь? Нашла в своей квартире! Это улика, ты понимаешь? И я хочу вернуть ее тебе!

– Какая улика? Малыш, да что с тобой? Что случилось?

Лу молчала. Она не понимала, что происходит. Ей казалось, что Костя, услышав про найденную в квартире Лу зажигалку, бесспорное свидетельство его причастности к ограблению, должен немедленно примчаться за ней. А Костя вдруг переспросил с тревогой в голосе:

– Ты говоришь, что нашла мою зажигалку в своей квартире?

– Наконец до тебя дошло! – язвительно произнесла Лу. – Ты приедешь за ней?

– Выезжаю немедленно! Ты дома?

– Я буду ждать тебя у подъезда, – произнесла Лу. Она не хотела, чтобы Костя заходил к ней в квартиру.

– Я буду через полчаса! – взволнованно сказал Костя и отключился.

Через полчаса Костина «восьмерка» затормозила у дома Лу. Костя, приоткрыв дверцу, произнес:

– Малыш, садись!

Лу, поколебавшись, села на переднее сиденье. И тут же, стараясь не смотреть Косте в лицо, протянула ему зажигалку:

– На, возьми…

Тот принял вещицу, потом произнес:

– Ты все-таки объясни… Ты говоришь, что нашла ее в своей квартире?

Лу, чувствуя, что ей невмоготу продолжать этот нелепый спектакль, выпалила:

– А то ты не знаешь! Ведь это ты ее потерял, когда выносил вещи! Все, я пошла. Удачи…

Но Костя не позволил ей выйти. Пристально глядя ей в глаза, он крепко взял ее за локоть:

– Да погоди ты… Давай разберемся!

– Тут нечего разбираться! – крикнула Лу. – Пусти меня, слышишь? Пусти, или я буду кричать!

Услышав это, Костя отпустил ее. Пожал плечами:

– Насильно мил не будешь!

– Вот именно! – Лу выскочила из машины.

Почти ничего не видя из-за слез, застилавших глаза, она побежала к подъезду.


Наталья Романовна пришла домой в приподнятом настроении. Сегодня ей позвонили на работу прямо из милиции и сообщили радостную весть: удалось найти почти все украденные вещи!

– Вообще-то процент раскрываемости квартирных краж у нас, к сожалению, не слишком высокий… – признался Наталье Романовне позвонивший молодой лейтенант, который выпытывал у нее и Лу, не подозревают ли они кого-нибудь.

Он рассказал, что вещи нашлись, можно сказать, по счастливой случайности. Сотрудники отдела по борьбе с наркотиками проводили обыск в квартире у подозреваемого. Наркотиков не нашли, но зато обнаружили видеоаппаратуру и компьютер, похожие на те, что проходили по ориентировке в связи с ограблением. Хозяина квартиры, молодого парня, задержали. И попросили Наталью Романовну приехать, чтобы взглянуть на вещи. И та с уверенностью сказала, что эти вещи – те самые, что были украдены!

Придя домой, Наталья Романовна тут же поделилась новостью с Луизой. Но та, к удивлению мамы, кажется, совсем не обрадовалась.

– Ты говоришь, мама, что его арестовали? – В голосе Лу явственно читалась тревога.

– Кого? Квартирного вора? Да, им оказался совсем молодой парень. Мне даже сказали, как его зовут.

– Имя! – встрепенулась Лу. – Какое имя они назвали, а, мам? Ты не вспомнишь?

– Ну… – с недоумением протянула мама. – Имя какое-то простое. То ли Вадим, то ли Виктор… Да, точно! Стеклов Виктор Иванович. Представляешь, ему всего девятнадцать!

«Виктор… Витек! – мысленно ахнула Лу. – Но при чем здесь Витек? А-а, я давала ему свой телефон, а по номеру телефона адрес узнать – пара пустяков… Но откуда тогда взялась Костина зажигалка?»

В этот момент зазвонил телефон. Мама сняла трубку:

– Лиза! Это тебя…

Еще погруженная в свои мысли, Луиза рассеянно произнесла:

– Да! Алле! – и услышала Костин голос.

– Малыш, ты еще на меня дуешься? Тебе не кажется, что нам надо встретиться и во всем разобраться?

– Привет, Костя! – радостно произнесла Лу. – Я согласна, пора разобраться. Ты где сейчас?

– Вообще-то я стою около твоего дома! – заявил Костя.

– Выхожу! – Лу засуетилась, отыскивая свою одежду. – Мам, я на часок! – крикнула она уже в дверях.

Костя был без машины, зато держал в руках большой букет белых хризантем.

– Вот, это тебе! – сказал он. – Пойдем прогуляемся?

– Пойдем! – улыбнулась Лу.

Она чувствовала, что все недоразумения уже почти позади.

Костя начал с главного:

– Если я правильно понял, кто-то залез в твою квартиру, да? И потом ты нашла там мою зажигалку?

– Верно… – согласилась Лу.

– И ты решила, что в квартиру забрался я…

Лу молча кивнула.

– Я хотел тебе все объяснить еще в прошлую встречу, – продолжал Костя, – но ты не дала мне этого сделать. Дело в том, что эту вещь у меня выпросил один человек, мой знакомый. Это произошло дней десять назад…

– Это был Витек, да? – вырвалось у Лу.

– Малыш, ты меня прямо пугаешь… – Костя смотрел на Лу с выражением веселого любопытства. – Как ты догадалась?

– А у меня дед был цыганским бароном! – вдруг вырвалось у Лу.

Костя рассмеялся:

– Ты мне раньше об этом не говорила! Значит, ты – ясновидящая?

– Еще какая ясновидящая! – Лу вдруг стало весело. – Я даже знаю, где этот Витек находится сейчас…

– Ну и где? – Костя посерьезнел.

– Он в тюрьме! – выпалила Лу. – Только ясновидение здесь ни при чем. Просто маме звонили из милиции…

– Значит, повязали? – Костя помрачнел. – Ну что ж, он сам выбрал свою дорогу…

– Костя, а ты? – Лу серьезно посмотрела молодому человеку в глаза. – Ты так и будешь… нищенствовать?

– По-правде сказать, малыш, я хотел сообщить об этом позже… Я уже на работу устроился – барменом в суши-бар.

– В тот самый? – искренне изумилась Лу.

– Ага… А летом буду пробовать поступать в театральное училище…

– Класс! – Лу засмеялась. – Я знаю, у тебя все получится!

– Это ты мне предсказываешь как внучка цыганского барона? – улыбнулся Костя.

– Нет… – Лу с нежностью взглянула на него. – Это я говорю как человек, который без памяти тебя любит.

– А знаешь что? – спросил вдруг Костя.

– Нет, не знаю!

– Ты не хочешь познакомить меня со своей мамой?


В комнате было темно. Черепашка вернулась со съемок поздно, около одиннадцати часов. Лелика дома не было. Тоже, наверное, задерживалась на работе. А где же еще? Отчего-то Люсе не хотелось включать свет. И вообще ничего не хотелось делать. Только спать. Безумно хотелось спать. И если бы не этот звонок, то она так бы и уснула, сидя на диване в темной комнате в джинсовом костюме и модных ботинках «Доктор Мартинс». Сумасшедшая популярность и слава, внезапно обрушившаяся на ви-джея Черепашку, почему-то совсем не радовали ее. И Люсе было странно осознавать этот факт.

Телефон продолжал звонить, а она почему-то не спешила к нему подходить. Наконец, медленно поднявшись с дивана, она все-таки приблизилась к журнальному столику и сняла трубку:

– Алло!

– Люся, это я – Гена!

– Кто?

Хотя в комнате и без того не было света, Черепашка почувствовала, как в глазах потемнело и закружилась голова. Она, не в силах устоять на ногах, медленно опустилась на стул.

– Гена, Гена Ясеновский, – пояснили между тем на другом конце провода.

– Здравствуй, Гена Ясеновский, – произнесла она, приходя в себя.

– Здравствуй! – радостно крикнула трубка. – Если б ты знала, как я рад слышать твой голос! И вообще, ты – супер! Я твою программу «Уроки рока» ни разу еще не пропустил! Просто блеск!

– Спасибо, – тихо ответила Черепашка. – Я рада, что тебе нравится.

– Не то слово! – захлебывался от переполнявших его эмоций Геша. – Слушай, а мы не могли бы с тобой встретиться?

– Могли бы, – сама от себя не ожидая, ответила она.

– А когда?

– Не знаю, мне нужно в блокноте посмотреть. У меня же теперь график…

– Понятное дело…

– Подожди минутку, хорошо?

– Да хоть всю жизнь!

Люся аккуратно положила трубку на столик, включила свет и достала из рюкзака блокнот.

Если бы несколько месяцев назад ей сказали, что он позвонит и что она вот так спокойно будет выбирать время для встречи с ним, сосредоточенно изучая график съемок, она, конечно, ни за что не поверила бы. Однако именно так все и происходило. И Черепашка, наблюдая за собой как бы со стороны, продолжала пристально вглядываться в мелкие цифры и буквы, написанные на узенькой страничке записной книжки. А трубка продолжала лежать на журнальном столике, а на том конце провода в нее дышал тот, кто полгода назад предал Черепашку и растоптал ее первую любовь.


Но это уже совсем другая история…


предыдущая глава | Я тебе верю |



Loading...