home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


3

– И ты ему поверила? Да он просто «развел» тебя, как дурочку! – Черепашка передернула узкими плечиками, всплеснула руками. – В общаге он, видишь ли, живет! Денег нет, чтобы комнату снять с телефоном! А на дорогие бары деньги есть! И на машину… Ты знаешь, почем нынче бензин? Как-то все это странно, подруга, а?

– Ничего не странно! – Лу никак не могла найти слова, чтобы все объяснить Черепашке. – Понимаешь, он не такой, как другие…

– Да? А какой же? – Глаза Черепашки за стеклами очков сверкнули двумя колючими льдинками.

– Он… – Лу страдальчески сморщилась: ужасно, если тебя не понимает лучшая подруга! Наконец, найдя определение, Лу выпалила: – Он надежный, вот! С ним мне спокойно, как со старшим братом!

Черепашка скептически пожала хрупкими плечиками. Лу подумала вдруг, как изменили ее подругу события последних месяцев. Несчастная любовь к обманщику Геше, почти месяц, проведенный в депрессии в стенах больницы, работа на телевидении – все это добавило в Люсин характер совершенно новые черты. Она научилась быть иногда жесткой и неуступчивой и, если была с чем-то не согласна, не втягивала, как раньше, голову в панцирь, не уходила в себя, а спорила, отстаивая свою точку зрения. Иногда Лу просто не знала, радоваться ли переменам, произошедшим с подругой, или огорчаться им…

Девочки сидели на кухне Люсиной квартиры, где та жила с мамой. Энергичную, доброжелательную Елену Юрьевну, Люсину маму, все друзья и коллеги называли Леликом. И девочки за глаза звали ее так же.

– Ой, Лелик вот-вот придет! – воскликнула вдруг Черепашка, взглянув на часы. – А ужина-то еще нет! И на кухне не прибрано…

Девочки дружно взялись за дело: Лу мыла посуду, а Черепашка, водрузив сначала на плиту кастрюльку с супом, стала неторопливо извлекать из морозилки разные полуфабрикаты. Остановившись после недолгих размышлений на блинчиках с мясом, Люся отправила их в микроволновку. И вовремя! Как только уборка и готовка были закончены, в прихожей раздался звонок. Черепашка открыла дверь.

– Привет, талантливая дочь! – Мама чмокнула Черепашку в щеку. – О, и Луиза здесь! Давно ты к нам не заглядывала! Я уж думала, не поссорились ли вы?

– Здрассьте, Елена Юрьевна! Да нет, чего нам ссориться? Просто времени как-то не было…

– Да? А я как знала, что у нас гости. Вот, торт принесла…

Лу улыбнулась. Она любила Лелика и, так же как и Черепашка, полностью ей доверяла. Ну настолько, конечно, насколько вообще можно доверять взрослым…

После чая с тортом Лу засобиралась домой. Черепашка вызвалась ее проводить.

– До свидания, Елена Юрьевна! Мерси за торт! – Уже стоя в дверях, Лу помахала Лелику.

Та, выглянув из кухни, ответила с улыбкой:

– Счастливо, Луиза! Приходи к нам!

Девочки вышли во двор. Здесь уже вовсю хозяйничала весна: на деревьях и кустах набухли почки, а теплые солнечные лучи, казалось, разыскивали остатки снега на газонах, чтобы превратить их в лужи и ручейки… Жмурясь от солнца, подруги не торопясь двинулись в направлении дома Лу.

– Лу, мне кажется, мы не договорили насчет… – Черепашка знакомым жестом поправила очки, норовившие сползти с ее носика-кнопки.

– Насчет Кости? – Лу, как обычно, поняла подругу с полуслова. – Я не знаю, о чем тут говорить-то… Ты ведь даже его не видела.

– Но ты ведь обещала меня с ним познакомить! – напомнила Черепашка.

– Обещала – познакомлю! Он позвонит на днях, и я с ним как раз договорюсь…

Но Костя не позвонил. Ни на днях, ни через неделю. Сначала Лу не особенно волновалась: ну, не звонит и не звонит. Может, у человека дела! Но закончился апрель, начались майские праздники. Народ потянулся за город на дачи, в лес на пикники… А Костя как в воду канул.

Лу старалась делать вид, что у нее все в порядке. Она училась, как обычно: общалась с одноклассниками, отвечала у доски на уроках, даже строила глазки мальчишкам – не всерьез, а так, по привычке. Чтобы не терять навыка… Но на сердце у нее чем дальше, тем тяжелее становилось.

«Костя, ну где же ты? – думала она все чаще и чаще. – Может, ты заболел? Или попал в автокатастрофу? А теперь – лежишь на больничной койке, несчастный, весь в бинтах, и к тебе никто не приходит?..»

Но был еще один вариант, самый страшный, о котором Лу не хотела даже думать. Лу могла просто надоесть Косте, ведь вокруг столько симпатичных девушек, более подходящих ему по возрасту! Лу старалась гнать мысли об этом. Черепашка, чуя неладное, пыталась несколько раз откровенно поговорить с подругой. Но Лу не хотелось откровенничать: она нарочно переводила разговор на другую тему. Она боялась услышать из Люсиных уст что-нибудь вроде: «Ну вот, я же тебя предупреждала…»

Когда со дня последней встречи минуло три недели, а Костя так и не позвонил, Лу решилась. Дождавшись субботы, она отправилась в тот самый суши-бар, где Костя пытался приобщить ее (впрочем, неудачно) к японской кухне.

Она доехала на метро до «Маяковской», вышла на Тверскую. До бара было совсем недалеко. Волнуясь, Лу подошла к знакомым дверям и остановилась у входа. Ей вдруг явственно представилась картина: вот она входит в бар, а там, за тем же столиком, Костя сидит с какой-нибудь другой девушкой. Они едят суши, пьют саке из глиняных чашечек и беззаботно смеются…

Лу тряхнула головой, прогоняя наваждение. Помедлив еще чуть-чуть, она резко выдохнула – и решительно открыла дверь.

За знакомым столиком сидела какая-то парочка. Они и вправду негромко смеялись – вернее, смеялась девушка – в ответ на какую-то забавную реплику своего друга. На мгновение Лу показалось, что спиной ко входу действительно сидит Костя: она узнала его широкие плечи, короткий светлый «ежик» на голове… Но тут парень, словно почувствовав затылком ее взгляд, обернулся, не переставая что-то говорить своей спутнице. На Лу с любопытством взглянули живые карие глаза.

Почувствовав слабость, Лу машинально присела за соседний столик. «Надо же, – подумала она, – у этого парня светлые волосы, а глаза – такие темные, почти как мои!..»

К столику подошла официантка. Возможно, та же самая, что обслуживала ее и Костю три недели назад. Хотя из-за грима можно было легко обознаться.

– Здравствуйте, что вам принести?

Лу узнала этот голос.

– Тина? – неуверенно произнесла она.

– Да, меня так зовут! – мягко ответила девушка, нисколько не удивляясь.

– Тина, вы меня помните? Я была здесь в середине апреля, с другом…

– Да, я помню вас. У вас очень необычная внешность. Я еще подумала тогда – вот, мол, какую симпатичную девушку Костик себе завел… Извините! – вдруг смутилась она. – Болтаю невесть что. Так что вам принести?

– Мне… не надо ничего. Я просто хотела спросить… – Лу замялась, не решаясь продолжать, но взгляд Тины был таким спокойным и дружелюбным, что Лу все-таки отважилась задать вопрос: – А что, Костя приходил сюда в последнее время?

– Костя-то? Нет, по крайней мере, в мою смену его не было – с того самого дня.

– Тина, извините за вопрос… А вы его… Костю – хорошо знаете?

Девушка рассмеялась:

– Его у нас все знают! Костя же наш постоянный клиент. Уже, наверное, года два к нам ходит, почти с самого открытия. А постоянный клиент – это почти как член семьи.

– Тина, а вы не подскажете, как мне его найти? Может, телефон, или адрес, или место работы…

Официантка бросила на Лу любопытный и в то же время сочувственный взгляд:

– Нет, боюсь, я вам не помогу. Вы, наверное, сами заметили – он не из болтливых. Так что у нас про него знают только, что он очень спокойный, вежливый клиент. И при деньгах… А что? Что-нибудь случилось?

– Нет, нет. Спасибо вам. Я, наверное, пойду, мне пора…

Лу поднялась с низкого стула и тут услышала чей-то голос:

– Барышня! Уже уходите? А рыбки поесть? С водочкой японской?

Лу обернулась. Она сразу узнала худого парня, который подходил к ней вразвалочку, улыбаясь во весь рот.

– Витек?.. – только и смогла сказать она.

Витек заулыбался еще шире:

– Молодец, девочка, память хорошая! Жаль только, Костян в тот раз тебя не представил. Испугался, что ли, что отобью? Так это он зря. Я корешам дорогу не перехожу.

– Меня зовут Луиза… – Лу подумала вдруг, что этот противный Витек с его слащавой улыбочкой может что-нибудь знать о Косте.

– Во как, Луиза! Это тебя так в натуре зовут, или пацанам вкручиваешь для пущего эффекту? Одного знал, Артуром представлялся, когда с девчонками знакомился. А сам – Колян, прикинь?

– Нет, я не вкручиваю… Меня вправду так зовут.

– Во, круто! Ты Костю ищешь, я слышал?

– Да… – не стала отпираться Лу. – Вы… что-нибудь о нем знаете?

– Ну, как тебе сказать… Давай-ка присядем. Не стоя же базарить!

Он взял Лу под локоть и проводил за свой столик в углу зала. Усевшись, Витек глотнул из чашки саке и продолжил:

– Мы же с Костяном – дружбаны старые. В одном детдоме росли.

– Так Костя детдомовский? – Лу почему-то не удивилась, услышав это.

– Да, а что? Он тебе не говорил? Он вообще пацан скрытный. Не любит много трепаться. Только по делу что скажет, и все. У него в детдоме и погонялово такое было – Костя Конкретный. Да что это я?! – внезапно встрепенулся Витек. – Тебе ж заказать надо чего поесть-выпить. Эй, Тина! – крикнул он официантке.

– Нет, мне ничего не надо! – испуганно воскликнула Лу.

– Ты про Костю узнать хочешь? – Витек заговорщически подмигнул ей.

– Да…

– Тогда делай, что я скажу. Сейчас у нас типа разговор будет. А всухую кто ж базарит?

Подошла официантка. Пока Витек делал заказ, Лу успела поймать на себе тревожный взгляд Тины. Казалось, что этим взглядом девушка пыталась что-то сказать Лу, предостеречь. Украдкой, чтобы Витек не заметил, Лу чуть кивнула Тине – мол, все под контролем… Хотя сама она совсем не была в этом уверена.

Тина принесла Лу суши и чашечку саке. Быстро, не глядя на Лу и Витька, поставила все на столик и ушла. Лу нетерпеливо спросила:

– Вить, ну так что с Костей? Он здоров?

Витек ухмыльнулся:

– Да ты хоть пригуби винцо-то! Знаешь, сколько одна такая плошка стоит?

Лу нерешительно взяла в руки маленькую круглую чашечку без ручки. Набрала в рот немного, проглотила. Саке оказалось чем-то вроде водки, но с каким-то странным привкусом. (Хотя и водку-то Лу пробовала только однажды, на дне рождения одноклассницы. И этот традиционный русский напиток ей тогда очень не понравился.)

– Ну вот, другое дело! – улыбнулся Витек. – Теперь закуси!

Лу, чтобы не мучиться с палочками, взяла знакомую уже рисовую лепешку с сырой рыбой прямо рукой. И мужественно ее проглотила.

Витек, наблюдавший за ней, удовлетворенно кивнул, прикурил сигаретку и произнес:

– Ну, короче, попал наш Костя.

– В смысле? – испуганно переспросила Лу. – Куда попал?

– Не куда, а на что! На «бабки» он попал, и на не хилые. Теперь прячется. Потому что подставили его на «бабки» эти очень серьезные люди.

– Но… почему? – в ужасе спросила Лу. – Что он сделал?

– Не поделился вовремя. А делиться надо было. Зарабатывал он немеренно, мог и пацанам от себя отщипнуть, не обеднел бы. А Костя решил скрысятничать. А пацаны узнали и счет выставили за все время, пока он в одиночку тихарился.

Лу едва понимала то, что говорил Витек. Но главное ей было ясно – Костя в беде!

– А где он теперь? – спросила она упавшим голосом.

– А этого тебе знать не надо. Меньше знаешь, крепче спишь! И не ищи его, он сам объявится. Когда проблемы решатся.

– А как они решатся? – со слабой надеждой в голосе спросила Лу. – Костя найдет деньги?

– Ну, всю-то сумму он вряд ли найдет. Негде ему их взять. Потому и прячется.

– А… что за сумма? Сколько? – Лу сама не знала, зачем она задала этот вопрос. Ведь денег у нее все равно нет…

– А какая тебе разница? – Витек решительно затушил сигарету в пепельнице. – Ты что, дочка миллионера?

– Ну, не миллионера… Но папа у меня довольно богатый.

– Папа? – оживился Витек. – А чем он занимается? У него что, свой бизнес? А что конкретно? Торговля, производство?

– Я не знаю, – честно призналась Лу. – Он не здесь живет. В смысле не в России.

– А где? – Витек весь подобрался, в глазах зажглись хищные огоньки… – В Штатах?

– В Арабских Эмиратах…

– О, это там, где нефть? Папик у тебя араб, что ли?

– Араб… Ну, не особенно богатый, по тамошним меркам. Но деньги у него есть.

– Тогда вот что, – подвел итог Витек. – Давай звони своему папику, ври что хочешь, но попробуй его раскрутить. Тогда ты и Костика своего выручишь, и сама будешь не в обиде. Прикинь, если ты его в натуре спасешь, он ведь тебе по гроб жизни будет обязан! – Витек коротко хохотнул. – Если что получится, звони мне. Я «бабки» заберу и передам кому надо. И Костю твоего оставят в покое, поняла? Вот номер моего «мобильника». – Он протянул Лу клочок бумаги.

– А… сколько денег-то просить? Вы же не сказали! – напомнила Лу.

– Денег-то? Проси штук пятьдесят. Баксов, естественно. Потянет папик столько?

– Не знаю… – с сомнением произнесла Лу. – Я спрошу.

– А, ну ладно, – согласился Витек. – И ты это… Телефончик оставь мне свой – на всякий случай. Вдруг о Костяне какие новости будут…

Лу продиктовала номер. Витек записал его на сигаретной пачке.

– И вот еще что, – добавил он, когда Лу собралась уже уходить. – О нашем разговоре – никому, поняла?..


предыдущая глава | Я тебе верю | cледующая глава



Loading...