home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


9

Володя Надыкто уехал в воскресенье, и Лу осталась одна в его деревенском домике. Настроение у нее после звонка Черепашки было отвратительным. Лу мучили плохие предчувствия. Ведь, судя по тому, что сказала по телефону Люся, дело приняло совсем не тот оборот, что планировала она. Хотя, с другой стороны, делать какие-то выводы было еще рано. «Может быть, все не так уж плохо? – размышляла Лу. – Ну и что из того, что мама соврала Черепашке, будто я уехала к папе? А что она должна была сказать? Что меня похители? Может быть, мама просто не хотела, чтобы кто-нибудь знал правду о случившемся?»

Но это все были лишь домыслы. А интуиция говорила Лу о другом: дело – дрянь!

Вечером, после отъезда Володи, Лу долго не могла уснуть. Она думала о маме, Черепашке, одноклассниках… Вспоминала противного Витька. И конечно, Костю – красивого, сильного, уверенного в себе, любимого… Лу чувствовала, что очень скучает по нему. Почти жить без него не может. «Странно, ведь я знаю Костю чуть больше месяца… А ощущение такое, будто он – мой старинный, добрый друг, почти родственник. Даже больше, чем просто родственник…» Так думала Лу, ворочаясь на деревенской перине, которая вдруг показалась ей страшно неудобной и жесткой. Заснула она уже под утро и проспала почти до обеда.

А в понедельник в школе появился худощавый человек невысокого роста, с залысинами. Он быстро прошел в кабинет директора. Недолго там пробыв, Егор Петрович (а это конечно же был он) проследовал в канцелярию, где находился пресловутый компьютер с лазерным принтером.

Устроившись перед монитором, капитан занялся поиском интересующего его файла. И, видимо, поиск увенчался успехом: Егор Петрович удовлетворенно хмыкнул и задал компьютеру команду «печать». Бросив взгляд на выползший из принтера лист, капитан кивнул и взялся за телефонную трубку.

– Наталья Романовна? – Капитан вытащил из пачки сигарету, но, вспомнив, что находится в школе, не стал прикуривать, а начал просто разминать ее пальцами правой руки. – Здравствуйте, это Скобцев. Вы будете сегодня дома? Да, есть новости. Что? Пожалуй, скорее приятные. Думаю, что вашей дочери ничего не угрожает… Да, кстати, помните ту подругу Луизы, что была на фотографии – ну, такая серьезная девочка в очках? Я забыл спросить – она что, учится в той же школе, что и ваша дочь? И в том же классе? Это хорошо. А… напомните, как ее зовут? Черепахина Люся? Спасибо, ясно. Тогда через пару часов мы встретимся, и я вам подробно все расскажу.

Капитан положил трубку, вздохнул, сунул сигарету назад в пачку и вышел из школьной канцелярии. Он отправился искать Люсю Черепахину, лучшую подругу похищенной неизвестными злодеями Луизы Геранмае.

Через полтора часа капитан Скобцев, удобно расположившись в кресле, рассказывал не находившей места от беспокойства и нетерпения Наталье Романовне о том, что узнал в школе:

– Ну, во-первых, я начал с письма. С разрешения директора я покопался немного в школьном компьютере. И вот что мне удалось из него извлечь…

С этими словами Егор Петрович извлек из внутреннего кармана пиджака аккуратно сложенный листок и протянул его собеседнице. Женщина взяла листок, развернула…

– Так это же то самое письмо, что вы у меня забрали два дня тому назад! – разочарованно произнесла она. – Хотя, погодите-ка… Бог мой, здесь же нет той приписки!.. Объясните, что все это значит?

– Это значит, – ответил милиционер, – что кто-то, прежде чем распечатать текст письма на принтере, скопировал его в память школьного компьютера – очевидно, с дискеты. Потом, когда письмо было распечатано, этот самый кто-то отправил файл с письмом в «корзину», но саму-то «корзину» в спешке очистить позабыл! Именно там я и нашел этот примечательный документ… И распечатал на том же самом принтере, что и автор письма. Недурно, да? Похититель детей изготавливает письмо родителям жертвы с помощью школьного компьютера! Вам не кажется, что это полный бред?

– Значит, все-таки это сделала Луиза… – прошептала Наталья Романовна. – Но зачем? Зачем ей понадобилась такая большая сумма? Боже, о чем я спрашиваю! – спохватилась вдруг женщина, – Скажите, вам удалось узнать, где моя дочь сейчас?

– Не волнуйтесь, она в полной безопасности, – успокоил ее Скобцев. – Если хотите, мы можем съездить за ней вместе.

– Что значит – если хочу?! – возмутилась мама Луизы. – Едем!

– Что ж, поехали, – спокойно согласился Егор Петрович. – Только давайте сначала пообедаем, ладно? А то путь до Владимирской области неблизкий…

Ехать решили на новеньком «фольксвагене» Натальи Романовны. А капитанскую «восьмерку» загнали временно в освободивший гараж-«ракушку», стоящий прямо под окнами квартиры. За руль сел Скобцев. И по дороге он раскрыл остальные подробности своего визита в школу.

– Эта девочка, Люся Черепахина, поначалу молчала, как Зоя Космодемьянская на допросе. Пришлось показать ей письмо, отпечатанное на школьном принтере и объяснить: если его изготовила не сама Луиза, то кто? Кто-то из школьников или преподавателей. Короче, кто-то, кто может спокойно войти в школьную канцелярию и пробыть там какое-то время, не вызывая вопросов. В этой связи я пообещал начать в школе активный поиск и допрос подозреваемых, начиная с самой Люси и кончая директором школы на предмет их причастности к похищению.. Ну вот, а после этого Люся мне все и выложила…

– Так, значит, она была в курсе? – изумилась Наталья Романовна.

– Конечно. Ведь в таком деле, как инсценировка собственного похищения, без сообщников не обойтись, понимаете?

– Но Люся рассказала, зачем Луизе понадобилось столько денег?

– Она сказала только, что подруга хотела выручить кого-то таким сомнительным способом из беды. Но о ком конкретно идет речь, так и не призналась. Говорит, что сама этого не знает.

– Ну хорошо… – с облегчением вздохнула Наталья Романовна. – Но при чем здесь Владимирская область? Зачем ее туда понесло?

– А тут замешан некто Владимир Надыкто, еще один одноклассник вашей дочери. У него там есть дом в небольшой деревушке. И Луиза попросилась пожить пару недель в этом доме, до тех пор пока вы не выполните требование мнимых похитителей. После этого Луиза преспокойно явилась бы домой и выдала вам холодящую кровь историю про неких бандитов, что держали ее десять дней в каком-то неизвестном подвале, а потом отпустили на свободу…

Некоторое время в салоне автомобиля был слышен только негромкий гул работающего двигателя. Мама Луизы молчала, осмысливая только что услышанное. Потом она произнесла:

– Интересно было бы узнать, ради кого моя дочь заварила всю эту кашу…

Егор Петрович ответил ей:

– Ну, возможно, если вы не разругаетесь с ней вдрызг сразу же после встречи, она вам об этом расскажет…

…Чтобы как-то отвлечься от тревожных мыслей, Лу решила что-нибудь приготовить себе на обед. «Пусть это будет суп!» – решила девочка. Она поставила на электроплитку алюминиевую кастрюльку, плеснула в нее колодезной воды из ведерка. Почистила две картошины. И отправилась в сад: она решила сварить щи из молодой крапивы – блюдо, рецепт которого она читала когда-то в журнале. Конечно, Лу не помнила этот рецепт в точности, но это было и необязательно: в таком деле, как готовка, она обычно полагалась на вдохновение.

Молодую крапиву Лу нашла в саду, рядом с покосившимся забором, за которым гуляли куры и петух. В саду старые яблони раскачивали ветками, усыпанными мелким розоватым цветом. Было солнечно и тихо, только где-то в деревне лениво брехала собака. Лу подумала вдруг: «Скорее бы закончилась вся эта история!.. Ну почему же не звонит Черепашка? Ну почему?» Лу уже очень хотелось в Москву. Но останавливаться на полпути в ее планы не входило. Не только в этот раз, но и вообще никогда.

Нарвав молодой крапивы, девочка отправилась в дом. Вода в кастрюле уже закипала. Лу бросила в нее бульонный кубик, нарезала картошку. Измельчила ножом крапиву. И тут ожил мобильный телефон, лежавший рядом на столе. Лу, вздрогнув от неожиданности, торопливо схватила трубку:

– Да, слушаю!

Трубка помолчала несколько секунд, потом спросила голосом Люси Черепахиной:

– Алле! Ты?

– Да, да, я! – Лу почти кричала. – Привет, Черепашка!

– Привет, Лу… – Голос подруги был каким-то тусклым.

– Ну что ты молчишь? – Лу принялась нетерпеливо расхаживать взад-вперед по скрипучему полу. – Что там происходит у вас?

В трубке стояла тишина. Потом Черепашка произнесла тем же потухшим голосом фразу, которая выглядела бы более уместно в финале какого-нибудь телевизионного боевика:

– Лу, все кончено!

– Что? Что кончено? – не поняла Лу. – Да скажи ты яснее!

– Все кончено! – Черепашка заговорила громче. – Лу, сегодня в школу приходил мужик из милиции…

– Откуда?! – Лу рухнула на стул.

– Я говорю – из милиции! Твоя мама вызвала милицию, понимаешь? И этот мужик тебя вычислил!

– Как – вычислил?.. – Лу никак не могла осознать всю глубину своего поражения.

– Короче, он понял, что похищение – фальшивое! И мне пришлось все ему рассказать …

– Ты все рассказала?! – Лу не могла поверить. – И про меня, и про Костю?!

– Нет, про Костю я не говорила! Я сказала, что ты хотела выручить кого-то, попавшего в беду. Он спрашивал, о ком идет речь, но я сказала, что понятия не имею!

– Ясно… – только и смогла выговорить Лу. Идиотизм ее затеи вдруг предстал перед ней во всей своей убийственной очевидности. – И что же мне делать теперь? А, Че?

– Лу, я не знаю… Наверное, тебе лучше немедленно вернуться в Москву…

Теперь надолго замолчала Лу. И только после того как Черепашка несколько раз повторила: «Лу, что с тобой? Лу, ну не молчи же!» – только после этого Лу смогла выговорить: – Да, ты права, наверное… Я сегодня же выезжаю в Москву, – и закончила на этом разговор.

Она швырнула телефонную трубку на стол – и разрыдалась точно так же, как накануне рыдала ее мама….

Капитан Скобцев и Наталья Романовна добрались до деревни Засеки поздним вечером. Заглушив двигатель на краю деревни, Егор Петрович произнес, обращаясь к своей спутнице:

– Подождите в машине. Я попробую узнать, где находится нужный нам дом.

Он появился минут через двадцать, когда Наталья Романовна, обеспокоенная долгим отсутствием капитана, уже собиралась выйти из машины и отправиться на его поиски. Ни слова не говоря, Скобцев сел за руль. Автомобиль тронулся с места, развернулся и двинулся по проселку в направлении Москвы.

– Что случилось? Почему мы возвращаемся? – с беспокойством поинтересовалась мама Лу.

– Да, видите ли… – Капитан выглядел расстроенным. – Похоже, что мы ехали зря…

– Почему? – испуганно спросила Наталья Романовна. – Да говорите же, не тяните! Что, произошла ошибка? Луизы здесь нет?

– Да успокойтесь вы, никакой ошибки не произошло… – Лицо капитана выражало досаду. – Я встретил женщину, продавщицу из местного магазинчика. И она сообщила, что Луиза приехала в деревню вместе с Володей Надыкто вечером в пятницу. И была здесь вплоть до сегодняшнего дня…

– До сегодняшнего? – растерянно спросила Наталья Романовна. – А что же случилось сегодня?

– А сегодня эта женщина, Анна Ивановна, встретила вашу дочь, когда та с рюкзаком шла на рейсовый автобус. Луиза объяснила ей, что ее планы изменились и что ей необходимо срочно вернуться в Москву.

– Значит, она все-таки решила вернуться… – произнесла Наталья Романовна. – Но почему?

Автомобиль медленно двигался по темной дороге, и капитан пристально вглядывался в выхваченные светом фар детали окружающего пейзажа.

– Я думаю, – произнес он наконец, – ей каким-то образом стало известно, что план с мнимым похищением провалился. Видно, эта Люся Черепахина многого мне не сказала. У них наверняка был какой-то способ связи в случае необходимости, и Люся сразу после нашего разговора сообщила обо всем Луизе…

После непродолжительной паузы Наталья Романовна внезапно попросила:

– Вы не могли бы остановить машину?

– Зачем? – удивился Егор Петрович.

– Ну я вас прошу! Остановитесь буквально на одну минуту!

– Пожалуйста…

Машина вильнула к обочине и встала.

– А теперь давайте меняться местами! А то вы уже сколько часов за рулем! – Видя, что капитан хочет что-то возразить, Наталья Романовна добавила: – И, пожалуйста, не спорьте! В конце концов, это моя машина…

Скобцев пожал плечами и чуть заметно улыбнулся – впервые за все время общения с мамой Луизы:

– Ну, если вы настаиваете…

…В Москву они приехали уже глубокой ночью. И первое, что заметила Наталья Романовна, второпях припарковавшись неподалеку от своего подъезда, – что окна ее квартиры ярко освещены. Это означало, что Луиза уже приехала домой.

– Вы не можете вылезать побыстрее? – прикрикнула она на капитана.

Он сладко спал на переднем сиденье и теперь, проснувшись, с трудом пытался сообразить, где он, собственно, находится. Окончательно придя в себя, он прокашлялся, молча выбрался из салона и зашагал к подъезду.

Когда Наталья Романовна, оказавшись наконец перед дверями квартиры, достала из сумочки ключ, она вдруг с ужасом осознала, что ключ вставлять, собственно, некуда: замок был высверлен, а вместо него в двери зияло круглое отверстие с неровными краями. Она услышала за спиной свистящий шепот капитана:

– Так… Позвольте-ка… – Скобцев, бесцеремонно отодвинув женщину в сторону, осторожно приоткрыл незапертую дверь и первым направился в квартиру. Наталья Романовна, воображение которой рисовало ей картины одну ужаснее другой, на ватных, негнущихся ногах проследовала за ним.

И сразу увидела дочь. Та стояла в залитой светом прихожей, глядя на вошедших широко раскрытыми черными глазищами. И тут потрясенная Наталья Романовна заметила, как глаза эти стали быстро наполняться слезами.

– Лизка!.. – без звука, одними губами, произнесла Наталья Романовна.

И тут Лу словно прорвало.

– Мама! – всхлипнула она, бросаясь на шею Наталье Романовне. – Мама… Ты представляешь… Нас ограбили!.. – И заплакала так, как плакала только в раннем детстве – искренне, навзрыд, захлебываясь слезами и совсем не стесняясь этого.


предыдущая глава | Я тебе верю | cледующая глава



Loading...