home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Голландский аукцион

Предложенный Google способ проведения IPO таил в себе еще один скандальный для Уолл-стрит момент. Пейдж и Брин решили не подпускать к своему IPO инвестиционных банкиров и настаивали на продаже акций через Интернет и посредством так называемого голландского (или обратного) аукциона. Они отступили от общего правила ради того, чтобы обеспечить более справедливое распределение акций и расширить аудиторию потенциальных акционеров по сравнению с той, что обеспечивало традиционное IPO. Пейдж и Брин были наслышаны о методах инвестиционных банкиров, с помощью которых определялся круг избранных, допущенных к покупке акций. К тому же на Уолл-стрит в ходу были и такие уловки, как намеренное занижение стартовой цены акций, что позволяло инсайдерам и кучке привилегированных акционеров чуть не в первый день IPO, когда акции неминуемо взлетали в цене, сорвать солидный куш на их продаже. Все это вызывало у Google-тандема глубокое отвращение.

При том что акции Google должны были продаваться через брокерские фирмы, Google-парни настаивали, чтобы они были доступны любому, кто заявит минимальную или выше минимальной цену. Минимально допустимый пакет для одного инвестора должен был составить всего пять акций – необычно низкий барьер для данного бизнеса.

Ларри Пейдж разъяснил причины, по которым руководство компании предпочло именно такой тип публичного размещения акций Google:

При выходе на биржу многие компании уже пострадали из-за спекуляций, низкой стартовой цены акций и изменчивости их курса – все это ударило по самим компаниям-эмитентам и по долгосрочным интересам их акционеров. Мы считаем, что наше предложение провести IPO посредством аукциона позволит свести к минимуму такого рода проблемы, хотя и не даст полной гарантии в этом(8).

Каким бы инновационным ни был этот способ проведения IPO, в нем тоже имелись свои риски. «Аукционный способ публичного распределения акций чреват эффектом так называемого „проклятья победителя“, в результате чего инвесторы понесут существенные убытки», – предупреждала Google(9). Такое случается, когда участники аукциона в горячке торгов предлагают слишком высокую цену за акции, а потом буквально в считанные часы или дни с момента включения в биржевой листинг курс акций обрушивается.

Обозреватель еженедельника Newsweek и записной скептик Аллан Слоун так прокомментировал создавшуюся вокруг IPO Google ситуацию: «Теперь весь вопрос в том, сумеет ли Google, подобно Баффету, проигнорировать порядки Уолл-стрит и настоять на своем. Лично я сомневаюсь… Google все же придется всерьез отнестись к цене своих акций, а следовательно и к тому, что требует Уолл-стрит. Мне страшно понравилось, как компания Google нахамила Уолл-стрит во время регистрации IPO – с их стороны очень правильно демонстрировать недоверие к Уолл-стрит. Боюсь только, что сам вывод компании на биржу окажется неверным шагом»(10).

Неоднозначным оказался и избранный Google метод закрепления формы владения компанией. Пейдж, Брин и Шмидт настояли на выпуске акций двух классов, что позволило бы им сохранить за собой контроль над компанией. Они прибегли к правилу «1/10», согласно которому предназначенные для них акции класса В обладали десятью голосами каждая, тогда как акции класса А для остальных акционеров – одним голосом. Иными словами, руководящая триада гарантировала себе 66,2 % голосов даже в том случае, если в ее распоряжении окажется лишь 31,3 % акций компании.

Вот как распределились акции: Пейджу отходило 38,6 миллиона акций, Брину – 38,5 миллиона, а Эрику Шмидту – 14,8 миллиона. Венчурные компании Sequoia Capital и Kleiner Perkins Caufield & Byers имели в своем распоряжении по 23,9 миллиона акций, Джон Дерр и Майкл Мориц – по 24 миллиона акций.

Двухклассовая структура акций давала существенные преимущества руководителям компании: во-первых, она избавляла их от вмешательства акционеров в дела компании, лишая последних возможности влиять на – пусть и неоднозначные – решения руководства, а во-вторых, ограждала компанию от опасности враждебного поглощения.

Такое решение возмутило кое-кого из акционеров, в частности международный пенсионный фонд Bricklayers & Trowel Trades International Pension Fund выступил за отмену двухуровневой системы владения акциями. Понятно, что без поддержки со стороны руководящей триады у этого предложения не было никаких шансов на успех.


«Мы не такие, как все» | Google. Прошлое. Настоящее. Будущее | Что думает о Google Уоррен Баффет