home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Главное по делу Макартура

Джефф Лоусон потребовал, чтобы родители рассказали ему правду, и те неохотно раскололись. Однако их сведения о событиях того рокового дня носили какой-то размытый характер и скорее были почерпнуты из газет. Никаких доказательств того, что на самом деле произошло в часовне за несколько минут до смерти Макартура, мы так и не получили. Предки Джеффа уверены, что это было самоубийство (у Макартура не было врагов), но они также сказали, что его дед не страдал депрессией, слабоволием или перепадами настроения и школьная жизнь ему очень нравилась. Он также не был импульсивным и спонтанным человеком, так что теория о том, что он в пылу отреагировал на какое-нибудь событие, тоже маловероятна. Родители Джеффа планировали рассказать ему о прадеде только после того, как тот окончит школу!

Итак, последние новости не приблизили нас к правде ни на шаг. Закончив свой рассказ, Жиртрест окинул нас пристальным взглядом и постановил:

— Надо провести сеанс вызова духов под той самой балкой, на которой он висел, иначе никогда не узнаем правду. — Последовала пауза, и мы приступили к голосованию.

Проголосовали почти единогласно — семь против одного. Единственным, кто высказался против, был Саймон — он покачал головой и поднял свой костыль.

Жиртрест был вне себя от радости. Назначили дату — 19 августа, день рождения Макартура. Во сколько начало, никто даже и не спрашивал. Самое страшное всегда происходит в полночь!


28 июля, пятница | Малёк | 29 июля, суббота