home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


3 февраля, четверг

Глокеншпиль собрал в большом зале экстренное школьное собрание. Ожидая услышать трагические новости о судьбе Человека Дождя, мы поплелись в зал, приготовившись к худшему. Вместо этого наш директор разразился тирадой о вандализме и разрушении собственности. Со свирепым видом он разглядывал ряды лиц перед ним. Никто не осмеливался встретиться с ним взглядом, отчего все мы казались виноватыми. Он проревел, что кто-то сунул банан в выхлопную трубу его «тойоты-крессиды», и когда он завел мотор, тот взорвался. Я глядел в пол, чтобы ненароком не встретиться с кем-нибудь глазами и не прыснуть со смеху. Школьные работники за спиной Глокеншпиля сидели с мрачным видом, хотя я и заметил, что Папаша краем губ улыбался — ему так же хотелось расхохотаться, как и всем нам.

Директор потребовал, чтобы вандал немедленно поднял руку и принял наказание, как мужчина. Разумеется, никто в здравом уме не согласился поднимать руку в присутствии этого охваченного приступом ярости ненормального. Повисло долгое молчание: все озирались, не выдаст ли себя нарушитель. Но никто не признался, поэтому взбешенный Глокеншпиль сел на стул и заявил, что все будут ждать в зале, пока преступник не признается.

09.00. Преступник так и не признался. Вся школа сидела в смущенном молчании, кроме Папаши, который беззаботно развернул утреннюю газету. Но есть и плюсы — мы уже пропустили двадцать минут сдвоенного урока математики у Психа.

09.45. Все еще ждем. Очень завидую Папаше, у которого есть газета. Жаль, что не захватил «Над пропастью во ржи». С начала урока математики прошло шестьдесят пять минут. Вот бы нарушитель продержался еще сорок пять…

10.06. Маленький мальчик в первых рядах робко поднял руку. Четыреста учеников, пятьдесят учителей и Глокеншпиль, как один, воззрились на дрожащего от страха малыша. Глокеншпиль аж с места вскочил:

— Да?

Бедный мальчик сглотнул и пропищал:

— Извините, сэр. Мне нужно в туалет.

Глаза Глокеншпиля превратились в щелочки, и, не говоря ни слова, он собрал бумаги и выбежал из зала. Учителя последовали за ним, и так великая осада была прорвана. Героя звали Бен Томас, он был первокурсником из корпуса Вудалл и носил прозвище Головастик.

15.00. Укушенный приказал нам оставаться в спальне — должны были прийти полицейские, расследовавшие исчезновение Человека Дождя. Стоило ему уйти, как Бешеный Пес бросился к своему шкафчику и выбросил в окно четыре голубиных головы. Он думал, что иначе его посчитают психопатом и решат, что он прикончил Верна.

Двое здоровых полицейских с большими пышными усами перерыли вещи Верна. Один, по имени де Кок, все время расспрашивал меня и делал записи. Его очень заинтересовал тот факт, что у Верна было недержание. Бешеный Пес спросил, можно ли ему пострелять из полицейского пистолета. Полисмен отказал. Тогда Пес поинтересовался, нельзя ли приковать меня наручниками к кровати. Полисмен снова сказал «нет». Тогда Пес спросил его, приходилось ли ему убивать человека. Полисмен вытаращился на него и ответил, что убивает только тех, кто задает слишком много вопросов. Тогда Пес (вот идиот) спросил почему. Де Кок ткнул своего напарника локтем и буркнул: «Неудивительно, что бедный парень сбежал отсюда».

Саймон поймал Гоблина, когда тот мастурбировал в его носок (носок Гоблина, я имею в виду, не Саймона).

18.00. Вся школа затянула гимн «Он — дрочила», когда Гоблин вошел в столовую. Мистер Криспо (без слухового аппарата) ничего не услышал и продолжил спокойно есть макароны, не замечая хаоса вокруг.

Когда выключили свет, я прокрался вниз, в душевые, и изучил в зеркале свой член. Волос по-прежнему нет, нет и признаков, что он становится как все. Рэмбо говорит, что, когда у меня опустятся яички, мне дадут другое прозвище. Интересно, когда можно будет начать мастурбировать? Подергал пару раз за хоботок, но ничего не случилось. Вернулся в кровать и прочел еще одну главу «Над пропастью во ржи», пользуясь фонариком Верна.


2 февраля, среда | Малёк | 4 февраля, пятница