home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


24 августа, четверг

08.00. Срочное собрание. Говорят, «дурной семестр» по правде начался и кто-то уже вляпался по самые уши сами-знаете-во-что. Глок ворвался в зал, как смертельный ураган, и пролаял приветствие и молитву. Затем свирепо оглядел собравшихся и начал:

— Викторианский крест — это медаль, которую вручают за отвагу в бою. Кое-кто из наших выпускников награжден этой медалью — это широко известно и отмечено в архивах. — Его голос помрачнел и напрягся. — К сожалению, в наше время честь и гордость школы не имеет никакого значения для тех идиотов, которые снимают штаны и бегают по учебному заведению для девочек, как неандертальцы! Это не честь, а позор! Сегодня ночью, когда все нормальные люди видят десятые сны, меня разбудила сестра Хиллари, старшая сестра католической школы Святой Агнессы и миссии Всех Святых. Она сообщила, что трое наших мальчиков бегают по школьным общежитиям в голом виде и выкрикивают футбольную кричалку! Затем хулиганы сели на велосипеды и сбежали как трусы, которыми они, безусловно, являются. Охранник школы доложил, что видел троих мальчиков на велосипедах в 04.30 сегодня утром. Сестра Хиллари была очень расстроена и сказала, что ее работа по воспитанию добродетельных барышень, созданных для служения Богу, и без того трудна и не становится легче, когда голые подростки носятся по ее общежитиям! Я уже предупреждал вас насчет «дурного семестра» и своему слову не изменю. Я не позволю, чтобы благородное имя этой школы осквернила шайка хулиганов!

Глок взбесился до такой степени, что его начало лихорадить, и принялся ударять кулаком об стол почти на каждом слове. Потом он замолчал и снова обвел собравшихся злобным взглядом. Но на этот раз на его губах заиграла гадкая улыбочка.

— Нам уже известно, кто эти трое недоумков. Даю им время до конца сегодняшнего дня. Если они не назовутся, завтра утром их исключат их школы. Всем хорошего дня.

С этими словами он ушел. Все принялись шептаться. Что может быть лучше хорошего скандала перед долгими выходными!

15.00. Мы с Гекконом снова поднялись к «вратам ада», где он изучил письмо Кристины. Я видел, что ему жуть как нравится роль моего личного наставника. Хотя у него самого никогда не было девушки, он проштудировал целую кучу сестринских «Космополитенов» и считает себя настоящим экспертам в любовных делах. К тому же он знаком с самим Элтоном Джоном, хоть и говорил с ним три секунды на лестнице. (Не лучшая рекомендация, конечно, но все же лучше, чем ничего.)

Он поднял голову и присвистнул, точно оценивая последствия разрушительного землетрясения:

— Ну ты попал, Милли! Кажется, ты положил в одну корзину слишком много яиц. И эта Кристина — у нее есть хватка. Подозреваю, что рано или поздно она до тебя доберется.

Я признался Геккону, что, на мой взгляд, самая большая проблема в том, что я не знаю, чего хочу. Все эти девчонки мне нравится, но все они такие разные. Я был безумно влюблен в Русалку, пока у нее не поехала крыша, а теперь у нее, кажись, все в порядке. Аманда красивая и загадочная, и я мечтаю о ней… А теперь вот еще и Кристина…

Мой друг встал на камень и задумчиво поглядел вдаль. Потом повернулся ко мне и сказал:

— Милли, как твой консультант, даю тебе добро поступать как знаешь. Живи настоящим, а с последствиями разберемся позже! Ни о чем не жалей, друг. Carpe diem, бери от жизни все! Как знать, может, завтрашний день окажется последним?


23 августа, среда | Малёк | 25 августа, пятница