home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


26 сентября, вторник

Червяк улетел в Йоханнесбург, где он будет представлять школу на олимпиаде по математике. (Он решил взять с собой всего пятнадцать карандашей — опасный и, возможно, смертельный ход.)

Геккон снова попал в медпункт с пищевым отравлением. Когда я зашел его навестить, он прокричал «Давно пора!» и показал мне поднятый кверху большой палец. При этом он растянул мышцы в боку, а его рука хрустнула. Я извинился за задержку и рассказал, что случилось в субботу вечером. От волнения у Геккона загорелись глаза, и он в свою очередь рассказал мне о своей «ночи страсти» с Кристиной. Наклонившись поближе, он прошептал мне в ухо:

— Мы целовались за раздевалкой на поле для крикета, но потом замерзли и пошли внутрь… а там были Рэмбо и Ева, и они занимались этим. По крайней мере, было похоже на то — ее ноги были у него на шее. Мы убежали, пока они нас не увидели, и пошли обратно на поле.

Геккон взял с меня клятву хранить секрет, а потом сообщил, что на вечеринке в честь спектакля были тухлые сосиски в тесте — ими он и траванулся. Папаша так напился, что разделся до трусов и исполнил на тубе блюзовую версию «Божьей благодати».

Мы договорились встретиться в каникулы и поболтать. Геккон поедет к своим дяде с тетей, чтобы быть поближе к новой подружке. Мне не хватило духу сказать ему, что его подружка также является новой подружкой Грега Андерсона из сборной старшеклассников по регби.


25 сентября, понедельник | Малёк | 27 сентября, среда