home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


23 октября, понедельник

13.30. Кажется, Папаша с женой только что не на шутку поругались. Когда я подошел к его крыльцу, ее машина сорвалась и умчалась по дорожке, взвизгнув тормозами в конце улицы. В доме Папаша подбирал осколки разбитых тарелок. Пустая бутылка вина валялась разбитой на кухонном полу, а на столе стояла новая, полная.

Я предложил помочь убраться и уйти, но Папаша настоял, чтобы я остался. Я сел, и у нас состоялся престранный разговор об Энид Блайтон. Я прочел «Пятерых юных сыщиков», но мне пришлось делать это втайне. (Не пристало ученику, выигравшему стипендию, быть пойманным за чтением Энид Блайтон — и не важно, что это одна их моих любимых книг!) Папаша хорошо приложился к бутылке и расхваливал Блайтон на все лады, а потом признался, что питает к старой клюшке нездоровое влечение.

Потом он вовсе съехал с катушек и стал причитать, что его браку конец (это его третья жена). Он посмотрел на меня выпученными, налитыми кровью глазами и прошептал:

— Мильтон, позволь дать тебе один совет касательно отношений с противоположным полом — лгать, лгать и еще раз лгать! Избегай правды всеми правдами и неправдами! Лги обо всем, и тебе это сойдет с рук. Когда же тебя наконец поймают, притворись ненормальным и выпей.

Как раз тот совет, что был мне нужен! Опрокинув последние капли вина, я откинулся на диван с огромным чувством облегчения — как хорошо, когда на тебя не давит огромное бремя вины!

Мы посмотрели первый (из многих) час «Лоуренса Аравийского», а потом Папаша заснул в кресле. Я выключил телевизор, накрыл его одеялом и незаметно вышел через заднюю дверь.


22 октября, воскресенье | Малёк | 24 октября, вторник