home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


24 октября, вторник

01.15. Похоже, Червяк уже не может уснуть без меня. Я сказал ему, что вечерний душ — лучшее снотворное. Пока он моется, я сваливаю его вонючую одежду в мешок для грязного белья, стелю постель, готовлю тосты, а когда он приходит, говорю с ним, пока он не засыпает. Этот ритуал прекрасно действует, но, увы, мой собственный режим сна безнадежно нарушен.

14.30. На сегодняшней тренировке по крикету мы ясно видели перед собой великую цель. Близится главный день — в субботу мы играем с Кингз-колледжем. Ни при каких обстоятельствах мы не позволим им побить наш рекорд без свирепой схватки.

Папаша в широкополой крикетной шляпе был собран и выкрикивал дельные советы, облокотившись на свою блестящую металлическую трость. Он снова был в хорошем настроении — никаких признаков депрессии или безумия после вчерашней ссоры с женой. Он затягивался трубкой, будто то был кислородный баллон, и созерцал нашу тренировку с видом мудрого философа, придумывающего знаменитый афоризм, который люди будут повторять и через несколько веков. (Идеальную картину время от времени нарушали потоки отборной ругани, направленной в основном на Бешеного Пса и меня.)

Геккон показал нам какие-то малоприятного вида пилюли и сказал, что это таблетки от малярии. Он должен принимать их, потому что Мозамбик (он едет туда на долгие выходные) просто кишит малярийными комарами. Мы заспорили о том, действительно ли надо глотать эти гигантские таблетки или же это анальные свечи. Джулиан, который сегодня был дежурным, заявил, что это свечи и предложил помочь Геккону вставить их в задницу. Геккон вежливо отказался и поспешно спрятал мерзкие пилюли в коробку из-под обуви на самое дно шкафчика.


23 октября, понедельник | Малёк | 25 октября, среда