home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


День торжественного награждения. И долгий уик-энд.

09.30. Не смог поверить своим глазам, когда предки притащили Вомбат в один из самых важных дней школьного календаря! У всех на виду она громко завизжала, раскинула руки и засюсюкала: «Дэвид, какой ты халесенький!» Ребята громко засмеялись, а я покраснел. Гоблин выкрикнул: «Гляньте, бабушка Милли — пиратка!»

По дороге к школьному амфитеатру, в честь праздника украшенного красно-белой лентой, почти каждый, кто проходил мимо меня, называл меня Дэвидом и напоминал, какой я «халесенький». Ну почему, почему я, а не кто-то другой, родился в этой тронутой семейке?

Специальным гостем сегодняшнего собрания был бывший британский министр финансов (Папаша заверил нас, что он важная птица). Вомбат была на седьмом небе от счастья и хлопала каждый раз, когда старикан делал паузу. К сожалению, он говорил, как какой-то бухгалтер, о глобальном фискальном порядке и развитии рыночной экономики. Линтон Остин наверняка рвал волосы у себя на голове в задних рядах.

Затем приступили к раздаче наград и призов. Мне достались целых два — за успеваемость по английскому и истории, а также награда за лучшую роль как начинающему актеру. В номинации «лучший актер» победил Плут. Рэмбо получил приз по актерскому мастерству, хотя сдается мне, наградили его за мастерство в другом деле!

Самым важным моментом в церемонии было назначение старосты школы на следующий год. По школьной традиции этим статусом может обладать лишь ученик выпускного класса. Наш нынешний староста Маршалл Мартин встал, чтобы объявить имя. Весь огромный зал затаил дыхание…

— Старостой школы назначается Мбулело Пол Йоханнес Лутули.

Все замерли в потрясенном молчании, а затем раздались вежливые хлопки. Лутули был первым чернокожим, избранным на эту должность. Он улыбнулся — раз во второй за весь год — и обменялся рукопожатиями со всеми большими шишками. Я аж раздулся от гордости за него. В следующем году Лутули будет здесь командовать! Папа мрачно качал головой и проверял, в целости ли его бумажник. После церемонии предки с Вомбат направились в дом Укушенного, где раздавали бесплатные напитки и закуски, якобы чтобы «побеседовать» с моим директором и другими родителями. (А на самом деле чтобы напиться на халяву.) Я не спеша собрал чемоданы и попрощался с Гекконом, который улетает в Мозамбик на встречу с родителями. Он пообещал привезти мне сувенир из джунглей и отдал честь, а потом прошагал по двору и скрылся в арке.

К счастью, на этот раз мама не наворовала еды со шведского стола, а папа хоть и нализался, но не слишком. Но увы, потенциальный рекорд семейки Мильтонов по более-менее пристойному поведению установить так и не удалось: Вомбат по ошибке зашла в мужской туалет, откуда ее поспешно вывел мистер Леннокс. Наконец пытка закончилась, и мы отправились в Дурбан на «рено», которому поставили новый дизельный двигатель. Ветер развевал мои волосы и щипал лицо (стекло так и не заменили). Папа сказал, что они ждут, когда стекло привезут из Франции. К счастью, порывы ветра заглушили бесконечную бабулину трескотню.

Черныш так возбудился, увидев меня, что снова упал в бассейн, и папе пришлось вылавливать его сачком. Он всюду ходил за мной и спал в ногах у меня, время от времени облизывая мне пальцы — просто чтобы напомнить, как сильно меня любит.


2 ноября, четверг | Малёк | 4 ноября, суббота