home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Оказалось, завхоза никто не предупредил, что один из мальчиков остался в корпусе на выходные, и он запер все двери, пока Геккон был внутри. Гоблин сказал, что отчаявшийся Геккон так кричал, что охрип, и все каникулы ел запасы из шкафчика Бешеного Пса, думая, что это вяленое мясо. Бешеный Пес сказал, что нет у него никакого вяленого мяса, а потом признался, что, возможно, где-то в шкафчике завалялись старые обглоданные голубиные кости.

Саймон как раз рассказывал о размере груди его девчонки и о том, какая она была на ощупь, как вдруг включили свет. Спальню залил резкий белый свет, и в дверях выросла зловещая фигура Укушенного. Бежать к кроватям было слишком поздно, поэтому мы просто застыли у шкафчика Саймона, виновато глядя на заведующего нашим корпусом.

— Болтаете после отбоя, значит, — процедил Укушенный, сощурив нетрезвые глаза. — Наверняка вам есть что рассказать. — Он вошел в спальню и уселся на шкафчик Жиртреста. — Хотел сообщить, — продолжил он, — что завтра в школу возвращается Берн Блэкаддер. Уверен, все вы знаете, что Верну пришлось многое пережить, но он принял храброе решение вернуться. Так что вы, ребята, не лезьте к нему слишком, пусть почувствует, что ему тут рады. И что бы ни случилось, не расспрашивайте о том его… исчезновении. Спасибо, ребята. Пожалуй, и всё.

С этим он выключил свет и исчез во тьме.

После ухода Укушенного все начали взволнованно шептаться о возвращении Верна. Я вообще-то рад, что Человек Дождя возвращается. Без соседа плохо, а Верн с его вечными безумными выходками — верное лекарство от скуки. Гоблин изобразил свою пародию на Верна, ставшую уже классикой, и мы расхохотались, несмотря на предупреждение Укушенного.

Разговоры о каникулах возобновились, и я поведал банде о Русалочке. Гоблин чуть не убил меня за то, что я не догадался подглядеть за ней в замочную скважину, и все сказали, что я должен был ее поцеловать. Саймона очень заинтересовала моя встреча с Щукой в ресторане в субботу вечером. Жиртрест отказался рассказывать нам о том, что выяснил в Дурбане в выходные, и заявил, что ему сперва нужно перепроверить кое-что, а потом уж он откроет нам новые улики в деле Макартура.

Долго лежал без сна, слушая журчание Зассанца Пита и удаляющийся грохот товарняка. Рядом слышалось тяжелое дыхание и изредка храп Бешеного Пса и Жиртреста. Потом я уснул, и в моем сне Щука с Русалкой держались за руки. Русалка улыбнулась, и они медленно ушли прочь.


21 февраля, понедельник | Малёк | 22 февраля, вторник