home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


23 февраля, среда

За завтраком Гоблин сообщил, что Геккон выздоровел после отравления голубиным мясом и его выпишут из медпункта в пятницу.

— Хорошо, — сказал Рэмбо, — как раз поспеет к ночному купанию.

Повисла долгая тишина, нарушенная кашляньем Жиртреста, который подавился свиной сосиской.

— Спятил, что ли? — выпалил Гоблин, оправившись от шока и помогая мне стучать Жиртреста по спине. — Мы больше туда не пойдем. Это же кошмар что в прошлый раз было!

— Это не обсуждается, Гоблин, — отрезал Рэмбо. Затем ласково улыбнулся всем нам и спокойно добавил: — В пятницу вечером, друзья, в пятницу вечером. — С этими словами он откусил последний кусок тоста и вышел из столовой, оставив нас таращиться ему вслед.

11.00. На доске объявлений увидел записку:

Прослушивание для пьесы «Оливер». Второй тур. В 14.30 в музыкальном классе.

Внизу был длинный список мальчиков, прошедших во второй тур. Увидев свое имя вторым с конца, я заскакал по гостиной, как ошалевший кенгуру. У моей актерской карьеры еще есть шанс — пусть маленький, но есть!

14.30. На этот раз у музыкального класса собралась толпа поменьше — человек тридцать. Викинг собрал нас в оркестровом зале и произнес речь. Он не говорил, а орал, и из его рта вылетали большие капли слюны, отчего возникало впечатление, будто с недавних пор он болен бешенством.

— Товарищи, — проревел он, — поздравляю с прохождением во второй тур! Эта пьеса, случись вам участвовать в ней, станет для вас главным событием учебного года и займет все ваше время и мысли. Я перфекционист, и если не добиваюсь совершенства, то совершенно зверею, не так ли, Барнс? — Маленький мальчик на костылях, чья левая нога была в гипсе, печально кивнул. — Я ясно выражаюсь?

Мы все закивали, как болванчики: Викинг — здоровенный тип с бородой и свирепыми зелеными глазами.

Он принялся ходить по залу, как лев по клетке.

— Актер, — прогремел он, — не должен бояться ничего! И не должен стесняться ничего! И самое главное, в нем не должно быть ни капли эгоизма! Это я тут решаю, что делать, — вы лишь выполняете указания! Ясно? — Мы снова закивали как один. — Хорошо! — заорал он так, что мисс Робертс вздрогнула и случайно ударила по клавишам. — Приступим!

Мы вышли и стали ждать, когда нас вызовут. Мисс Роберте снова играла на пианино, а Викинг ходил взад-вперед и записывал что-то в своей папочке. Когда вошел я, он воскликнул: «Мильтон, наш поэт!» И снова заставил меня спеть «Я готов на все».

На этот раз я спел хорошо. Голос звучал ясно, и я чувствовал себя увереннее. Викинг не прервал меня и все время записывал что-то, пока я пел. Когда я закончил, он долго сверлил меня взглядом, а потом сказал:

— Спасибо, Мильтон. Позови Стопфилда.

Вот это уже больше похоже на успех! По крайней мере, я показал на что способен. Пусть мне не достанется большая роль, но в хор я точно попаду!

На обратном пути встретил Верна, который вновь воссоединился со своим другом, сиамским котом Роджером. Тот сидел у него на коленях и довольно мурлыкал. Оба выглядели точь-в-точь как выжившие узники концлагеря в фильме, что показывал нам Криспо.

18.10. Гэвин, староста, что живет под лестницей, вызвал всех первокурсников из столовой, чтобы помочь поймать Альберта, его ручную крысу. Бешеный Пес нашел крысу в комнате старост, за холодильником. Рэмбо говорит, что Гэвин совершенно тронутый и разводит тараканов, чтобы кормить Альберта и Викторию — ручную змею.

21.30. Щука и Деврис подсунули Рэмбо под покрывало дюжину яиц, и те взорвались, когда Рэмбо сел на кровать. Отмывшись, Рэмбо потребовал объявления беспощадной войны против Щуки и Девриса и приказал нам поклясться, что отныне любое их действие против кого-либо из нас будет расцениваться как оскорбление всей банды. Мы согласились, в том числе и Верн, который выглядел крайне серьезно и решительно.

Бешеный Пес признался, что это он подсунул второй банан в выхлопную трубу Глокеншпиля, и объяснил, что должен был так поступить, чтобы выручить брата. Он также раскололся, что первый банан действительно подложили Эмбертон со Стоттом. Мы восхитились его смелостью, назвав его поступок историческим. А сам Бешеный Пес считает, что совет директоров изменил решение, чтобы не перечить влиятельному папаше Эмбертона.

Затем Жиртрест медленно встал и проговорил:

— Наш совет директоров — та еще скользкая компашка, и, поверьте, друзья, у меня есть основания так считать. — С этими словами он громко пукнул и отправился спать.

Кот Роджер запрыгнул в мое окно и проспал всю ночь на кровати Верна. Верн говорит с ним на странном языке, отчего последние сомнения в его сумасшествии испаряются. Роджер отвечает: мурлыкает и трется головой о подбородок Верна. Хотя по ним обоим плачет психушка, Роджер, пожалуй, единственная причина, почему Верн вернулся в школу. Поэтому я и не возражаю, что он болтает на кошачьем языке — со временем странное поведение начинает казаться нормальным.


22 февраля, вторник | Малёк | 24 февраля, четверг