home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


17 апреля, понедельник

Врач-физиотерапевт сказал, что у папы разрыв сухожилия, и прописал неделю держать ногу в приподнятом положении. Папа в восторге — теперь у него появился повод прогулять работу.

Русалка с Мардж заезжали попрощаться. Мы несколько часов проболтали в моей комнате, пока я собирал вещи. Потом целовались, пока у нас не разболелись языки (столько практики, скоро я стану настоящим асом). Потом Русалка заплакала и сказала, что не хочет, чтобы я уезжал в школу. Она выглядела такой печальной, что я сам чуть не разревелся. Мне вдруг отчаянно захотелось остаться с ней. Мертвый груз на душе показался тяжелее обычного, и я вдруг разнервничался и понял, что уже ни в чем не уверен. Как только Русалка уехала, я собрал оставшиеся вещи, принял душ и надел школьную форму. Готов… или нет?

По дороге к автобусной остановке мама завезла меня к Вомбат. (Папа сказал, что у него нога болит и с нами он не поедет.) Мы вошли, и бабуля захлопала в ладоши и сказала, что я очень хорошенький. Она спросила, есть ли у меня подружка, и мама выложила все про Русалку. Вомбат печально покачала головой и предупредила, чтобы я не заводил семью слишком рано и «погулял сперва в свое удовольствие». Видимо, бабуля забыла, что у меня еще яички не опустились.

Затем Вомбат полушепотом сообщила, что в банке с ее счетов крадут деньги. Она собирает доказательства и, когда найдет достаточно, проинформирует об этом Министерство финансов. Услышав это, мама резко встала и сказала, что нам пора.

На автобусной остановке в Вествилле мама заплакала, но, к счастью, не сделала ничего более позорного (не махала автобусу ручкой и не бежала за ним вдоль дороги).

В автобусе было скучно до зевоты. Жиртреста не было, а с другими мальчиками я был почти незнаком. Некоторые первокурсники выглядели совсем несчастными, а один даже разревелся, когда автобус тронулся. В качестве наказания мы заставили его спеть все пять куплетов школьного гимна, сопровождаемые нашим хохотом и воплями. Один из старшеклассников сказал, что ему понравилась сестра того бедного мальчика, и спросил, не хочет ли она поразвлечься. Мальчик снова разревелся, и на этот раз ему приказали спеть национальный гимн, спустив штаны. Я сел пониже, опасаясь, что, как следующий по меньшинству, буду самой подходящей жертвой после мальчишки. К счастью, старшеклассникам надоело, и они прогнали сопливого мальца. Бедолага вернулся на свое место и в утешение вгрызся в довольно аппетитный бутерброд, идеально упакованный его мамой в целлофан.

На выходе из автобуса мне в лицо ударил холодный и колючий равнинный ветер. За каникулы почти все листья с деревьев обсыпались. Пройдя через арку, я оказался во дворе лицом к лицу с Зассанцем Питом — тот, как всегда, ссал на золотых рыбок в пруду. Есть вещи, которые никогда не меняются.

У входа в корпус стоял Червяк и пил чай с самодовольным видом. Поздоровавшись со мной, он приказал мне разобрать его чемоданы и сумки. Вдруг раздались пронзительный вопль и визг: Джулиан пронесся мимо в одних трусах, а за ним Берт с мухобойкой.

Автобус из Йоханнесбурга опаздывал, поэтому большинства наших еще не было — только Берн и Жиртрест. Жиртрест уминал бутерброды из коробки, а Берн пытался разобрать свои вещи, но расшалившийся Роджер то и дело запрыгивал к нему в чемодан, яростно атакуя носки.

21.30. Отбой. Все наши наконец собрались — словно никогда и не уезжали.


16 апреля, воскресенье | Малёк | Отчет о каникулах Безумной восьмерки: