home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Алексей Корепанов. Новых сообщений нет


«Ave, Caesar! Извини, что не встретил тебя - таковы обстоятельства. Но если захочешь - можешь навестить меня. Позвони по телефону 389-448-72. Vale! Я».

Я еще раз прочитал эти две строчки на экране монитора и, развернувшись вместе с удобным вращающимся креслом на колесиках, обвел взглядом уютную комнату. Телефон стоял на другом конце диагонали, на низком столике у широкого дивана, плавные формы которого словно приглашали плюнуть на все дела, повалиться в мягкое, пружинящее и бездумно созерцать потолок. Или даже подремать. Как-никак, я сегодня просидел за рулем без малого шесть часов, и почти всю дорогу меня сопровождал неугомонный дождь. Возле монитора стояла массивная черная пепельница, смахивающая на ритуальную кадильницу какой-нибудь феи-малютки, а рядом лежала зажигалка. В ее гладкой, чуть ли не зеркальной поверхности отражался свет настольной лампы - жалюзи я не трогал, не желая очень уж своевольничать в чужом доме. Вытащив из пачки сигарету, я щелкнул зажигалкой и, сделав несколько затяжек, вновь перечитал сообщение. «Ave, Caesar!» Так обращались к императору римские гладиаторы перед смертельным боем на арене. «Morituri te salutant» - «идущие на смерть тебя приветствуют». Дело в том, что мое имя - Юлий. А он в своих мессиджах называл меня Цезарем. Он вообще часто прибегал к латыни, заставляя меня рыться в словаре. «Vale!» - «будь здоров». Или - «прощай». Мы с ним познакомились на одном из форумов в Сети. Выяснилось, что у нас много общих интересов, и завязалась электронная переписка. Мы общались уже почти два года, но никогда в глаза друг друга не видели, потому что жили в разных городах. Разумеется, фотографиями мы обменялись, и я знал, как выглядит Рон: коротко стриженный полноватый парень лет двадцати восьми-тридцати (а мне в апреле стукнуло тридцать два), в очках и с улыбкой на все лицо. И какие только темы мы с ним не обсуждали… Нельзя сказать, что мы выходили на связь с какой-то строго установленной периодичностью, но как минимум раз в неделю в окошке моей программы появлялось его имя и я читал очередное сообщение с традиционным «Ave, Caesar!» в начале. О том, что босс планирует направить меня в этот город для рекогносцировки - он задумал расширять рынок сбыта, - я узнал за два дня до поездки, в понедельник. Обрадованный возможностью встретиться, наконец, «вживую», я в тот же день известил Рона об этом и буквально через час-полтора получил ответ. Рон писал, что, к сожалению, будет отсутствовать, но предлагал мне расположиться именно у него в доме, а не в отеле, и сообщал, где искать ключ от входной двери. «Неотправленное epistola для тебя смотри на моем ящике», - так заканчивалось его письмо. То бишь, эпистола. И вот я в доме Рона. Хорошо бы принять душ, а уж потом позвонить по тому номеру.. И сказать: «Ave, Рон! Я приехал». Я ткнул окурок в пепельницу-кадильницу и решил, что первым делом нужно забрать из авто, которое я оставил у крыльца, сумку с вещами, а потом уже заняться душем и прочим. Я встал, и в этот момент из холла донеслись какие-то звуки. Сообразив, что это открывается входная дверь, я с громкими возгласами «Привет, Рон! Встречай Цезаря!» вышел в холл. И увидел замершую у порога светловолосую молодую женщину, миловидное полноватое лицо которой имело явное сходство с лицом моего корреспондента. Она с испугом смотрела на меня и, казалось, вот-вот бросится прочь или станет звать на помощь. - Не бойтесь, - я остановился и показал ей пустые ладони. - Я не грабитель. Рон написал мне, где искать ключ - мы с ним два года по электронке общаемся. А вы его сестра, я не ошибаюсь? Женщина, вроде бы, раздумала звать на помощь, но продолжала стоять у двери. Я тоже не приближался к ней. Выражение ее лица было каким-то странным. Нет, не то чтобы она не верила моим словам - тут было что-то другое. - Рон написал, что его не будет… Предложил устроиться тут, а не в отеле… - Я пожал плечами и добавил: - Но я могу и в отеле. Женщина молчала и не спускала с меня глаз. Мне было как-то неловко, словно я и в самом деле совершил нечто противоправное. - Он там номер телефона оставил, - я повел головой в сторону комнаты Рона. - Просил меня позвонить. Мол, если захочу его навестить… ну, там, где он сейчас. Женщина вскинула руки и прижала ладони к щекам. Ее глаза расширились - то ли от удивления, то ли… - Номер… - сдавленным голосом произнесла она. - Какой номер? - Там, в ящике, - я снова показал на комнату Рона. - Триста восемьдесят… Можно посмотреть. Я направился к компьютеру, охваченный непонятной тревогой. Сзади послышался быстрый приближающийся стук каблуков. - Вот, - сказал я, кивая на экран, и оглянулся на остановившуюся за моей спиной женщину. - Это мой телефон, - лицо ее было бледным, а губы дрожали. - Рон… Рон… Рона больше нет… Я упал в кресло. - К-как? Как - нет? - Сбила машина… Позавчера… похороны… - из глаз ее, размывая косметику, текли слезы. - Когда сбила? - плохо соображая, спросил я. Как будто это было так важно. - В субботу… Скончался на месте. Да, я почти ничего не соображал, но что-то тут не вязалось. Кое-как придя в себя, я открыл папку «Отправленные». И обнаружил адресованное мне письмо. То самое, которое я получил от Рона в понедельник, с предложением остановиться у него. Я молча ткнул пальцем в надпись: «23.05. 23-47». День, когда Рона уже похоронили… С трудом проглотив мешавший дышать комок в горле, я хрипло спросил: - Тогда кто же направил мне это послание? Женщина обеими руками уперлась в спинку кресла. Мне показалось, что она сейчас упадет. - Не знаю… Ключ второй я забрала, у нас с мужем свой дом… Этот будем продавать… Я вновь щелкнул клавишей «мыши». - А вот это, неотправленное, с номером телефона. Кто его набивал? - Не знаю… - слабым шепотом повторила женщина. «Если захочешь - можешь навестить меня…» Где? Теперь я знал - где… «Vale!». «Будь здоров». Или - «прощай». «Прощай»… И тут меня затрясло.



Игорь Ревва. Портрет | Фантастика, 2003 год. Выпуск 2 | cледующая глава