home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 4


Он был впереди и чуть снизу - маленький сверкающий крестик на фоне угольно-черной бездны, проколотой множеством острых звездных «булавок». Астероид Ирод. Пять километров сто сорок шесть метров - длина главной перекладины, полтора километра - длина второй перекладины, толщина «креста» - шестьсот метров, масса - двадцать три миллиарда тонн. Поскольку его скорость уже почти достигла возможности разгона земных кораблей - до ста десяти километров в секунду, решено было при подлете сманеврировать таким образом, чтобы астероид сам догнал корабль. И Денис мастерски проделал маневр, не потеряв ни мгновения, ни сантиметра. Теперь Ирод постепенно догонял «Ангару», вырастая в размерах. По расчетам бортового компьютера, он должен был взять корабль «на абордаж» через восемь часов. Американский шаттл «Техас» они обнаружили не сразу. Как оказалось, он приземлился на крест космического монстра, то есть, разумеется, «приастероидился» и был почти невидим со стороны, так как местом посадки избрал «подмышку» креста - там, где сходились грани большой и малой перекладин. На вызовы экипаж «Техаса» по-прежнему не отвечал и световые или какие-нибудь другие сигналы не подавал. Зайцев считал, что экипаж погиб. Молчаливый Глинич, за все время полета произнесший всего несколько слов, своих предположений не высказывал. Денис же в силу природного оптимизма надеялся, что на «Техасе» просто вышла из строя система связи и что американцы живы. Хотя, с другой стороны, было действительно непонятно, почему они не подают световых сигналов. Шаттл с виду - в телескопы «Ангары» - казался неповрежденным, отсверкивая в лучах серебристой обшивкой. Феликс Глинич, заменивший бортинженера, сначала Денису активно не нравился. Бесстрастный, с виду даже сонный, по-философски равнодушный ко всему, что его не касалось, он вечно торчал у компьютера или вел наблюдения за приближающимся астероидом, не сообщая никому своих выводов. Это раздражало, и однажды, на третий день полета, не вытерпел даже полковник, тоже не отличавшийся говорливостью. - Как вы думаете, Феликс Эдуардович, - сказал он после очередного сеанса радиосвязи с Землей, расстояние до которой уже превышало двадцать пять миллионов километров, - почему молчит «Техас»? Что могло произойти на его борту? - Я не гадальщик, - сухо ответил Глинич. - Для выводов не хватает объективной информации. Подстыкуемся - узнаем. Зайцев озадаченно посмотрел на него, перевел взгляд на Дениса, изломил бровь: - Это, конечно, правильно, однако неплохо бы разработать рабочую гипотезу и придерживаться ее. К примеру, я считаю, что американцы что-то обнаружили на астероиде, сели и наткнулись на какую-то ловушку. Что-нибудь вроде выброса отравляющих веществ. - В скафандрах им не страшны отравляющие вещества, - покачал головой Денис. - На мой взгляд, они просто врезались в астероид и повредили систему связи. А заодно и двигатели. - Тем не менее они могли бы послать в космос пару сигнальных ракет или помигать прожекторами. Астероид вращается, и вспышки заметили бы даже с Земли. Почему они этого не сделали? Погибли? Денис пожал плечами. Он был согласен с третьим членом экипажа: фактов не хватало. А заранее хоронить американских астронавтов не хотелось. Как и разрабатывать гипотезу о корабле агрессивных пришельцев, прилетевших для завоевания Земли. Спор ничего не дал. Все остались при своем мнении. А Глинич по-прежнему отказывался участвовать в беседах экипажа и обходился минимумом слов… Восемь часов до встречи с гигантским каменным крестом изумительно правильной формы истекли. Денис произвел необходимые маневры, и оба тела - двадцатиметровая «Ангара» и великан-астероид, медленно вращающийся вокруг более длинной оси, - повисли в двух километрах друг от друга, продолжая мчаться к Земле со скоростью в сто шесть километров в секунду. - По-моему, самый обычный оортид,[2] - заметил Денис, разглядывая крест в створе главного экрана. - Только что форма необычна. Предлагаю не ждать, а сразу подстыковаться к камешку поближе к шаттлу. Сила тяжести там, конечно, слабенькая, не более пяти сантиметров,[3] но, судя по данным анализа, в породах астероида около сорока процентов железа. Включим эм-калоши и будем чувствовать себя вполне устойчиво. - Не суетись, Молодец, - сказал Зайцев. - Мы должны лишь выяснить причину молчания шаттла и дать команду на атаку астероида. До его рандеву с Землей осталось всего тринадцать дней. - Поэтому я и предлагаю поторопиться. - Возражаю! - впервые вмешался в разговор командира и пилота бортинженер. - Мы не знаем, что здесь произошло, поэтому действовать будем в соответствии с программой СРАМ. Оба посмотрели на него. - Командир здесь вообще-то я, - сказал полковник с неприязнью. - Вскройте пакет СПИ. Зайцев хмыкнул, поколебался немного, потом открыл командирский сейф, вытащил черный пакет с красными буквами СПИ, что означало: «Специальные предписания и инструкции». Вскрыл пакет, достал компакт-диск и два листка бумаги с текстом, прочитал. Вскинул на бортинженера сузившиеся похолодевшие глаза. - Что? - не выдержал Денис. - У него карт-бланш… - Что еще за бланш? - не сразу понял Денис. - Особые полномочия… при появлении экстремальной ситуации он вправе взять командование кораблем на себя… Денис присвистнул, с любопытством посмотрел на костистое, сухое, с запавшими черными глазами лицо Глинича. Лицо человека, привыкшего не сомневаться в своей значительности. - Похоже, нам не доверяют, Андрей Петрович. - Да уж, сюрприз, - усмехнулся Зайцев. - У вас есть какие-то претензии ко мне как к специалисту? - осведомился Глинич. - Нет… претензий нет… пока… однако хочу заметить, что вы вступаете в свои права только при наличии экстремальной ситуации, если следовать букве параграфа официального указания. А поскольку таковая ситуация в настоящий момент отсутствует, командую кораблем я. Возражения по существу есть? - Нет, - сказал Денис, пряча улыбку. Глинич сверкнул глазами, помолчал, отвернулся: - Нет… - Вот и славно. Начинаем маневр. Денис удобнее устроился в кресле пилота и включил аппаратуру БУК - бесконтактного управления кораблем. В БУК входили специальные перчатки, снимающие биопотенциалы руки и передающие их на контур управления, и система датчиков, встроенных в скафандр пилота, помогающая контролировать любое действие оператора. Благодаря БУК реакция пилота повышалась почти на порядок, что было немаловажно при возникновении непредвиденных ситуаций. Конечно, корабль имел и ручную систему управления, резервную, но включалась она редко. Денис шевельнул указательным пальцем. Сработали двигатели тангаж-маневра, и «Ангара» мягко пошла на сближение с глыбой астероида.



Глава 3 | Фантастика, 2003 год. Выпуск 2 | Глава 5