home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


IV

ЕГО появление в Пневмопорте вызвало сенсацию — уже давно не было желающих поглядеть на Орбо-Нова, а теперь, в связи с наметившимся кризисом, путешествие стало ко всему еще и небезопасным. Немалое удивление вызвали и ЕГО объемистые саквояжи, битком набитые сигаретами, продуктами, разнообразной одеждой и еще тысячами всяких мелочей. Денег у НЕГО почти не оставалось — покупки, билеты, пошлины, долги. Упаковаться Ему помогла давешняя соседка, приехавшая за кошкой. Посидели за чашечкой чая, пощебетали. ОН был многозначительно и непривычно для себя молчалив. Это произвело впечатление. Но дальше щебета дело не пошло. Годы приучили ЕГО к определенному стилю жизни, в который вполне вписывались еженедельные поездки в Гавань на Набережную. Деньги — самое дешевое, чем можно расплатиться. Особенно с женщиной… Но и надежду давить на корню не нужно. Там видно будет. Что именно будет видно, пока было не понятно.

В настоящий же момент ОН истекал потом в многослойной зимней одежде под любопытно-недоуменными взглядами служащиx. Наконец, объявили ЕГО рейс. С трудом отрывая ноги в тяжелых бахилах, он засеменил по сверкающей прямой кишке перехода, сопряженной с темнеющим задним проходом лайнера. Потом долго умащивался в индивидуальной ячейке, искоса наблюдая, как огнекрылый неупад сначала медлительно разбегался, затем, заклекотав, взмахнул крыльями, подпрыгнул и — воспарил. Еще несколько сильных взмахов и, пронзив неосторожную тучку, лайнер устремился в Орбо-Нова, на восток, на прощание покрутив сияющим клювом и уронив несколько серебристых перьев на белеющий внизу помет Пневмопорта.

Потом летели над Гаванью и ОН снова несколько ностальгически вспомнил мастериц с Набережной. Линялым зеркалом в оспинах островов блеснуло море. Вскоре запекшимся струпом появилось побережьв Санитарной 3оны. Неупад снизился и стали видны бесконечные, выкрашенные в хаки плоскости долин, редкие морщины траншей, разбегающиеся к родинкам жилых дотов. По мере приближения к Нейтрали пейзаж все больше напоминал чертежи из учебника фортификации. Под крылом мелькнула богато иллюминированная Райская Арка — вход для перебежчиков из Орбо-Нова, переходящий в туннель под всей территорией Санитарной Зоны. Выжженная, пристрелянная просека пятикилометровой ширины отделяла Арку от Стального Вала.

Это и была Нейтраль. С высоты полета неупада черепа неудачников были не видны, но воображение их живо дорисовывало. Стальной Вал за эти годы сильно почернел, листы кое-где разошлись, из швов сыпался песок, местами даже проросли деревья, из мимикрии выбравшие черно-ржавый цвет листвы. Сам Вал был устроен так, что ни залезть, ни спуститься с него в обход Ворот было практически невозможно. В башне над ними отутюженные образцово-показательные стражи крутили самокрутки, динамо и хвосты крупного рогатого скота, являя тем самым пример дружелюбия и боеготовности одновременно.

За Стальным Валом территория Орбо-Нова была приведена в так называемый аэро-идеологический вид — большие площади земли с воздуха представлялись плакатами. Сначала ЕМУ еще было интересно читать всю эту давно позабытую чушь, но потом начало рефлекторно тошнить, и остаток пути ОН провел над гигиеническим пакетом. ОН пришел в себя только когда неупад устало шлепнулся в приготовленное гнездо и к нему со всех сторон понеслись машины с кормом и питьем. Пора было ступить на землю Орбо-Нова.


предыдущая глава | Похищение в Европу | cледующая глава