home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


VI

Утирая губы рукавом мундира с нестерпимо блистающими пуговицами, подошел Потрошитель. Униформа со специальными безразмерными карманами трещала едва ли не по швам; кое-где выдавливалась обильная плоть. Казалось, что жуют все органы его тела, такой дружный, слитный, хрустяще-чавкающий звук исходил от него. За его спиной штатные живодеры приводили в себя непривычную к местному антуражу толпу путешественников. Но ОН-то знал, как себя вести в Потрошилке. Опасливо наклонившись к розовому прозрачному уху (а вдруг и оно цапнет?!), он шепнул:

— Зная вас, дружище, как известного коллекционера, осмеливаюсь предложить вашему вниманию галерею портретов Отцов Основателей Забугорья в зеленых тонах…

Ухо шевельнулось, выразив неподдельный интерес. Незаметным скользящим движением ОН вложил купюры в специальный кармашек мундира с фосфоресцирующей надписью: "ДЛЯ ДЕНЕГ". Ухо удовлетворенно хрюкнуло:

— Еще бы на пропитаньице…

— Извольте-с, дружище, — и заранее упакованный сверток перекочевал в соответствующий карман.

— Все бы так, — пробурчал Потрошитель и пыхтя отбил трафарет на всем багаже: "Проверено электроникой! Мин нет!". Потом, разместив вывалившийся от усердия язык на плече, неразборчиво расписался.

Потрошилка прошла успешно и он поволок чемоданы к выходу. Улица встретила серым промозглым днем, горьким продымленным воздухом, полуразрушенными домами-плакатами. Стаи трупоклювов вились в ощипанных кронах бесстыдников. Пьяный непринужденно блевал на ступеньки, время от времени прерываясь на дискуссию с краснорожей уборщицей. Та разухабисто богохульствовала. Размалеванные проститутки дружелюбно делились чинариком с коллегой-"голубем". Заплевано, загажено, завалено окурками, осколками, обрывками, запах знакомый… Родина. К которой так стремился, по которой так тосковал, что готов был идти пешком. Мать-кормилица. Поцеловать землю, что ли? Не тянуло.

Грусть развеял мордатый коротышка со сверкающими зубами. Выяснилось, что за вполне умеренную (по мнению коротышки) цену, им по пути. Загрузив вещи в потрепанный «драбадан», водитель помог ему залезть, забрался сам, зашнуровал дверцу, выругался, нажал на педали и машина со скрипом поеxала.

Город выплывал из сумрачной мороси как овеществление ночных кошмаров и дурных предчувствий. Только по отдельным штрихам можно было узнать места, где вроде бы не так давно гулял. Общее ощущение напоминало грандиозные в своей незавершенности археопалеонтологические раскопки. Ничто не говорило о приближении катастрофы, просто все указывало на то, что она давно уже произошла и после нее ничего не менялось.

К счастью, странноприимный дом был еще в достаточно приличном состоянии. На крылечке дремал швейцар в полной боевой выкладке и с пугачом солидного калибра на груди. Коротышка разбудил его и тот сразу же засуетился с кладью.

ОН щедро расплатился с водителем и тот, расчувствовавшись, вручил, на случай необходимости связаться, почтового голубя — других возможностей передать сообщение давно не было,

Номер оказался вполне сносным; все лампочки загорались, вода была почти круглосуточно, иногда даже подогретая, мебель еще не вполне развалилась, а дезинформацию провели только вчера. Кое-как обустроившись и разложив вещи и подарки прислуге, ОН направился в ресторан пообедать. Еда, на удивление, оказалась недурственной и отвыкнув от руттенской кухни, ОН просто наслаждался. Как ни странно, в полупустом зале ему удалось встретить старинного знакомца, жителя Острова, вот уже добрые два десятка лет разъезжавшего по свету в поисках невесты. Островитянин относился к той части холостяков, которые обеспечены, ухожены, великолепно умеют готовить и убирать, секс их уже не интересует и лишь какие-то смутные то ли воззрения, то ли надежды, то ли стремления к традициям, а, может быть, просто бес в ребре — или все эти причины вместе взятые — подвигают на подобные приключения.

Итак, сидя после сытного обеда, в удобных, хотя и протертых креслах, наслаждались табаком — ОН — сигаретами, островитянин — трубкой и слушали юркого хлипкого туземца неопределенных лет, который чутко унюхав в Островитянине интересанта, осипшим шепотом страстно бормотал, выкладывал пасьянс из замусоленных, выцветших фотографий. ОН занялся переводом, островитянин облегченно вздохнул и начал слушать с интересом. Вскоре выяснилось, что обе стороны могут найти общнй язык и без ЕГО помощи и ОН ушел к себе в номер. Прислуга уже разобрала подарки и заодно прибрала номер. ОН чувствовал себя обессиленным: вроде и не уезжал, а лишь проснулся, но будто спал целый век. Прилег отдохнуть, не раздеваясь. Сейчас, когда до заветной цели оставалось всего ничего, ЕГО снова, в очередной раз, охватили сомнения — то ли он делает, что нужно? Готов ли ОН к этой встрече? Может быть, пора перестать жить иллюзиями, перебыть в гостинице еще денек другой и уеxать?.. Тут Родос, тут и прыгай.


предыдущая глава | Похищение в Европу | cледующая глава