home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню



8 сентября 2006г


"…Разумом я понимал, что мне не за что винить себя, что я не мог повлиять на события. Иногда, как в случае с гномами, я знал, что поступил правильно. Но разум – слабая защита против бремени вины."

Дзирт До'Урден

Я захлопнула книгу, переложив страницы визиткой главы клана Волков – с золотым теснением и вензелями. Вычурно… Странно подобного ожидать от такого мужчины, который производит впечатление, никоим образом не сочетающееся с дешевыми пафосными замашками выскочек, но с эти придется мириться. Вне зависимости от того, каков он, я ехала к нему на аудиенцию.

Нашему знакомству способствовал мой очень дальний родственник – глава клана Кошек, единственного кошачьего клана, вторая ипостась которого не тотемное животное-покровитель, а какое-то страховидло зубастое, доселе неизвестное современным ученым и не имеющим аналога ни в современном современном животном мире, ни в прошлом. Ну не считая, конечно, моего клана, выведенного магически. Наверное, именно так должен выглядеть средневековый оборотень, гроза селян и мелких городков почище вампиров. Ну а что остается поделать, когда, во-первых, дух-покровитель не шибко сильный, а во-вторых, какой оборотень в своем уме согласится превратиться в маленького, пусть и обаятельного, но слабого зверька, которого может убить даже бродячая собака? Вот и приходится им обретаться в непонятно каком виде, подчас не рискуя перекидываться даже в лесу. Волка там, медведя или лося встретить – одно дело, а если огромного мохнатого монстра или рысь с крыльями? Тут я их очень понимаю.

Год назад были убиты Лютомир и Кристиан, мой дядя. Настоящие имена у них, разумеется, другие, но в кланах у нелюдей в ходу больше клички. Паш, Саш и Лен много, а вот Кристиана или Марысю поди отыщи, да? Я узнала о том, что Лютомира звали Денисом лишь после его смерти. Уже год, как я ищу убийцу Наставника. Всем известно, что именно он выступил в виде смерти Лютомира, хоть и не хочется в это верить. Это был безумный сентябрь, когда я в один день потеряла сразу двух близких мне людей, причем один из них укокошил другого. Вампиры тогда потребовали выдачи той, из-за кого убили одного из них, то есть меня. И ведь выдали же, выгнав из общины и тем самым лишив покровительства. Особенно мириться с такой подлостью не хотелось, и шороху я тогда навела знатного, умирать отчаянно не хотелось, но неожиданно за меня заступились маги, и к ноябрю все вошло в колею, охота за мной прекратилась, но с вампирами мы расплевались окончательно. О чем не жалею, никогда не любила их братию. И в общину я вернулась, звание главы клана просто так не пропьешь. Мои Мантихоры и Кошки единственные, кто не продал меня тогда.

На восстановление доброго имени ушел без малого год, и теперь я иду к главному Волку, который обещал мне помочь с отпечатками астральных сущностей того времени. Я одна из сильнейших оборотней астрала, но не сильнейшая. А около двух месяцев после смертей дяди и Лютомира выход туда был равен для меня собственной смерти, и все следы давным-давно замело. Волк же согласился открыть архивы и сказать, кто же, все-таки, накрыл моего дядю и устроил ему небольшой инфаркт с летальным исходом. За определенную плату, разумеется.

Помотав головой, я вышла из автобуса и вспомнила адрес. 'Переулок Прямолинейный, дом 22' гласила надпись на визитке. Чтож, ищем. Вот он, переулок, вот дом 1… 7… 12… Я шла и шла, переулок все не заканчивался, поворачиваясь самым непонятным образом. Трижды приходилось переходить улицу, один раз возвращаться назад и поворачивать в другую сторону. Хм, с названием тут явно промахнулись, ему больше пошло бы 'Кривоколенный', если не пожестче. Э, а вот и 22. Вздохнув, я потянула на себя стеклянную дверь и вошла в прохладный холл офиса.

Итак, что же дальше? Дальше мне было сказано подойти к охраннику, представиться и пройти непосредственно в кабинет Ирдиса, то бишь Константина Игоревича. Идем к охраннику.

– Здравствуйте, я к Константину Игоревичу, – я осеклась, поняв, что забыла его фамилию и посмотрела на парня из-за стекол солнечных очков.

Молодой, лет 25-30, спортивное телосложение, короткие темные волосы. Не запоминающаяся внешность.

– Ваше имя? – поднял на меня глаза охранник.

– Марыся Шварц, – я сбросила на согнутую в локте правую руку рюкзак, достала паспорт и протянула парню.

– Да, меня предупреждали. Снимите очки, будьте добры, – решил сверить меня с фотографией мужчина. Возникла неловкая заминка, я медленно сняла очки и посмотрела на него.

– Благодарю. Лифт справа, поднимитесь на третий этаж, – парень протянул мне паспорт и улыбнулся, – красивые линзы.

– Спасибо, – торопливо надела очки, на ходу убрала паспорт и прошла через турникет к лифту.

Линзы. Да уж, человек во что угодно поверит, лишь бы не ломать устои своей жизни. Если парень и догадался, что что-то не так, то не подал виду. Мои зрачки при переходе с тусклого света на яркий практически моментально сузились до двух щелочек, но не настолько быстро, чтобы невозможно было не заметить трансформацию. На линзы это не было похоже никоим образом, я уже даже не пыталась отговариваться ими, справедливо решив, что малая ложь рождает большое подозрение. На проработку легенды много времени не ушло, я подслушала ее у кого-то из наших и немного изменила. Теперь зрачки у меня так криво сужаются из-за наследственного порока – атрофированных мышц зрачка.

Я вышла из лифта и лишь сейчас поняла, почему мне не сказали, в каком кабинете меня ждут: кабинет тут был только один, за линией обороны в виде легкомысленной секретарши, красившей ногти за рабочим столом. Из колонок компьютера звучало что-то очень попсовое и противное, но блондинке, видимо, нравилось. Спросив себя, хочу ли я расшаркиваться с ней и, получив отрицательный ответ, я немного поругала себя за грубость и, не останавливаясь, прошла к кабинету, коротко стукнула и зашла.

Мужчина, сидевший за большим дубовым столом выглядел очень представительно. Ну совсем. Мне стало стыдно за свой вид: черная майка, широкие черные шорты до колен и черно-оранжевые патрули. Вкупе с сиреневыми волосами должно смотреться. Хозяин кабинета, казалось, не заметил явного несоответствия между нами, как и между моим внешним видом и занимаемым рангом. Либо очень хорошо скрывал удивление. Сам он выглядел лет на 40-50 (настоящий возраст вряд ли соответствовал, ему, скорее всего, сейчас около 80, но кто же признается-то?), черные волосы серебрились на висках и были аккуратно пострижены, сам он был гладко выбрит, пах дорогим одеколоном и был одет в дорогой черный костюм. Я не сомневалась, что и ботинки у него были дорогие, но лезть под стол и проверять что-то не особо хотелось.

– Здравствуйте,Марыся, – он встал из-за стола, приветствуя меня, – вы долго добирались, пробки, наверное? Присаживайтесь. Чай, кофе, минералка? Лена сейчас все принесет.

– Приветствую вас, Ирдис, – скосила глаза на часы и мысленно чертыхнулась – я опоздала на три минуты, а глава клана Волков, по слухам, был очень пунктуален и того же требовал от остальных. – Поезд в тоннеле встал на пятнадцать минут. Благодарю, ничего не надо.

– Тогда перейдем сразу к делу? – волк сел в кресло, подавая мне пример.

Я устроилась на стуле и кивнула.

– Вы выяснили все, что я просила?

– Разумеется, – расплылся в улыбке мужчина, – вы привезли плату?

– Да, – я повторно кивнула, – итак?

– Триста семьдесят четыре дня назад был убит вампир из клана Бродяг. По паспорту звали его Денисом, по внутренним документам проходил как Лютомир. Восемьдесят четвертого года рождения. Один из низших, случайно обращен шесть лет назад в возрасте семнадцати лет, чрезвычайно слаб, удивительно, что его не убили раньше. Вечером 31 августа в среду он попал в аварию на Дмитровском шоссе, по направлению к Лобне, в критическом состоянии госпитализирован в Институт имени Склифосовского, в котором скончался через пятьдесят четыре минуты после аварии не приходя в сознания от множественных травм. Попал он в аварию самостоятельно или ему помогли – это уже мне не известно, но Богу душу отдать ему помог твой покойный дядя, вытянув его на седьмой уровень и там просто-напросто вырвав ему сердце. Как мы видим, без сердца вампиру оказалось довольно проблематично прожить, он и не пытался особо, ходят слухи, что кое-кто морально лишил его сердца чуть раньше. – Оборотень рассказывал, изредка сверяясь с листочком бумаги, лежащим у него под носом, но на этом моменте посмотрел мне в глаза с ехидной усмешкой, не удержавшись от шпильки, – итак, в двадцать один час сорок минут по московскому времени врачи констатировали остановку сердца и смерть.

– Да? – я изумленно приподняла правую бровь, – как может остановиться то, чего нет?

– А твой дядя его потом обратно положил. Не удивляйся, как только стало ясно, какая птица залетела в Склиф, сразу были вызваны свои врачи, даже патологоанатома из клана Тремеров нашли.

– Хорошо, с этим ясно. Свидетелей в астрале много было? – как бы между прочим спросила я.

– Достаточно. Два вампира из Малкавиан, даже Ассамит один был.

– Даже Ассамит? Где-то сдохла популяция белых медведей, два к одному. И все видели, как мой дядя вырвал ему сердце? – удивленно спросила я.

– Практически, – уклончиво ответил Ирдис, – когда он уже уходил, рядом с ним была проекция Ассамита и твоего дяди. Радуйся, что наемник смылся быстрее, чем успели нагрянуть высшие вампиров, иначе проблем было бы еще больше. Свидетель, как-никак.

– Хорошо, с этим закончили, а с Кристианом что за холера произошла? – вздохнула я.

– Сейчас посмотрим… Ага, – Волк покопался в папке и достал еще один лист бумаги, – тут все еще проще. Один из высших вампиров под шумок решил, что это хороший способ накрыть одного из высших оборотней, прикрываясь местью за кровника. И отомстил за Лютомира. Вытянул твоего дядю в астрал, на восьмой уровень, когда тот шел через двор к подъезду, и вскрыл ему горло, Кристиан даже очухаться не успел. В астрале и умер, так что телесных повреждений нет. Тоже Ассамит, кстати. И знаешь, если не ошибаюсь, то тот же…

– Слепки есть? – напрямую спросила я.

– Только на присутствие. На Лютомира есть еще слепок крови рода, – ухмыльнулся Волк.

– Давайте.

Волк положил передо мной нож и пуговицу. Я провела над ними рукой, прислушиваясь к пульсации энергии: этим ножом убили дядю, эта пуговица принадлежала ему. Ночью можно будет выйти по ним и посмотреть, что к чему.

– Итак, моя плата? – улыбнулся Ирдис.

Я сняла с пальца простенькое колечко и положила перед ним. Волк неторопливым движением протянул руку, я принюхалась и почувствовала легкий запах его пота: он в нетерпении, ему очень нужна энергия этого кольца. Что-то он собирается мутить, да.

Коротко кивнув, я вышла из его кабинета, спустилась вниз и пошла на остановку. Мне нужно было как следует подумать.



" Месть" | Исповедь мантихоры | cледующая глава