home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню



22 декабря 2007г

Уходящим покой, а идущим удачи,

И теперь нас с тобой только небо оплачет.

Jam

Вот уже час, как я сидела, тупо уставившись в тетрадь, и не могла понять, где же тут ошибка и есть ли она, собственно. Итак, еще раз: месяц декабрь, значит планета-покровитель – Сатурн. Князь – Эжин. Направление – Юг. Цвет – черный, а камень – гранат.

– Как успехи? – в очередной раз положил мне руку на плечо Иван.

– Возьми со второй полки черную тетрадь, на обложке которой изображено большое красное яблоко, – подняла я на него глаза, – и тащи сюда.

– Будет сделано, – кивнул

Полгода назад его телепортировали на крышу заброшенной Ховринской больницы, а я, почувствовав это, приехала за ним. Пообщалась с магами того мира, пообещала, что все улажу, и больше не приставали, попыток телепортировать его не предпринимали и на пару месяцев вообще, казалось бы, забыли о его существовании. Убедившись в том, что он действительно ничего не умеет, я в тот же день отвезла его к магам и спокойно вздохнула, но, как оказалось, зря. На следующий же день мне позвонил Андрей, глава магов, отвечающих за 'связи с общественностью', то есть за контроль Ходящих России и вкрадчиво спросил, не могу ли я уделить ему немного внимания. Я честно сказала, что мне не до него, тогда он, вздохнув, решил перейти сразу к делу и попросил поделиться опытом на магическом поприще. Опешив от подобной просьбы, я уточнила, о каком именно опыте идет речь и он, витиевато выражаясь, намекнул: личность Странника ни для кого не секрет, хотя официально поиски продолжаются. Это мне ничего не объяснило, запутав еще больше: я не маг и никогда им не была. Как у любого высшего оборотня, у меня есть начальные шаманские способности, но по сравнению с магией ребят это моська против слона. Вздохнув, я напрямую спросила, что от меня нужно колдуну, и он просто попросил: научи Ваню энергией управлять, все равно кроме тебя этим никто заниматься не будет.

Воспитать еще одного Ходящего, хоть и почетно, но до невозможности муторно и проблемно. Лишних проблем у меня не было, обретать их я желанием не горела, о чем и было сказано обнаглевшему магу. Андрей вздохнул и сказал, что ничего страшного, он просто бросит все силы на поиск Странника, который, конечно же, согласится обучить молодого и подающего надежды энергетика в обмен на полную защиту и неприкосновенность от остальных рас. Или его нейтрализуют, все равно никакой пользы, один вред. Я прикусила язычок и согласилась.

С первых дней обучения я во всей красе увидела, какие проблемы может принести человек, который получил силу, но не умеет ею пользоваться. Это был кошмар. Сначала встал вопрос: чему и в какой последовательности обучать? Левитировать я не умела, разве что на крыльях во второй ипостаси летать, но для этого не требовалось той концентрации, которая была нужна для левитации. Читать мысли я тоже не умела, как и плести заклинания выше самого примитивного уровня. Все это было решительно отброшено и я не терпящим возражения тоном возвестила ему о том, что это ему придется постигать самому и библиотека ему в этом в помощь. Для начала я решила научить Ивана тому, что сама лучше всего умела – астралу. Но, рассудив, что на полигон его никто не пустит, а на свой девятый уровень он поначалу не долезет, азам я решила учить его в этом мире.

Когда человек проходит становление в вампиры, им занимается его родитель и старейшины клана. Первым делом он покидает дом, меняет город или страну обитания и проходит обучение. Ему надо научиться по-новому жить, достать новые документы, найти применение своим новым возможностям и знаниям, выучить законы и историю, научиться охотиться… Работы много. Он находится под защитой своего клана, своего рода, и другие вампиры трижды подумают, прежде чем связываться с ним. Он как ребенок – до некоторого времени за него отвечает вампир, его создавший, этот период занимает около сотни лет.

Когда рождается ребенок, имеющий хоть каплю звериной крови, за ним начинают пристально наблюдать. Если рождение произошло в 'чистой' семье, где оба родителя звери, проблем вообще не возникает, зачастую обучение начинается раньше положенного срока – семи лет. Если в семье людей, как получилось у меня, там уже свои трудности, связанные, в первую очередь, с родителями. Если один из родителей зверь, то он, в конце концов, объяснит второй половинке и ребенку что к чему, определенные трудности наверняка будут, но с ними можно будет справиться, клан поможет. Хуже, если родитель-зверь погиб или по какой-то другой причине совсем не может находиться в семье. Тогда очень сложно объяснить родителям, что их ребенок не человек. У меня получилось вообще непонятно как – отца кровь зверя миновала, и я родилась в абсолютно человеческой семье, почему-то гены пошли через одного, хотя дядя мой был зверем. Он неоднократно предлагал мне все рассказать маме и переехать к нему, чтобы он мог полностью обучать меня, но я всегда отказывалась – мама у меня одна, другой не будет, пусть живет спокойно. Тем более, что скоро мне будет восемнадцать, я смогу полностью вступить в права наследования дядиной квартиры и переехать к нему, а в двадцать я закончу колледж, устроюсь на работу, мама уедет жить в деревню… Планы грандиозные.

Первые выходы в астрал я практиковала с дядей и несколькими ребятами из нашего клана, меня не трогали остальные посетители, потом я набралась опыта и смогла выходить одна, уже имея возможность дать отпор покусившимся на мою шкуру. Такое происходит со всеми зверенышами, страхуют всех.

Когда у человека открывается магический дар, его в рекордные сроки находят маги и объясняют ему, что к чему. Хотя обычно человек сам все понимает, если мозги на месте. В девяноста пяти процентах его забирают в общину, где он получает магическое и простое образование, это своеобразный пансионат или, если хотите, школа магии. Дети, не имеющие возможности жить там, обучаются по программе непрерывного образования, то есть после обычной школы и института посещают и магическую. Такие случаи редки, подобный темп сложно выдержать, тем более с определенного момента по ночам нужно практиковаться в астрале… Без учителей по началу никак, все-таки маги в астрале самое сильное звено.

Так вот, Ваня абсолютно никуда не вписывался. Как таковым магом он не был, да и способности у него открылись слишком поздно. Что с ним делать, понять не мог никто.

Начать я решила с атак и защиты, потому что именно это нужно первым делом выучить магу. Начала. Приехали в лес, я открыла методичку по визуальной магии, поставила на себя защиту и загипнотизировала его, внушив, что он в горящем доме. Нужно было выяснить, какая стихия ему более послушна. Если земля, то дом провалился бы под землю, оставив его стоять посреди воронки, если вода – начался бы дождь, потушивший огонь, ветер бы разметал его, а если сама стихия – пламя, то оно бы просто потухло, само по себе. Вернее, земле надо было внушить разверзнуться, дождю пролиться, воздуху налететь ветром, а огню потухнуть. Чего я не ожидала, так это сплошной стены пламени, прокатившейся по поляне. Хренов маг оказался стихийным огненным и вместо того, чтобы убрать огонь, он его материализовал. В лесу появилась проплешина из сгоревших деревьев, у меня исчезло два с половиной километра нервов. Замысловато выругавшись, я потушила огонь (благо, что моя стихия – вода), отошла на безопасное расстояние и предложила ему попробовать метнуть в меня сгустком пламени. Он проникся этой идеей и метнул, аж две штуки. От первого я увернулась, второй оказался самонаводящимся и, прежде чем Иван додумался-таки его деактивировать, успел обжечь мне руку от запястья до плеча и опалить волосы аж до ушей, а сам маг благополучно сполз в обморок от впечатлений. Когда он, бледный, на трясущихся ногах подошел ко мне и, сглотнув, спросил, все ли у меня хорошо, я, исчерпав весь запас сквернословия, пошла по второму кругу, а потом буркнула, что деньги на бинт и парикмахера с него. Ожог-то через неделю исчез, не оставив на память даже шрама (и слава Богам!), а вот волосы до сих пор толком и не отросли… Жалко, блин, так хочется по локоть отрастить…

Обучение после этого, как ни странно, пошло как по маслу, хотя в астрал я впервые пустила его одного только в начале ноября, к своему величайшему удовольствию утром узнав, что он намылил шею сыну одного из средних энергетиков. Вредный папаша потом пришел, требуя сатисфакции, но получил только по носу закрытой перед ним дверью. Он, видимо, в детстве учил сына мыть руки перед едой и уступать место в автобусе старикам. Меня Кристиан в детстве учил всегда давать сдачи и не плакать, этим я решила поделиться и с Ивашкой. Учеником он оказался чудным.

– Держи, – бухнулась перед моим носом тетрадь, – черная обложка, красное яблоко, как ты и просила.

– Спасибо. – Я с нажимом провела кончиками пальцев по глазам, – открой оглавление, поможешь мне.

– У тебя в тетрадях оглавления есть? – удивленно поднял брови Ваня, – но зачем?

– Дядя настаивал, а потом сама уже приучилась. Так удобнее.

– Не надоедает нумеровать страницы?

– Так в супермаркете маленький нумератор восемьдесят рублей стоит, – пожала я плечами, – Настрой да радуйся жизни.

– Знаешь, вот я в который раз убеждаюсь, что когда надо облегчить себе жизнь, ты дашь сто очков вперед кому угодно, – вздохнул Шизофреник, – лучше бы ты меня этому научила.

– Этому учись у Андрея, который тебя мне сплавил. Он в этом деле вообще виртуоз, я рядом с ним и не отсвечиваю, – я покачала головой и придвинула к себе тетради, – глянь там в оглавлении подписи и страны света планетных духов, будь добр.

– Сейчас… Ага! – парень прошелестел листочками и уложил передо мной тетрадь, открытую на странице, испещренной непонятными знаками.

– Выглядит впечатляюще, – затаив дыхание, прошептал Ваня, – это каббала?

– Да какая к черту каббала, – неприязненно покосилась я на него, – это планетные печати, подписи и священные буквы. Несмотря на то, что магия далеко шагнула вперед, в некоторых вещах приходится полагаться на доисторические способы. Очень зря, кстати, многие из них уже не действуют.

– То есть как – уже? – недоуменно посмотрел на меня парень, – раньше действовали, а теперь нет? Так разве бывает?

– У всего есть свой срок, даже у магии, – кивнула я, – тем более у магии. Раньше применялись такие методы вызовов духов, что сейчас не знают, смеяться или плакать. Например, чтобы вызвать абстрактно злых духов, нужно было очертить круг, вписать имя нужного духа, а иногда бывало, что и несколько, у них там, знаешь ли, тоже много псевдонимов. Так вот надо было вписать имя темного духа, потом имя светлого духа, который, если что, надает по ушам обнаглевшему темному. Потом символы для защиты. Заблаговременно надо было узнать планету-покровитель и высчитать какие-то там магические числа и знаки, которые тоже нужно начертить в бедном круге. Более того, вызов должен происходить в тот день, которому покровительствует планета духа, в определенное время суток, на определенном месте… Погоди, сейчас расскажу более подробно.

Я встала из-за опостылевшего стола, с хрустом потянулась и выудила из книжного шкафа пухленький томик в сиреневом переплете. Пафосно чернело название: 'Практическая магия'. Звучит гордо, но, как оказалось, практически бесполезно. Когда-то давно (ну очень давно) указанные в книге способы действовали, причем действовали чудесно. Теперь именно эту книгу используют обычно как сборник анекдотов на ночь.

Открыв оглавление, я нашла нужную страницу и, прочистив горло, с выражением прочитала пособие начинающему колдуну, перемежая инструкции небольшими замечаниями:

– Дабы вызываемый дух пришел, нужно позаботиться о светильниках, благовониях, масле и коллирии, составленном соответственно планете и духу. После надлежащих приготовлений с подходящими случаю телодвижениями и лицом (это какими же?), начинай громко молиться: сначала обратись к Богу, затем к добрым духам (ну почему если человек к Богу обращается, то это молитва, а если Бог к человеку – шизофрения?). Можешь прочитать какие-либо псалмы или стихи из Евангелие, для своей защиты, перед молитвами (да и сам томик далеко не убирай, все оружие). Окончив молитвы, начни вызывать желаемого духа приветливым и ласковым голосом, заклиная его со всех сторон света и перечислив свою силу и добродетели (если дух не заснул на стадии молитвы, то обязательно должен явиться поглядеть на эдакое чудо природы, ласковым голосом перечисляющего свои добродетели). Отдохни, оглядись кругом, если дух не появится, повтори до трех раз (хватило бы терпения хотя бы на один). В случае, если он не появится и на этот раз (скушай Рондо – он сближает), начни заклинать его божественным могуществом, чтобы твои заклинания и напоминания соответствовали природе и значению духа, повтори все это до трех раз, все громче и громче, с напряжением, обидой, укоризной (ему станет стыдно, и он обязательно явится!), угрозой лишения его обязанностей и могущества (упс… Если и явится, то только для того, чтобы набить морду…). При появлении какого-нибудь духа повернись к нему и ласково обратись (все, финиш, на месте духа я бы покрутила пальцем у виска и закинула незадачливого просителя в Белые Столбы), затем узнай у него, что тебе от него нужно (нет слов, все нецензурные – ну духу-то откуда знать, зачем его пригласил незадачливый колдун?).

– Это они серьезно? – отсмеявшись, спросил у меня молодой маг, – или просто шутишь?

– Если бы, – вздохнула я, – и это еще мелочи. Помнишь, как у Громыко? Нашла ведьма книгу старую, пособие по усекновению нечисти, и начала читать, давясь от хохота травяным отваром, потому что на живоглота предлагалось ходить впятером, и, пока он одного съест, его остальные мутузят цепом и лопатами, а добивают, когда он принимается за второго. Загадки еще советовалось загадывать.

– Помню, – фыркнул Ваня, – а при виде упыря надо было перекрестить его и поплевать через левое плечо.

– Аха, – я зевнула, прикрыв рот ладонью, – ладно, пора бы уже разобраться с печатями и нарисовать этот чертов пентакль, а то мы никогда не выберемся отсюда.

– Почему ты не попросила помощи у тех, кто разбирается в этом? – спросил Иван, наблюдая за моими поисками, – есть, наверное, более легкие способы прорыва.

– Потому что придется объяснять, зачем нам это понадобилось. Опять же, то, что ты Ходящий, известно всем, а вот свою прокаженность мне не хочется афишировать. Так-то мы все добренькие и хорошенькие, а стоит кому-то оступиться, и на голову наступят, помогая утонуть.

– Может и не стоит все это затевать? – неуверенно начал Шизофреник., – все равно меня эти голоса не слишком беспокоят. Более того, не потеряю ли я способностей после подобных выкрутасов?

– По идее не должен, – задумчиво пробормотала я, всматриваясь в знаки особо понравившейся печати.

Ох, Иванушка, ну не признаваться же тебе, что я не выполнила обещания, данного ведьме, и не смогла тебя 'перекрыть', и именно затем мы идем туда.

– А даже если и потеряешь, то что в этом такого? Ты прожил девятнадцать лет без них и еще пятьдесят проживешь, одна морока, по-моему.

– Ты сама бы отказалась от них, если бы имела? Ты готова отказаться от своей второй ипостаси?

– Не путай Божий дар с яичницей, – фыркнула я, – не могу отказаться от того, что во мне с рождения. Это все равно, что отказаться от ног или рук. В моем случае так и задумывалось, это врожденное. А вот твои глюки благоприобретенные.

– Это не глюки, а контакт с иным измерением, – поправил меня парень, – ты не ответила. Отказалась ли бы ты от такого?

– Не знаю, – пожала плечами я, – сравнивать-то не с чем, я не умею читать мысли и левитировать. Но если бы я была в твоей ситуации, я приложила бы все усилия, чтобы и дальше не уметь. Просто так в этом мире ничего не дается, скоро придется платить, и кто знает, чего от тебя потребуют. И ведь заплатишь. Или уже платишь. Слишком многие знают о тебе, как и обо мне, впрочем. Мы постоянно на виду, за нами присматривают, не зная, чего от нас ожидать. Ты-то хоть ценишься, а я словно трехголовая огнедышащая курица: вроде забавно, а что она натворить может? Если бы я могла жить с твоими способностями, но без твоей репутации, то еще подумала бы над этим.

– А что не так с моей репутацией? Ты слышала хоть, что о тебе-то говорят? – возмутился колдун.

– Неа. А что? – я вновь зевнула, – будь добр, дай бутылку, которая на подоконнике стоит.

– Ну то, что ты странная, для своего возраста жестокая слишком, – мутился парень, протягивая минералку, – чуть ли не сумасшедшая. Опять же, после смены главы ваш клан нигде не появляется особо. Наводит на размышления. Еще считают, что ты слишком замкнута, да думаешь только о себе и клане. И с ориентацией что-то не так…

Я подавилась водой, которую в недобрый час решила употребить. Ладно странная, все мы с прибабахом, ладно жестокая, побывал бы кто на моем месте. Ну, допустим, сумасшедшая, а кто еще Ходящего согласится обучать. Это все понятно. Но ориентацией-то что?! На девушек не заглядываюсь, на бабушек и собак тоже, могилы не разрываю, так что за?

– С этого момента поподробнее, – прохрипела я, отстраняя Ивана, хлопающего меня по спине, – что там тебе наплели?

– Да ничего мне не наплели, стану я дураков слушать, – магик смутился так, что я мгновенно поняла: если и не слушает, то раньше слушал, да еще как, – я знаю только, что до того, как мы познакомились, все думали, что у тебя проблемы с мужским полом.

– А сейчас уже не считают, значит? – продышалась я, вытирая выступившие слезы, – исчезли?

– Угу, я на тебя положительно влияю, – подмигнул Ваня, на всякий случай отодвигаясь от меня подальше, – ты не представляешь, сколько людей и нелюдей намеками пыталось выпытать у меня, как у нас там дела в постели и когда можно ждать детишек. Это потом уже я понял, что у вас в общинах другие нравы и вы за ранние браки. Ну оно и понятно, вымирание, как-никак. А тогда-то я тебя вообще практически не знал, и тут меня спрашивают о том, какова моя интимная жизнь с шестнадцатилетней девочкой! Представь мою реакцию…

– Обойдусь как-нибудь, – я поежилась представляя себе мысли несчастного парня. Повезло еще, что не наплел им ничего, фантазия-то у него работает на всю катушку, а катушка длинная. Или наплел? – и почему я об этом узнаю только сейчас?

– А ты раньше не спрашивала раньше, – пожал плечами Ваня, – а самому как-то неловко было начинать.

– Сгинь на балкон, покури, – уронила голову на стол, уткнувшись носом в тетрадь. Было настолько лень что-либо делать, что хоть вой.

– Пока не хочу, – покачал головой Шизофеник, – вместе пойдем курить.

– Нашла! – заорала я, сфокусировав взгляд на одной из строчек, – нашла нужную подпись! А печать я сейчас по таблице найду. Готовься, друг мой, сегодня мы все-таки уйдем отсюда.

– Чего так орать-то? – поморщился парень, – пойду и впрямь покурю.

И ушел. А я осталась выверять пентакль.



Глава пятая | Исповедь мантихоры | cледующая глава