home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


13


Разведывательная служба космофлота Конфедерации создавалась поначалу, чтобы проникать в подпольные синдикаты, производившие антиматерию, и выслеживать их производственные станции. С тех давних пор поле ее деятельности расширялось вместе с расширением полномочий флота. К тому времени, когда служба перешла под командование адмирала Лалвани, одной из основных ее задач стало отслеживать, анализировать и оценивать по степени реальной опасности неимоверное количество хитроумных разновидностей оружия, создаваемого правительствами и астроинженерными конгломератами по всей Конфедерации. Особый упор делался, естественно, на нелегальные технологии. А потом строителям лабораторного корпуса оружейных технологий была дана цель — создать систему, позволяющую сдержать любую опасность, от биологического заражения и выброса нановирусов до небольшого ядерного взрыва.

Вход в комплекс был только один — прорубленный в скале длинный коридор, делавший два поворота под прямым углом; в коридор мог бы пролезть тяжелый грузовик или даже челнок. В трех местах его перекрывали двери, каждая из двухметровой толщины блоков карботаниевого композита, укрепленного усилителями вандерваальсовых сил. Первые две перегородки поднимались только по команде из комнаты дежурного, извне комплекса, третья — только изнутри. После прибытия Жаклин Кутер жители Трафальгара стали называть комплекс «ловушкой для демонов» — вполне подобающее название, признал Самуэль Александрович, когда под шипение сжатого газа и звонкий вой моторов перед ним отворилась последняя дверь. По другую сторону его поджидали доктор Гилмор и его коллеги.

— Рад, что могу ради разнообразия сообщить вам добрые вести, — говорил Гилмор, проводя первого адмирала к изолированной зоне биологического отделения. — О Новой Калифорнии мы все наслышаны. Их действительно ведет Аль Капоне?

— Доказательств обратного у нас нет, — ответила Лалвани. — Эденисты в системе перехватывают передачи с планеты. Капоне, похоже, обожает саморекламу. Он проезжает по городам планеты, выступает перед одержимыми, словно какой-то средневековый монарх. Он называет это «быть ближе к народу». Толпу репортеров оставили неодержанными только ради того, чтобы они могли записать это.

— И этот дикарь докосмичсской эры смог захватить один из самых развитых наших миров? — переспросил Гилмор. — Трудно поверить.

— Зря, — отозвалась Лалвани. — Мы подняли его биографию из архивов. Это генетический вожак. Такие, как он, обладают интуитивной способностью форматировать под себя окружающие социальные структуры на любом уровне — от уличных банд до целых наций. По счастью, такие люди рождаются редко, и способности их обычно незначительны, но уж коли появился такой вожак, остальным следует поостеречься.

— И все же…

— Очевидно, что кто-то консультирует его по части современных условий. У него должен быть внутренний кабинет, круг ближайших помощников, но верховной властью он делиться не станет. Мы полагаем, что он психологически к этому не способен. Это может оказаться существенной слабостью, учитывая масштаб проблем, с которыми он должен столкнуться, наводя свои порядки.

— До сих пор система Новой Калифорнии — единственная полностью захваченная противником, — проговорил первый адмирал. — Еще семнадцать планет пострадали от крупномасштабных вторжений и пытаются отграничить очаги заражения. К счастью, законные правительства этих миров сохранили контроль за платформами СО. Наибольшие жертвы понесли астероидные поселения — по нашим последним оценкам, их захвачено уже более ста двадцати по всей Конфедерации. Если в поселение попадает одержимый, оно падет практически со стопроцентной вероятностью. В таких тесных помещениях справиться с ними трудно. На других планетах тоже возникали очаги, но гораздо меньшие. Похоже, что наше предупреждение свою роль сыграло — могло быть намного хуже.

— Наша основная забота сейчас — чтобы никто не попытался очертя голову броситься освобождать захваченные территории, — добавила Лалвани. — Многие национальные флоты смогли бы провести операцию соответствующего масштаба. Но пока что любые войска, вошедшие на захваченную территорию, скорее всего, будут одержаны сами.

— Но на военных давят политики, — мрачно заключил первый адмирал. — До сих пор единственным нашим безусловным успехом было уничтожение «Яку» в системе Хабрата. Мелочь. Более всего мы нуждаемся в оружии, способном нейтрализовать одержимых. Или в эффективном методе… экзорцизма. По возможности — и в том, и в другом.

— Полагаю, в первом случае мы можем вам помочь, — уверенно проговорил имплантолог.

Они остановились перед дверями изолированной биологической лаборатории, и он датавизировал двери свой код.

Получив разрешение продолжить свои работы, исследователи Юру зря времени не теряли. Заглянув в лабораторию, первый адмирал невольно сморщился. По его сторону барьера сидели за пультами маниакально погруженные в работу техники и ученые, вглядываясь в выдаваемые проекторами изображения, словно ожившая аллегория мастерства и научного поиска, поддерживающая безличную эффективность.

Самуэль Александрович сомневался, что команда могла бы иным способом достичь своей цели; научная беспристрастность служила, вероятно, психологическим барьером между ними и объектом их исследований. «Субъектом», — укорил он себя. Хотя в дни своей активной службы он навидался бесчеловечности куда более масштабной.

Вместе с капитаном Кханной он нерешительно двинулся к разделявшей вырубленную в скале залу напополам прозрачной стене, раздумывая, раздражение выказывать или одобрение. В конце концов, он натянул ту же маску безразличия, которую все работники лаборатории надевали вместе с мешковатыми белыми комбинезонами.

На операционном столе лежала иммобилизованная («Честней было бы сказать, прикованная», — подумал первый адмирал) нагая Жаклин Кутер. Тело ее охватывала клетка из серых композитных ребер, поддерживавших пары дисковых электродов, прижатых к предплечьям, животу и бедрам. Из-под блестящего металла сочился прозрачный проводящий гель, обеспечивая непрерывный контакт с телом. С потолка свисали два манипулятора, неслышно проводя над распростертым телом туда и обратно сборками сенсоров, похожими на связки толстых белых ружейных стволов. Металлический обруч, стягивавший выбритый череп одержимой, словно сросся с кожей. В анальное отверстие была вставлена трубка для дефекации, к вульве приклеен мочевой отсос, какими пользуются в невесомости. Что это — остатки цивилизованности или предельное издевательство, адмирал решить не мог.

Хотя Кутср в ее нынешнем состоянии это было, скорее всего, безразлично.

Каждая ее мышца судорожно подергивалась не в такт остальным. Плоть на лице подрагивала мелко-мелко, и казалось, что на одержимую давит десятикратная перегрузка.

— Какого черта вы с ней делаете? — хрипло прошептал Майнард Кханна.

На памяти первого адмирала глава его штаба впервые заговорил прежде своего начальника.

— Нейтрализуем ее разрушительный потенциал, — с чувством глубокого удовлетворения проговорил доктор Гилмор. — В полученном нами с Лалонда отчете упоминалось сообщение от Дарси и Лори, что электрический ток плохо действует на одержимых. Проверив, мы заключили, что это правда. Мы пропускаем через ее тело постоянный ток.

— Господи, это… — Лицо Кханны скривилось от омерзения.

Доктор Гилмор, не глядя на него, обращался исключительно к первому адмиралу:

— Ей приходится тратить все свои энергистические силы на то, чтобы отводить ток. Мы экспериментировали с вольтажем, покуда не нашли приемлемый уровень. Ее физиологические функции не страдают, но проявлять эффекты дисфункции реальности она совершенно не способна. Она не может больше изменять материю, создавать иллюзии или вызывать белый огонь. А это значит, что мы можем спокойно ее изучать. Даже наши электронные системы работают в ее присутствии, хотя их эффективность падает на пятнадцать процентов.

— И что вы узнали? — поинтересовался первый адмирал.

— Прошу, имейте в виду, что мы стоим на пороге совершенно новой области знаний…

— Доктор! — предупредил первый адмирал.

— Конечно. Для начала мы разработали метод определения скрывающихся одержимых. В их телах наблюдается слабый, но постоянный разряд статического электричества. Мы считаем, что это побочный продукт контакта их родного континуума — бездны — с нашим. Этот поток мог бы объяснить и ту энергию, которой они постоянно располагают.

— Статическое электричество? — изумленно переспросила Лалвани.

— Да, мэм. Это изумительный метод: сенсоры дешевы, просты в производстве и использовании, а если они начинают сбоить, значит, одержимые рядом. Теперь, когда мы знаем, что искать, противник не сможет затеряться в толпе или незамеченным проникнуть на новые территории.

— Превосходно, — согласился первый адмирал. — Мы проследим, чтобы эта информация разошлась так же широко, как первоначальное предупреждение.

Он подошел к прозрачной стене вплотную — холодная поверхность запотела от его дыхания — и включил интерком.

— Ты помнишь меня? — спросил он. Жаклин Кутер не отвечала долго. Голос ее прерывался натужным бульканьем непокорных голосовых связок.

— Мы знаем тебя, адмирал.

— Она находится в контакте с бездной? — торопливо переспросил он доктора Гилмора.

— Точного ответа я дать не могу, адмирал. Подозреваю, что нет — во всяком случае, не больше чем рудиментарная протечка информации в ее родной континуум. Наша Жаклин любит властвовать, а это «мы» просто впечатляюще звучит.

— Если ты испытываешь боль, — проговорил первый адмирал, — я сожалею.

— Ты вполовину не так сожалеешь, как пожалеет вот он, — налитые кровью глаза сфокусировали взгляд на докторе Гилморе, — когда я до него доберусь.

Ученый выдавил надменную улыбку.

— А сколько боли ты принесла хозяйке украденного тобою тела? — мягко поинтересовался Самуэль Александрович.

— Туше.

— Как видишь, мы изучаем тебя, как я и предсказывал, — он указал на сенсоры, которыми поводили над телом одержимой манипуляторы. — Мы знаем, что ты такое, знаем кое-что о муках, ожидающих тебя в бездне, понимаем, что побудило тебя пойти на то, что ты сделала. Я прошу тебя помочь нам разрешить эту проблему. Я не хочу, чтобы между нами продолжалась война. Мы, в конце концов, одна раса, хотя и на разных стадиях бытия.

— Вы дадите нам тела? Как щедро. — Одержимая каким-то образом сумела ухмыльнуться. Из уголка рта потекла струйка слюны.

— Мы можем вырастить биотехнейронные сети, куда вы сможете подселиться. Вы получите полный диапазон человеческих чувств. А эти сети можно будет помещать в искусственные тела, наподобие космоников.

— Как разумно. Но вы забываете, что мы тоже люди. Мы хотим жить полной человеческой жизнью. Вечно. Одержание — это только начало нашего возвращения.

— Ваша цель мне известна.

— Ты хочешь помочь нам?

— Да.

— Тогда покончи с собой. Присоединись к нам. Лучше быть на стороне победителей, адмирал.

Самуэль Александрович почти с омерзением бросил последний взгляд на трепещущее изувеченное тело и отвернулся от прозрачной стены.

— Нам она говорила то же самое, — извиняющимся тоном проговорил доктор Гилмор. — Неоднократно.

— Но что из того, что она говорит, правда? Вот например: им действительно нужны именно человеческие тела? Если нет, мы можем принудить их к компромиссу силой.

— Выяснить это будет затруднительно, — ответил Юру. — Электрический ток гасит большую часть эффектов дисфункции реальности, но проводить личностный допрос в таких условиях, скорее всего, нереально. Если во время контакта нанозонды выйдут из строя, ее мозгу может быть причинен непоправимый ущерб.

— Одержатели совершенно определенно могут действовать через биотехнейронные структуры, — заметила Лалвани. — Льюис Синклер захватил нейронные слои Перника, и мы получили подтверждение, что черноястребы Валиска тоже одержаны.

— Физически способны, верно, — согласился Юру. — Но проблема, скорее всего, лежит в области психологии. Они были людьми и хотят получить знакомые человеческие тела.

— Выжмите из нее как можно больше сведений, не повреждая тела, — приказал первый адмирал. — А пока — вы разработали метод обезвреживать их?

Доктор Гилмор невнятно махнул рукой в сторону стола:

— Электричество, адмирал. Раздать нашим морпехам ружья, стреляющие дротиками с небольшим матричным аккумулятором, и одержимый получает электрический разряд. Мы уже разработали современный прототип на химической взрывчатке с радиусом действия в пять сотен метров.

Самуэль Александрович не знал, посочувствовать злосчастному имплантологу или пропесочить его. Вечная проблема с этими лабораторными крысами — в теории все прекрасно, а как их выдумки поведут себя в бою, никого не волнует. Во времена Кутер, наверное, было то же самое.

— А как далеко они могут направлять свой белый огонь?

— Зависит от личных способностей.

— И как вы определите требуемое напряжение в аккумуляторе? Кто-то окажется сильнее Кутер, кто-то слабее.

Гилмор в поисках поддержки обернулся к Юру.

— Подбор напряжения остается, без сомнения, проблемой, — признал велеречивый темнокожий эденист. — Пока что мы выясняем, нельзя ли определять его заранее при помощи электросенсоров. Возможно, уровень статического заряда указывает на энергистические силы одержимого.

— Здесь — возможно, — ответил первый адмирал. — В боевых условиях — сильно сомневаюсь. И даже если это сработает — что вы предлагаете делать с одержимыми?

— Помещать в ноль-тау, — отозвался Гилмор. — Нам известно, что этот метод дает стопроцентный результат. На Омбее пользовались им.

— Да, — признал первый адмирал, вспоминая виденную запись — захват одержимых во время боя в магазине. — И какой ценой? Не хотел бы принижать ваши достижения, доктор, но вам бы все же следовало консультироваться порой с опытными офицерами. Даже если ваш парализатор будет работать, чтобы подчинить и засунуть в ноль-тау-капсулу одного одержимого, потребуется двое-трое морпехов. А за это время оставшиеся на свободе одержимые подчинят еще пятерых. Такими темпами мы не победим никогда. Нам нужно идеальное оружие, которое изгоняет одержателя с одного выстрела, не причиняя вреда телу. Электричество не подойдет? Нельзя увеличивать напряжение, пока душа захватчика не отлетит?

— Нет, адмирал, — признался Юру. — Мы уже пробовали это на Кутер. Такое напряжение убивает и тело-носитель. Нам даже пришлось прервать опыт на несколько часов, чтобы позволить ей исцелиться.

— А другие способы?

— У нас есть несколько идей, адмирал, — упрямо заявил Гилмор. — Но их еще надо проверить. У нас слишком мало данных. Идеальным было бы, конечно, разорвать связь между континуумом бездны и нашей вселенной. К сожалению, мы не можем пока нащупать физический смысл контакта. Среди наших сканеров есть самые чувствительные из существующих детекторов гравитационных искажений, но и они не определяют вокруг или в пределах телесной оболочки Кутер колебаний плотности вакуума. А значит, души возвращаются не через червоточины.

— Во всяком случае, — закончил Юру, — не через червоточины, как мы их понимаем. Впрочем, учитывая существование Кутер, следует заметить, что наша концепция квантовой космологии, очевидно, неполна. Оказывается, путешествовать быстрее света — не такое большое достижение, как нам когда-то казалось.


На то, чтобы переделать рубку «Танту» по своему вкусу, у Декстера Квинна ушло некоторое время. Беспокоил его не столько внешний вид помещения — фрегат был приспособлен для маневров на высоких ускорениях, и внутренние его помещения были обставлены с соответственной грубой функциональностью. Квинну нравилась эта неотъемлемая сила, и он только усилил ее, покрыв стены угловатыми черными барельефами того рода, что, как мнилось ему, должны украсить главный храм Брата Божьего. Осветительные панели померкли, мерцая тускло-багровым за ржавыми чугунными решетками.

Недовольство его вызывала предоставляемая рубкой информация — точнее сказать, ее отсутствие, — и большая часть времени ушла именно на исправление этого недостатка. Нейросети у Квинна не было, да и имейся таковая в наличии, работать для одержимого она все равно не смогла бы. А потому все, что происходило за пределами корабля, оставалось для него загадкой, несмотря на сенсорные решетки сказочно высокого разрешения. Он был слеп, не способен ни принимать свои решения, ни откликаться на события. Первейшим делом было открыть вселенную его взгляду.

На то, чтобы одержать всех девятнадцать членов экипажа, у них с Лоуренсом ушло двадцать минут с момента стыковки. На то, чтобы вовлечь вернувшихся в секту и подчинить своему водительству, — еще час. Трижды Декстеру пришлось карать безверных. О потерянных телах он искренне сожалел.

Оставшиеся взялись за работу, подключая необходимые ему экраны — навешивая на пульты телеэкраны, адаптируя программы бортового компьютера на максимальное упрощение визуализации. Только тогда, восстановив уверенность в собственных силах, Квинн приказал сниматься с орбиты Норфолка.

Откинувшись в своем королевском, обитом бархатом противоперегрузочном ложе, Квинн отдал команду на прыжок. Через двадцать секунд после завершения маневра в центре пустого голоэкрана вспыхнула лиловая пирамидка, обозначавшая единственный отправленный за ними в погоню корабль. Если масштаб соблюдался, до него было не более трех тысяч километров.

— Как нам уйти от них? — спросил Квинн у Баджана.

Баджан одерживал тело бывшего капитана «Танту» — уже третье с момента захвата. Первые двое одержателей Квинна не устроили — оба жили в допромышленные времена. Ему нужен был кто-то знакомый с начатками техники, кто смог бы воспользоваться кладезем бесценной информации в памяти пленного капитана. Баджан умер всего двести лет назад и был гражданским инженером-термоядерщиком; понятие межзвездных перелетов было ему знакомо. Характер у него был подловатый и скрытный; Баджан немедля поклялся в вечной верности и Квинну, и символу его веры. Квинн не был против — слабыми людишками вертеть легче.

Кулаки Баджана сжались, непроизвольно выдавая то давление, которое оказывал одержатель на рассудок своего хозяина.

— Последовательные прыжки. Корабль на это способен. Это сбросит с хвоста любую погоню.

— Исполняй, — коротко приказал Квинн.

Три прыжка и семь световых лет спустя они были в межзвездном пространстве одни. А еще через четыре дня они вынырнули из червоточины в зоне выхода в двухстах тысячах километрах над Землей.

— Вот я и дома, — прошептал Квинн и улыбнулся.

Оптические сенсоры фрегата показывали ему ночную сторону планеты, тонкий свинцово-сизый серп, медленно расширявшийся по мере того, как орбитальное движение выводило «Танту» из конуса тени. Континенты расцвечивали звезды первой величины — аркологи, беззвучно хваставшиеся своим энергетическим расточительством. Свет их уличных огней, небоскребов, стадионов, фар машин, фонарей в парках, на площадях, на фабриках сливался в монохромный поток фотонов. Высоко над экватором планету опоясывало кольцо искристого тумана, отражаясь едва заметно в смоляно-черных океанах.

— Брат Божий, как великолепно! — прошептал Квинн.

Улетая в изгнание с бразильской орбитальной башни, он не мог насладиться этим зрелищем. На его палубе в лифте не было иллюминаторов, и в тех секциях колоссального порта, где проходили иветы, — тоже. Всю жизнь он прожил на Земле и никогда не видывал ее как должно — изысканно-прекрасной и трагически хрупкой.

Мысленным взором своим он уже видел, как медленно, мучительно гаснут ослепительные огни под натиском расплывающихся по земле густых черных теней, приливом отчаяния и ужаса. А потом тени протянутся в космос и погасят Ореол О'Нейла со всей его мощью и энергией. И не останется ни света, ни надежды. Только плач, и скрежет зубовный, и Ночь. И Он.

На глаза Квинну навернулись слезы радости — так сильны были этот образ и стоящая за ним вера. Вечная тьма, и в сердце ее — Земля: изнасилованная, мертвая, замерзшая, погребенная.

— Это ли моя цель, Господи? Это ли? — простонал он смиренно при мысли о подобной чести.

И тут бортовой компьютер тревожно свистнул.

— Что такое? — рявкнул Квинн в ярости оттого, что его мечты были так грубо нарушены.

Ему пришлось поморгать, чтобы разглядеть быстро заполняющую голоэкраны алую паутину. Требовали внимания подмигивающие условные знаки, из-за края экрана наперерез «Танту» выползали пять оранжевых линий-векторов.

— Что происходит?

— Это маневр перехвата! — заорал Баджан. — Корабли военные. И на нас наводятся платформы СО с Ореола!

— Я полагал, мы были в зоне выхода!

— Ну да!

— Тогда что…

— Приоритетный запрос капитану «Танту» от командования стратегической обороны Терцентрала, — объявил бортовой компьютер.

Квинн метнул на передавший сообщение проектор гневный взгляд и прищелкнул пальцами.

— Капитан Мауер, командующий фрегатом КФ «Танту», — проговорил Баджан. — Кто-нибудь объяснит мне, в чем проблема?

— Командование СО, капитан. Датавизируйте ваш код РБК, пожалуйста.

— Какой код? — беззвучно прошептал совершенно ошеломленный Баджан.

— Кто-нибудь знает, что это такое? — прорычал Квинн.

Свой код-определитель «Танту» датавизировал, как полагается по уставу, сразу же после выхода из прыжка.

— Капитан, ваш код! — потребовало командование СО.

На глазах Квинна на голоэкран выплыли еще два сияюще-оранжевых полетных вектора. На корпус «Танту» наводились оружейные сенсоры.

— Компьютер, прыжок на один светогод, — приказал он. — Сейчас же.

— Нет, сенсоры… — отчаянно взвыл Баджан.

Но его возражения уже ничего не значили — бортовой компьютер был перепрограммирован на то, чтобы подчиняться одному Квинну.

«Танту» прыгнул. Его горизонт событий пересек углекомпозитные стержни, на которых выдвинулись из своих ниш, стоило звездолету появиться над Землей, десять сенсорных гроздьев — навигационные оптические среднего радиуса радарные антенны связи.

Семь боевых кораблей, мчавшиеся «Танту» наперехват, увидели, как исчезает их цель за десятью ослепительными фонтанами плазмы, в тот миг, когда горизонт событий стиснул атомы углерода в стержнях до термоядерных плотностей. Из радиоактивного тумана выплывали отрезанные сенсорные гроздья.

Проклиная неудачу, из-за которой к эскадрилье перехвата не было приписано ни одного космоястреба, вахтенный офицер с командного центра СО приказал двум эсминцам преследовать «Танту». Но чтобы перейти на траекторию, соответствующую точке выхода, двум кораблям потребовалось одиннадцать минут, и все понимали, что время потеряно безнадежно.

Заглушая все прочие звуки, в рубке «Танту» звенели аварийные сирены. Телеэкраны, отображавшие данные с сенсоров, почернели, когда разрядились растровые узлы, потом переключились на диаграммы корабельных систем, усеянные пугающим количеством алых значков.

— Шум убери! — проорал Квинн.

Баджан торопливо подчинился, быстро набирая команды на пристроенной у его противоперегрузочного ложа клавиатуре.

— Корпус пробит в четырех местах, — доложил Двайер, как только смолкла сирена. Из новых апостолов Квинна он был самым ревностным — бывший толкач «черных» программ-стимуляторов, убитый в двадцать три года более прытким и деловитым соперником. Злоба и безжалостность делали его идеальным соратником. Он даже слышал о сектах и порой вел с ними дела. — Ослаблено еще шесть блоков.

— Что за хрень? — поинтересовался Квинн. — По нам что, стреляли?

— Нет, — ответил Баджан. — Нельзя прыгать с выдвинутыми сенсорами. Любое тело, попавшее в искажающее поле, схлопывается. К счастью, зона схлопывания очень узкая, всего пара микронов, но она охватывает весь корпус. И все атомы, попавшие в нее, превращаются в энергию. Большая часть выбрасывается наружу, но часть оказывается замкнутой в границах поля и повреждает корпус. Это с нами и случилось.

— Насколько серьезные повреждения?

— Только вспомогательные системы, — отозвался Двайер. — И мы теряем, кажется, азот.

— Проклятие! А что узлы? Сможем мы прыгнуть снова?

— Два вышли из строя, еще три повреждены, но у них большой запас прочности. Думаю, прыгать можем.

— Хорошо. Компьютер — прыжок на три световых года.

Баджан подавил невольный протест, но вспышку раздражения скрыть был не в силах. Квинн ощущал ее без помощи слов.

— Компьютер — прыжок на половину светогода.

Осветительные панели замерцали, готовые погаснуть вовсе.

— Хватит, — приказал Квинн, когда тусклый красный свет вновь разгорелся. — А теперь мне нужны данные с оптических сенсоров на экранах, немедля. Я хочу знать, где мы и не преследуют ли нас. Двайер, займись поврежденными системами.

— Мы выдержим, Квинн? — спросил Лоуренс. Даже энергистика не могла скрыть выступивший на его бледном лбу пот.

— Конечно. Теперь заткни хавальник и дай подумать.

Он неторопливо отстегнул ремни, прижимавшие его к ложу, и, цепляясь за липучки, перебрался на цыпочках к ложу Баджана. Сутана взвихрилась, точно заколдованный дым, надвигаясь на чело Квинна капюшоном, скрывшим в тени все лицо.

— Что такое, — спросил он злобным шепотом, — код РБК?

— Я не знаю, Квинн, честно! — пробормотал напуганный Баджан.

— Я это понял, долбак. Зато знает капитан. Выясни!

— Конечно, Квинн, конечно… — Он закрыл глаза, сосредоточиваясь на рассудке прежнего хозяина тела, самой страшной мукой, какую только мог вообразить, принуждая его выдать информацию.

— Это разрешительный код боевых кораблей, — буркнул Баджан наконец.

— Продолжай, — прошелестел голос из-под капюшона.

— Любой военный корабль, входящий в околоземное пространство, должен иметь такой код. У них столько промышленности на орбите, столько населенных астероидов, что они страшно боятся ущерба, который может нанести даже один вражеский корабль. Так что капитанам всех судов конфедеративного флота выдается код РБК, который подтверждает, что им законом разрешено нести на борту оружие и что они выполняют официальную миссию. Это защита против захвата судов.

— Безусловно, — проговорил Квинн. — Но она не должна была сработать. С нами — не должна. Тебе следовало знать.

Никто из находившихся в рубке не повернул к Баджану головы — все вдруг стали по уши заняты ремонтом. Квинн высился над капитаном, точно огромный стервятник.

— Этот Мауер, он крепкая скотина, Квинн. Он меня обманул, вот и все. Он у меня поплатится за это, клянусь. Брат Божий будет гордиться мной, когда я спущу на него своего змия.

— Не стоит, — добродушно ответил Квинн. Баджан еле слышно всхлипнул от облегчения.

— Я сам прослежу за его страданиями.

— Но… как?

В абсолютной тишине отчетливо послышался смешок Лоуренса Диллона.

— Оставь, Баджан, ублюдочек, — приказал Квинн. — Ты подвел меня.

— Оставить? Оставить что?

— Тело, которым я тебя одарил. Ты его не заслуживаешь.

— Не-ет! — взвыл Баджан.

— Сгинь. Или я запихну тебя в ноль-тау.

С прощальным всхлипом Баджан позволил себе обрушиться в бездну, теряя сладостный поток ощущений. Душа его еще выла от муки, когда переполненная пустота сомкнулась вокруг нее.

Гуртан Мауер слабо кашлянул, дрожа всем телом. Из одного кошмара он попал в другой. Рубка «Танту» превратилась в древнюю гробницу, где продукты высоких технологий торчали чужеродными элементами из резного эбенового дерева. У его ложа стоял монах в угольно-черной рясе. Слабые алые отблески вырывали из тьмы под широким капюшоном контур гипсово-бледного лика. На груди монаха свисало с серебряной цепи перевернутое распятие — невесомость на него почему-то никак не влияла.

— Ты противился не только моей воле, — проговорил Квинн. — Это я почти мог бы снести. Но когда ты умолчал об этом долбаном коде РБК, ты пошел против воли Брата Божьего. Сейчас я должен был быть уже на причале. К утру я целовал бы землю у подножия орбитальной башни. Мне предназначено было принести Евангелие Ночи всему этому долбаному миру! И ты меня обломал, козел! Ты!!!

Комбинезон Мауера вспыхнул. В невесомости пламя становилось ярко-синей жидкостью, торопливо растекавшейся по торсу и конечностям капитана. Отшелушивались клочья обгорелой ткани, обнажая обугленную кожу. Громко шелестели вентиляторы за решетками, пытаясь выгнать из замкнутого пространства рубки ужасную вонь.

Не обращая внимания на приглушенные кляпом страдальческие вопли капитана, Квинн позволил своему воображению ласково раздеть Лоуренса.

Юноша лениво плыл в воздухе посреди рубки, мечтательно улыбаясь собственному обнаженному телу. Он позволил Квинну придать ему форму, и сухощавое тело молодого конюха обросло, зазмеилось могучими мышцами, а плечи стали шире. Облаченный лишь в одежду воина-варвара, состоящую из нескольких полосок кожи, он напоминал увлекающегося культуризмом гнома.

Когда сгорели остатки комбинезона, пожиравшее Мауера синее пламя угасло. Одним взмахом руки Квинн исцелил ожоги капитана, вернув кожу, ногти, волосы к прежнему состоянию. Мауер стал живым воплощением здоровья.

— Твоя очередь, — бросил священник Лоуренсу с хулиганским смешком.

Связанный, истерзанный болью капитан мог лишь в ужасе взирать, как уродливо мускулистый мальчишка, ухмыляясь до ушей, скользит к нему.


С помощью бортового компьютера Алкад Мзу соединилась с внешними сенсорами «Самаку». Представшая перед ее внутренним взором картина наполнила ее благодушным унынием. И за это мы сражались? За это погибла целая планета? За это вот?! Мать Мария!

Как и все корабли, совершавшие прыжки в эту систему, «Самаку» вынырнула из червоточины на безопасном расстоянии от эклиптики — добрых полмиллиона километров. Называвшаяся Туньей звезда имела спектральный класс М4 — красный карлик, достаточно яркий, если находишься, как звездолет, в сорока миллионах километров от него, но совсем не такой ослепительный, как звезды типа G, вокруг которых обращалось большинство терра-совместимых планет. Алкад Мзу взирала на Тунью с идеальной обзорной точки, и ей был отчетливо виден составленный из мириад частиц колоссальный диск, имевший в поперечнике двести миллионов километров.

Внутренний край диска, подходивший к Тунье всего на три миллиона километров, был малонаселен. Непрестанные порывы солнечного ветра выдули отсюда все мелкие частицы, оставив только зафиксированные приливными силами глыбы и осколки астероидов. Вечный краснокалильный жар близкой звезды выгладил их поверхность до стеклянистого блеска, и камни сверкали кармином и багрянцем, точно выброшенные колоссальными протуберанцами из фотосферы красного карлика угли. Чем дальше, тем менее прозрачным становился диск, заполняясь плотным зернистым туманом, по внутреннему краю — алым, а в девяноста миллионах километров от светила — темно-пурпурным. Его ровную мглу прорезали триллионы иголочек-теней, отбрасываемых болтающимися в пыли и тучах гальки крупными обломками камня и металла.

Невозможно было представить террасовместимую планету в таком окружении. И действительно, единственным спутником Туньи был газовый гигант Дуида, обращавшийся в ста двадцати восьми миллионах километров от нее. Над ним кружила парочка молодых эденистских обиталищ, но центром жизни системы оставался диск.

Обычно пылевые диски такой плотности наблюдаются у очень молодых звезд, но возраст Туньи оценивался в три миллиарда лет. Планетологи Конфедерации подозревали, что своим возникновением диск обязан исключительно масштабному столкновению между планетой и блуждающим межзвездным метеоритом. Во всяком случае, эта теория объясняла существование самих астероидов Дорадо — трехсот восьмидесяти семи малых планет, состоявших из металлических сплавов и почти лишенных камня. Две трети их имели почти шарообразную форму, позволяя подозревать, что когда произошло гипотетическое столкновение, они расплескались каплями из расплавленного ядра. Но каким бы ни было их происхождение, такой обильный источник металлов стал бы невероятно ценным приобретением для того правительства, что установит над ними контроль. Достаточно ценным, чтобы развязать ради него войну.

— Гражданская диспетчерская Айякучо отказывает нам в разрешении на стыковку, — сообщил капитан Рэндол. — Говорят, что все порты Дорадосов закрыты для гражданских рейсов, а нам предписано вернуться в порт отправления.

Алкад отключила изображение с сенсоров и глянула в другой угол рубки «Самаку». Рэндол дипломатично изобразил на лице извиняющуюся улыбку.

— Раньше такое случалось? — спросила она.

— Нет. На Дорадосах мы, правда, раньше не бывали, но я о таком даже не слышал.

«Я не для того ждала столько лет и зашла так далеко, чтобы меня остановил какой-то жалкий бюрократ», — подумала Алкад Мзу.

— Дайте я с ними поговорю, — бросила она.

Рэндол разрешил, взмахнув рукой. Бортовой компьютер «Самаку» открыл канал связи с диспетчерской Айякучо.

— Говорит офицер иммиграционной службы Мабаки. Чем могу служить?

— Меня зовут Дафина Кигано, — датавизировала в ответ Алкад, сообщив имя, указанное в одном из ее паспортов, и не обращая внимания на вопросительный взгляд Рэндола. — Я жительница Дорадосов, и я хочу домой. Не понимаю, в чем проблема.

— В обычное время никакой проблемы не возникло бы. Вы, полагаю, еще не знакомы с предупреждением конфедеративной Ассамблеи?

— Нет.

— Понятно. Подождите, я вам его датавизирую.

Вся команда корабля вчитывалась в сообщение вместе с Алкад. Сильнее изумления, сильнее недоверия был гнев. Гнев на то, что это случилось именно сейчас. На ту угрозу, что представляли последние события ее миссии для ее долга. Должно быть, Мать Мария давно оставила гарисский народ, если вселенная ставит на ее пути столько боли, зла и погибели.

— И все же я желаю попасть домой, — датавизировала Мзу, закончив с документом.

— Невозможно, — ответил Мабаки. — Мне очень жаль.

— Я единственная ступлю на астероид. Даже будь я одержимой, я не представляю угрозы. И я готова подвергнуться проверке на одержание. В предупреждении сказано, что присутствие одержимых выводит из строя электронику. Это должно быть просто.

— Простите, но рисковать мы не можем.

— Сколько вам лет, офицер Мабаки?

— Простите?

— Ваш возраст?

— А это имеет значение?

— О да!

— Мне двадцать шесть.

— Да ну? А мне, офицер Мабаки, шестьдесят три.

— И?..

Алкад тихонько вздохнула. И что им на Дорадосах преподают в школе на уроках истории? Или нынешняя молодежь ничего не знает о трагедии прошлого?

— Это значит, что я была эвакуирована с Гариссы. Я пережила геноцид, офицер Мабаки. Если бы наша Мать Мария хотела погубить меня, она сделала бы это тогда. Сейчас я всего лишь старуха, которая мечтает попасть домой. Это настолько сложно?

— Мне действительно очень жаль. Но гражданским судам стыковка запрещена.

«А что, если я правда не смогу попасть на Дорадосы? На Нароке меня уже будут ждать все разведки. Туда мне не вернуться. Может быть, Повелительница Руин примет меня обратно? Тогда я обойдусь без особых бед, не говоря уже о личностном допросе. Но будет покончено со всем — и с Алхимиком, и с нашим возмездием».

Перед глазами стояло лицо Питера при той, последней встрече, покрытое медицинским нанопакетом, такое доверчивое. И это укрепило ее волю — слишком многие полагались на нее, драгоценная горстка посвященных и массы, пребывающие в благословенном незнании.

— Офицер Мабаки!

— Да?

— Когда этот кризис закончится, я смогу вернуться домой, верно?

— Буду только рад дать вашему кораблю разрешение на стыковку.

— Хорошо. Потому что это разрешение будет в вашей карьере последним. Первое, что я сделаю по возвращении, — навещу своего близкого друга Икелу и расскажу ему, через какие испытания я прошла по вашей милости.

Она затаила дыхание, словно погруженная в ноль-тау. Единственное имя из ее прошлого брошено наугад в бездну эфира. Мать Мария, пусть оно найдет цель!

Капитан Рэндол басовито хохотнул.

— Не знаю, что вы сделали, Алкад, — прогремел он, — но нам только что датавизировали разрешение на стыковку и вектор сближения.


Андре Дюшамп давно уже пришел к печальному выводу, что салон никогда уже не будет прежним. Одержимые в компании с Эриком учинили в нем ошеломительный разгром, повредив не только панели, но и скрытые под ними системы.

Тесная палуба под салоном находилась в столь же жалком состоянии. Челнок просто не было смысла чинить — не сработали грузовые захваты, и пока «Крестьянская месть» шла под ускорением, его мотало по трюму. Лонжероны по всей длине челнока погнулись, а кое-где и переломались.

Дюшамп не мог позволить себе исправить даже половину повреждений, не говоря уже о том, чтобы заменить челнок. Разве только он возьмется за новый боевой контракт. После Лалонда подобная перспектива не очень его прельщала. «Стар я для таких антраша, — подумал он. — По всем правилам мне давно пора было сколотить состояние и уйти на покой. Если бы не торговые картели этих чертовых англо, так и было бы».

Злость придала ему сил отломить последний зажим вентилятора, над которым он трудился. Пластиковая звездочка под его пальцами разломилась, и осколки полетели во все стороны. Перегретый жаром пламени одержимых, а потом неделю подвергавшийся заморозке в вакууме, пластик становился чудовищно хрупким.

— Пособи-ка, Десмонд, — датавизировал он. Для ремонта им понадобилось отключить систему жизнеобеспечения в салоне, а значит, приходилось работать в скафандре. Стоило остановиться циркуляции воздуха, и вонь в салоне становилась невыносимой. Хотя тела давно унесли, за время перелета от Лалонда мелкие частички органики занесло по всяким щелям.

Десмонд оставил в покое проводку терморегулятора, которую прозванивал, и подплыл поближе. Вдвоем они вытянули цилиндр вентилятора из шахты. Фильтр был наглухо забит клочьями материи и спиральными срезками нультермопены. Андре потыкал в решетку безоткатной отверткой, выдернув при этом несколько кусочков ткани. В воздухе закружились мертвыми мошками чешуйки запекшейся крови.

— Merde. Придется все разбирать и чистить.

— Да ну, Андре, тут чинить нечего. Когда Эрик стравил атмосферу, мотор перегрелся. А что натворил с ним всплеск напряжения, вообще сказать нельзя.

— Корабельные системы делаются надежными до нелепого. Мотор выдержит сотню таких пиков.

— Да, но надзор…

— Ну их к чертям, бюрократов! Что они знают о настоящих рейсах?

— Есть системы, на которых экономить себе дороже.

— Ты забываешь, Десмонд, что это мой корабль, он меня кормит. Считаешь, я им буду рисковать?

— Тем, что от твоего корабля осталось?

— Ты что хочешь сказать, что я в ответе за то, что души покойников явились вставить нам палки в колеса? Ты на меня еще навесь земную экологию и пропавший меридианский флот.

— Ты капитан. Ты нас отправил на Лалонд.

— По законному контракту с правительством. Это были честные деньги.

— Никогда не слышал про бесплатный сыр?

Ответ Андре оказался для истории потерян — в этот момент Мадлен отворила люк в потолке и по крошащейся композитной лесенке втянулась в отсек.

— Слушайте, вы двое, я видела… Бр-р! — Она ладонью зажала нос и рот. Из глаз ее от пропитывавшей воздух жуткой вони потекли слезы. На верхней палубе зазвучал сигнал загрязнения воздуха, и люк сам собой принялся закрываться. — Господи, вы еще не подключили салон к циркуляции?

— Non, — датавизировал Андре.

— Неважно. Слушайте, я видела Гарри Левина. В баре, на втором жилом уровне. Я выскочила тут же. Не думаю, чтобы он меня заметил.

— Merde! — Андре датавизировал бортовому компьютеру приказ связать его с гражданским регистром космопорта и подал запрос на поиск. Десять секунд спустя регистр подтвердил, что «Дечал» причалил к астероиду еще десять дней назад. Скафандр С-2 покорно повысил проницаемость, позволяя испариться выступившему по всему телу капитана поту. — Мы должны улетать! Немедля!

— Не выйдет, — покачала головой Мадлен. — Администрация порта даже пуповину нам не даст отстегнуть, не говоря уже о взлете, пока действует этот запрет на гражданские рейсы.

— Капитан прав, Мадлен, — датавизировал Десмонд. — Нас осталось только трое. С командой Рованда мы не справимся. Надо покинуть систему.

— Четверо! — процедила она сквозь зубы. — Нас осталось четверо… Ох, Матерь Божья, они возьмутся за Эрика!


Жидкость во внутреннем ухе Эрика колыхнулась, и в мозг спящего хлынул поток слабых импульсов. Движение было таким плавным и тихим, что дремлющий мозг не откликнулся на него, но нейросеть зарегистрировала сигнал, и вечно бдительная программа слежения зафиксировала, что оно сочетается со слабым ускорением, которому подвергалось тело Эрика. Его куда-то везли. Программа-страж запустила симулятор.

Смутные сновидения смело как рукой. Перед закрытыми глазами Эрика встала личная ситуационная диаграмма. На всех двигательных нервах встали блоки второго порядка, не позволяя ему выдать себя ни малейшим движением. Незаметно для окружающих он оценивал ту ерунду, которая вокруг него творилась.

Тихий, ровный гул мотора. Топ-топ-топ, шаги по твердому полу — вступила в действие программа опознавания звуков: две пары ног и мерное дыхание двоих людей. Постоянные колебания проходившего через закрытые веки светового потока, уловленные усиленными сетчатками, указывали на линейное движение, как и движения жидкости в вестибулярном аппарате. Скорость — быстрая ходьба, положение — лежа на спине. Он все еще в своей койке.

Эрик датавизировал код общего запроса, и ему тут же отозвался процессор комм-сети. Он находился в коридоре на третьем этаже клиники, в пятнадцати метрах от отделения имплантационной хирургии. Запросив файл по местной сетевой архитектуре, Эрик обнаружил, что в коридоре есть камера слежения, привязанная к службе охраны. Открыв к ней доступ, Эрик глянул на себя самого из-под потолка. Каталка проезжала под глядящей вдоль коридора камерой. По сторонам ее подталкивали Мадлен и Десмонд, помогая натужно гудящему мотору. Впереди маячила открытая дверь лифта.

Эрике снял нейронные блоки и открыл глаза.

— Какого черта вы творите? — датавизировал он Десмонду.

Тот обернулся, встретившись взглядом с парой бешеных глаз, выглядывающих из отверстий в зеленой медицинской наномаске, полностью скрывавшей лицо Эрика, и торопливо ухмыльнулся.

— Прости, Эрик, мы не осмелились тебя будить, чтобы никто не услышал шума. Нам надо тебя вытащить.

— Зачем?

— В порту стоит «Дечал». Не волнуйся, вряд ли Хасан Рованд про нас знает. И нас это вполне устраивает. Андре сейчас выбивает из своего знакомого политика разрешение на взлет.

— Хоть раз он может не облажаться, — пробурчала Мадлен, загоняя массивную каталку Эрика в лифт. — В конце концов, под угрозой не только наши головы, но и его.

Эрик попытался приподняться, но медпакеты оказались недостаточно гибкими. Все, что он смог, это оторвать голову от подушки, и даже это слабое движение обессилило его.

— Нет. Оставьте меня. Бегите.

Мадлен мягко уложила его обратно. Лифт поехал вверх.

— Не дури. Если тебя поймают с нами — убьют.

— Вместе мы это переживем, — проговорил Десмонд. Голос его был полон сочувствия и утешения. — Мы не бросим тебя, Эрик.

Заключенный в броню питающих и лечащих медпакетов, Эрик не мог даже застонать от отчаяния. Вместо этого он открыл секретный шифрованный канал связи с местным бюро космофлота. Лейтенант Ли Чан откликнулась немедленно.

— Вы должны нас перехватить, — датавизировал Эрик. — Эти имбецилы вывезут меня с Кули, если их не остановить!

— Ладно, не паникуйте, я вызываю группу секретных операций. До космопорта мы доберемся вовремя.

— Есть у нас контакты в диспетчерской?

— Так точно, сэр.

— Задействуйте. Пусть аннулируют любое разрешение на взлет, какое только выбьет для себя Дюшамп. Я хочу, чтобы «Крестьянская месть» осталась в своем проклятом доке.

— Я этим займусь. Не волнуйтесь.

Десмонд и Мадлен, очевидно, изрядно постарались, составляя маршрут, на котором их не засекли бы чужие взгляды. Эрика провезли насквозь через каменную губку, называвшуюся жилой секцией Кули, переходя с одного общественного лифта на другой. Добравшись до верхних уровней, где тяготение падало до одной десятой стандартного, они бросили каталку и поволокли Эрика через лабиринт высверленных в скале узких туннелей. Когда-то давно они, видно, служили проходами для ремонтников или инспекторов, и работающих сетевых процессоров здесь было немного. Лейтенант Ли Чан с трудом могла отслеживать их передвижения.

Через восемнадцать минут после того, как они выбрались из клиники, трое космолетчиков достигли основания шпинделя космопорта. За их полетом через большой осевой зал к пустой транзитной капсуле наблюдали с любопытством от силы две-три пары глаз.

— Мы отстаем от вас на две минуты, — датавизировала Ли Чан. — Слава небесам, что они выбрали кружный путь, это вас задержало.

— Что с разрешением на отлет?

— Один Бог знает, как это Дюшампу удалось, но комиссар Ри Драк лично позволил «Крестьянской мести» отбыть. Бюро флота послало правящему совету Кули официальный протест. Это даст нам отсрочку, если разрешение не отменят вовсе; политические соперники Ри Драка выжмут из этой истории все, что только в их силах.

Транзитная капсула принесла их в док, где стояла «Крестьянская месть». Путешествие вышло тягостное — как и большая часть астероида, транспортные трубы остро нуждались если не в замене, то хотя бы в капитальном ремонте. Капсулу постоянно потряхивало на обесточенных участках рельса, осветительные панели то меркли, то вновь разгорались. На нескольких развилках капсула приостанавливалась, словно маршрутный компьютер путался в направлениях.

— Можешь сейчас двигаться? — спросила Эрика Мадлен в надежде, что невесомость позволит им не напрягаться, передвигая его безвольную тушу. Сама она вдобавок несла два вспомогательных медмодуля, соединенных с его нанотехнической броней, вкачивая в новые имланты целую фармакопею разнообразных веществ, и соединительные трубки постоянно цеплялись за углы или путались вокруг ноги.

— Извини. Тяжело, — датавизировал он.

Может, этим он выгадает еще полминуты.

Обменявшись мученическими взглядами, Мадлен с Десмондом вытянули Эрика из транзитной капсулы. Стены шестиугольных в сечении коридоров, окружавших причал, были покрыты белым композитом, но подошвы бессчетных поколений ремонтников и космонавтов истоптали его до ржаво-серого оттенка. Ровные ряды крепежных петель, шедшие вдоль стены, были давно сорваны, оставив по себе лишь обрывки. Это никого не волновало — те, кому приходилось посещать космопорт Кули, в космосе были не новичками. Мадлен с Десмондом просто поддерживали Эрика по центру коридора, редкими несильными толчками подправляя траекторию его движения, чтобы больной под действием инерции не приложился головой о стену.

Стоило дверям капсулы закрыться за спиной, как Эрик потерял канал связи с лейтенантом Ли Чан. Ему хотелось вздохнуть, но пакеты не позволяли. Интересно, хоть что-нибудь в этой крысиной норе работает как положено? Тревожно пискнул один из блоков физконтроля.

— Скоро все будет позади, — успокоила Эрика Мадлен, неправильно истолковав сигнал.

Эрик торопливо заморгал — единственный доступный ему жест. Они рисковали собой, чтобы вытащить его, в то время как Эрик сдал бы их властям, как только «Крестьянская месть» пришвартуется в ближайшем цивилизованном порту. И в то же время он убивал, защищая их, позволяя им и дальше пиратствовать и убивать. Когда-то ему казалось, что заявление о приеме в разведку флота — это такой шаг вперед в его карьере. Теперь Эрик не мог надивиться собственному тщеславию.

Взгляд его зацепился за выжженное пятно шириной пару сантиметров на стене. Сработал ли тут инстинкт или хорошо написанная программа углубленного сенсорного анализа — не столь важно. Пятно приходилось точно на пломбу контрольного сетевого выхода и было свежее — в инфракрасном спектре оно до сих пор светилось розовым. Тепловому зрению открылись и другие следы — стены коридора расцветило созвездие красноватых точек, и каждая соответствовала сетевому выходу.

— Мадлен, Десмонд, стойте! — датавизировал он. — Кто-то вывел из строя сеть на этом участке.

Десмонд почти инстинктивно уцепился за обрывок крепежной петли, тормозя свое торжественно-неторопливое скольжение, и притормозил Эрика.

— Я не могу даже установить канал связи с кораблем, — пожаловался он.

— Думаешь, они пробрались в жилые отсеки? — спросила Мадлен.

Ее собственные усиленные сетчатки оглядывали расстрелянные сетевые выходы.

— Мимо Дюшампа им не пройти, его паранойя на страже. Нам повезет, если он нас-то пропустит.

— Но они вооружены. Они могли бы прорезать люк. И они нас обогнали.

Десмонд неуверенно глянул вперед. Через десять метров коридор разветвлялся на три ветки, и одна вела прямо к шлюзу. Стояла полная тишина, только позвякивали лопасти вентиляторов системы воздухооборота.

— Вернемся в транзитную капсулу, — датавизировал Эрик. — В ней сетевой процессор работает, и мы сможем открыть канал с кораблем, даже если придется прогонять его через наружные антенны.

— Хорошая мысль.

Мадлен уперлась пяткой в оборванную петлю и подтолкнула Эрика за плечи, направляя его движение обратно по коридору. Ловкий, как рыба, Десмонд уже скользил рядом. Обернувшись, она заметила, как движутся на развилке тени.

— Десмонд!

Мадлен поспешно выхватила из-за пазухи прихваченный ТИП-пистолет, но ударилась локтем в стену, и ее занесло. Кружась в воздухе, она одной рукой царапала шершавый композит, пытаясь замедлить движение, а другой дергала упрямую кобуру. Пяткой она зацепила Эрика, и того вмазало в стену. Отскочив, он поплыл по инерции, в воздухе волочились спутанные трубки и разлетевшиеся вспомогательные медблоки.

Из-за поворота, ведущего к шлюзам, вывернул Шейн Брандес, ядерщик с «Дечала», одетый в медного цвета комбинезон местных ремонтников. На то, чтобы распознать противника в бешено кружащейся в пяти шагах от него женщине, которая сражалась с застрявшим за пазухой пистолетом, у него ушло несколько секунд.

— Стоять, засранец! — взвизгнула Мадлен то ли в панике, то ли в восторге.

Брандес застыл от ужаса, и Мадлен смогла наконец нацелить дуло пистолета в его сторону. Тело ее все еще продолжало крутиться, а это значило, что прицел постоянно сбивался. В мозгу ее запустились одновременно пять боевых программ — от волнения она указала не на отдельный файл, а на маску. Перед ее мысленным взором завертелись различные построения для залпового огня боевыми осами. Мадлен свернула лишние данные и, обходя требовавшие больших ускорений проблематичные векторы, не сводила дула с Брандеса. Тот сделал вид, что поднимает руки вверх, хотя с точки зрения Мадлен он попытался встать на голову.

— Что делать? — крикнула Мадлен Десмонду, все еще боровшемуся с Эриком, пытаясь погасить его неторопливые качания от стены к стене.

— На мушке его держи! — крикнул Десмонд в ответ.

— Ну ладно… — Она покрепче стиснула рукоять, чтобы пистолет не так трясло. Ей наконец пришло в голову, как зафиксироваться: Мадлен села на шпагат и уперлась в стены ногами.

— Сколько вас там? — спросила она Брандеса.

— Никого.

Мадлен справилась наконец с ошалевшими программами, и перед ее глазами встала неоново-синяя прицельная решетка. Она взяла прицел на десять сантиметров в сторону от Брандесова уха и выстрелила. Вскипел и разлетелся вонючим черным дымом композит.

— Господи! Никого, клянусь. Я должен был отключить пуповины звездолета и отключить сеть, прежде чем…

— Прежде чем что?

Все уже перевели программы распознавания звуков, поэтому отчетливо услыхали, как распахивается дверь транзитной капсулы.

Десмонд поспешно активировал тактическую программу, открывая одновременно шифрованный канал связи с Мадлен. Программы их во взаимодействии откликнулись на угрозу. Тело Десмонда само развернулось в сторону хлынувшего из двери потока света, его ТИП-пистолет взметнулся в плавном, управляемом программой движении.

Выходя из лифта, Хасан Рованд дрожал от возбуждения более сильного, чем могла подарить самая черная стим-программа. В мыслях он казался самому себе орлом, готовым закогтить беззащитную жертву.

Поэтому открывшееся зрелище оказалось для него очень обидным. Он еще уверенно улыбался по инерции, когда дуло ТИП-пистолета Десмонда нацелилось ему точно в лоб. Стаффорд Чарлтон и Гарри Левин едва не сбили его с ног. Четверо наемников, прихваченных ради достижения подавляющего превосходства, отреагировали несколько сдержаннее и сразу потянулись к оружию.

— Рованд, пистолет запрограммирован на «руку мертвеца», — громко произнес Десмонд. — Застрелишь меня — умрешь.

Капитан «Дечала» гнусно выругался. Наемники за его спиной никак не могли развернуться в тесном коридоре. Перебросившись с ними торопливыми шифрованными датавизами, Рованд удостоверился, что трое из них держат на прицеле космонавта с «Крестьянской мести». «Только прикажи, и мы сначала расстреляем пистолет. Точно». Хасану Рованду не слишком хотелось рисковать при таком раскладе. Взгляд его зацепился за облепленную нанопакетами неподвижную фигуру.

— Это тот, про кого я думаю? — осведомился он.

— Неважно, — отмахнулся Десмонд. — Теперь слушайте. Обойдемся без резких движений. Ясно? Тогда никто не пострадает… случайно. Что мы имеем? Пат. Согласны? Сегодня никому не удастся победить. Особенно если начнется пальба. Так что предлагаю взять тайм-аут, всем отступить и постараться зарезать друг друга как-нибудь в другой раз.

— Едва ли, — откликнулся Хасан. — У меня к тебе претензий нет, Лафо, и к вам, Мадлен. Мне нужен ваш капитан, и этот проклятый убийца Такрар. Вы двое можете уматывать хоть сейчас. Стрелять не будем.

— Ты же ни черта не знаешь, через что мы прошли! — бросил Десмонд с неожиданным гневом. — Не знаю, как на твоем корыте, Рованд, а у нас не бросают друг друга, стоит жареным запахнуть.

— Как благородно, — фыркнул Хасан.

— Ладно, тогда вот что. Мы трое отступаем на «Крестьянскую месть», и Брандеса с собой берем ради страховки. Лишний раз дернешься, и Мадлен его поджарит.

Хасан бесовски ухмыльнулся:

— И что? Ядерщик он так и так хреновый.

— Рованд! — взвыл Шейн.

— Не втирай мне очки! — заорал Десмонд.

— Стаффорд, сожги один из медицинских модулей, к которым наш дружок Эрик так… привязан, — приказал Хасан.

Стаффорд Чарлтон, хохотнув, шевельнул дулом лазерного пистолета. Пробитый пучком излучения модуль мерзко треснул. Из обугленных пробоин выплеснулась кипящая жидкость из внутренних резервных камер. Из оплавленных кончиков оборванных трубок брызгали питательные растворы, заставляя их биться, точно обезглавленные змеи.

Десмонду не понадобилось даже датавизировать приказ — действуя по подсказке их соединенных программ, Мадлен выстрелила сама. Импульс ее ТИП-пистолета сжег Шейну Брандесу половину левой голени. Ядерщик взвыл от боли, хватаясь за изувеченную ногу. По мере того, как нейросеть устанавливала анальгетические блоки, стоны его переходили в тихое всхлипывание.

Хасан Рованд прищурился, прогоняя открывшуюся сцену через усиленные сетчатки. Капитан «Дечала» запустил программу тактического анализа, и та предложила ему на выбор лишь два варианта действий: отступить и открыть огонь. Во втором случае количество жертв с его стороны оценивалось в пятьдесят процентов, включая Шейна. Когда он добавил дополнительную цель — успешно прорваться на борт «Крестьянской мести», — альтернатива отступления с последующей перегруппировкой исчезла.

— Вистуем или пасуем? — спокойно поинтересовался Десмонд.

Хасан мрачно зыркнул на него. Обидно было уже потерпеть неудачу, но выслушивать при этом насмешки совсем невыносимо!

И тут двери транзитной капсулы открылись снова. В коридор вплыл ослепительно сияющий шарик размером с кулак. Хасан Рованд с подельниками оказались к нему ближе всех, и основной удар фотонной бури пришелся по ним. Двое наемников, неблагоразумно выставивших на максимум чувствительность сетчаток, ослепли мгновенно, лишившись выгоревших имплантов. Остальным показалось, что этот жуткий свет пробивает глазные яблоки и сверлит нежную мозговую ткань. Инстинкт и программа ситуационного анализа слились в едином порыве — зажмуриться покрепче и прикрыть глаза ладонями.

Невидимые в ослепительном блеске лейтенант Ли Чан и трое бойцов из группы секретных операций в простых нейтрально серых бронекостюмах выплыли в коридор. Их оптические сенсоры были заранее настроены так, чтобы отфильтровывать сияние квазар-гранаты.

— Растолкайте людей Рованда, хватайте Эрика, — скомандовала Ли Чан, отстреливая еще одну гранату из наручного магазина в сторону Десмонда. До цели граната не долетела, потому что один из ослепленных наемников накрыл ее своим телом.

Наемники в ответ соединили свои боевые программы. Наводящие и ориентационные модули позволяли им целенаправленно простреливать пространство между ними лифтом. Хлестнули термоиндукционные импульсы и лазерные лучи.

Рассеивающее покрытие на бронекостюмах Ли Чан и команды поглотило или отвернуло большую часть прямых попаданий. Композитные стены коридора такой защитой не обладали. Брызнула дымящаяся крошка, занялось пламя. Взвыли пожарные сирены. В воздухе закрутились вихри мутно серого газа-гасителя, от прикосновения огня мигом оборачивавшиеся маслянистыми бирюзовыми каплями, размазывавшимися по горящей поверхности. Квазар-гранаты мигом погасли, задушенные огромными колышущимися каплями.

Ответный огонь бойцов Ли Чан вывел из строя трех наемников в первую же секунду. Но тела их загородили корридор баррикадой, не давая ни пройти, ни открыть шквальный огонь из энергетического оружия. За их прикрытием Хасан и его уцелевшие соратники поспешно готовились к бою.

Ли Чан прорвалась через вихри газа-гасителя, чтобы ухватиться за один из трупов. Бронеперчатки костюма не позволяли ухватиться как следует, от газа все вокруг стало скользким, точно масло. Когда лейтенант попыталась протолкнуться вперед, в плечо и грудь ей ударили лазерные лучи — видно было, как на пути незримого потока излучения газ уплотняется тонкими струнами. Один из бойцов плечом к плечу с ней пытался отодвинуть с дороги мертвеца. Тяжелое обмякшее тело слабо колыхалось между ними.

Броню обжег, рассеявшись, еще один тепловой импульс, задев покойника, обуглив до гнилостно-бурого оттенка его кожу и опалив одежду, притягивавшую капли густеющего газа-гасителя.

Нейросети Ли Чан пришлось запустить программу-подавитель тошноты.

— Умные заряды, — бросила она, формулируя параметры поиска.

Из патронов на поясе вылетела туча сантиметровой длины дротиков — крохотных самонаводящихся ракет на ионной тяге. Они покружили миг в мутном воздухе, обогнули безжизненные тела наемников и устремились к цели.

До Ли Чан донесся треск — это за три секунды взорвались две сотни крошечных электронных боеголовок. Из-за горы трупов пробились тонкие, острые лучики голубого свечения, по композитным стенам пронеслись лиловые волны статических разрядов. Воздух вдруг всколыхнулся, притягивая ее к источнику света и грохота, шевельнулись трое изувеченных мертвецов. Зазвенел сигнал падения давления, становясь все пронзительней по мере того, как утекал воздух. Поврежденную секцию коридора перекрыли аварийные перегородки.

— Капитан Такрар! — датавизировала она. — Сэр, вы здесь?

Пробравшись наконец через баррикаду из мертвых тел, она увидела, какую бойню устроили умные заряды. Вокруг растерзанных тел Хасана Рованда и его команды кружилась туманность из кровавых капелек. Кажется, тел было четыре, но разобрать точно она не смогла.

Ошметки мяса липли к трещинам в стенах, образуя временные затычки, ерзавшие, точно живые, под давлением воздуха, прежде чем продавиться наружу. Задержав дыхание — что было нелепо, поскольку воздух в ее легкие поступал из баллонов бронекостюма, — Ли Чан ринулась в кровавую кашу, вздрагивая каждый раз, когда добросовестные тактильные сенсоры костюма передавали ей ощущение касавшегося ее тела предмета.

Дальше коридор был пуст. Перед развилкой опустилась аварийная перегородка. Ли Чан подплыла к ней, двигаясь против стихающего — почти весь воздух из отсека уже вышел — ветра.

В центре переборки имелся маленький прозрачный лючок. Прижавшись к нему сенсорами шлема, Ли Чан не увидела ничего, кроме таких же переборок, закрывающих другие коридоры. Капитана Такрара и членов команды «Крестьянской мести» видно не было.

И в этот момент к утихающему вою различных аварийных сигналов добавился еще один звук — басовитый гул, который Ли Чан не столько слышала ушами, сколько ощущала передающимся через стены. Моргнули и погасли осветительные панели, загорелись синевато-белые аварийные лампы.

— О Боже, нет! — прошептала Ли Чан сама себе в тишине шлема. — Я же обещала ему! Я сказала, что он будет в безопасности…

«Крестьянская месть» взлетала прямо из дока. Андре отсоединил крепления колыбели из рубки, но без помощи док-мастера он ничего не мог поделать ни со шлюзом, ни с пуповиной. Заработали вспомогательные двигатели, выбрасывая водород, разогретый главным реактором до субтермоядерных температур. Огромный шар звездолета тяжело приподнялся над колыбелью, окруженный ослепительно синим ионным облаком. Выдергивались, рвались кабели и шланги, подходившие к муфтам в нижней части корпуса, расплескивая по доку потоки хладагента, воды и сжиженного топлива. Стоило кораблю приподняться из колыбели, как выхлоп двигателей ударил прямо по фермам, в течение секунды превратив их в расплескавшийся шлак. Труба воздушного шлюза растянулась и лопнула, отрываясь от стыковочного кольца, а вместе с ней — сетевые кабели и фиксаторы.

— Какого черта, Дюшамп! — бешено взвыл в эфире диспетчер. — Немедленно отрубай движок!

«Крестьянская месть» поднималась из глубины дока на облаке сияющих ионов, и стены и балки за ней плавились и оседали.

На причиненные его поспешным отлетом разрушения Андре Дюшамп даже не глядел. Все его внимание поглощало управление кораблем. Платформы СО Кули уже захватили цель, но он знал — они не станут стрелять, покуда он находится так близко к астероиду. Капитан торопливо закрывал один за другим все ремонтные люки.

Разместившиеся кольцом по краю дока хранилища сжиженного горючего сдетонировали наконец под ударами выхлопов. Цепная реакция взрывов выбросила в пространство огромный фонтан белого пара и поток обломков. Взрывы были так сильны, что вся конструкция дока начала рушиться. Гасители углового момента в шпинделе космопорта поползли в сторону перегрузки, когда импульс прокатился по каркасу массивной конструкции.

Взрывная волна от лопнувших хранилищ достигла «Крестьянской мести», и разлетающиеся осколки пробили темное кремниевое покрытие корпуса в десятке мест. Звездолет мучительно вздрогнул. Потом горизонт событий скрыл его, и «Крестьянская месть» исчезла.


Джеральд Скиббоу посещал салон уже в третий раз. Просторный полукруглый зал был врезан глубоко в скалу Гайаны. Широкие раздвижные стеклянные двери вели на веранду, откуда открывался прекрасный вид на вторую жилую каверну астероида. Салон, несмотря на царящую в нем принудительно-беззаботную атмосферу, находился в сердце самого охраняемого флотского госпиталя, хотя меры безопасности были намеренно ненавязчивы. Врачи и больные общались свободно, как надеялись создатели этого места, в непринужденной обстановке. Салон создавался, чтобы пациенты, пострадавшие от травм, шока или, как бывало порой, излишне энергичных допросов, могли восстанавливать навыки общения. Сюда можно было зайти в любое время — посидеть в глубоких мягких креслах, выпить, закусить, поиграть в несложные игры.

Джеральду Скиббоу в салоне не нравилось. Искусственная обстановка астероидных каверн была для него непривычна, изогнутый пол просто пугал, а дорогая модная мебель напоминала ему об аркологе, из которого он так старался выбраться. Он не хотел вспоминать. В памяти его осталась семья, и другого дома у нее не было.

В первые дни после личностного допроса он умолял своих тюремщиков избавить его от этих воспоминаний своими хитрыми машинами — или уж сразу убить. Нанотехнические нити оставались внедренными в его череп, им так просто будет очистить его, выжечь электрическими разрядами прошлое. Но доктор Доббс только улыбался ласково и качал головой, отвечая, что его цель — вылечить Джеральда, а не мучить дальше.

Джеральд Скиббоу начал уже ненавидеть эту милую улыбку и прятавшееся за ней упорство. Эта улыбка приговаривала его к жизни в окружении ужасающе прекрасных воспоминаний — саванна, смех, сладкая усталость в конце дня и те самые дни, наполненные простым трудом. Это была память о счастье, и, зная это, он понимал, что потерял свое счастье и никогда не обретет вновь. Он уверился, что военные королевства Кулу намеренно погружают его в омут памяти, карая таким образом за всплеск одержания на Лалонде. Иной причины отказывать ему в помощи он не видел. Они винили его и хотели, чтобы он это понял. Воспоминания днем и ночью нашептывали, что он лишился всего, что он ничего не стоит, что он подвел своих единственных любимых. И он обречен был переживать свою неудачу снова и снова.

Прочие раны от встречи с командой Дженни Харрис медпакеты исцелили легко и быстро, хотя сейчас лицо и голову Джеральда покрывали свежие шрамы, оставшиеся после того, как несколько дней назад он попытался выцарапать из мозга эти любимые улыбчивые лица. Он рвал кожу, чтобы добраться до черепной коробки и вскрыть ее, выпустить своих родных и тем освободиться самому. Но на него набросились крепкие санитары, и доктор Доббс улыбался очень грустно. Потом ему дали что-то, от чего на него напала сонливость, и назначили дополнительные сеансы у психотерапевта, когда ему приходилось, лежа на кушетке, рассказывать все, что он чувствует. Толку, конечно, не было — откуда?

Сейчас Джеральд присел на высокий табурет у барной стойки и попросил чашку чая.

— Да, сэр, — с улыбкой ответил бармен. — И печенье, конечно.

Принесли на подносе чай и печенье. Джеральд налил себе чашку, стараясь не пролить. Реакция в последнее время подводила его, а зрение стало плоским, лишенным глубины и ясности, а быть может, таким стал мир.

Он облокотился на полированную барную стойку и, взяв чашку обеими руками, стал медленно потягивать горячий напиток. Взгляд его раз за разом проскальзывал по рядам декоративных блюд, бокалов и ваз на полках за баром. Зрелище было скучноватое, но так, по крайней мере, от него не ждали, что он начнет всматриваться в открывающийся за дверями веранды головокружительный пейзаж. Когда его привели в салон впервые, он попытался выпрыгнуть с веранды — в конце концов, сто пятьдесят метров не шутки. Когда он перевалился через металлическое ограждение, двое его собратьев по несчастью даже зааплодировали. Внизу, к сожалению, была натянута сетка. Когда она прекратила колыхаться и Джеральда втянули наверх, доктор Доббс терпеливо улыбался.

Голоэкран в дальнем конце стойки был включен на новостной канал (вероятно, подцензурный — незачем зря расстраивать пациентов). Джеральд пересел поближе, чтобы слышать комментарий. Ведущим был благородного обличья седовласый мужчина. Голос его был размеренно величав, а на губах, конечно, играла улыбка. На экране появился Омбей, видимый с низкой орбиты. Континент Ксингу приходился на центр экрана. От основной массы суши, окрашенной зеленым и бурым, отходил вниз сияюще алый отросток. Это, как понял Джеральд, и была последняя аномалия, накрывшая захваченный Мортонридж. К сожалению, что творится под облаком, не мог сказать никто. Источники в королевском космофлоте Кулу подтвердили, что облако соответствует эффекту дисфункции реальности, наблюдавшемуся над родиной леймилов, но утверждали, что каким бы бесовством ни баловались одержимые, выдернуть Омбей из вселенной им не под силу — слишком мало их было. Кроме того, распространение алого облака остановилось над огневой стеной. После двух предупредительных выстрелов с платформ СО край облака отступил на оговоренную границу.

Пугающее изображение сменилось пущенными вперебивку кадрами: правительственные здания, мрачные чиновники в мундирах, берущие штурмом двери, не обращая внимания на вопросы журналистов. Следить за ходом репортажа Джеральду было тяжело, хотя ведущий изо всех сил пытался создать впечатление, что «ситуация» на Мортонридже «близка к разрешению» и строятся какие-то «планы».

Глупцы. Они ничего не понимали. Даже высосав его мозги досуха, они не поняли совершенно ничего.

Он задумчиво сделал еще глоток. Быть может, если ему очень повезет, одержимые начнут наступление. Тогда он навеки избавится от боли, вернувшись в бесчувствие мрака.

Потом пошел репортаж о вчерашнем пролете адовых соколов. Пять кораблей прыгнуло в систему Омбея — два пролетели высоко над планетой, три совершили несколько прыжков между немногими заселенными астероидами, постоянно держась на почтительном удалении, не входя в зону поражения платформ СО и ныряя в червоточины, стоило кораблям королевского космофлота двинуться наперехват. Целью их было, очевидно, датавизировать кодированную для открытого доступа сенсозапись во все сети связи, с которыми им только удавалось соединиться.

Появился Леонард Девилль и принялся разглагольствовать о том, какое это печальное событие и он надеется, что его народ не поддастся на столь грубую пропаганду. Да и в любом случае, презрительно добавил он, запрет на гражданские перелеты не позволит попасть в лапы Киры Салтер даже тем глупцам, что поверят ее призывам, — они просто не достигнут Валиска.

— Сейчас мы покажем, — проговорил симпатичный ведущий, — выдержки из этой записи, хотя по просьбе правительства добровольно воздержимся от того, чтобы продемонстрировать ее целиком.

На голоэкране появилась прекрасная девушка, чье тело едва скрывала полупрозрачная тряпица.

Джеральд моргнул. Память обрушила на него целый ворох образов, куда более ярких, чем тот, что представился ему на экране. Прошлое боролось с настоящим.

— Знаете, вам ведь скажут, чтобы вы ни в косм случае не смотрели эту запись, — проговорила девушка. — И сделают все, чтобы вы этого не видели…

Ее голос — мелодия, в такт которой трепетала память. Чашка вывалилась из рук Джеральда, и чай залил его рубашку и брюки.

— …ваши мама с папой, старший брат, те власти, что правят там, где живете вы. Почему? Понятия не имею. Разве что потому, что я одна из одержимых…

— Мэри? — Горло у него перехватило так, что Джеральд Скиббоу едва мог шептать. Двое сидевших за ним надзирателей встревоженно переглянулись.

— …демонов…

— Мэри. — На глаза его навернулись слезы. — О боже… Милая!

Надзиратели разом поднялись на ноги, один торопливо датавизировал аварийный код в сеть клиники. Странное поведение Джеральда привлекло внимание и других пациентов. Многие заухмылялись — опять этот псих за свое.

— Ты жива!

Опершись о барную стойку, Скиббоу попытался перескочить через нее.

— Мэри!

К нему подскочил официант.

— Мэри! Девочка моя!

Ориентация отказала Джеральду окончательно, и, вместо того чтобы перепрыгнуть стойку, он рухнул на пол за ней. Официант успел только вскрикнуть, когда споткнулся о распростертое тело Джеральда Скиббоу и полетел кувырком, ударившись при этом головой о ту же стойку и взмахом руки сметя на пол груду стаканов.

Джеральд вытряхнул из волос осколки стекла и поднял голову. Мэри еще была там, на экране, она все так же улыбалась, лукаво и призывно. Улыбалась ему. Она ждала отца.

— МЭРИ!!!

Он рванулся к ней в тот самый миг, когда за барную стойку забежали надзиратели. Первый уцепился за рубашку Джеральда, оттаскивая его от голоэкрана. Взревев от ярости, бывший фермер обернулся к новой помехе и замахнулся кулаком. Программа рукопашного боя едва смогла отреагировать на это внезапное нападение. Под воздействием торопливых оверрайдов сокращались мышцы, выводя надзирателя из-под удара — но слишком медленно. Кулак Джеральда ударил его в висок со всей силой, наработанной за месяцы тяжелого труда. Надзирателя отшвырнуло на его сотоварища, и оба едва не полетели навзничь.

Салон взорвался одобрительными криками и аплодисментами. Кто-то швырнул в подвернувшегося фельдшера цветочным горшком. Зазвенел сигнал тревоги, и персонал потянулся к парализаторам.

— Мэри! Девочка, я здесь! — Джеральд дотянулся до голоэкрана и прижался лицом к холодному пластику. Она игриво улыбалась в паре сантиметров от его расплющенного носа — фигурка, составленная из мириад крошечных светящихся шариков. — Мэри, впусти меня!

Он забарабанил по экрану кулаками.

— Мэри!

Она сгинула. С экрана ему улыбнулся симпатичный ведущий, и Джеральд, взвыв в отчаянии, замолотил по экрану со всей силы.

— Мэри! Вернись! Вернись ко мне!

По загорелому лицу ведущего стекала кровь из разбитых костяшек.

— О боже, — вздохнул первый надзиратель, разряжая парализатор в спину беснующемуся Джеральду.

Джеральд Скиббоу застыл на миг, потом тело его сотрясла судорога, с губ сорвался долгий, исполненный муки вопль. И уже падая на пол, прежде чем потерять сознание, он в последний раз выдавил:

— Мэри…


предыдущая глава | Нейтронный Алхимик: Консолидация | cледующая глава