home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


14


Учитывая склонность плутократов Транквиллити к легкой паранойе, не следует удивляться, что медицинские учреждения в обиталище никогда не страдали от недостатка пожертвований. Соответственно — а в данном случае и к счастью, — мест в них всегда было больше, чем больных. После двадцати лет хронического недоиспользования педиатрическое отделение мемориального госпиталя имени принца Майкла было забито под завязку, а потому в дневное время в центральном его проходе творилось нечто равносильное демонстрации, переходящей в мятеж.

На тот момент, когда в отделение заглянула Иона, половина детишек с Лалонда с дикими воплями гонялись друг за другом вокруг коек и столов. Шла игра в одержимых и наемников, и наемники всегда побеждали. Обе команды пронеслись мимо Ионы, не замечая ее и не зная, кто она такая (обычный эскорт из приставов остался за дверью). Высокопоставленную гостью выбежал встречать измученный доктор Гиддингс, главврач отделения педиатрии. Было ему не более тридцати; экспансивность заставляла его изъясняться с торопливой манерностью. При общем худощавом сложении щеки его были на удивление пухлыми, придавая врачу мальчишеское очарование. Ионе стало любопытно, не косметической ли хирургии он обязан таким эффектом; человек с таким лицом будет вызывать у детей инстинктивное доверие — эдакий всеобщий старший брат.

— Мэм, простите, — выпалил Гиддингс, мучительно пытаясь застегнуть верхнюю пуговицу халата и озабоченно оглядываясь. — Мы понятия не имели, что вы заглянете…

Всюду были разбросаны подушки и покрывала, вокруг бродили пестрые мультяшные куклы, глупо хихикая или повторяя излюбленные фразочки, — впустую, подумала Иона, потому что эти дети едва ли узнают шоу-идолов нынешнего сезона.

— Не думаю, что детям понравится, если только ради меня их заставят убираться, — с улыбкой заметила Салдана. — Кроме того, я присматриваю за ними последние несколько дней. Сюда я зашла, только чтобы удостовериться, что они хорошо адаптируются.

Доктор Гиддингс опасливо покосился на нее и пятерней пригладил растрепанные кудри песочного цвета.

— О да, они адаптируются прекрасно. Впрочем, детей всегда легко подкупить. Еда, игрушки, платья, походы в парк, любые игры на свежем воздухе — безотказный метод. С их точки зрения, это летний лагерь в раю.

— По дому они не тоскуют?

— Не очень. Уж скорее они тоскуют по родителям. Конечно, их отсутствие вызывает серьезные психологические проблемы. — Доктор обвел руками все отделение. — Но, как видите, мы как можем стараемся их занять, чтобы у них времени не было думать о Лалонде. С малышами легче. Старшие дети бывают упрямы и склонны к хандре. Но, опять-таки, не думаю, чтобы это привело к серьезным последствиям… в ближайшее время.

— А в перспективе?

— В перспективе? Единственное настоящее лекарство — вернуть их на Лалонд, к родителям.

— Боюсь, с этим придется подождать. Но вы прекрасно с ними поработали.

— Спасибо, — пробормотал врач.

— Вы нуждаетесь в чем-то? — поинтересовалась Иона. Доктор Гиддингс скорчил гримасу.

— С медицинской точки зрения все они здоровы, кроме Фрейи и Шоны, а этим двоим прекрасно помогают медпакеты. Через неделю они будут в порядке. Так что больше всего им сейчас нужны крепкие, любящие семьи. Если бы вы обратились к возможным приемным родителям, думаю, у нас хватило бы добровольцев.

— Я попрошу Транквиллити объявить об этом и присмотрю, чтобы новостные каналы не забыли.

Доктор Гиддингс с облегчением улыбнулся:

— Спасибо. Вы очень добры. Мы беспокоились, что не найдется желающих, но если вы попросите лично…

— Все что могу, — отшутилась Саддана. — Вы не против, если я пройдусь по отделению?

— Ничуть. — Он не то поклонился, не то споткнулся.

Иона двинулась по проходу, осторожно обойдя восторженную трехлетнюю девчушку, танцевавшую в обнимку с толстой мультяшной жабой в желтом сюртуке.

Из проходов между кроватями вылетали в проход игрушки. По стенам и даже на мебели гроздьями липли голоморфные наклейки, раз за разом прокручивавшие один и тот же мультик, и казалось, что полип гнется под радужными дифракционными узорами. Любимчиком детворы был, похоже, синий чертик, ковырявшийся в носу, чтобы потом забрасывать прохожих гнойно-желтыми соплями. Никаких медицинских приборов на виду не оставалось — все было встроено в стены и прикроватные тумбочки.

Дальний конец прохода упирался в столовую, где за длинным столом собирались за едой все пациенты отделения. В стену ее были врезаны два больших овальных окна, из которых открывался вид на наружную сторону обиталища. Сейчас Транквиллити проходил над ночной стороной Мирчуско, но кольца сияли, точно покрывшиеся изморозью стеклянные арки, и ровным аквамариновым блеском сиял безупречный берилловый диск Фальсии. Продолжали свой вечный танец вокруг обиталища звезды.

Перед окном устроилась в горе подушек девочка, внимательно глядя на открывавшиеся ей астрономические чудеса. Если верить местной памяти нейронных слоев, она сидела так уже не один час — ритуал, повторявшийся ежедневно с того момента, как прибыла «Леди Мак».

Иона присела на корточки рядом. Девчонке было лет двенадцать. Коротко остриженные волосы были настолько светлыми, что казались седыми.

— Как ее зовут?— спросила Иона.

— Джей Хилтон. Она в группе старшая и верховодит остальными. Говоря о хандре, доктор Гиддингс имел в виду ее.

-Привет, Джей.

— А я вас знаю. — Джей выдавила кривую улыбку. — Вы Повелительница Руин.

— Боже, ты меня раскусила.

— А я так и думала. Все говорят, что у меня прическа как у вас.

— Хм, почти правда — только у меня волосы подлиннее.

— Меня отец Хорст стриг.

— Хорошо получилось.

— Конечно.

— Он, как я понимаю, не только хорошо стрижет.

— Ага.

— Ты с другими детьми мало играешь?

Джей презрительно наморщила нос.

— Да они просто мелкие.

— А-а. Предпочитаешь смотреть в окно?

— Ну, примерно. Я раньше никогда космоса не видела. Настоящего космоса, вот такого. Я думала, там пустота, и все. А тут такое разное и красиво — кольца, все такое. И парк тоже. На Транквилити здорово.

— Спасибо. А не лучше ли тебе погулять? Знаешь, сидеть тут целыми днями нездорово.

— Наверное.

— Я что-то не так сказала?

— Да нет. Просто… мне кажется, тут безопаснее.

— Безопаснее?

— Да. Я по пути сюда болтала с Келли, мы вместе были в челноке. Она мне все свои записи показала. Знаете, что одержимые боятся космоса? Они поэтому и наводят красные облака на небо — чтобы не видеть звезд.

— Это я помню, да.

— Забавно, если вдуматься — покойники, а темноты боятся.

— По-моему, слава богу, что они хоть чего-то боятся. Ты поэтому здесь сидишь?

— Ага. Тут как ночью. Здесь они меня не достанут.

— Джей, на Спокойствии нет одержимых. Клянусь тебе.

— Этого вы не можете знать. Никто не может.

— Ладно. Тогда на девяносто девять процентов — устроит?

— Верю. — Джей робко улыбнулась.

— Хорошо. По семье тоскуешь?

— По маме. Мы на Лалонд улетели, чтобы от остальных избавиться.

— Ох…

— И по Друзилле скучаю. Это мой кролик. И Санго — это был мерин мистера Манани. Но он умер. Его Декстер Квинн застрелил.

Несколько секунд Иона разглядывала девочку. Ей показалось, что приемные родители ничем ей не помогут — слишком много пережил этот ребенок, чтобы купиться на эрзац. Но доктор Гиддингс что-то говорил о подкупе…

— Я тебя хочу кое с кем познакомить. Думаю, вы хорошо сойдетесь.

— С кем? — спросила Джей.

— Она моя подруга, очень близкая. Но она не заходит в звездоскребы, ей это тяжело. Тебе придется встретиться с ней в парке.

— Мне надо подождать отца Хорста. Мы обычно обедаем вместе.

— Думаю, один раз он не будет против. Мы оставим ему записку.

Джей явно колебалась.

— Наверное… Я не знаю, куда он пошел.

«Повидаться с епископом Транквиллити». Но вслух Иона этого не сказала.


— Интересно, почему демон представился тебе красным? — спросил епископ, когда они проходили по старомодному саду при соборе среди вековых тисовых изгородей, розариев и окруженных камнями прудов. — Это кажется мне слишком… классическим. Едва ли можно поверить, что Данте в самом деле побывал в аду на экскурсии.

— Думаю, «демон» в данном случае — слишком упрощенный термин, — ответил Хорст. — Без сомнения, то был некий дух, но вспоминая тот случай, я могу заметить, что скорее любопытствующий, чем злобный.

— Поразительно. Встретиться лицом к лицу с существом мира иного… И ты говоришь, что оно появилось прежде, чем иветы начали свою черную мессу?

— Да. За несколько часов. Хотя на мессе оно присутствовало определенно, в тот миг, когда началось одержание.

— Значит, это его рук дело?

— Не знаю. Но его присутствие едва ли случайно. Какое-то отношение к этим событиям оно имело.

— Странно…

Хорста тревожила прозвучавшая в голосе старика меланхолия. Джозеф Саро был вовсе не похож на сурового реалиста, бывшего епископом арколога, откуда происходил Хорст. Это был добродушный и благовоспитанный человек, чья утонченность хорошо подходила для такой епархии, как Транквиллити. Почти седая борода и морщинистое черное лицо придавали ему некое приятное благородство, которое больше пристало бы светскому льву, нежели пастырю.

— Ваша светлость… — произнес Хорст.

— Странно подумать — две тысячи шестьсот лет прошло с той поры, как Господь наш ступил на землю, с последней эпохи чудес. Мы, как ты верно подметил, привыкли иметь дело скорее с верой, нежели с фактами. А теперь нас снова окружают чудеса, хотя и исключительно мрачного свойства. Церкви более не приходится учить ближних наших, а потом молиться, чтобы те приходили к вере, — нам достаточно указать пальцем. Кто может отвергнуть то, что предстает оку, хотя и искушает тебя?

Епископ неловко улыбнулся.

— Наше учение не потеряло смысла, — ответил Хорст. — Скорее напиталось им вновь. Поверьте, ваша светлость, церковь стояла веками, дабы живущие сегодня могли услышать слово Христово. Это великое достижение, и в нем все мы можем черпать утешение. Столько пережила наша вера — схизмы и ереси… И все, чтобы в самый черный час слово Его было услышано.

— Какое слово? — негромко спросил Джозеф Саро. — Слишком много истинных историй развелось за века — древнее правоверие, свитки откровенцев, учения ревизионистов. Слово Христа-воина или Христа-миротворца? Кто знает, что было сказано, а что приписали, чтобы ублажить Рим? Столько лет прошло…

— Вы ошибаетесь, ваша светлость. Простите меня, но разве так важны детали? Достанет того, что Он был. Веками мы несли дух слов Господа нашего, и его мы сохранили живым ради этого дня. Христос указал нам, что в каждой душе таится достоинство и каждый может быть искуплен. Если дух наш крепит вера, нам не потерпеть поражения. И с этой силой мы должны собраться, чтобы одолеть одержимых.

— Ты, без сомнения, прав, и все же весть эта кажется настолько…

— Простой? Основы всегда просты. Поэтому они и основы.

Джозеф Саро похлопал Хорста по плечу:

— Ох, мальчик мой. И кто из нас теперь учитель? Я завидую крепости твоей веры. Насколько проще был бы мой труд, если б я был наделен твоим рвением. Что человек обладает душой, для меня несомненно, хотя наши замечательные коллеги-ученые, конечно, станут искать рациональные объяснения во мраке квантовой космологии. Кто знает, быть может, они и найдут его. И что ж? А как объяснишь ты различия верований, Хорст? Тебе придется подумать об этом, потому что, Господь свидетель, подумают и другие. Теперь, когда существование мира иного подтверждено, религия — все религии — подвергнется проверке. Что скажешь ты о тех, кто уверен, будто именно им открыт истинный путь к Господу, — о мусульманах, индуистах, буддистах, сикхах, конфуцианцах, синтоистах, даже племенах Звездного моста, не говоря уже о сектантах всех и всяческих толков?

— Важно то, что исток всех верований един. Человек нуждается в вере. Если ты веришь в Бога, ты веришь в себя. Превыше этого дара нет.

— В каких мутных водах мы бредем, — пробормотал епископ. — А ты, Хорст, вырос. Ты стал проницателен на диво. Рядом с тобой я испытываю смирение и даже страх. Пожалуй, мне следует попросить тебя читать проповедь в следующее воскресенье. Паства слетится на твой голос. Быть может, тебе предназначено стать одним из новых евангелистов церкви.

— Не думаю, ваша светлость. Я лишь прошел через ушко игольное. Господь испытал меня, как испытает всех нас в грядущие дни. Я вновь обрел веру и за это должен благодарить одержимых.

Рука его невольно коснулась горла, ощупывая мелкие шрамы, оставленные тогда невидимыми когтями.

— Молю лишь, чтобы Господь не посылал мне слишком тяжких испытаний, — тоскливо промолвил Джозеф Саро. — Я слишком стар и закоснел в слабостях своих, чтобы поступить, как ты на Лалонде. Не хочу этим сказать, что не горжусь тобой. Мы с тобой рукоположены по новозаветному обряду, однако труд, положенный тебе, я бы назвал ветхозаветным. Правда ли, что ты произвел экзорцизм, мальчик мой?

Хорст усмехнулся:

— Воистину.


Капитан Гуртан Мауер все еще содрогался в рвотных позывах, когда крышка ноль-тау капсулы захлопнулась, оставив его в безвременной черноте. Пытки и унижения смогли сломить его дух — тому порукой были его жалкие мольбы и клятвы, — но рассудок его оставался, как прежде, ясен. В этом отношении Квинн был непреклонен. Лишь здравомыслящий человек способен осознавать нюансы собственных мучений. Поэтому боль и терзания всегда прекращались за миг до того момента, когда разум готов был оставить бывшего капитана «Танту». Так он мог продержаться не один день и даже не одну неделю. А в ноль-тау он сможет ждать, покуда гнев Квинна не разгорится снова, — для него облегчение не наступит, и мука его будет бесконечна.

При этой мысли Квинн улыбнулся. Сутана его сжалась до приемлемых размеров, и одержимый оттолкнулся от палубы. После катастрофы на земной орбите, после унизительного бегства ему требовалась передышка, чтобы восстановить душевное равновесие. Гуртан Мауер позволил ему выпустить пар — выместить злобу на членах команды он не мог: их оставалось всего пятнадцать человек, и почти вес они были незаменимы.

— Куда мы направляемся, Квинн? — спросил Лоуренс, пока они плыли по переходу в рубку.

— Не знаю. Держу пари, большая часть Конфедерации уже слышала об одержимых. Проклятье, нам придется нелегко.

Он протиснулся в люк и оглядел рубку.

— Мы почти закончили, Квинн, — сообщил ему Двайер. — Повреждений было не так много, а корабль военный — почти у всех важных систем есть дублирующие. К полету мы готовы. Но что мы побывали в переделке, станет ясно сразу. Мы не можем выйти наружу, чтобы залатать корпус, — скафандры на нас не работают.

— Ладно, Двайер. Хорошо поработали.

Бывший толкач алчно ухмыльнулся.

Все ждали, что Квинн сообщит им следующую цель. Но он и сам не был уверен, что знает ее. Его ждала Земля — но, быть может, он поторопился, отправившись туда сразу. Старая дилемма — броситься на приступ с армией аколитов или втайне подтачивать корни. После скучного Норфолка Квинн горел жаждой деятельности. Она не угасла до сих пор, но похоже было, что прорвать оборону Земли с налету у него не получится. Это было бы не под силу даже королевскому космофлоту Кулу.

Нужно добыть другой, не засветившийся еще корабль. Стоит ему причалить к орбитальной башне, и на планету спуститься он сумеет. В этом Квинн был уверен.

Но где взять корабль? Он так мало знал о мирах Конфедерации. За двадцать прожитых на Земле лет он лишь единожды встречался с иномирянином.

— О! — Он усмехнулся Лоуренсу. — Конечно. Коллега Баннет.

— Что?

— Я знаю, куда мы направимся. — Он глянул на дисплеи. Резервов сжиженного горючего хватило бы еще на четыреста световых лет. Достанет с лихвой. — Нюван, — объявил он. — Мы летим на Нюван. Двайер, проложи вектор.

— А что за планета Нюван? — спросил Лоуренс.

— Второй пригодный для обитания мир, который нашли люди. Туда народ слетался со всех аркологов. Когда-то.


Нью-Конг постоянно хвастался, что прекраснее него не найти города во всей Конфедерации. Утверждать обратное осмеливались немногие.

Никакое другое сообщество адамистов не обладало капиталами, равные которым вложены были в этот город с той поры, как Ричард Салдана на этом месте вышел из челнока, сказав (если верить легенде): «Этот шаг оставит след в песках времен».

Если он действительно заявил это, то оказался прав. Столица королевства Кулу являлась живым архитектурным памятником, который, единожды увидев, невозможно было забыть. С самого начала определяющим фактором в его планировке был эстетический, с уклоном в монументальность. Улиц здесь не было — только роскошные бульвары, зеленые аллеи и реки (каждая вторая проложена искусственно), все наземное движение было убрано в лабиринт подземных трасс. На перекрестках красовались памятники и статуи всех стилей — от мегалитического до современного, — славя героические страницы истории королевства.

Хотя население столицы насчитывало девятнадцать миллионов человек, стандарт плотности строительства в ней был настолько низок, что город распростерся на пять сотен квадратных километров вокруг площади Первой посадки. Среди частных, общественных и доходных зданий, столь редко разбросанных по его кварталам, можно было найти образчики всех архитектурных эпох, кроме железобетонных блоков, программируемого силикона и композитных эзистаковых панелей, ибо все, что строилось в Нью-Конге, строилось на века. Среди неороманских правительственных зданий высились семнадцать соборов. Глянцево черные пирамиды кондоминиумов были не менее популярны, чем жилые дома в наполеоновском стиле, чьи мансарды заглядывали в дворы-колодцы. Длинные террасы снежно-белых каменных резиденций выдавали влияние сэра Кристофера Рена, в то время как дома поменьше строились скорее в восточном и арабском стилях.

Пролетая над стройными шпилями и вычурными башенками, Ральф Хилтч видел, как продувает бульвары холодный осенний ветер. Представшее ему зрелище было привилегией немногих. Коммерческие пролеты над городом запрещались строжайше, лишь машинам аварийных служб, полиции, старшим правительственным чиновникам и самим Салдана дозволялось взирать на столицу с высоты.

И лучшего времени для прилета Хилтч не мог бы выбрать, даже постаравшись. Утренний морозец уже коснулся деревьев, склонявшихся над декоративными протоками в парках и скверах. Зеленая листва была окрашена в тысячи оттенков золота, бронзы, багрянца, и в ярком солнечном свете мерцали триллионы осенних пикселей. На сырой траве уже лежали волглые рыжие груды палой листвы, собираясь в настоящие дюны с наветренной стороны домов. Многомиллионная армия служебных механоидов Нью-Конга была запрограммирована не торопиться с уборкой, и в столице царил король-листопад.

Но сегодня изысканное совершенство города портили поднимающиеся над несколькими районами столбы дыма. Пролетая вблизи одного из них, Ральф воспользовался сенсорами флайера, чтобы приглядеться к готическому замку, сложенному из стеклянных глыб янтарного и красного цветов. Дым поднимался из остатков разрушенной башни. В главном чертоге еще полыхал огонь. В парке рядом стояли два десятка полицейских машин и транспортов морской пехоты, вокруг замка вышагивали фигуры в активной броне.

Это печальное это зрелище было Ральфу знакомо, хотя он не был готов столкнуться с ним здесь, в Нью-Конге, в самом центре королевства. Сам он родился в княжестве Херес и на Кулу попал впервые. Ему пришло в голову, что он, наверное, до самой смерти останется в глубине души провинциалом. Нью-Конг был столицей, ему полагалось оставаться неприступным, неуязвимым для любой угрозы, тайной или явной. Для этого и существовали его работа, его агентство — они были первой линией обороны.

— Много было таких… вторжений? — спросил он пилота-флотского.

— За три дня, наверное, пара дюжин. Стойкие гады, доложу я вам. Пару раз морпехам приходилось вызывать орбитальный огонь в поддержку. Но в последние одиннадцать часов — ни одного, и слава богу. Скорее всего, мы всех выловили. Город на военном положении, все транспортные магистрали перекрыты, ИскИны шерстят сеть на предмет сбоев. Одержимым негде больше спрятаться, а бежать тем более некуда.

— Похоже, вы тут здорово справились. На Омбее мы поступали так же.

— Да? И как, разбили их?

— Почти.

Флайер направлялся к дворцу Аполлона. Сердце Ральфа сжалось в благоговейном трепете. Географически это был центр города, политически — сердце межзвездной империи и родной дом самого известного семейства в Конфедерации.

Дворец Аполлона представлял собой небольшой город в себе, упрятанный под одну крышу. Его крылья и чертоги переплетались, склеенные наспех пагодами и беседками. Роскошные особняки, некогда, должно быть, служившие обиталищами высшим придворным чинам, за многие века влились в дворцовый комплекс, влипнув в паутину крытых каменных переходов, расходившуюся от центра. Семейная часовенка Салдана была побольше, чем большинство городских соборов, и прекраснее их всех.

Под днищем снижающегося флайера мелькали сотни безупречно прекрасных садов-квадратиков. Ральф запустил через нейросеть слабую программу-транквилизатор. Вероятно, появляться перед сюзереном электронно обдолбанным запрещал любой, писаный и неписаный, дворцовый протокол, но, черт побери, он не может позволить себе оговориться с перепугу. Королевство не может себе этого позволить.

Когда флайер сел во внешнем дворе, у подножия трапа Ральфа уже поджидали восемь вооруженных морпехов. Их капитан прищелкнул каблуками и четко отдал Ральфу честь:

— Простите, сэр, но я должен просить вас стоять смирно.

Ральф оглядел нацеленные на него дула пулевых винтовок:

— Конечно.

В холодном воздухе дыхание его вырывалось из рта серым дымком.

Капитан подал знак одной из морпехов, несшей небольшой сенсор, и та прикоснулась им сначала ко лбу Ральфа, потом к обеим рукам.

— Он чист, сэр! — гаркнула она.

— Прекрасно. Мистер Хилтч, датавизируйте, пожалуйста, свой опознавательный код в королевском разведывательном агентстве и номер вашего разрешения на пользование транспортом.

Капитан поднял процессорный блочок.

Ральф подчинился.

— Спасибо, сэр.

Морпехи убрали оружие. Ральф неслышно вздохнул от облегчения; хорошо, что к угрозе одержания здесь относятся серьезно, но агенту вовсе не хотелось случайно попасть под раздачу.

Во двор вышел высокий мужчина средних лет и торопливо приблизился к трапу.

— Мистер Хилтч? Добро пожаловать на Кулу.

Он протянул Ральфу руку.

В том, что мужчина происходил из рода Салдана, сомнений не было — его выдавали рост, осанка, фамильный орлиный нос. Проблема заключалась в том, что семейство это было настолько многочисленным, что Ральфу пришлось прогнать программу распознавания, подключив к ней секретный раздел базы данных, чтобы узнать его — это был герцог Салион, председатель совета безопасности Тайного совета и двоюродный брат Алистера II. Один из самых могущественных и наименее заметных людей во всем королевстве.

— Сэр! Благодарю, что вы нашли время меня встретить…

— Ну что вы. — Он повел Ральфа к дверям. — Княгиня Кирстен недвусмысленно дала понять, что считает ваш проект важным. Должен сказать, мы были крайне рады слышать, что Омбей пережил массированное нападение одержимых. Не секрет, что ресурсы этого княжества уступают ресурсам более развитых миров королевства.

— На подлете ко дворцу я видел дым. Похоже, что все мы уязвимы.

Сразу за дверями оказалась лифтовая шахта. Герцог датавизировал команду процессору, и кабина двинулась вначале вниз, потом горизонтально.

— К сожалению, — признал герцог. — Однако здесь, на Кулу, мы, полагаю, остановили их. Предварительные данные из других княжеств показывают то же самое. Слава богу, худшее уже позади.

— Позвольте спросить… что за сенсором пользовались морские пехотинцы?

— Вас проверили на статическое электричество. Исследователи конфедеративного флота выяснили, что в теле одержимых постоянно присутствует слабый статический заряд. Тест очень простой, но до сих пор не давал осечек.

— Хорошая новость… для разнообразия.

— Именно. — Герцог сардонически усмехнулся.

Двери отворились, выпуская Ральфа и его провожатого в просторную приемную. Агент с трудом удержал на месте челюсть. Он-то считал роскошным дворец Берли, но здесь концепция украшательства была доведена почти до абсурда. За накладными арабесками из платиновой фольги не было видно мрамора; высокие, точно в церкви, своды украшали фрески невероятных ксеноков, едва видимые в сиянии люстр в форме галактической спирали. Сводчатые ниши таили круглые окна переливчатого стекла в форме разных цветов. По стенам были развешаны охотничьи трофеи вперемешку с изукрашенными самоцветами рыцарскими шлемами, изображавшими сказочных существ — драконы из яшмовых пластин, инкрустированных рубинами, единороги из алебастра и изумрудов, бесы из ониксов и алмазов, русалки из аквамаринов и сапфиров.

Мимо торопливо проходили придворные и чиновники, неслышно ступая по китайскому ковру. Герцог пересек залу из конца в конец сквозь толпу. Ральф поторопился за ним.

Двухстворчатые двери открывались в библиотеку менее монументальных пропорций. Оттуда Ральфа провели в уютный кабинет. Стены были покрыты резным дубом, в камине весело трещал живой огонь, а за подернутыми изморозью высокими окнами раскинулся сквер в сени древних каштанов. По лужайке носились пятеро ребятишек в пестрых курточках, шерстяных шапках с помпонами и кожаных перчатках — они с гиканьем пытались сбить палками колючие бурые плоды с могучих ветвей.

Король Алистер II стоял перед камином, грея руки у огня. На высокую спинку кожаного кресла была небрежно наброшена бурка из верблюжьей шерсти. Судя по мокрым следам на полу, самодержец только что вернулся с улицы.

— Добрый день, мистер Хилтч.

Ральф вытянулся по стойке «смирно».

— Ваше величество!

Даже находясь в присутствии монарха, Ральф не мог отвести взгляда от картины на стене. Это была «Мона Лиза». Чего быть никак не могло. Штат Франция ни за какие деньги не выпустил бы ее из арколога Париж. Но неужели король Кулу повесил бы у себя в кабинете копию?

— Я прочел ваш отчет, мистер Хилтч, — проговорил король. — Тяжелые у вас выдались недели. Могу понять, почему моя сестра так высоко оценила ваш совет. Можно только надеяться, чтобы все мои офицеры были столь упорны и деловиты. Вы делаете честь своему мундиру.

— Благодарю, ваше величество.

Когда король поворошил угли в камине, герцог Салион предусмотрительно затворил дверь.

— Вольно, вольно, мистер Хилтч, — бросил Алистер, положив кочергу на решетку и опускаясь в одно из расставленных перед очагом кожаных кресел. — Там играют мои внуки, — продолжил он, тыча пальцем в окно. — Пока их отец во флоте, пусть поживут во дворце. Здесь безопаснее. Да и мне приятно. Вон тот мальчуган в синей курточке, которого шпыняет сестра, — это Эдвард, ваш будущий король. Хотя сомневаюсь, чтобы вы дожили до его восхождения на трон. С Божьей помощью до этого еще лет сто не дойдет.

— Надеюсь, ваше величество.

— Само собой. Садитесь, мистер Хилтч. Я думал, у нас с вами неформальная беседа. Как я понял, у вас есть какая-то спорная идея. Так что если она окажется слишком спорной… что ж, такого разговора и не было. Монарх ведь должен быть выше полемики, не так ли?

— Безусловно, — скромно улыбнулся герцог, усаживаясь между ними.

«Судья, — подумал Ральф, — или буфер?» Он опустился в оставшееся кресло, испытывая легкое облегчение оттого, что ему не приходится больше смотреть на собеседников снизу вверх. Оба были выше его на полголовы — еще одна фамильная черта Салдана.

— Понимаю, ваше величество.

— Вот и молодец. Ну, так что за мину решила подложить мне дражайшая Кирстен на этот раз?

Ральф увеличил приоритет программы-транквилизатора и начал рассказывать.

Когда он закончил, король молча поднялся и подбросил в огонь пару поленьев. Разгоревшееся пламя озарило его лицо янтарным мерцанием. Опыт семидесяти двух лет отражался на этом лице, придавая ему благородное достоинство, не имевшее ничего общего с заложенной в генах внешней красивостью. Король, решил Ральф, стал тем монархом, каким должен был стать, — достойным доверия. И поэтому тревога на его челе пугала куда больше, чем испуг простого выборного политикана.

— Что скажешь? — спросил Алистер герцога, не сводя глаз с огня.

— На мой взгляд, это серьезная дилемма. С одной стороны, предложение мистера Хилтча вполне разумно. По нашим данным, эденисты не просто сдержали напор одержимых; тем удалось проникнуть лишь в считанные обиталища, и, насколько мне известно, все противники были быстро нейтрализованы. Использование биотехконструктов в качестве штурмовиков свело бы наши потери при возможном освобождении Мортонриджа к минимуму. Но с политической точки зрения, права княгиня Кирстен. Подобные действия означали бы полную смену внешнеполитического курса, сохранявшегося на протяжении четырехсот лет и заложенного самим Ричардом Салдана.

— И в свое время он был прав, — задумчиво произнес король. — Эти чертовы атеисты со своей монополией на гелий-3 заполучили слишком много власти над нами, адамистами. Ричард понимал, что единственный путь к независимости — это свобода от их помощи. В то время мы едва не разорились, построив свои облачные драги, но Господь свидетель — мы многого достигли, добившись свободы. Теперь же мистер Хилтч просит меня вновь влезть под ярмо к этим эденистам.

— Я предлагаю союз, ваше величество, — поправил его Ральф. — Ничего больше. Взаимовыгодный альянс на время войны. И они не меньше нашего выиграют от освобождения Мортонриджа.

— Да ну? — скептически произнес король.

— Да, ваше величество. Это должно быть сделано. Мы должны доказать и себе, и всем мирам Конфедерации, что одержимых можно изгнать обратно в бездну. Полагаю, эта война продлится десятилетия. Кто согласится начать ее, не зная, что победа возможна? Каким бы ни был исход, мы обязаны попытаться.

— Должен найтись иной способ, — едва слышно проговорил король. — Более простой, окончательный метод избавиться от этой угрозы. Наши ученые, конечно, ищут его. Можно лишь молиться, чтобы они преуспели, хотя до сих пор прогресс в этом направлении незначителен. — Он шумно вздохнул. — Но строить политику на молитвах нельзя. Во всяком случае, мне. Я должен основываться на фактах. А факт заключается в том, что одержано два миллиона моих подданных. Подданных, которых я перед Господом Богом поклялся защищать. Что-то должно быть сделано, и вы, мистер Хилтч, выступили с единственным практичным предложением. Хотя оно и относится лишь к физической стороне вопроса.

— Ваше величество?

— Я не пытаюсь критиковать. Но мне постоянно вспоминается, что сказала вам эта Эклунд. Даже если мы победим, изгоним их всех из тел живущих, рано или поздно каждый из нас присоединится к ним. Нет ли у вас предложений, как развязать этот узелок, мистер Хилтч?

— Нет, ваше величество.

— Нет. Конечно. Простите, я был несправедлив к вам. И не бойтесь — не вы один не можете ответить. Пока что я могу свалить этот вопрос на епископа, хотя рано или поздно им придется заняться. И заняться серьезно. Меня не прельщает перспектива провести вечность в этом чистилище. Однако нам, судя по всему, предназначена именно эта дорога. — Король еле заметно улыбнулся, глядя в окно на играющих внуков. — Надеюсь только, что Господь наш в милосердии своем сжалится над нами. Покуда же вернемся к делу — к освобождению Мортонриджа и политически радиоактивных осадкам от помощи эденистов. Саймон?

Герцог пораздумал над ответом.

— Как вы уже сказали, сир, сегодня ситуация изменилась по сравнению с той эпохой, когда Ричард Салдана основал Кулу. Однако четыре столетия раздора оставили свой след, особенно в умонастроении среднего вашего подданного. Эденистов, конечно, не считают демонами ада, но отношение к ним далеко не дружелюбное. Конечно, как подметил мистер Хилтч, в военное время союзники находятся в самых неожиданных местах. Полагаю, в нашем нынешнем положении такой союз не станет для монархии угрозой. Хотя подтвердить правоту вашего решения сможет лишь успешное освобождение Мортонриджа — это если предположить, что эденисты согласятся оказать нам помощь.

— Они помогут, Саймон. На публике мы можем относится к ним пренебрежительно, но они далеко не глупы. Когда они поймут, что я обратился с серьезной просьбой, то согласятся.

— Эденисты — да. Но Повелительница Руин? Мне трудно поверить, что княгиня вообще могла предложить нам обратиться к ней за последовательностями ДНК приставов Транквиллити, какими бы превосходными солдатами они ни являлись.

Король сухо хохотнул:

— Ну, Саймон, помилуй. Уж тебе как никому другому следовало бы знать, насколько уступчива бывает Иона, когда дело доходит до стоящих перед Конфедерацией действительно серьезных проблем. Свой политический ум она продемонстрировала еще в деле Мзу, и она, в конце концов, наша родственница. Мне было бы не так тяжело обращаться за помощью к ней, как к эденистам.

— Да, сир, — неохотно откликнулся герцог. Алистер похмыкал в напускном раздражении.

— Не обращай внимания, Саймон. Это твоя работа — быть моей паранойей. — Он обернулся к Ральфу. — А решать мне. Как всегда.

Ральф попытался принять суровый вид. Это было потрясающе — наблюдать в действии власть такого порядка. То, что будет сказано и решено в этом кабинете, решит судьбу сотен миров, а возможно, и всего человечества. Ему хотелось заорать на короля, приказать ему согласиться, ткнуть носом в очевидное. Да. Да. ДА. «Скажи „да“, черт бы тебя подрал».

— Я дам свое разрешение запустить проект, — проговорил Алистер. — Покуда этого хватит. Мы спросим эденистов, согласятся ли они помочь. Лорд Маунтджой призовет ко двору их посла — у него это хорошо получается. А вы, мистер Хилтч, направитесь прямиком в Адмиралтейство и проведете детальный тактический анализ операции по освобождению Мортонриджа. Выясните, возможно ли это. Как только эти две проблемы будут решены, я вынесу вопрос на рассмотрение Тайного совета.

— Благодарю, ваше величество.

— Я для того и живу, Ральф, — его величавая улыбка вдруг стала хитроватой. — И выключите, наконец, свою транк-программу!


— Господи, ну что он еще задумал? — пробормотал медбрат Янсен Ковак, едва подключившись к потолочным сенсорам в палате Джеральда Скиббоу.

За всеми пациентами клиники регулярно приглядывали; за самыми буйными — такими, как Скиббоу, — каждые двадцать минут.

Обстановка палаты была весьма скромной. Из пола выступали кровать и мягкий диван, готовые в любой момент втянуться обратно, если больной задумает причинить себе вред. Все служебные системы активировались голосом. Здесь не за что было уцепиться, нечем было перерезать вены или проломить череп.

Джеральд стоял у кровати на коленях, точно молился, спина его скрывала руки от потолочных сенсоров. Янссн Ковак переключился на камеры в полу, глядя на пальцы Скиббоу, точно мышь.

Обеими руками Джеральд Скиббоу стискивал обычную ложку и медленно, упорно сгибал ее то туда, то обратно, пытаясь отломать черенок. Композит был прочен, но Янсен Ковак видел, что по гладкой поверхности уже бегут тонкие белые трещинки. Еще минута, и ложка развалится, оставив Скиббоу длинный шип — впрочем, недостаточно острый, чтобы поранить кого-то.

— Доктор Доббс, — датавизировал Янссн. — Кажется, у нас проблема со Скиббоу.

— Что теперь? — спросил Доббс.

Он только что закончил обход; вчерашний срыв Скиббоу в салоне напрочь сбил ему график. До сих пор выздоровление Скиббоу шло неплохо. Жаль, что воскресла из мертвых его дочка — во всяком случае, сделала она это очень не вовремя. Хотя этот факт можно будет потом учесть в его психотерапии, направить его к отдаленной цели.

— Он стащил в салоне ложку. Кажется, он собрался использовать ее как оружие.

— Боже, этого мне не хватало.

Райли Доббс поспешно распрощался с пациентом и открыл канал доступа к ИскИну клиники. Загрузив программу-интерпретатор, способную разобраться в индивидуальных мыслительных процессах Скиббоу, он подключился к допросным наноимплантам. Подглядывание за чужими мыслями было совершенно неэтично, но границы общемедицинского кодекса доктор Доббс перешел много лет назад, когда нанялся работать на королевский космофлот. Кроме того, если он собирается лечить Скиббоу, то должен знать, что за демон движет этим человеком. Дойти до применения оружия, даже столь убогого, Скиббоу мог только от большой нужды.

В сознании Доббса медленно формировались образы. Мысли Джеральда Скиббоу были спутаны, реальность мешалась с фантазиями.

Врач увидал бледно-голубые стены палаты, видимые в прищуре, как сквозь красный туман. Ощутил под пальцами разогревшийся от трения черенок ложки. Усталость в мышцах от непрестанной борьбы со стойким композитом. «И они пожалеют, что встали у меня на дороге. Бог свидетель — пожалеют».

Перебивка: коридор, воющий от боли Ковак падает на колени, цепляясь за торчащую из белого халата ложку. По груди его течет кровь, капли падают на пол. Доктор Доббс уже лежит распластанный на полу, весь залитый блестящей кровью. «Он еще легко отделался». С последним всхлипом умирает Ковак. Джеральд выдергивает из его тела орудие мщения и движется дальше. Из полуоткрытых дверей выглядывают в испуге санитары, шарахаются при его приближении. Так им и надо; они знают, на чьей стороне Право и Справедливость.

Снова перебивка: постылая палата, где еще не треснула ложка, будь она проклята. Дыхание его сбилось, но он держался, шепча беззвучно: «Ну давай, пожалуйста!»

Перебивка: путь через Гайану, сливающиеся в одну каменные стены. Внутреннее строение астероида было ему неизвестно. Но он найдет дорогу. Космопорты на астероидах всегда насажены на ось вращения. Значит, найдутся лифты, поезда…

И назад — где наконец ломается ложка и вздрагивают от судорожного напряжения руки. «Теперь можно начинать. Я иду к тебе, милая. Папа идет за тобой».

И вперед — через космос, где звезды сливаются в синевато-белый поток, омывающий корпус звездолета, несущегося к неведомому обиталищу. А в конце пути его ждет Мэри, плывущая в пространстве. Тело ее окутывает прозрачно-белая ткань, плещутся на ветру роскошные черные кудри.

«Они не позволят тебе прийти, папа», — скажет она.

«Я должен, — ответит он. — Я нужен тебе, милая. Я знаю, что с тобой случилось. Я изгоню демона. Я уложу тебя в ноль-тау, и ты ничего не почувствуешь».

И он нежно укладывает ее в пластиковый гроб и закрывает крышку. Тьма окутывает ее и пропадает, и она улыбается ему, и в глазах ее сверкают слезы благодарности.

Вот почему он сейчас стоит здесь, пряча в рукаве кривой обломок ложки. Спокойно. Надо отдышаться.

Вот дверь. «Папа спешит к тебе на помощь, дочка. Правда-правда» .

Райл и Доббс отключил интерпретатор.

— Ох, зар-раза…

Он приказал допросным имплантам Скиббоу ввести больного в спячку.

Набравшись смелости, Джеральд потянулся к двери талаты, но в этот миг волна усталости обрушилась на него. Он пошатнулся, вновь опускаясь на колени, — ноги не держали его. Джеральд вяло осел на пол рядом с кроватью, и комнату затопили тишина и тьма.

— Янсен, — датавизировал Райли Доббс. — Иди к тему в палату, забери ложку и все, что найдешь. И переведите его на третий режим — постоянное наблюдение и мягкая палата. Пока мы не погасим его новую манию, он может быть опасен.


В сектор Ошанко Кира Салтер отправила пятнадцать адовых соколов. Они должны были распространять искушающую передачу по планетам и астероидам империи. Это было три дня назад.

Сейчас Рубра наблюдал, как из одиннадцати червоточин вываливаются выжившие. Два раздутых истребителя и зловеще-черная безликая ракета направлялись к посадочным уступам Валиска, держась на расстоянии от стаи из восьми олимпийского размера гарпий, вяло взмахивавших крыльями.

— Смотрю, императорский флот оправдал свою хорошую репутацию,— жизнерадостно заметил Рубра. — И как у нас с боевым духом? Это уже восьмая вылазка по приказу несравненной Киры, в которой вашим адовым соколам начистили клювы злые туземцы. Не бунтует еще народ? Никто не предлагал сменить генеральную линию?

— Пошел в жопу,— огрызнулся Дариат. Он сидел на низком осыпающемся бережке, болтая ногами над быстрой темной водой. По временам мимо проскальзывала, отправляясь к истокам на нерест, большая севрюга. Через полкилометра река скатывалась с невысокого уступа в соленое круговое море, опоясывающее оконечность. С другой стороны на обширных всхолмьях обиталища боролись за жизнь восемь видов ксенотрав с разных планет. Ни одна из них не могла одержать окончательной победы, поскольку семена все они давали в разное время. Сейчас процветала трава с Таллока, чьи штопорообразные стебли цвета семги путались в заплетавшем землю ковре сухой иберийки. Глядя вдаль, Дариат видел, как широкий розовый пояс ближе к середине обиталища, где размещались вестибюли звездоскребов, сменяется изумрудным, а роскошная земная растительность, в свою очередь, уступала место охряным полупустыням на другом конце цилиндра. Цветные кольца были на удивление правильными, словно кто-то уложил Валиск в токарный станок и обрызгал из распылителя.

— Конечно, ты не слишком осведомлен о том, что творится в душах подданных Киры и ее политбюро,— ласково пропел Рубра. — Ты у нас теперь одиночка. Знаешь, старушка Бонни тебя вчера звала. Я вытащил одного неодержанного прямо у нее из-под носа, усадил в метро и отвез в безопасную зону. Кажется, она очень расстроилась и поминала тебя очень нелестно.

— Сарказм — самая жалкая форма остроумия.

— В точку, мальчик мой. Так что ты не обидишься на меня, верно?

— Нет.

— Кстати, некоторый успех Кире сопутствует. Этим утром прибыл второй адов сокол, полный ребятишек, искавших обещанный ею прекрасный новый мир. Показать тебе, что с ними сделали, чтобы открыть для одержания? Я все помню, знаешь, никто не попытался даже перекрыть мое восприятие.

— Заткнись.

— Боже, нас никак совесть мучает!

— Как тебе прекрасно известно, мне плевать на то, что делается с этими кретинами. Мне интересно, как тебя половчее удавить.

— Понимаю. Но я тебя знаю получше, чем Кира. Жаль, ты меня не понимаешь.

— Врешь. Я тебя знаю до последнего нейрона.

— Не-ет, мальчик мой. Ты не знаешь, что я храню в тайне. Анастасия поблагодарила бы меня за то, что я делаю… что защищаю тебя.

Дариат тихо зарычал, стискивая виски ладонями. Он выбрал это уединенное место, чтобы скрыться от Кириной банды веселых маньяков и помедитировать в тишине. Если бы его не отвлекали, он смог бы сформулировать мыслительные цепи, способные проникнуть в нейронные слои Валиска. Но отвлекали его постоянно. Рубра неустанно играл в свои игры — инсинуации, сомнения, мрачные намеки.

Дариату казалось, что за последние тридцать лет он достиг нечеловеческих высот в искусстве терпения. Но сейчас он обнаружил, что искусство это оказалось неприменимо. Он начинал уже задумываться, не хранит ли Рубра и впрямь некие страшные тайны, а это было совсем глупо — поддаваться на развязанную старым негодяем кампанию хитроумной дезинформации. И все же, если бы у Анастасии был какой-то секрет от него, то единственным посвященным был бы… Рубра.

Но если тайна и впрямь существует, почему Рубра не открыл ее до сих пор? Она они понимали, что борьба их может закончиться только смертью одного из них.

Анастасия никогда не заставила бы его предать себя. Только не ласковая Анастасия, всегда предупреждавшая его об Анстиде. Ее владыка, Тоале, открывал последствия всякого дела. Анастасия понимала, что такое судьба. «Почему я не прислушался к ней?»

— Анастасия не оставила мне ничего, -проговорил он.

— Да ну? В таком случае предлагаю сделку, Дариат.

— Мне это неинтересно.

— А зря. Я предлагаю присоединиться ко мне.

— Что?

— Присоединись ко мне, здесь, в нейронных слоях. Перенеси себя, как умирающий эденист. Мы станем нераздельны.

— Да ты, блин, шутки шутишь.

— Ничуть. Я уже давно над этим раздумываю. Нынешняя ситуация может плохо кончиться для нас обоих. Оба мы на ножах с Кирой — этого не изменить. Но вдвоем мы легко одолеем ее, очистим обиталище от ее прихвостней. Ты еще сможешь править Валиском.

— Ты правил межзвездной промышленной империей, Рубра, а до чего ты опустился теперь? Ты жалок, Рубра. Ты достоин лишь презрения. А приятнее всего то, что ты это знаешь.

Рубра перенес центр своего внимания с юноши в полотняном костюме на обиталище в целом. Бонни Левин опять пропала — чертова баба изрядно наловчилась обходить его программы слежения. Он автоматически расширил подпрограммы, окружавшие и защищавшие оставшихся неодержанных. Очень скоро она выйдет на одного из них.

— Он отказался,— сообщил Рубра когистанскому Согласию.

— Весьма жаль. Салтер прилагает изрядные усилия, чтобы собрать своих поклонников-полуночников.

— Кого-кого?

— Так называют себя те, кого обманула ее передача. К несчастью, многие юные адамисты находят ее соблазнительной.

— А то я не знаю! Видели бы вы, что она с ними делает, когда они прилетают. Этим адовым соколам нельзя было позволить собирать их.

— Мы мало чем можем помочь. У нас нет возможности отслеживать каждый прыжок адовых соколов.

— Увы.

— О да. Адовы ястребы тревожат нас и без этого. Покуда они не использовались для нападения. Но, вступив в бой, обладая ресурсами Валиска, они могут стать серьезной проблемой.

— Это я не в первый раз слышу. Хотите сказать, что решились наконец?

— Да. С твоего разрешения мы хотели бы уничтожить их угрозу.

— Поступай с ними, как они с тобой, только раньше. Ну-ну, вы уже начали мыслить по-моему. Для вас еще не все потеряно. Ладно, приступайте.

— Спасибо, Рубра. Мы знаем, что тебе трудно пойти на это.

— Не промахнитесь только. Некоторые промышленные станции чертовски близки к моей оболочке.

Рубра всегда поддерживал на орбитах вокруг Валиска больше платформ стратегической обороны, чем это было принято, — при его склонности к паранойе неудивительно, что он хотел по возможности обезопасить свое местное пространство. Сорок пять платформ прикрывали область пятидесяти тысяч километров в поперечнике, в центре которой находились обиталище и его свита из промышленных станций. В дополнение к ним две сотни сенсорных спутников обшаривали пространство как внутри этой зоны, так и за ее пределами. В сфере интересов Валиска еще никто и никогда не пытался открывать огонь — существенное достижение, учитывая, какие суда порой причаливали к его шлюзам.

Сеть обороны «Магелланик ИТГ» произвела сама, разработав уникальный софтвер и изготовив все компоненты на собственных заводах, — политика сдачи «под ключ» приносила компании немалое количество экспортных заказов. А еще она позволила Рубре перевести сеть под контроль основной личности. Доверять собственную оборону своим убогим потомкам он не собирался.

С появлением одержимых система рухнула. Рубра контролировал сеть СО при помощи сродственной связи, через управляющие биотехпроцессоры, встроенные в командные сети каждой платформы. Так что он не подозревал, что контроль за платформами утерян, покуда не попытался перехватить адовых ястребов, когда те впервые проявили себя. Уже потом он понял, что кто-то — без сомнения, этот засранчик Дариат! — подчинил элемент его личности, ответственный за управление СО, достаточно надолго, чтобы отправить на каждую платформу приказ отключить питание.

А без энергии восстановить контроль над биотехпроцессорами было невозможно. Каждую платформу приходилось активировать вручную. Именно этим и занялась Кира. Челноки облетали платформы по очереди и заменяли биотехпроцессоры Рубры новыми, электронными, в которые были впечатаны новые командные коды.

Новый командный центр СО устроили в неподвижном космопорте, вне зоны влияния Рубры. Он не мог очистить его, как очищал звездоскребы. Запустившие сеть одержимые техники были уверены, что сделали ее независимой и подчинится она только Кире и ее свежеинсталлированным кодам.

А вот чего ни они, ни Дариат не осознали в полной мере, это числа физических переходов между нейронными слоями и комм-сетью Валиска. Самыми очевидными примерами были поезда метро и лифты в звездоскребах, но такой же контакт имелся в каждой бытовой системе, механической или электронной, — небольшой процессор, переводивший импульсы, текущие по волоконно-оптическим кабелям, в нейронные и обратно. А кроме того, что «Магелланик ИТГ» построила комм-сеть Валиска, она еще и поставляла девяносто процентов электронных систем для неподвижного космопорта. Очень немногие люди даже в самой компании знали, что в каждый ее процессор была заранее впечатана возможность обходного доступа и ключ к ней имел один лишь Рубра.

Он вошел в систему через несколько секунд после того, как одержимые ее восстановили. Что за великолепная ирония, подумалось ему, — призрак в машинах зомби! Хитроумные интерфейсы, установленные им, чтобы пробиться в систему, не могли пропускать через себя достаточный поток данных, чтобы Рубра мог вернуть себе полный контроль над платформами, но поступить с другими, как они поступили с ним, ему было вполне под силу.

По сигналу когистанского Согласия Рубра отправил платформам СО целый блок команд — стирая и перезаписывая коды запуска, снимая софтверные блоки, переформатируя контрольные программы термоядерных реакторов.

В кабинете менеджера космопорта, приспособленном под штаб СО, разом взвыли все аварийные сигналы. Комнату затопил алый свет проекторов и голоэкранов. Потом энергия отключилась вовсе, и комната погрузилась во мрак.

— Какого хрена тут творится? — вскричал недавно назначенный командир сети.

На его пальце зажегся неяркий огонек, озарив не менее потрясенные лица остальных операторов. Он потянулся было к комм-блоку, чтобы вызвать Киру Салтер, и заранее холодея при мысли о том, что она скажет. Но не успел.

— Ой, блин! — пискнул кто-то.

Сквозь единственный иллюминатор в кабинет засочился безжалостный белый свет.

В сорока пяти термоядерных реакторах плазма под воздействием грубо взбаламученных магнитных полей разом стала нестабильной. Произошел прожог — горячая плазма коснулась стенок камеры удержания, мгновенно испаряя их и тем тысячекратно увеличивая давление. Сорок пять реакторов взорвались практически одновременно, разметав платформы СО на мелкие куски и нагретый до пяти миллионов градусов радиоактивный газ.

— Путь свободен,— сообщил Рубра ожидающему флоту.

Вокруг обиталища отворились триста червоточин. Космоястребы вынырнули в обычное пространство. Две сотни должны были уничтожить промышленные станции, лишив Киру промышленной базы для производства боеприпасов. Биотехкорабли вышли на векторы атаки практически мгновенно. Из пусковых колыбелей рванулись кинетические снаряды, разгоняясь на шестнадцати g в направлении станции. Путь их был рассчитан таким образом, чтобы осколки отлетали прочь от обиталища, уменьшая возможность столкновения их с коралловой оболочкой.

Остальные сто космоястребов патрулировали пространство эскадрильями по десять, передавая по сродству приказы и без того перепуганным адовым соколам не покидать посадочных уступов. Под узкими рубиново-красными лучами прицельных лазеров коралл уступов отблескивал, точно черный лед под утренним солнцем. Отраженный свет играл на зловещих монстрах, примостившихся поверх пьедесталов, когда космоястребы совмещали свои расходящиеся траектории с вращением обиталища.

Вокруг станции клубились облака блестящих обломков разрушенных промышленных станций. Торжествующие космоястребы развернулись над краем металлической тучи, обгоняя фронт волны высокоскоростных обломков. Адовы ястребы в немом бессилии взирали на разрушения со своих пьедесталов.

— Точность, достойная подражания, -заметил Рубра когистанскому Согласию. — Только имейте в виду, что убытки, когда все это кончится, «Магелланик ИТГ» взыщет с вас.

Отворились три сотни червоточин, и космоястребы, демонстрируя великолепную слаженность, исчезли в тот же миг. Вся атака продолжалась девяносто три секунды.


Даже в угаре страсти Кира Салтер ощутила, как вскипают тревогой близкие разумы. Она попыталась сбросить Станьона со своей спины и подняться. Когда он уперся, стиснув ее еще крепче, она просто метнула ему в грудь энергистический заряд. Он, отшатнувшись, хрюкнул от боли.

— Что за игры, ты, сука?! — прорычал Станьон.

— Тихо ты.

Салтер поднялась, усилием воли уничтожая наставленные им синяки. Испарился пот, волосы вновь сложились в идеальную прическу. На теле материализовалось простенькое алое платьице.

На другой стороне оконечности бурлили страхом и яростью адовы ястребы. А за ними туманилась жизнь, испуская запах холодной целеустремленности. И Рубра, постоянно нашептывающий что-то на задворках сознания Киры, лучился довольством.

— Черт!

Зазвенел настольный процессор. По экрану поползли строки — тревога по системе СО и алые значки сбоев по всей системной схеме.

Звук начал прерываться, экран померк. И чем мрачнее Кира смотрела на злосчастный компьютер, тем больше тот лихорадило.

— Что случилось? — спросил Эрдал Килкейди — второй ее любовник, двадцатилетний красавчик, никакими иными достоинствами не обладавший.

— На нас напали, кретин! — огрызнулась она. — Эти долбаные эденисты!

Проклятье, а все так хорошо шло! Идиоты подростки верили ее словам, они уже начинали прибывать. Еще пара месяцев, и население обиталища выросло бы до приемлемого уровня.

А теперь — нате. Должно быть, постоянные вылеты адовых соколов запугали эденистов до того, что они взялись за дело.

Ожог на груди Станьона затянулся, тело скрыла одежда.

— Пошли, доберемся до командного центра СО и надерем там пару задниц, — предложил он.

Кира поколебалась. Центр СО располагался в космопорте. В том, что само обиталище не подвергнется атаке, она была уверена — Рубра не позволит, но космопорт может оказаться неплохой мишенью.

Едва Салтср неуверенно шагнула к двери, как зазвонил черный бакелитовый телефон на тумбочке у кровати. В энергистическом поле, окружавшем одержимых, этот примитивный способ связи единственный работал безотказно. Кира прижала трубку к уху.

— Да?

— Говорит Рубра.

Кира напряглась. Ей-то казалось, что в эту комнату ему заглянуть не удастся. И сколько еще систем для него открыты?

— Что тебе нужно?

— Мне ничего не нужно. Я просто предупреждаю. Космоястребы с Когистана сейчас уничтожают производственные мощности обиталища. У тебя не будет больше боевых ос, чтобы вооружать адовых соколов. Нам не нравится угроза, которую они представляют. Не пытайся перезарядиться в других местах, или будет хуже.

— Вы ничего нам не сделаете, — бросила Салтер, пытаясь вложить в голос побольше самоуверенности.

— Ошибаешься. Эденисты уважают жизнь, поэтому на сей раз не пострадал ни один адов сокол. Однако могу гарантировать, что при следующей атаке они не будут настолько добры. Я уничтожил платформы СО, так что в будущем им будет куда проще нанести удар. Остаток войны и тебе, и адовым соколам придется проторчать здесь. Ясно?

Голос замолк.

Кира застыла, стиснув трубку так, что пальцы побелели. На ковер сыпалась бакелитовая крошка.

— Найти мне Дариата, — приказала она Станьону. — Мне плевать, где он. Найди и приведи сюда. Сейчас же!


Астероид Шомор в системе Шалон. Не самое известное поселение, даже в своей системе. Покупать у залетных звездолетчиков экзотические грузы здешним жителям было не по карману, а вывозить произведенное мало кто соглашался. Окружающие его промышленные станции устарели от недостатка вложений, а продукция их отстала от жизни на поколение. Десять процентов взрослого населения оставались без работы, делая квалифицированную рабочую силу основным (и невосполнимым) продуктом экспорта Шомора. Виновато в этом было поспешное решение руководства астероида пятнадцать лет назад объявить о своей независимости от компании-основателя. С того радостного дня жизнь на Шоморе покатилась под уклон. Даже среди прибежищ для неуделков он держался в нижних строках списка.

Но здесь говорили по-французски и позволяли отдельным кораблям причаливать, невзирая на карантин. Могло быть и хуже, решил для себя Андре Дюшамп, хотя и ненамного. Он сидел за столиком в заведении, сходившем тут за уличное кафе, и наблюдал за течением местной светской жизни. Позади вздымалась вертикально каменная стена биосферной пещеры, усеянная на протяжении первых ста метров окнами и балконами. Вдали раскинулись под неровным сиянием световых трубок, развешанных вдоль по осевой раме, желто-зеленые поля и молодые сады.

Ландшафт был пристойным, вино — приемлемым, положение, в котором оказался Андре, — если не терпимым, то хотя бы стабильным… на ближайшие дни. Дюшамп глотнул еще вина и попытался расслабиться. Жаль, конечно, что не выгорела его первоначальная идея — продать правительству Шомора боевых ос (после Лалонда в пусковых шахтах корабля оставалось еще пятнадцать снарядов). В казне астероида не было денег, кроме того, контракты на оборону уже раздали трем межпланетным грузовикам. Хотя проку от денег все равно было бы немного — запасы запчастей у двух ремонтных компаний, деливших между собой космопорт, были одинаково жалки. Конечно, можно было бы расплатиться с командой. Мадлен с Десмондом ничего не говорили, но настроение их было Андре знакомо. А этот проклятый англичанишка Эрик — стоило им причалить, как Мадлен уволокла его в местный госпиталь. Ладно, подождут кровососы эскулапы.

Дюшамп даже не мог припомнить, когда перед ним стоял настолько скудный выбор — да и выбора, строго говоря, не было. Это он понял, едва пристыковавшись (предварительно Андре проверил, нет ли и здесь на причале старых знакомых). Доки были забиты. И почти все корабли в них прибыли на станцию недавно — иными словами, уже после того, как конгресс системы Шалон ратифицировал и установил карантин.

Конфедеративная Ассамблея, принимая решение о карантине, преследовала благородную цель — остановить распространение одержимых; с этим поспорить было нельзя. Однако от прекращения регулярных рейсов больше всего страдали молодые колонии и малые астероиды, нуждавшиеся для поддержания своей экономики в высокотехнологичных товарах. Поселения вроде Шомора, чье финансовое положение и без того было шатким, теперь должны были понести большие убытки не по своей вине. Что у этих слаборазвитых миров было общего — так это удаленность от центров цивилизации. Поэтому если к такому поселению прибывал звездолет с жизненно необходимым грузом, ему могли и разрешить стыковку в обход любых карантинов. О чем конгресс системы не знает, того и не может запретить. А этот груз, доставленный за скромную плату, потом распределялся между другими обездоленными при помощи межпланетных судов, которые никакому карантину вообще не подчинялись.

И Шомор потихоньку становился узловой точкой этого нового черного рынка. Рынка, на котором способности судов, подобных «Крестьянской мести», были востребованы как нигде.

Андре уже перемолвился парой слов с завсегдатаями баров для космонавтов и местных торговцев, одобряя такой поворот событий и выражая готовность помочь Шомору и его народу в трудные времена. Короче говоря, демонстрировал себя. В эту игру Андре Дюшамп играл не первое десятилетие.

Собственно, ради этого он и сидел за столиком, поджидая человека, которого никогда прежде не видел. Мимо пробежала стайка подростков; один на бегу ухватил со столика корзинку с рогаликами под одобрительный хохот и гиканье товарищей и умчался, прежде чем хозяин заметил кражу. Андре уже не смеялся над юношескими выходками. Молодежь всегда беспечна — состояние, к которому капитан издавна стремился, но которого так и не сумел добиться в избранной им профессии. Казалось исключительно несправедливым, что счастье доступно человеку лишь с одного из концов жизни и притом не с того, с которого нужно. К счастью следовало бы приходить постепенно, а не оставлять его все дальше и дальше за спиной.

Взгляд его привлекло цветное пятно. Все хулиганы зачем-то повязали красные платки на щиколотках. Что за нелепая мода!

— Капитан Дюшамп?

Андре обернулся. Рядом с ним стоял средних лет монголоид в шелковом черном костюме с модными распашными рукавами. Тон и небрежная поза выдавали в нем опытного посредника; для адвоката слишком елеен, для настоящего богача — недостаточно самоуверен. Комиссионер.

Дюшамп постарался ухмыльнуться не слишком широко. Наживка заглочена. Осталось договориться о цене.


Медпакет, скрывавший левую ногу Эрика, разошелся от паха до лодыжки с таким звуком, словно кто-то рвал дерюгу. Доктор Штейбсль и молоденькая сестричка аккуратно отложили его в сторону.

— На вид неплохо, — решил доктор.

Мадлен ухмыльнулась Эрику и тут же скорчила гримаску. Ногу покрывала тонким слоем клейкая жидкость, оставленная рассоединяющимся пакетом. Под липкой дрянью кожа была снежно-белой, и под ней змеились голубые венки. От ожогов и вакуумных разрывов остались только шрамы — участки плотной кожи.

Теперь, после того как были сняты пакеты, прикрывавшие лицо и шею, Эрик смог всхлипнуть от изумления, когда обнаженную кожу лизнул холодный воздух. Щеки и лоб его еще покалывало, а с них пакеты сняли два часа назад.

На голую ногу он глядеть не стал. Зачем? Она только напоминала ему о прошлом.

— Дайте мне доступ к нервным стволам, пожалуйста, — попросил доктор Штейбель, глядя в проектор и совершенно не обращая внимания на пациента.

Эрик повиновался. Его нейросеть дала врачу доступ напрямую в спинной мозг. Послушная датавизированным командам, нога приняла горизонтальное положение и пошевелила стопой.

— Отлично. — Доктор радостно покивал, все еще погруженный в данные на проекторе. — Синапсы работают отлично, новая ткань нарастает. Ставить пакет обратно я не стану, но обязательно наносите увлажняющий крем — я пропишу. Очень важно, чтобы новая кожа не высыхала.

— Хорошо, доктор, — кротко ответил Эрик. — А как насчет?..

Он указал на пакеты, до сих пор сковывавшие его торс и правую руку.

Доктор Штейбель коротко улыбнулся, про себя озадачившись апатичной натурой пациента.

— Боюсь, пока нет. Ваши ИТ-импланты приживаются неплохо, но процесс еще далеко не завершен.

— Понятно.

— Я выдам вам зарядные картриджи для вспомогательных модулей, которые вы с собой таскаете. Эти ваши глубокоинвазивные пакеты пожирают массу питательных веществ. Смотрите, чтобы резервы не истощались.

Он взял в руки починенный Мадлен модуль и покосился на космонавтов.

— И я бы посоветовал вам в ближайшее время не попадать в… агрессивную среду. Ваше тело может функционировать почти нормально, Эрик, но только пока вы не перенапрягаете метаболизм. Не стоит игнорировать предупреждения контрольной программы. Нанопакеты не безотказная страховка, имейте в виду.

— Понятно.

— Как я понимаю, в ближайшее время вы в космос не выйдете.

— Нет. Все рейсы отменены.

— Хорошо. По возможности избегайте невесомости — для заживления ран это крайне неудачное состояние. Пока вы здесь, снимите номер в отеле на тяжелых этажах. — Он датавизировал Эрику файл. — Это комплекс упражнений для ног. Придерживайтесь его. Через неделю увидимся.

— Спасибо.

Доктор Штейбель благодушно кивнул Мадлен и уже на пороге бросил:

— Оплатить визит вы можете в приемной, на выходе.

Медсестра принялась обрызгивать ноги Эрика мыльным раствором, смывая липкий остаток. Когда она дошла до гениталий, агенту пришлось подавить дрожь принудительной командой через нейросеть. Слава Богу, хоть это не сильно пострадало — только кожа в вакууме отмерзла.

Мадлен озабоченно покосилась на него через плечо медсестры.

— У тебя на карточке сколько? — датавизировала она.

— Полторы сотни фьюзеодолларов, и все, — датавизировал он в ответ. — Андре еще не перевел зарплату за этот месяц.

— У меня пара сотен, и у Десмонда еще что-то осталось. Думаю, расплатимся.

— С какой стати?! Куда Дюшамп подевался? Пусть он и платит. И вообще, пересадка искусственной ткани — это была только первая фаза!

— Капитан встречается с каким-то агентом. Подожди меня, я выясню, сколько мы должны заплатить.

Эрик выждал, пока она уйдет, и датавизировал сетевому процессору клиники приказ связать его с бюро космофлота. Справочная служба сети ответила, что такого адреса нет. Эрик выругался про себя и запросил базу адресов на астероиде, запустив поиск всех постоянно присутствующих официальных лиц Конфедерации. Таковых не оказалось. Здесь не было даже инспектора по безопасности движения — слишком мало судов проходило через здешний порт, чтобы оправдать расходы.

И тут сетевой процессор открыл канал доступа к его нейросети.

— Возвращайтесь на борт, mon enfant Эрик, прошу вас, — бесцеремонно датавизировал капитан. — Я выбил нам чартер.

Эрик покачал бы головой, если бы у него так шея не болела. Чартер он выбил! Во время всеконфедеративного карантина! Дюшамп был, как всегда, невероятен. Суд над ним, похоже, будет самым коротким в истории.

Эрик свесил ноги с кушетки, не обращая внимания на мученический вздох медсестры, — шланг разбрызгивателя он при этом вырвал с корнем.

— Извини, долг зовет, — бросил он. — А теперь, милочка, найди мне штаны какие-нибудь, не могу тут целый день сидеть.


Посредника звали Йен Жирарди, и его флегматичной натуре Андре очень завидовал. Его невозможно было вывести из себя ни угрозами, ни оскорблениями. Даже в самом жестоком споре он оставался предельно спокойным. Это было очень хорошо, потому что терпение самого Андре уже давно истощила неблагодарная команда.

Они собрались в дневном салоне «Крестьянской мести» — единственном месте, которое Андре счел достаточно безопасным, чтобы обсудить предложение Жирарди. Мадлен с Десмондом стояли на липучках ногами к полу, а Эрик прилепился к центральной лестнице, развесив вспомогательные медмодули на композитных ступеньках. Андре парил обок Йена Жирарди, мрачно поглядывая на всех троих.

— Да вы, блин, шутить изволите! — визжала Мадлен. — В этот раз вы зашли слишком далеко, капитан. Слишком! Как вы вообще могли его слушать? Господи, это после всего, что мы на Лалонде пережили! После того, что сделал Эрик! На корабль свой посмотрите! Их, между прочим, работа!

— Это не совсем так, — тактично уточнил Йен Жирарди извиняющимся тоном.

— А ты вообще заткнись! — рявкнула она. — Не тебе нам объяснять!

— Мадлен, пожалуйста… — проговорил Андре. — У тебя истерика. Никто тебя не заставляет. Я не стану придерживаться буквы твоего контракта, если ты так желаешь.

— Ты чертовски прав — желаю! В моем контракте нигде не сказано, что я должна летать для одержимых. Заплати мне за два последних месяца плюс премия за бой у Лалонда, и я ухожу.

— Как пожелаешь.

— А у тебя деньги есть?

— Oui. Ну конечно. Хотя это и не твое дело.

— Ублюдок! Тогда почему за лечение Эрика должны были платить мы?

— Я капитан, а не фокусник. Деньги только что поступили на мой счет. Разумеется, я с удовольствием оплачу лечение дорогуши Эрика. Это дело чести.

— Только что… — Мадлен перевела взгляд с Андре на Йена Жирарди и обратно. Осознание отразилось на ее лице яростью и недоумением. — Ты принял от них аванс!

— Oui! — рявкнул Андре.

— Ох, Господи… — От ужаса Мадлен смолкла.

— Вы говорили о Лалонде, — заметил Йен Жирарди. — Скажите, флот Конфедерации поспешил вам тогда на помощь?

— Не говори о том, чего не знаешь, — прорычал Десмонд.

— Кое-что я знаю. Я смотрел репортаж Келли Тиррел. Как все.

— А мы все смотрели репортаж Гаса Ремара с Новой Калифорнии. Эту планету захватили одержимые. Нам вообще-то следовало бы записаться во флот Конфедерации и вместе с ним вышибить гадов из нашего мира до последнего!

— Вышибить? Как? Страшное бедствие обрушилось на человеческую расу, на обе ее части. Эту беду не отвести, засыпав ядерными бомбами миллионы невинных. Конечно, на Лалонде воцарился хаос, и мне очень жаль, что вы при этом пострадали. Тамошние одержимые были неорганизованной, запуганной бандой, рушащей все и вся, чтобы защититься от армии наемников, которую вы бросили на них. Но Организация — это совсем другое дело. Для начала мы доказали, что одержимые и неодержанные могут жить в мире.

— Да, покуда мы вам нужны, — процедила Мадлен. — Пока мы нужны, чтобы управлять машинами и летать в космосе. Потом начнется совсем другая песня.

— Понимаю вашу горечь, но вы ошибаетесь. Аль Капоне уже сделал первый шаг в решении проблемы. Он предлагает начать совместный исследовательский проект, чтобы найти его. Пока что флот Конфедерации ищет лишь способ вышибить одержимых обратно в бездну. Не знаю, как вы, а я не слишком мечтаю, чтобы они победили.

Десмонд стиснул кулаки, отклеиваясь одной ногой от липучки, готовый броситься на посредника.

— Ах ты, мелкий предатель!..

— Вы умрете, — безжалостно бросил Жирарди. — Вы, я, все на борту этого звездолета, все на Шоморе. Все мы. С этим ничего не поделаешь — энтропию не одолеть. А когда вы умрете, вам предстоит вечно томиться в бездне. Если ничего с этим не сделать, если не найти живую нейронную структуру, которая вас вместит. Теперь я спрошу вас снова: вы точно хотите, чтобы проект Аль Капоне потерпел неудачу?

— Если Капоне только и мечтает, чтобы принести счастье всей галактике, зачем ему боевые звездолеты? — спросила Мадлен.

— Для защиты. Такие, как я, представители Организации сейчас нанимают способные к боевым действиям корабли на десятках астероидов. Чем больше таких выйдет на орбиту вокруг Новой Калифорнии, тем сложнее будет противнику атаковать нас. Флот Конфедерации собирается прорвать сеть стратегической обороны Новой Калифорнии. Это общеизвестно. Ассамблея давит на первого адмирала, требуя действий. Разрушив систему СО, он откроет путь для вторжения — пусть морпехи загонят всех злодеев в ноль-тау. — Йен Жирарди тяжело и горестно вздохнул. — Можете представить, каким кровопролитием это обернется. Вы на своем опыте ощутили, как могут драться одержимые, если загнать их в угол. Представьте сражение в вашем нижнем салоне, помноженное на миллиард. Вот на что это будет похоже. — Он сочувственно покосился на Эрика. — Вы этого хотите?

— Я не стану драться ради одержимых, — мрачно пробормотала Мадлен.

Ей ненавистна была та легкость, с которой Жирарди вывернул ее слова наизнанку, заставил усомниться в ее убеждениях.

— Никто не требует от «Крестьянской мести» сражаться, — честным голосом ответил Йен Жирарди. — Вы нужны для видимости. Чтобы патрулировать периметр обороны у всех на виду. Для демонстрации численного превосходства. Едва ли эту обязанность можно назвать обременительной. А платить вам будут по полной боевой ставке, с гарантированным шестимесячным контрактом; помимо этого, я имею право предложить вам аванс. Для такого прекрасного корабля он будет весьма существенным. Вы сможете оплатить ремонт наиболее серьезных повреждений прямо здесь, на Шоморе, а Эрик получит лучшее доступное здесь лечение. Я могу даже выбить вам новенький челнок за приемлемую сумму — астроинженерные компании Новой Калифорнии производят лучшие модели.

— Видите? — воззвал Андре. — Таким чартером гордиться надо. Если Организация права, мы поможем обеспечить будущее всей человеческой расы. Какие могут быть возражения?

— Нет, капитан, — решительно покачала головой Мадлен. — Жить в одной капсуле с одержимыми я не стану, и точка.

— Никто и не предлагает! — искренне возмутился Жирарди. — Мы прекрасно понимаем, что подозрения еще не рассеялись. Организация старается, как может, переломить старые предрассудки. Но покуда доверие не вернется в наши отношения, вы, конечно, можете обойтись собственной командой. В каком-то смысле это и установит доверие. Организация готова принять вооруженный корабль с неодержанной командой, если вы согласитесь интегрироваться в командную сеть СО.

— Ч-черт… — прошипела Мадлен. — Эрик?

Он понимал, что это ловушка. И все же… трудно было представить, каким образом одержимые смогут захватить корабль. Уж этот экипаж прекрасно знает, какую опасность может представлять на борту хотя бы один ублюдок. Возможно, подкатив к Андре, Йен Жирарди совершил большую ошибку.

Разведке флота очень пригодились бы разведданные из первых рук по размещению кораблей на орбите Новой Калифорнии, а собрать их удобнее всего было бы на борту «Крестьянской мести». Когда Эрик узнает все, что нужно, удрать он сможет в любой момент, как бы ни возражал Дюшамп. В каюте его хранились кое-какие вещички, способные нейтрализовать весь экипаж.

Оставался личный фактор. «Я не хочу больше идти в бой».

— Серьезное решение, — пробормотал он.

Андре удивленно покосился на него. Конечно, он был только рад, что с системщика сняли большую часть (дьявольски дорогих!) медицинских нанопакетов, но, похоже, парень еще не вполне оправился от декомпрессии. Особенно пострадал мозг. А Мадлен просит его решать. Merde.

— Это мы знаем, Эрик. Но ты не волнуйся. Я хочу только знать, кто в моей команде настолько верен, чтобы отправиться со мной. Я уже решил вести свой корабль на Новую Калифорнию.

— Что значит «настолько верен»? — вспылила Мадлен.

Андре умоляюще вскинул руки:

— Так что скажет Эрик?

— Мы станем стыковаться со станциями над Новой Калифорнией? Например, еще людей брать на борт?

— Нет, конечно, — ответил Жирарди. — При заправке не обязательно кому-то заходить в капсулы жизнеобеспечения. А если и случится какая-нибудь авария, вы имеете право захлопнуть шлюзовой люк перед любым из входящих. Можете предпринимать любые меры предосторожности.

— Ладно, — проговорил Эрик. — Тогда я с вами, капитан.


— Да?

— Зар-раза. Можно было догадаться. Кто еще в такой час звонить будет. Вы спать вообще ложитесь?

— Всем что-то нужно. Я больше не подаю. Халява кончилась.

— Да? Ну так настучи моим приятелям — много тебе от меня будет толку тогда?

— Мать Мария! Так вы… Алкад Мзу?! Черт, а я надеялся никогда больше не слышать этого имени.

— Здесь? На Дорадосах? Она не осмелится.

— Точно?

— Нет, конечно, ни звука. Партизаны уже который месяц даже собраний не проводят. Мы слишком заняты благотворительностью.

— Мать Мария… Вы в это верите? Ха! Тогда вы небось кипятком писаете. Нравится, урод? Столько лет мы, старые бомжи, ждали, но у нас все же проросли острые зубки.

— Ты думаешь? А может, я только что уволился. Ты не забудь, о чем идет речь. Я родился на Гариссе.

— Ты, козел, чтоб я в последний раз это слышал, ты понял?! Хоть посмотришь косо в сторону моей семьи, и я лично отправлю этого гребаного Алхимика в твою родную систему!

— Да-да. Гадский мир.

— Подумаю. Обещать не могу. Я же сказал — дело серьезное. Надо кое с кем поговорить.


Вечеринку закатили в вечер отлета эскадры, заняв большой танцевальный зал в «Монтерей-Хилтоне» и прихватив заодно несколько номеров этажом ниже. Еда была настоящая — по прямому указанию Капоне; нализавшиеся одержимые забывали поддерживать иллюзии деликатесов. Так что Организация прогнала свои базы данных переписи через программу поиска и приволокла на астероид всех, кто назвался шеф-поваром, — одержимых и неодержанных. Значение имел лишь талант, а не век рождения. Продукты доставили на орбиту семью челноками, а Лерой Октавиус раздал фермерам и оптовикам энергистических кредитов на тысячу сто часов. Результатом явился формальный банкет из восьми перемен.

Когда пиршество подошло к концу, Аль залез на стол и объявил:

— Когда вы вернетесь, мы закатим праздник побольше и повеселее этого, ребята! Слово Аль Капоне!

Загремели аплодисменты, умолкшие лишь когда заиграл оркестр. Лерой и Буш просеяли добрую сотню лабухов и собрали из них джаз-банд из восьми человек. Кое-кто из них даже играл в двадцатые годы, если не врали, — во всяком случае, когда они вышли на эстраду, в это можно было поверить. На танцевальной площадке почти три сотни человек отплясывали под любимые Капоне старинные мелодии.

Пример показывал, разумеется, сам Аль, кружа хохочущую Джеззибеллу с той искрометной энергией, с какой когда-то танцевал в казино «Бродвей». Остальные гости вскоре уловили и ритм, и движения. Мужчины — на этом опять-таки настоял Капоне — все были во фраках, и только флотским чинам разрешено было явиться в мундирах; женщинам позволялось выбрать себе бальные платья по вкусу, только чтобы покрой и материал не были слишком уж новомодными. Вездесущие газовые драпировки и собранные из свежих цветов огромные лебеди придавали вечеринке вид венского бала, только гораздо веселее.

Одержимые и неодержанные танцевали вместе. Текло вино, дрожали от смеха окна, расходились по углам парочки, пару раз затевались драки. По любым стандартам вечер удался.

Поэтому Джеззибелла очень удивилась, застав Капоне в половине третьего ночи стоящим в одном из нижних номеров у окна с распущенным галстуком и рюмкой бренди в руке. За окном суетливо ползли светящиеся точки — последние корабли флота вставали в строй перед прыжком.

— В чем дело, милый? — тихонько спросила Джеззибелла, ласково обнимая любовника и опираясь подбородком о его плечо.

— Мы потеряем не один корабль.

— Придется, Аль, милый. Не разбив яиц, не сделаешь яичницы.

— Нет, я не о том. Они пойдут в бой за много световых лет отсюда. Кто заставит их подчиниться?

— Командная иерархия, Аль. Этот флот — версия Организации в миниатюре. Солдаты подчиняются лейтенантам. На военных судах эта система работала веками. В бою приказы исполняются без разговоров.

— А что, если этому засранчику Луиджи взбредет в башку меня послать и устроить на Арнштадте свой рэкет?

— Не взбредет. Луиджи тебе верен.

— Ага.

Капоне вцепился зубами в костяшки пальцев, благодаря судьбу, что стоит к Джеззибелле спиной.

— Это тебя и волнует, так?

— Ага. Это, блин, та еще проблема. Такой флот — слишком большая сила, чтобы передавать ее одному человеку.

— Пошли еще двоих.

— Что?

— Поставь во главе триумвират.

— Что-что?

— Очень просто, милый, — если флотом будут управлять трое, каждый будет жопу рвать, чтобы обойти остальных. И, честно сказать, на всю операцию у флота уйдет неделя. Чтобы сговориться против тебя и провернуть это дело успешно, нужно куда больше времени. Кроме того, девяносто процентов рядовых верны именно тебе. Ты дал им все, Аль, — жизнь и цель. Не продавайся задешево; то, что ты сотворил с этими людьми, — просто чудо, и они это знают! Они славят твое имя. Не Луиджи. Не Микки. Не Эммета. Тебя, Аль.

— Гм-м.

Он кивнул. Уверенность постепенно возвращалась. Джеззибелла рассуждала очень разумно. Как всегда.

Капоне обернулся к ней. Лицо ее было смутно видно в свете звезд. Сегодня она совместила свои облики — соблазнительница и спортсменка. Платье искристого перламутрового шелка не столько подчеркивало фигуру, сколько намекало на ее совершенство. Джеззибелла была устрашающе притягательна. Весь вечер Аль приходилось с трудом сдерживаться, впитывая похоть тех, мимо кого она пролетала в танце.

— Черт, — пробормотал он. — И что я сделал, чтобы заслужить такую награду, как ты?

— Все, — ответила она.

Она ткнулась кончиком носа ему в лицо, нежно прильнув к его телу.

— У меня подарок для тебя, Аль. Мы берегли его на подходящий случай, думаю, время пришло.

Он сжал ее покрепче.

— У меня уже есть лучший подарок.

— Льстец.

Они поцеловались.

— Подождет до утра, — решила Джеззибелла.

Лифт привез их в незнакомый Капоне район Монтерея. Стены из голого камня, и ползущие под потолком воздуховоды и кабели. Тяготение — от силы половинное. Аль скривился: единственным, что в этом столетии он активно ненавидел, оказалась невесомость. Джез упорно пыталась затащить его в койку в осевых номерах отеля, но он так и не смог себя заставить — от одной мысли его выворачивало наизнанку.

— Где мы? — спросил он.

Джеззибелла ухмыльнулась. Этим утром она надела обличье всезнающей беззаботной девчонки, а вместе с ним — снежно-белый корабельный комбинезон, растягивавшийся на ней, как резина.

— У причальных уступов. С тех пор, как ты взял власть, они почти не использовались. До последнего времени.

Аль послушно пошел за ней по коридору в смотровой зал. Там, у прозрачной стены, уже ждали Эммет Мордден, Патриция Маньяно и Микки Пиледжи. Все трое гордо улыбались, и мысли их отражали то же чувство. Джеззибелла потащила Капоне к окну.

— Эту штуку мы захватили пару недель назад на одном из астероидов, — объяснил Микки. — Собственно, мы одержали ее капитана, а потом пришлось убедить одержателя перенестись в новое тело через сродственную связь. Джеззибелла решила, что тебе понравится.

— Что еще за черт, Микки?

— Наш тебе подарок, Аль, детка, — ответила Джеззибелла. — Твой флагман.

Она с нетерпеливой улыбочкой указала в окно.

Капоне выглянул. На скале прямо под ним покоился звездолет не иначе как самого Бака Роджерса — глянцево-алая торпеда с желтыми стабилизаторами и пучком медных дюз на корме.

— И это мне? — изумленно переспросил он.

Интерьер звездолета полностью соответствовал внешнему виду — шедевр декора 1930-х. Капоне было здесь так уютно, как не было с момента воскрешения. Это была его мебель, его стиль. Кусочек родины.

— Спасибо, — искренне сказал он Джеззибелле. Она поцеловала его в кончик носа и взяла под руку.

— Это черноястреб, — объяснила она. — Одержателя зовут Камерон Люнг, так что будь с ним повежливее, Аль. Я обещала ему, что когда все утрясется, мы найдем ему человеческое тело.

— Само собой.

На прогулочную палубу вела железная лесенка. Аль и Джеззибелла устроились, обнявшись, на мягкой кушетке, обтянутой зеленой кожей, глядя через широкие иллюминаторы на заостренный нос корабля. Шляпу Капоне снял и положил на плетеный столик рядом. Снова он царь в городе, без сомнений.

— Камерон, ты нас слышишь? — спросила Джеззибелла.

— Да, — послышалось из забранного серебряной решеткой динамика.

— Мы бы хотели посмотреть на флот перед его отбытием. Отвези нас, пожалуйста.

Аль сморщился, хватаясь за широкий подлокотник. Опять эти долбаные перелеты! Но перегрузки, к которой он мысленно приготовился, не было. Только сменилась картина за иллюминаторами. Серебряно-белый решетчатый шар монтерейского космопорта, медленно вращавшийся, уплыл вбок и вверх.

— Эй, я ничего не чувствую! — восторженно вскрикнул Аль. — Ни перегрузки, никакой херни! Черт, вот как летать надо!

— Ага. — Джеззибелла ловко прищелкнула пальцами, и к ней подбежал мальчуган в белом мундире стюарда. Волосы его были расчесаны на прямой пробор и смазаны бриллиантином. — Бутылочку Норфолкских слез, — приказала она. — Это стоит отпраздновать. И выпить за успех. Да, не забудь остудить бокалы.

— Слушаюсь, мисс, — пропел мальчик. Аль хмуро покосился ему вслед.

— Не молод для такой работы?

— Это Уэбсли Прайор, — вполголоса объяснила она. — Славный мальчик.

— Сын Кингсли?

— Да. Я решила, что лучше держать его под рукой, так, на всякий случай.

— Понятно. Согласен.

— А насчет корабля ты прав, Аль. Биотехом только и можно летать. Моя компания все экономила, а мне следовало бы нанять такой на мой концертный тур. И лучшие боевые корабли — тоже биотехнические.

— Да? А сколько у нас таких?

— Три, включая этот. Мы и эти заполучили только потому, что застали капитанов врасплох при захвате астероидов.

— Жалко.

— Да. Но в этот раз нам должно повезти больше.

Капоне широко ухмыльнулся и откинулся на спинку кушетки, глядя, как из-за края иллюминатора выплывает серп Новой Калифорнии.

Камерон Люнг удалялся от Монтерея на двух g, двигаясь в направлении планеты, висевшей в ста десяти тысячах километров под астероидом. Далеко впереди скользил по своей пятитысячекилометровой орбите флот Организации — цепочка судов, каждое точно в двух километрах от последующего. Выходя из конуса тени, они вспыхивали на солнце металлическим блеском, словно на планету медленно навивалось серебряное ожерелье.

Чтобы собраться здесь и построиться перед прыжком, покинув точки сбора близ орбитальных астероидов, у них ушло двое суток, несмотря на все приказы Эммета Морддена и Луиджи Бальзмао. Флагманом служил «Сальваторе», прежде крейсер новокалифорнийского флота, а теперь штабной корабль Луиджи.

Висевший в двух миллионах километров над южным полюсом планеты космоястреб «Галега» наблюдал за тем, как собирается флот. Рой осыпающихся на Новую Калифорнию замаскированных зондов-шпионов отслеживал занимающие свои места в цепи суда, перехватывал переговоры. Учитывая наклон орбиты флота — два градуса к экватору, «Галега» и ее капитан Аралия рассчитали теоретическое число возможных координат выходных точек. Мишенью могли оказаться пятьдесят две звезды.

Йосемитское Согласие отправило космоястребов, чтобы предупредить правительства этих систем, крайне озабоченных масштабом предполагаемого вторжения. Помимо этого, эденисты мало чем могли помочь им. Атаковать было невозможно — флот Организации прикрывала есть СО Новой Калифорнии, не говоря уже о его собственном боевом потенциале. Чтобы разбить его, требовалась эскадра по меньшей мере равной численности, но даже если бы адмиралы космофлота Конфедерации успели собрать такую достаточно быстро, перед ними встала бы проблема размещения. Шанс выбрать нужную систему составлял один к пятидесяти двум.

«Галега» наблюдала, как удаляется от Монтерея лимонно-алый звездолет Капоне, чтобы зависнуть в пятидесяти километрах от «Сальваторе». Между ними скользил зонд-шпион. Разведчики в пассажирском отсеке космоястреба услышали голос Аля:

— Как дела, Луиджи?

— Неплохо, босс. Корабли все держатся в строю. В точку входа не промахнутся.

— Черт, Луиджи, видел бы ты, как вы, ребята, со стороны смотритесь — вот где силища! Я, знаешь, не хотел бы поутру увидать в своем небе такую картинку. Эти долбаные фрицы со страху усрутся.

— Можешь на меня положиться, Аль.

— Ладно, Луиджи, поднимай якоря — ты у руля. Вы с Патрицией и Дуайтом берегите себя, поняли? Джез вам желает удачи. Вперед!

— Передайте малышке от нас спасибо, босс. И не волнуйтесь — мы справимся. Ожидайте через неделю добрых новостей.

Терморадиаторы и сенсорные гроздья «Сальваторе» начали втягиваться перед прыжком. Заняло это у них довольно много времени, некоторые застревали или двигались рывками. Начал готовиться к прыжку второй корабль, потом третий.

Еще минуту не происходило ничего. Потом «Сальваторе» исчез внутри горизонта событий.

Аралия и «Галега» инстинктивно ощутили его местоположение, а при такой ориентации вектора входа цель могла быть только одна.

— Арнштадт,— сообщила Аралия йосемитскому Согласию. — Они направляются на Арнштадт.

— Спасибо, Аралия,— ответило Согласие. — Мы отрядим космоястреба, чтобы предупредить правительство планеты. Чтобы достичь системы, флоту Организации потребуется не меньше двух дней. Местные силы самообороны успеют подготовиться.

— Хватит ли этого?

— Возможно. Зависит от того, какова цель операции.

Пока Аралия просматривала записи с зондов-шпионов, за «Сальваторе» последовало уже двенадцать кораблей. Еще семьсот сорок неумолимо скользили к точке прыжка на Арнштадт.


— Нет, Джеральд! — одернул его Янсен Ковак тоном, каким родители обращаются обычно к особенно шумным детям. Пальцы его крепко сжали плечо Скиббоу.

Вместе с другим санитаром он вел Джеральда в салон, где тому полагалось обедать. Дойдя до двери, Джеральд осторожно оглянулся. Под мешковатым свитером напряглись мускулы.

Симптомы были Коваку знакомы. В последние дни Скиббоу впадал в бешенство без малейшего повода. Все что угодно — от безобидно брошенной фразы до длинного коридора, ведущего, как казалось Джеральду, к свободе, — заставляло его бросаться с кулаками на санитаров и всех, кто подворачивался под руку, в попытках вновь и вновь вырваться из клиники. Понятие кодовых замков было ему словно бы незнакомо.

Губы Скиббоу судорожно дернулись, и он послушно вошел с санитарами в салон. Первым делом он покосился в сторону барной стойки — не включен ли голоэкран. Экран сняли вовсе (к большому неудовольствию прочих пациентов). Доктор Доббс хотел исключить возможность еще одного инцидента такого масштаба.

В глубине души Янсен Ковак считал, что пытаясь реабилитировать Скиббоу после психологического шока, они попросту тратят время зря. Парень уже напрочь съехал с катушек и теперь погружается все глубже в собственный, персональный ад. Следовало бы перевести его в психбольницу на лечение и, может быть, провести избирательное стирание памяти. Но доктор Доббс настаивал, что психоз можно излечить на месте, а технически Скиббоу вообще находился на попечении королевского разведывательного агентства, что создавало дополнительные сложности. Неприятное выходило дежурство.

Когда все трое вошли в салон, наступила тишина. Собственно, отдыхающих в этот час было немного — четверо или пятеро пациентов и дюжина работников. Джеральд принялся испуганно озираться, вглядываясь в их лица, потом удивленно нахмурился. Ему сочувственно улыбнулась незнакомая женщина с раскосыми глазами и медно-рыжими кудрями.

Янсен торопливо усадил Скиббоу на диван на полпути между окном и баром.

— Что есть будешь, Джеральд?

— Э… то, что и вы.

— Тогда принесу салат.

Ковак встал и повернулся в сторону барной стойки. Это была его первая ошибка.

Что-то врезало ему между лопатками и сбило с ног. Санитар рухнул наземь, запустив от боли одновременно усилитель равновесия и программу рукопашного боя. Наведенным движением он перекатился на бок и ловко вскочил.

Джеральд вцепился во второго санитара, пытаясь повалить его на пол. Янсен выбрал подходящую опцию из программного меню. Сделав два шага вперед, он перенес центр тяжести тела и размахнулся. Удар пришелся Джеральду в плечо, отчего тот потерял равновесие, и, прежде чем он успел оправиться, Янсен осторожно провел подсечку. Скиббоу грохнулся на спину, повалив второго санитара на себя, и здорово, если судить по приглушенному воплю, ударился локтем.

Когда Джеральд поднял голову, первым, что он увидал, была дверь салона — всего в пяти метрах, так близко!

— Отпустите! — молил он. — Она моя дочь. Я должен ее спасти!

— Заткнись ты, хрен моржовый, — буркнул Янсен.

— А вот это невежливо.

Янсен Ковак обернулся. За его спиной стояла рыжая красотка.

— Э-э… я… Да. — От стыда у него непривычно загорелись щеки. И нейросеть почему-то не погасила реакции. — Простите. Это было… неэтично. Но он нас всех уже достал.

— Попробовали бы вы с ним пожить лет двадцать.

Янсен поднял брови в вежливом недоумении. Эта женщина не была пациенткой, судя по ее одежде — стильному синему платью. Но среди работников он ее раньше не видел…

Коротко улыбнувшись, красавица схватила его за грудки и одним движением отшвырнула метров на шесть. Ковак взвыл не столько от боли, сколько от изумления — до того момента, пока не приземлился. Боль была ужасной, а нейросеть, как назло, вышла из строя, позволяя обжигающим волнам прокатываться по каждому нейрону.

Второй санитар, все еще сидевший на Джеральде, успел только хрюкнуть от изумления, прежде чем кулак рыжей красавицы сломал ему челюсть. Волосы Скиббоу забрызгала кровь.

К этому моменту у кого-то из отдыхавших в салоне работников клиники хватило соображения датавизировать сетевому процессору сигнал тревоги. Завыли сирены. Из пола начала подниматься стальная решетка, перегораживая открытые двери на балкон.

Пока Джеральд промаргивался, на рыжую красотку бросились трое крепких санитаров. Та, подмигнув Скиббоу, воздела руку, ткнув в потолок пальцем. На ее запястье вспыхнул бело-огненный браслет.

— Черт! — взвыл старший санитар и едва не упал, разворачиваясь. — Она одержимая, тля!

— Назад! Все назад!

— Откуда она взялась?

— Вломи им, детка! — торжествующе взревел кто-то из пациентов.

С пальцев ее сорвалось белое пламя, рассыпаясь сотнями шариков, прожигавших потолок, стены, мебель. Фейерверком взмывали искры, заклубился черный дым. Занимался огонь, и пожарные сирены добавили свой голос к воцарившейся какофонии. Потом погас свет, и грохот стих.

— Пошли, Джеральд, — пробормотала женщина, поднимая его на ноги.

— Нет! — в ужасе взвыл Скиббоу. — Ты из них! Отпусти меня! Пожалуйста! Я не могу больше быть среди вас! Я не вынесу! Прошу… моя дочь…

— Заткнись и беги. Мы должны отыскать Мэри.

У Джеральда отвисла челюсть.

— Что вы о ней знаете?

— Что ты ей нужен. Очень. Пошли!

— Вы знаете? — прохныкал он. — Откуда, как?

— Пошли!

Она двинулась к выходу, волоча Джеральда за собой. Ощущение было такое, словно в него вцепился манипуляторами механоид-погрузчик.

Бармен осторожно выглянул из-за стойки. Пациенты и работники попрятались за остатками мебели. Одержимое чудовище целеустремленно шагало к двери, волоча за собой трясущегося Скиббоу. Бармен датавизировал двери приказ запереться, попробовал открыть аварийный канал доступа к сетевому процессору — безуспешно. Пальцы его сомкнулись на рукояти дубинки-парализатора, готовые…

— Эй, ты! — окликнула рыжая.

В лоб ему ударила струя белого огня.

— Паршивец, — мрачно заключила она.

— Господи, — тихонько продребезжал Джеральд, глядя, как заваливается вперед труп бармена. Из развороченного виска струился дымок. — Что же вы такое?

— Не подведи меня, Джеральд.

Женщина встала перед дверью. По комнате загулял ветерок, трепля ее рыжие кудри, и вдруг, разом обретя мощь урагана и каменную плотность, ударил в двери, ломая многослойный композит.

Одержимая шагнула в пролом, таща за собой Джеральда.

— Теперь, — радостно бросила она, — бежим!

Поскольку клиника официально принадлежала королевскому космофлоту, охранники были вооружены, но толку им от этого было немного — со штурмовыми войсками они не выдерживали сравнения. Стоило любому из них приблизиться, как одержимая с убийственной мощью выплескивала свой белый огонь. Штаб внутренней безопасности астероида мог отслеживать ее перемещение исключительно по катившейся перед беглецами волне разрушений. Белое пламя пожирало электронику и силовые кабели, раздирало двери, раскалывало и ломало воздуховоды, превращало в обгорелые груды мусора механоидов. Похоже, что одержимая действовала инстинктивно, выжигая любой предмет, способный представлять угрозу, — тактика грубая, неэффективная.

На астероиде немедленно была объявлена тревога второй степени. Поднятые по ней морские пехотинцы ринулись из казарм в клинику.

Но, как и на всех астероидных поселениях, на Гайане жилые помещения были упакованы по возможности плотно. На то, чтобы из салона добраться до ближайшего выхода из клиники, у одержимой и Джеральда Скиббоу ушло ровно полторы минуты. Сенсоры и камеры в общественном переходе увидели, как они выходят из разбитых дверей, окруженные языками всепожирающего белого огня. Разбегались в ужасе прохожие, рыжая красавица использовала подвластное ей пламя, чтобы подгонять их, точно бичом. Потом изображение померкло, когда огонь пожрал сенсоры.

У командира морпехов, координировавшего операцию, хватило ума отключить окружавшие площадь лифты. Если одержимая хочет выйти — пусть идет пешком. Прямо в руки морпехам, уже бравшим опасную зону в кольцо.

Оба отделения осторожно продвигались по туннелю, разгоняя путавшихся под ногами гражданских. Они подходили к разрушенному выходу из клиники с обеих сторон, держа наизготовку пулевые винтовки. Блоки противоэлектронной борьбы готовы были уловить малейшие сигналы присутствия одержимой. Завидев друг друга, они остановились, недоуменно поводя стволами. Площадь была пуста.

Командир одного из отделений закинул винтовку на плечо:

— Черт, куда она делась?!


— Я знала, что они остановят лифты, — довольно заявила рыжая. — Стандартная тактика борьбы с одержимыми — перекрыть все транспортные системы, не позволить им распространиться. Просто замечательно, что никто не облажался.

Джеральд согласился про себя, но ничего не сказал. Он старался не сводить взгляда с железных перекладин лестницы и тем более — не смотреть вниз.

Пока они не вышли из клиники, одержимая просто сносила все двери на своем пути. Но подойдя к лифтовым шахтам на площади, она просто развела руки, и двери неслышно отворились сами собой. Беглецы начали спускаться по бесконечной лестнице из вмурованных в стену шахты перекладин. Ставить ноги приходилось практически на ощупь — единственным источником света было синеватое сияние, исходившее от карабкавшейся вслед за Скиббоу одержимой. Как у нее это получается, он не хотел и видеть.

В шахте было холодно, сырой воздух попахивал металлом. А еще здесь было тихо; тьма наверху и внизу гасила звуки. Примерно раз в минуту Джеральд проползал мимо очередной двери, из-за которой доносились неясные голоса и просачивались лучики света.

— Осторожно, — предупредила одержимая сверху. — Мы почти на дне. Еще десять ступенек.

Свечение усилилось, и Джеральд рискнул глянуть вниз. У подножия лестницы тускло поблескивала запотевшая от холода металлическая решетка. Джеральд ступил на нес, обхватив себя за плечи и дрожа. Наверху что-то металлически залязгало.

Одержимая спрыгнула наземь с третьей перекладины и деловито улыбнулась Скиббоу.

— Стой смирно, — приказала она и положила ему ладони на виски, накрыв пальцами уши.

От ее прикосновения Джеральда затрясло. Руки одержимой светились. Вот оно. Сейчас придет боль. Потом он услышит безумный шепот из бездны, и кто-то из них вольется в его тело, как в сосуд. И тогда погибнет всякая надежда. «Я могу и отказаться, и пусть ее пытка убьет меня. Все лучше, чем…»

Рыжая отняла гаснущие руки.

— Кажется, сойдет. Я вывела из строя допросные нанозонды. Врачи и полиция могли бы с их помощью видеть, где мы и что делаем, а потом тебя усыпить.

— Что? — Скиббоу осторожно пощупал затылок. Вроде бы череп цел… — И все?

— Да. Неплохо получилось, да? — Одержимая поманила его. — Тут люк, он ведет в ремонтные туннели. Замок механический, так что процессоры на меня не среагируют.

— И что потом? — мрачно спросил он.

— Потом вывезем тебя с Гайаны и отправим на Валиск искать Мэри, конечно. А ты что думал, Джеральд?

Женщина легко подняла крышку люка. За ней открывался низкий — едва метр высотой — темный проход.

Скиббоу готов был разрыдаться. В голове было пусто и жарко, и очень тяжело думать связно.

— Почему? Зачем вам это делать? Вы со мной играете?

— Нет, конечно, Джеральд. Я не меньше тебя хочу вернуть Мэри. Она — это все, что у нас осталось. Ты же знаешь. Ты видел, что случилось на ферме.

Колени его подкосились. Он вглядывался в плоское скуластое лицо под рыжей гривой, пытаясь понять хоть что-нибудь.

— Но почему? Зачем вам это?

— Господи, Джеральд, милый, прости. Это тело Поу Мок. Мне слишком тяжело поддерживать собственный облик, особенно когда я трачу столько сил, сколько наверху.

Джеральд тупо взирал, как темнеют медные волосы, как черты лица переливаются в новое обличье. Нет, не новое. Старое. Знакомое уже двадцать лет.

— Лорен, — прошептал он.


предыдущая глава | Нейтронный Алхимик: Консолидация | Примечания