home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2


На самом деле он родился в США, хотя и тогда, и позднее немногие признавали этот факт. Родители его, да, родом были из Неаполя; а выходцев из Южной Италии в те времена презирали даже другие нищие иммигранты, а уж высоколобые интеллектуалы открыто выражали свою ненависть к подобным недочеловекам. В результате очень немногие историки и биографы открыто признавали, что их герой был прежде всего чудовищем настоящей американской закваски.

Местом рождения четвертого сына Габриэля и Терезины стал Бруклин, а днем — 17 января 1899 года. В те времена этот район служил домом массе подобных многодетных иммигрантских семей, пытающихся построить себе новую жизнь в земле обетованной. Работа была тяжела, плата — мала, печально известная камарилья местных политиков — сильна, а уличные банды и отдельные бандиты — прославлены. И все же, несмотря на трудности, отец нашего героя ухитрялся прокормить семью, а будучи цирюльником, делал это честным образом и ни от кого не зависел, что в те времена было редкостью.

Сын Габриэля, однако, отцовским путем не пошел. Слишком многое было против него. Тогдашний Бруклин казался средой, специально предназначенной, чтобы отвращать своих обитателей от добра.

Выгнанный из школы в четырнадцать лет за драку с учительницей, он подался в курьеры к боссу местной Ассоциации. Он был низшим из низших. Но он учился — людским порокам и тому, на что идут люди, чтобы потрафить им, тому, как делать деньги, как быть верным и добиваться того, что люди дарили главе Ассоциации, — уважения. Роскоши, которой никто не дарил ни ему, ни его отцу. Уважение было ключом ко всему. Тот, кто добился уважения, добился всего, он князь среди людей.

Именно в те годы было посажено семя его погибели, и, по иронии судьбы, им самим. Он заразился сифилисом в одном из третьесортных местных борделей, которые окрестная шпана посещала регулярно. Как и все, он пережил первую стадию, и язвы на его гениталиях за пару недель зажили. Вторая стадия его тоже не особо обеспокоила; кратковременные страдания он приписал тяжелой инфлюэнце.

Обратись он к врачу, ему сказали бы, что к смерти каждого пятого больного приводит именно третичный сифилис, пожирающий лобные доли мозга. Но по завершении второй стадии мерзкая хворь впадает в спячку, и перерыв этот может тянуться десятилетиями. Жертву обманывает чувство ложной безопасности. И унизительным своим знанием наш герой не поделился ни с кем.

Парадоксальным образом своим возвышением в течение следующих пятнадцати лет он был обязан именно болезни. По природе своей она усиливала черты личности больного, в данном случае — те, что отковал Бруклин на переломе веков. То были презрение к людям, враждебность, злоба, приводящая к насилию, жадность, хитрость и вероломство. Для выживания в этой городской клоаке они подходили идеально, но в окружении более цивилизованном они выделяли нашего героя, делая его дикарем в городе.

В 1920 году он перебрался в Чикаго и уже через несколько месяцев глубоко влез в дела одного из крупнейших синдикатов. До той поры синдикаты трясли лавочников, заправляли борделями и игорными притонами и гребли неплохие денежки. И на этом прискорбном уровне они и остались бы, если бы в тот год правительство не ввело сухой закон.

Открывались подпольные рюмочные, процветали самогонщики. Деньги текли в сейфы синдикатов, миллионы за миллионами легких, грязных денег. А деньги давали им власть, о которой они и мечтать не могли. Они подкупали полицию, они владели мэром и мэрией, запугивали огрызающиеся газеты и смеялись над законом. Но богатство порождало новую, особенную проблему. Все видели, как обширен рынок, как прибылен бизнес. И все хотели своей доли.

Вот тогда наш герой оказался в своей тарелке. Когда районы Чикаго вырождались в укрепрайоны, когда боссы и банды, точно львы, дрались за территории, человек, чей рассудок постепенно разъедал нейросифилис, выделился из рядов своих современников-гангстеров, как самый безжалостный, удачливый и страшный гангстер. Причуды становились тщеславными выходками; он открывал суповые кухни для бедных, он устраивал такие похороны усопших коллег, что весь город замирал, он жаждал славы и устраивал пресс-конференции, утверждая, что дает людям то, чего они жаждут, он помогал деньгами безденежным джазменам. Его щедрость вошла в легенды, как и его жестокость.

На вершине своей власти этот человек мог бы войти в Белый Дом. Что бы ни делали власти, усилия уходили как вода в песок — аресты, допросы, ордера. Он откупался от всего, а его репутация (и пособники) затыкали свидетелям рты.

Так что правительство поступило по примеру любого правительства, не способного справиться с оппозицией законными способами. Оно сжульничало.

Суд над нашим героем по обвинению в неуплате налогов описывали позднее как узаконенное линчевание. Казначейство изменило правила игры и доказало, что он их нарушил. Человека, повинного прямо и косвенно в смерти нескольких сотен, посадили в тюрьму на одиннадцать лет за недополученные казной 215 000 долларов.

Его кровавое правление прервалось, но жизнь тянулась еще шестнадцать лет. В последние годы, когда нейросифилис вступил в свои права, наш герой потерял всякую связь с реальностью. Ему мерещились видения и слышались голоса. Он пребывал в нескончаемом бреду.

Тело его прекратило функционировать 25 января 1947 года во флоридском особняке в окружении скорбящих родственников. Но когда ты уже безумен, нет существенной разницы между вселенной собственного воображения и кошмарной мукой бездны, куда отплывает душа.

Прошло шесть сотен лет.

Существо, проникшее из бездны в изувеченное, окровавленное тело Брэда Лавгрова, четвертого помощника менеджера отдела по ремонту водоснабжения метамехкорпорации «Тароса», Новая Калифорния, даже не осознало, что вернулось к жизни. Во всяком случае, поначалу.

Первый одержимый достиг Новой Калифорнии на грузовом звездолете с Норфолка. Им был один из двадцати двух инсургентов, созданных Эдмундом Ригби в Бостоне, и звали его Эммет Мордден. Едва достигнув поверхности, он начал свое завоевание. Хватая людей на улицах и шоссе, он наносил им тяжелые раны, чтобы ослабить хватку их душ и открыть сознание для захватчиков из бездны.

Небольшая банда одержимых слонялась по переулкам Сан-Анджелеса, медленно прирастая числом. Как и все одержимые в Конфедерации, они не имели определенного плана — ими двигало лишь неудержимое стремление возвращать души из бездны.

Но от этого не было толку. Рассудок его повредился, и новоприбывший не откликался ни на какие стимулы. Он истерически визжал, пытаясь предупредить о чем-то брата Фрэнка, плакал, обещал всем работу на обувном заводике, сплевывал огневыми каплями, сдергивал штаны и размахивал ими над головой. Когда ему давали еду, его энергистический дар неизменно превращал ее в воняющие макароны с острым соусом.

Два дня спустя разросшаяся банда просто бросила его в пустующей лавочке, приспособленной ими под базу. Если бы им пришло в голову присмотреться к своему товарищу внимательней, они заметили бы, что поведение его становится вес более осмысленным, а речь — внятной.

Паттерны мысли, сложившиеся в начале 1940-х в мозгу психопата и остававшиеся неизменными шесть столетий, начали распадаться. Новый мозг его не страдал ни от дисбаланса нейромедиаторов, ни от спирохет, ни даже от алкогольного отравления — Лавгров был трезвенником. Электрические сигналы переходили в нормальный ритм, и рассудок восстанавливался.

Память и разум возвращались к нашему герою, точно после худшего в его жизни кокаинового подторчка (порок, к которому он пристрастился в 20-х годах XX века). Несколько часов он попросту валялся на холодном полу, содрогаясь по мере того, как мозг его заполняли образы событий, порождавшие тошноту и все же случившиеся не с ним.

Он не слышал, как отворилась дверь черного хода, как изумленно хрюкнул маклер по недвижимости, как простучали по полу шаги. Плечо его стиснула и сильно встряхнула чья-то рука.

— Эй, мужик, ты как сюда попал?

Он дернулся и открыл глаза. Над ним склонился мужчина в странном шлеме — точно глянцево-зеленые надкрылья бронзовки сомкнулись на черепе. В лицо Лавгрову смотрели пустые, выпуклые золотистые зенки. Он с воплем отшатнулся. Не менее перепуганный маклер шагнул назад, потянувшись к противозаконному нейроподавителю в кармане.

Несмотря на шесть сотен лет развития технологии, наш герой без труда распознал оружие — не столько по виду, сколько по лицу маклера, выражавшему нервное облегчение и чувство превосходства, всегда охватывающие труса, когда оружие меняет шансы в его пользу.

Наш герой выхватил пушку… то есть не выхватил, потому что кобуры не было… Он захотел ее выхватить, и пулемет Томпсона возник в его руке. Он нажал курок — и знакомый рев оружия, прозванного когда-то «окопной метлой», ударил по ушам. Ствол плеснул неожиданно белым пламенем, и наш герой махнул им в сторону съежившегося маклера, сопротивляясь уводящей ствол вверх отдаче.

Перемолотое тело рухнуло, проливая на углебетонный пол галлоны крови. Зияющие раны дымились, точно пулемет был заряжен зажигательными пулями.

Мгновение воскрешенный в ужасе взирал на труп выпученными глазами, затем его стошнило. Голова кружилась, словно бесконечный кошмар грозил вернуться.

— Господи, нет! — простонал он. — Хватит этой хрени! Пожалуйста…

Пулемет пропал так же загадочно, как и появился. Борясь с тошнотой и знобкой дрожью, наш герой проковылял через зал и ступил на улицу, чтобы застыть, глядя на открывшееся ему безумное зрелище, точно сошедшее со страниц дешевых журналов. Хромово-стеклянные клинки небоскребов, составлявших центр Сан-Анджелеса, резали в клочья набегавшие с океана низкие легкие облачка. Отовсюду отражались радуги, это был город сотен многоцветных и многоэтажных зеркал. Прямо над головой висел узенький серпик маленькой рыжеватой луны. По кобальтовому небу сновали, точно светлячки, выхлопы звездолетов.

— Господи, блин, — пробормотал Альфонс Капоне, придерживая отпадающую челюсть, — куда это меня занесло?


К тому времени, когда флотский челнок с Ральфом Хилтчем на борту достиг окраин Пасто, вращение Омбея погрузило континент Ксингу в глубокую ночь. Город лежал на западном побережье, раскинувшись вокруг космопорта Фоллинг-Джамбо. Сто лет непрерывного развития вылепили его лик, это была практически плоская равнина, не ставившая никаких проблем перед излишне амбициозными архитекторами. Большая часть районов была распланирована по сетке, жилые кварталы чередовались с обширными парками и торговыми центрами. На невысоких холмах располагались особняки и виллы богачей.

Получив доступ к видеокамерам челнока, Ральф мог видеть эти особняки, гордо сияющие огнями посреди чернильных луж. Узкие линии ярко освещенных подъездных дорог были единственными кривыми на панораме города. Под Ральфом раскинулась сетка ослепительных оранжевых линий, изумительно ровная и функциональная, — величественный символ экономической мощи королевства, точно пришпиленная к груди планеты медаль.

И где-то там, внизу, среди великолепных зданий и людских толп, бродят те, кому под силу ввергнуть все это богатство в прах. И они сделают это за пару дней, самое большее — за неделю.

Каталь Фицджеральд опустил челнок на крышу кубического здания штаба полиции континента в ряду небольших гиперзвуковых самолетов, похожих на наконечники стрел.

У подножия лестницы Ральфа ждали двое — Лэндон Маккаллок, полицейский комиссар, крепкий мужчина лет семидесяти, добрых двух метров ростом, коротко стриженный блондин в темно-синем мундире с несколькими серебряными нашивками на правом рукаве, и Диана Тирнан, глава техотдела полицейского управления, хрупкая старушка, казавшаяся еще меньше рядом со своим могучим начальником.

— Спасибо, что прибыли, — Лэндон пожал Ральфу руку. — Вам, должно быть, тяжело снова столкнуться с этим. Архив данных, переданный адмиралом Фаркваром, меня здорово потряс. С такими вещами мои люди бороться не привыкли.

— А кто привык? — мрачновато ответил Ральф. — Но на Лалонде мы справились, здесь должно получиться лучше.

— Рад слышать, — грубовато бросил Лэндон. Он коротко кивнул остальным троим агентам. Билл и Дин волокли объемистые мешки с боекостюмами. При взгляде на бойцов на лице Лэндона невольно появилась восхищенная улыбка.

— Давненько мне не приходилось вот так, — пробормотал он.

— Есть что-то по сбитому самолету? — поинтересовался Ральф, когда все вместе они двинулись к лифту.

— Никто не выжил, если вы об этом, — ответила Диана Тирнан, с любопытством покосившись на Ральфа. — А вы об этом спрашивали?

— Они ублюдки стойкие, — коротко промолвил Билл.

Тирнан пожала плечами.

— Я видела запись датавиза Адкинсона. Эта способность управлять энергией, которую продемонстрировал Сэвион Кервин… это просто невероятно.

— Он еще и десятой доли не показал, — ответил Ральф.

Двери лифта закрылись, и кабина опустилась в командный центр, занимавший половину этажа. Центр планировался с тем расчетом, чтобы отсюда можно было справиться с любым несчастьем — от падения самолета в центре города до гражданской войны. Двадцать четыре отдельных узла связи размещались в три ряда, каждый окружали пятнадцать операторов, имевших полный доступ ко всем сетям континента с несравненной шириной сенсорных и связных каналов.

Когда в центр вошел Ральф, все консоли были заняты. Воздух сгустился от лазерных отблесков сотен индивидуальных проекторов. В Первом узле, на возвышении в центре комнаты, сидел Леонард Девилль. Рукопожатие министра внутренних дел было куда менее сердечным, чем у Маккаллока.

Ральфу поспешно представили остальных абонентов Первого узла — Уоррена Аспиналя, премьер-министра континентального парламента Ксингу, Викки Кью, заместителя Маккаллока, и Бернарда Гибсона, командира тактического боевого отряда полиции. В одном из проекционных столпов виднелся адмирал Фарквар.

— Все воздушное движение остановлено двадцать минут назад, — сказал Маккаллок. — Даже полицейские воздушные патрули сведены к абсолютному минимуму.

— Экипажам тех патрулей, что еще находятся в воздухе, приказано датавизировать файлы через нейросети, — добавила Диана. — Так мы можем быть уверены, что никто из них не заражен Тремарко или Галлахер.

— Когда я пролетал над городом, то заметил на улицах оживленное движение, — сказал Ральф. — Я бы предложил его остановить. Не могу даже объяснить, насколько важно ограничить передвижение жителей.

— В Пасто всего десять вечера, — ответил Леонард Девилль. — Люди все еще разъезжаются по домам, другие выезжают в город. Если сейчас перекрыть все наземное движение, сумятица начнется невероятная. Полиция не разберется с ней еще много часов. А полиция должна выжидать в резерве, покуда мы не найдем ваших беглых дипломатов. Мы решили, что разумнее будет позволить всем разъехаться и затем объявить комендантский час. Тогда к завтрашнему утру большая часть жителей окажется запертой в домах. И если Тремарко и Галлахер начнут их заражать, эпидемия будет локализована, так что мы сможем относительно легко с ней справиться.

«Сядь и раскинь мозгами, да? — кисло подумал Ральф. — Мне же приказано слушать и советовать, а не врываться и изображать трепливую задницу. Черт, но эта история с Кервином и самолетом выбила меня из колеи».

— Когда будет введен комендантский час? — спросил он, пытаясь скрыть смущение.

— В час ночи, — ответил премьер-министр. — Когда на улицах останутся только закоренелые полуночники. Слава всем святым, что сегодня не суббота. Вот тогда нам пришлось бы тяжко.

— Это терпимо, — согласился Ральф и постарался не обращать внимания на мелькнувшую на лице Девилля торжествующую усмешку. — А что другие города, и, главное, что на шоссе?

— Комендантский час будет введен во всех городах Ксингу, — ответил Маккаллок. — На континенте три часовых пояса, так что начнется все на восточном берегу. Что до шоссе — мы перекрываем движение, так что города будут отграничены. Тут проблем не будет — все машины на шоссе находятся под наблюдением компьютеров транспортного управления. Куда больше головной боли будет с машинами на обычных дорогах, они переключаются на автономные рут-контроллеры. А хуже всего — эти фермерские таратайки, у половины вообще ручное управление.

— По нашим оценкам, на подавление всего наземного движения уйдет еще три часа, — сказала Диана. — Сейчас мы устанавливаем интерфейс между штабом стратегической обороны и транспортным управлением полиции. Тогда стоит низкоорбитальным сенсорам засечь машину на проселке, как она будет опознана, и транспортное управление отправит на процессор в машине команду остановиться. Машины на ручном управлении придется тормозить патрульными машинами. — Она неловко помахала ручкой. — Это, правда, все в теории. Общеконтинентальная операция по обнаружению и опознанию отнимет у нас уйму процессорной мощности, а она и так в дефиците. Если мы не поостережемся, нам грозит нехватка энергии.

— Я думал, в наше время это невозможно, — мягко прервал ее Уоррен Аспиналь.

— При обычных обстоятельствах, — улыбка с лица Дианы испарилась. — Но то, что делаем мы, беспрецедентно. — Она неохотно повела плечами, как бы извиняясь. — У моих ребят три ИскИна в этом подвале и два в университете. Мы пытаемся одномоментно отслеживать состояние всех процессоров в городе. Это продолжение идеи адмирала Фарквара — отслеживать энергетический вирус по нарушениям в работе электроники. Мы видели, как это работало с самолетом Адкинсона, так что природа этого зверя нам знакома. Остается всего-навсего провести самую большую работу по корреляции в истории человечества: выяснить, какие процессоры глючили за последние восемь часов, и свести время и положение в пространстве. Если сбой происходил в нескольких несвязанных системах в одном месте и в одно время, есть хорошая вероятность, что причиной стало присутствие зараженного.

— Всех процессоров? — переспросила Викки Кью.

— До единого, — на мгновение лицо Дианы Тирнан озарилось детской улыбкой. — От общественных сетевых терминалов до таймеров на фонарях; проекционные рекламки, автоматические двери, торговые автоматы, механоиды, блоки личной связи, домашние решетки слежения — в общем, все.

— И это сработает? — спросил Ральф.

— Не вижу причины, почему нет. Как я говорила, нам может не хватить мощностей, и ИскИны могут не справиться с укладкой коррелирующей программы во временные рамки. Но когда программа выйдет в рабочий режим, мы будем иметь перед глазами электронный эквивалент отпечатков на снегу.

— И что тогда? — негромко осведомился Уоррен Аспиналь. — Собственно, за этим мы вас и вызвали, Ральф. Что нам делать с этими людьми, если мы их найдем? Если при обнаружении каждого зараженного задействовать систему СО, могут возникнуть политические сложности. Я не оспариваю необходимости распылить самолет Адкинсона. Народ, конечно, потребует от нас силой уничтожить угрозу. Но в конечном итоге нам потребуется способ извести собственно энергетический вирус, не причиняя вреда его жертве. Даже княгиня не может до бесконечности дозволять подобные разрушения, особенно когда страдают подданные королевства.

— Мы над этим работаем, — откликнулся адмирал Фарквар. — Джеральда Скиббоу сейчас допрашивают. Если мы узнаем, как он заразился и как вылечился, мы сможем найти решение… и принять какие-то меры.

— И много ли времени это займет? — поинтересовался Девилль.

— Не хватает информации, — ответил адмирал. — Скиббоу слаб, и давить на него нельзя.

— Но чтобы наши старания не пошли прахом, — заметил Лэндон Маккаллок, — мы должны поймать эту пару дипломатов сегодня, самое позднее — к утру. И не только их, но и всех, с кем они имели контакт. Ситуация может выйти из-под нашего контроля. И нам нужен способ борьбы с ними. Единственно, что помогает точно, — это подавляющая огневая мощь.

— У меня есть два предложения, — вмешался Ральф и с виноватой улыбкой обернулся к Бернарду Гибсону: — Боюсь, что эта тяжесть ляжет главным образом на плечи ваших ребят, хотя бы поначалу.

Командир ТБО ухмыльнулся:

— Нам за это платят.

— Тогда вот что. Первое — контакт с зараженным вовсе не означает заражения. Билл и Дин тому живой пример. Они поймали Скиббоу, они его конвоировали, они были с ним рядом не один час, и оба здоровы. В конце концов, я был вместе с теми тремя дипломатами на борту «Эквана» целую неделю и не заразился сам. Второе — при всех их способностях одержателей можно запугать. Но вы должны быть готовы применить к ним любые меры, а они должны это видеть. Любой намек на слабость, любое колебание — и они обрушатся на вас всеми силами. Так что когда мы найдем первого, атаку возглавим я и мои ребята. Согласны?

— Пока поспорить не могу, — ответил Бернард Гибсон.

— Хорошо. Что я имею в виду: опыт можно распространять, как распространяется эта эпидемия. Те, кто примет участие со мной в первой атаке, будут знать, как действовать. Их ставят во главе собственных взводов на следующем этапе захватов, и так далее, пока все подразделение не ознакомится с новой тактикой настолько быстро, насколько это возможно.

— Отлично. А когда мы их возьмем, что делать дальше?

— Запихнуть в ноль-тау.

— Думаете, Скиббоу от вируса избавило это? — резко спросил адмирал Фарквар.

— Думаю, это весьма вероятно, сэр. На «Экване» он очень не хотел заходить в ячейку. До того момента он был совершенно смирен, но когда понял, что мы собираемся засунуть его в ячейку, то закатил истерику. Думаю, от испуга. И когда его вытащили, вирус пропал.

— Превосходно! — Уоррен Аспиналь улыбнулся Ральфу. — Это, во всяком случае, куда лучше, чем сразу ставить зараженных к стенке.

— Даже если ноль-тау не стирает вирус, мы точно знаем, что оно сдерживает одержателей так же, как обычных людей, — добавил Ральф. — Мы можем держать их в стазисе, пока не найдем окончательного решения.

— Сколько ячеек у нас в наличии? — спросил Лэндон у Дианы.

Глава техотдела медленно сморгнула, выжидая, пока ее нейросеть отыщет требуемый файл.

— Здесь, в здании, три. На весь город, вероятно, еще десять-пятнадцать. Их используют практически исключительно в космической промышленности.

— На борту «Эквана» пять тысяч пустующих ячеек, — напомнил Ральф. — Этого должно хватить, если сработает программа корреляции. Честно говоря, если потребуется больше, нам так и так конец.

— Я немедля отправлю ремонтников отсоединять ячейки, — решил адмирал Фарквар. — Отправить их вам можно на грузовых челноках автопилотом.

— Остается только загнать зараженных в ячейки, — заключил Ральф, перехватывая взгляд Бернарда. — Что еще тяжелей, чем поймать их.

— Возможный след, — неожиданно предупредила Диана, получив датавиз от одного из ИскИнов. Все сидевшие у Первого узла повернулись к ней. — Такси покинуло аэропорт через двадцать минут после прибытия космоплана с дипломатами. Пять минут спустя процессорная сеть машины начала давать странные сбои. Еще через две минуты контакт был утерян вовсе, но машина явно осталась на ходу, потому что система контроля за движением не фиксировала пробок в этом секторе, а просто потеряла машину из виду.


Склад, где размещалась фирма «Техническое снабжение Махалия», был закупорен наглухо — один из двадцати совершенно одинаковых складов, выстроившихся вдоль южной окраины промышленной зоны, отделенных друг от друга полосами растрескавшегося бетона и рядами засыхающих деревьев, высаженных здесь, чтобы развеять общее мрачное впечатление. Длиной склад был метров семьдесят, шириной — двадцать пять, а высотой — пятнадцать; темно-серые композитные панели не прорезало ни одно окно. Снаружи здание выглядело безликим и безобидным, хотя и заброшенным. В щелях поселился омбейский ворсистый мох, вдоль одной стены громоздились в три-четыре слоя голые шасси древних тракторов, осыпаясь на бетон ржавчиной.

Ральф сфокусировал сенсоры шлема на раздвижных воротах в торцевой стене в пятидесяти метрах от него. У него и его команды ушло четыре минуты на то, чтобы добраться сюда на полицейском гиперзвуковике, следуя по отслеженному Дианой и ИскИнами следу отключений в системе контроля за движением. Вместе с ними в промышленную зону по приказу Бернарда Гибсона отправились три взвода полиции. В общем, склад полукилометровым кольцом окружили восемь самолетиков.

Из склада не пробивалось ни лучика света. Признаков жизни — никаких, даже тепловидение ничего не дает. Ральф снова просканировал стену.

— Кондиционер включен, — заметил он. — Вижу тепло мотора, и решетка шевелится. Кто-то там сидит.

— Хотите загнать туда наносенсор? — спросил Нельсон Экройд, капитан взвода ТБО, коренастый мужчина лет сорока, едва достававший Ральфу до плеча, — не совсем та внешность, которой можно ожидать при его профессии, хотя Ральф-то привык к массивным бойцам спецназа. Впрочем, он был уверен, что в рукопашной Нельсон Экройд окажется достойным противником — была в нем какая-то скрытая уверенность.

— Здание большое, возможностей для засады много, — продолжал Экройд. — Установить их расположение будет крайне полезно. А операторы у меня из лучших. Противник даже не заметит проникновения.

В голосе его звучало нетерпение — учитывая ситуацию, это может оказаться роковым недостатком. Ральф не мог представить, чтобы Нельсон Экройд и его взвод были завалены работой. Их уделом оставались бесконечные тренировки и учебные тревоги — проклятие специалистов.

— Никакой нанотехники, — предупредил Ральф. — Положиться на нее все равно нельзя. Группа проникновения должна пользоваться только стандартными процедурами поиска и захвата. Никаким данным сенсоров мы не можем верить, так что пусть будут предельно внимательны.

— Так точно, сэр.

— Диана! — датавизировал он. — Что скажут ИскИны?

— Перемен никаких. Процессоры в здании работают бесперебойно. Но электронной активности здесь и так немного, офисные и административные системы отключены на ночь, так что это ни о чем не говорит.

— Сколько человек влезает в такси?

— Шестеро. И по сведениям промышленного департамента, в «Махалии» работают пятнадцать человек. Они продают запчасти к сельхозтехнике по всему континенту.

— Будем предполагать худшее. Минимум двадцать один возможный заложник. Спасибо, Диана.

— Ральф, ИскИны засекли в сети контроля за движением еще два подозрительных следа. Я велела им сосредоточиться на движении вокруг аэропорта в период после прибытия посольских. Еще одно такси со множеством сбоев и грузовик.

— Черт! Где они теперь?

— ИскИны ведут поиск, но этих двоих найти труднее, чем первое такси. Буду держать вас в курсе.

Канал закрылся. Ральф глянул на окружавших склад бойцов — черные фигуры, скорее тени, чем люди. «Свою работу эти парни знают», — неохотно признал агент.

— Все на месте, сэр, — датавизировал Нельсон Экройд. — ИскИны взяли под контроль камеры слежения. Они не знают, что мы здесь.

— Хорошо. — Ральф не сказал ему, что Тремарко или Галлахер сразу узнали бы, окажись рядом взвод полиции. Ему не хотелось, чтобы бойцы начали с перепугу палить по теням.

— Ждем, — передал Ральф взводу. — Статус штурм-механоидов, пожалуйста.

— На линии, сэр, — отозвался взводный техофицер.

Ральф в последний раз окинул взглядом раздвижные ворота. Как ящик Пандоры: откроешь — и возврата не будет. Только сам Ральф, Роше Скарк и адмирал Фарквар знали, что если вирусоносители пройдут через окружение из бойцов, промышленная зона окажется под прицелом платформ стратегической обороны.

Он спиной ощущал, как наводятся на него сенсоры низкоорбитальных спутников.

— Хорошо, — бросил он взводу. — Пошли!

Штурм-механоид, которым пользовались отряды омбейской полиции, выглядел так, точно его создатели насмотрелись ужастиков. На семи плазматических «ногах», походивших больше на щупальца с копытами, он мог подниматься на добрых три метра и двигаться по пересеченной местности со скоростью, которой не могло добиться даже самое усиленное человеческое существо. Кольчатое продолговатое тело обладало змеиной гибкостью; к нему могли крепиться восемь специализированных конечностей, от альпинистских «кошек» до гаусс-пушек среднего калибра. Аппарат мог управляться напрямую через датавиз, мог действовать по заранее заложенной программе или самостоятельно.

Сейчас пять механоидов ринулись через стоянку перед складом, за две секунды одолев тридцать метров. В композитные листы ворот врезались вылетевшие из туловищ штурмовиков клейкие нити, образовав в четырех метрах от земли решетчатый узор. Миллисекундой позже нити взорвались; заряда направленной взрывчатки в них хватило бы, чтобы пробить метровый слой бетона. Рассеченной двери не дали даже упасть; пять штурм-механоидов врезались в нее, словно на чемпионате по синхронному разрушению. Обломки разлетелись в стороны, снося все на своем пути по центральному проходу склада.

Механоиды дали в проем несколько коротких очередей маломощными зарядами сенсорного подавления. Сенсоры мгновенно засекли мишени — мечущихся в панике предположительно враждебных людей — и сосредоточили огонь на них.

Вслед за штурм-механоидами в дымящийся проем рванулись бойцы. Прячась за рядами ящиков, они сканировали дальние уголки склада в поисках затаившихся противников. Затем, когда механоиды заняли позиции посреди прохода, бойцы приступили к поиску и захвату.

Когда механоиды вышибли двери склада, Микси Пенрайе, владелец «Махалии», пытался снять линейный мотор с задней оси угнанного таксомотора. Рядом со взрывающимся направленным зарядом грохот стоял, как от ударившей в двух шагах молнии.

От испуга Микси подпрыгнул на полметра в воздух — достижение немалое, если учесть, что лишнего веса в хозяине было килограммов двадцать. В дальнем конце склада полыхнули белопламенные вспышки, дверь качнулась внутрь и рассыпалась. Но Микси успел различить силуэты штурм-механоидов на фоне дыма и композитных обломков. Он успел еще с визгом рухнуть на пол, закрывая голову, прежде чем рядом ударили заряды сенсорного подавления. Мерцающий свет пробивался, казалось, сквозь кости черепа, от грохота сотрясались все кости, воздух превратился к ракетный выхлоп, обжигая горло, язык, глаза. Микси стошнило, и он обделался — от испуга и от нервной закоротки.

Три минуты спустя, когда сознание, к сожалению, вернулось к нему, Микси обнаружил, что валяется на спине, судорожно подергиваясь, в остывающей омерзительно-тягучей луже. Над ним высились пять фигур в темной броне, уткнув Микси в живот ужасно громадные пушки.

Толстяк попытался сложить руки на груди. Он сердцем чувствовал, что этот день настанет — день, когда король Алистер Второй отправит все силы правопорядка в своих владениях на поиски Микси Пенрайса, угонщика и торговца ворованными запчастями.

— П-пожалуйста! — слабо пробулькал он, не слыша собственного голоса из-за заливавшей уши крови. — Пожалуйста! Я все заплачу! Все системы раздолбанные, до последнего пенни! Я скажу, кто меня прикрывал! Я назову парня, который написал программу подавления дорожной сети. Все возьмите! Только не убивайте меня! — И он жалобно захныкал.

Ральф Хилтч медленно поднял глухое забрало боевого шлема.

— Ох, тля-я! — взвыл он.


Семейная часовня Криклейда была сурова и благопристойна — камень и гипс, ни следа чрезмерной роскоши, обычной для других зданий поместья. История ее была радостна — это можно было узреть с первого же взгляда; стоило лишь закрыть глаза, и перед внутренним взором вошедшего вставали, как наяву, бесчисленные крестины, торжественные свадьбы наследников, рождественские мессы и хоралы по вечерам. Часовня была частью наследия Кавана не менее, чем плодородные земли.

Но сейчас ее святой покой нарушался методично и жестоко. Иконы были сорваны, изящные витражи разбиты, статуи Иисуса и Девы Марии расколоты. Ни одно распятие не осталось неперевернутым, и на стенах начертаны черные и алые пентаграммы.

Осквернение это радовало душу склонившегося перед алтарем Квинна. Перед ним дымилась взгроможденная на каменную плиту чугунная жаровня. Жадное пламя пожирало Библии и Псалтири.

Похоть его тела удовлетворил Лоуренс, голод — изумительная еда, жажду с избытком утолили бутылки выдержанных Норфолкских слез из погреба, и Декстер Квинн был спокоен. За спиной его недвижно стояли новички, готовые вступить в секту. Если придется, они будут ждать, не шевелясь, хоть всю вечность. Они настолько его боялись.

Перед ними, точно старый сержант на учениях, возвышался Лука Комар. Драконья броня поблескивала на свету, из глазниц поднимались струйки оранжевого дыма. Лука носил этот облик, почти не снимая, со дня одержания Гранта Кавана. «Должно быть, компенсирует какой-то давний душевный слом», — подумал Квинн. Впрочем, все вернувшиеся из бездны немного чокнутые.

Квинн позволил себе испытать презрение, и в мозгу его вскипели чувства. Край одеяния его слегка колыхнулся. Здесь, на Норфолке, подобный маскарад еще может что-то дать, но таких миров немного. Большая часть планет Конфедерации станет сопротивляться вторжению одержимых, а именно эти планеты важны. Именно там воистину развернется война за веру и преданность между двумя небесными братьями. Норфолк в этой борьбе не значил ничего и ничего не мог дать — ни звездолетов, ни оружия.

Квинн поднял взгляд над пламенем жаровни. Сквозь разбитое окно виднелось кровавое небо. Над лугами горело не больше дюжины звезд первой величины, остальные гасли в сумрачном сиянии красного карлика. Синевато-белые искры казались такими хрупкими, такими чистыми.

Квинн улыбнулся им. Наконец-то ему открылось его предназначение. Свой божественный дар направления он принесет армиям заблудших, рассеянным Братом Божьим по всей Конфедерации. То будет крестовый поход, торжественный марш мертвых, и крылья Ночи сомкнутся над последней искрой жизни и надежды и погасят ее навек.

Но вначале он должен призвать себе армию и найти корабли, чтобы перевезти ее. В сердце его вспыхнула искра его собственного, личного желания. «Баннет!» — нашептывал ему на ухо змий. Баннет лежал в сердце Конфедерации, и там оружия и припасов можно найти в достатке.

Покорные новообращенные не шевельнулись, когда Квинн встал и обернулся к ним. Снежно-белый лик его исказила ухмылка. «Вот так и ждите меня», — приказал он, ткнув пальцем в Луку Комара, и двинулся по проходу к дверям. По рясе его пробежали сине-лиловые муаровые узоры, отражая новообретенную решимость. По щелчку его пальцев Лоуренс Диллон вскочил и заторопился вслед хозяину.

Торопливым шагом они прошли через разрушенную усадьбу и спустились по каменным ступеням к брошенным у лестницы внедорожникам. Столб дыма на горизонте указывал, где лежит Колстерворт.

— Залезай, — бросил Квинн, сдерживая смех.

Лоуренс вскарабкался на переднее сиденье, пока Квинн заводил мотор. Машина рванулась по дорожке, раскидывая гравий из-под колес.

— Интересно, долго они там будут стоять истуканами? — задумчиво пробормотал Квинн.

— Мы не вернемся?

— Нет. Эта сраная планстка — тупик, Лоуренс. Здесь нам делать нечего, все бесцельно. Надо убираться отсюда, а на орбите не так много флотских кораблей. Надо попасть на один, пока они все не разлетелись. Скоро Конфедерация откликнется на угрозу. Все флоты слетятся на защиту ключевых миров.

— И куда мы направимся, если захватим фрегат?

— Назад, на Землю. Там у нас союзники. В каждом крупном аркологе есть секты. Оттуда мы можем подгрызать основы Конфедерации, пока она не сгниет изнутри.

— Думаешь, секты помогут нам? — с любопытством поинтересовался Лоуренс.

— Рано или поздно. Возможно, вначале их придется переубедить. Буду в восторге.


Взвод полиции взял эксклюзивный магазин в плотное кольцо. Отделение «Мойсез» в Пасто располагалось в более приятном районе, чем пресловутая «Махалия». Роскошное здание в неонаполеоновском стиле стояло на окраине одного из крупнейших парков. Здесь делали покупки по преимуществу богачи и аристократы, готовые переплачивать за престиж. Собственно магазин занимал лишь пятую часть площади — основную часть доходов «Мойсез» получал, снабжая деликатесами поместья и находящихся в постоянных разъездах важных персон. На задний двор открывались ворота восьми гаражей, откуда каждую ночь выезжало множество грузовиков. Восемь подъездных дорожек сливались в одну, уходившую туннелем, чтобы слиться с одной из трех подземных кольцевых магистралей города.

В десять минут первого ночи отдел сбыта обычно бывал занят по уши, загружая машины заказами. За четыре минуты, в течение которых бойцы заняли позиции, ни одна машина не покинула гаража. Дорожку перегораживало такси, путь которого ИскИны проследили от самого космопорта. Все его электрические цепи вышли из строя.

Подчиняясь командам семи техофицеров, пятнадцать штурм-механоидов ринулись вверх по склону к дверям гаражей. Три двери следовало вынести, остальные — взять под охрану. Один механоид выделили на охрану такси.

Шесть штурм-механоидов хлестнули взрывчатыми бичами, и бойцы уже бежали им вслед по дорожкам. Но не все шнуры попали в цель. Несколько сдетонировали на дверных петлях и опорных колоннах. Разлетелись каменные обломки размером с кирпич. Два механоида попали под их удар и, кувыркаясь, отлетели назад. Центральный грузовой склад обрушился, увлекая за собой большую часть первого этажа. Дорогу погребла лавина ящиков и бочек, похоронив под собой еще три механоида. Те принялись бесцельно расстреливать сенсорно подавляющие заряды, вспышки и звуковые патроны вздымали фонтаны ошметков снежно-белого упаковочного пластика. С холма катились смятые автопечки и садовые столики.

Когда еще два механоида принялись кружиться в какой-то невообразимой пляске, бойцы бросились искать укрытия. Подавляющие заряды разлетались во все стороны, разбиваясь о стены и засыпая парк. Только три из оставшихся механоидов исполняли приказ, то есть стреляли в два взломанных гаража.

— Отводите их! — датавизировал техофицерам Ральф. — Уберите этих клятых механоидов!

Ничего не случилось. Подавляющие заряды все так же летали над головами, и штурм-механоиды продолжали свой сомнамбулический танец. Один исполнил особенно сложный пируэт, но запутался в семи ногах и упал. На глазах у Ральфа дюжина вспышек взлетела прямо в небо, озарив всю округу. На подъездных путях валялись черные фигуры бойцов, открытые для ответного огня. Подавляющий заряд попал в одну из них и рассыпался, окутав темную броню паутиной белого мерцания. Боец забился в судорогах.

— Черт, — прохрипел Ральф.

Это был не осветительный заряд. Это было белое пламя. Враг на складе!

— Отрубайте механоиды, быстро! — скомандовал он, нейросетью чувствуя, как выходят из строя системы костюма.

— Нет отклика, сэр, — отозвался техофицер. — Мы потеряли связь, не срабатывает даже команда к аварийному отступлению. Как им это удастся? На механоидах стоит электроника с оборонки, их процессорам мегатонный ЭМП нипочем.

Ральф вполне понимал изумление офицера. Он и сам был поражен не меньше, столкнувшись с подобным явлением на Лалонде. Высунувшись из-за бортика над въездом в туннель, он поднял безоткатную малокалиберную пушку — дисплей в шлеме послушно отразил прицельную сетку — и выстрелил в одного из механоидов.

Машина взорвалась. Стоило бронебойному снаряду пронзить извивающееся тело, как сдетонировали силовые ячейки и заряды. Взрывная волна поколебала неустойчивое равновесие груды обломков на месте рухнувшего гаража, и из осыпающегося дома повалились на площадку новые ящики. Три штурм-механоида сбило с судорожно извивающихся гибких ног. Ральф сдвинул прицел и взорвал еще одну машину, не успевшую подняться.

— Взвод, расстрелять механоиды! — скомандовал он.

Блок связи сообщил, что половина каналов заглушена. Ральф переключился на внешний динамик и повторил приказ, перекрывая грохот взрывающихся механоидов.

Из окон верхнего этажа плеснуло белым огнем. Защитная программа в нейросети Ральфа сработала прежде, чем сознание откликнулось на угрозу. Импульс оверрайда подхлестнул мышцы ног, и Ральф метнулся в сторону.

Не успел он упасть на бетон за бортиком, как взорвались еще два механоида. Ральфу показалось, что он узнает звук крупнокалиберных гауссовок, состоявших на вооружении полиции. Потом колено его обвила змейка белого огня. Нейросеть мгновенно выставила блок на пути распространяющейся боли, но медицинская карта показывала, как пожирает кожу и кости белое пламя. Если не погасить огонь, тот за пару секунд сожрет коленный сустав целиком, но и Дин, и Билл утверждали, что гасить его как обычный костер бесполезно.

Ральф передал полный контроль над телом нейросети и лишь указал мишенью окно, откуда истекала пламенная струя. С отстраненным интересом он наблюдал, как поворачивается тело, сдвигается ствол пушки, сетчатка фиксирует контур окна. В черный прямоугольник ушло тридцать пять снарядов — фугасных (химических), осколочных и зажигательных вперемешку.

За две секунды комната прекратила существование. Огненная вспышка разнесла изукрашенный каменный фасад, осыпавшийся мелкой крошкой. Белый пламень, пожиравший колено Ральфа, угас. Агент сорвал с пояса медицинский нанопакет и налепил на обожженную рану. Большая часть лежавших внизу бойцов переключилась на внешние динамики. Звуки взрывов смешивались с приказами, предупреждениями, криками о помощи. Полицейские поливали гаражи огнем крупнокалиберных винтовок. Оттуда летели в ответ белопламенные кометы.

— Нельсон, — датавизировал Ральф, — бога ради, проследи, чтобы твои не дали никому уйти. Держать позицию и стрелять на поражение. Про захват забудьте, мы попробуем сами, но вы даже не пытайтесь строить из себя героев.

— Слушаюсь, сэр, — откликнулся Нельсон Экройд. Ральф переключился обратно на динамик.

— Каталь, попробуем пройти. Процедура изоляции. Разделяем и расстреливаем.

— Есть! — донесся отзыв из-за бортика. «По крайней мере, он еще жив», — мрачно подумал Ральф.

— Переходим ко второй стадии? — датавизировал адмирал Фарквар.

— Нет, сэр! Они еще в окружении. Наш периметр держится.

— Ладно, Ральф. Но я должен знать, как только положение изменится.

— Есть!

Нейросеть подсказала, что медпакет заклеил колено. Предельная нагрузка, которую могла выдержать нога, упала на сорок процентов. Сойдет. Ральф подхватил под мышку оружие и, пригнувшись за бортиком, побежал вниз по ступеням к подъездной дороге.

Дин Фолан отправил свою команду вперед, в обход горы ящиков, уже занявшейся от пламенеющих обломков.

В гараже было темно. Пули выбивали глубокие щербины в голых углебетонных стенах. С растрескавшегося потолка свисали космами провода и волоконно-оптические кабели. Даже выставив усиленные сетчатки на максимальную чувствительность, Ральф почти ничего не мог разглядеть сквозь наглазники забрала. Он переключил сенсоры шлема на светоусиление и инфракрасный диапазон. Бледно-зеленые и тускло-красные контуры слились, образовав смутную картину дальней части склада. Язычки пламени облизывали стеллажи вдоль стен, и оптика шлема била по глазам вспышками — не справлялись программы-дискриминаторы.

Между стеллажами оставались три прохода, уходившие в глубь здания. Забитые готовыми к погрузке ящиками и контейнерами стальные рамы походили на глухие стены крепости. Погрузочные механоиды мертво торчали на направляющих, свесив плазматические щупальца. Из пяти-шести перебитых труб на потолке лилась вода, растекаясь по полу.

В проходах было пусто.

Гауссовку Дин бросил у входа в центральный коридор, зная, что в ближнем бою от нее будет мало толку — подавляющее электронику поле просто отключит оружие. Вместо этого он вытащил автомат; патроны подавались из рюкзака, но они были химические. Перед выходом бойцы роптали, считая, что отказываться от энергетического оружия — просто безумие. Но теперь никто не жаловался — после того, как взбесились механоиды, а системы боевых костюмов отключались каждую минуту.

Трое бойцов с такими же автоматами последовали за Дином в коридор, остальные разошлись по гаражу, понемногу продвигаясь по крайним проходам.

В конце коридора мелькнула чья-то тень. Дин выстрелил, и в замкнутом пространстве грохот автомата показался оглушительным. В воздухе засвистели выбитые пулями осколки пластика от контейнеров.

Боец метнулся вперед, но тела на полу не оказалось.

— Редфорд, ты его видел? — спросил Дин. — Он двигался в твою сторону.

— Нет, босс.

— Кто видел?

Последовала череда отрицательных ответов, речевых или датавизированных. Но противник оставался рядом — системы костюма все еще сбоили под воздействием подавляющего поля. И очень зудела раненая рука.

Дин добрался до конца коридора. Оттуда расходились еще три прохода.

— Черт, да это лабиринт какой-то.

Из своего прохода вынырнул Редфорд, поводя дулом автомата из стороны в сторону.

— Ладно, отсюда расходимся, — объявил Дин. — Всем держать двоих товарищей в поле зрения. Если потеряли из виду — немедленно остановитесь и подтвердите контакт.

Он выбрал проход, ведущий в глубину магазина, и поманил за собой двоих бойцов.

Из темноты на Редфорда обрушилась тварь — получеловек, полулев, заросший черной шерстью, — и с легкостью увлекла его за собой. Острые когти царапали бронекостюм, но интегрированные генераторы валентности в миг удара упрочнили ткань, защищая тонкую человечью кожу. Тварь, остановленная за миг до окончательной победы, взвыла от ярости.

Начали отключаться системы боевого костюма вместе с нейросетью Редфорда. Даже вопль ужаса прервался, когда вырубился внешний динамик. Начала поддаваться ткань костюма, и когти один за другим прокалывали ее, жадно вонзаясь в плоть.

Даже отчаянно пытаясь сбросить с себя тушу чудовища, Редфорд ощущал проникающий прямо в мозг шепоток. Этот голос он слышал всю жизнь, но только на пороге смерти обострившееся восприятие позволило осознать его присутствие. Шепот усиливался, становясь не громче, но слаженней, это был уже целый хор голосов, обещающих любовь, сочувствие, помощь, если он только…

Бок твари располосовала автоматная очередь, перемалывающая мех и мышцы. Дин не сводил взгляда с извивающегося под телом чудовища Редфорда и видел, как на глазах твердеет ткань костюма и страшные когти бессильно соскальзывают.

— Кончай! — вскрикнул кто-то из бойцов. — Ты убьешь Редфорда!

— Иначе ему будет хуже, — рявкнул Дин.

Автомат выплевывал гильзы с пугающей скоростью, но тварь не отлипала, мотая из стороны в сторону башкой и без передышки воя от боли.

Со всех сторон к Дину сбегались бойцы, еще двое орали, чтобы он прекратил.

— Назад! — скомандовал агент. — Ищите других ублюдков!

Магазин опустел на двадцать процентов. У автомата не хватало мощности уничтожить тварь, она могла ее лишь сдерживать. По задним лапам чудовища стекала кровь, шерсть свалялась в окровавленные колтуны, но этого было мало, слишком мало.

— Кто-нибудь, стреляйте в нее ради бога! — взвыл Дин.

Заговорил второй автомат, и еще одна струя пуль ударила в башку оборотня. Чудовище отпустило Редфорда, силой отдачи его отнесло к стеллажу. Клыкастая пасть исторгала непрестанный вопль.

— Сдавайся или умри, — сказал Дин, выкрутив громкость внешнего динамика на максимум.

Несмотря на облик зверя, глаза чудовища оставались человечьими, и горящая в них ненависть была слишком ясна.

— Гранату, — скомандовал Дин.

В окровавленное тело ткнулся серый цилиндрик.

Костюм Дина застыл на миг, предупрежденный сенсорами. Грянул взрыв, и очертания зверя перетекли в бледное тело мужчины средних лет. Мгновение его силуэт на фоне стеллажей был виден совершенно отчетливо, потом пули ударили снова, и теперь защиты у него не было.

Дину приходилось видывать и более кровавые сцены, хотя в этот раз все ошметки остались в ограниченном пространстве коридора, отчего их казалось намного больше. Кое-кому из бойцов явно не хватало ни опыта агента, ни его флегматичного темперамента.

Бормочущему благодарности Редфорду помогли встать. По коридорам катилось жестяное эхо — где-то в здании шла стрельба.

Дин дал бойцам еще минуту, чтобы успокоиться, потом приказал продолжить поиск. А еще через девяносто секунд его вызвала Александрия Ноукс.

Она нашла человека, забившегося в щель между контейнерами. Когда подбежал Дин, она осторожно выковыривала пленника из его убежища, потыкивая дулом. Агент нацелил автомат в лоб противнику.

— Сдайся или умри, — проговорил он. Человечек тихонько хихикнул.

— Так я уже мертв, сеньор.

В парке, окружавшем «Мойсез», приземлились восемь полицейских гиперзвуковиков. Ральф устало прохромал к одному из них, служившему мобильным штабом взвода. От остальных он отличался разве что большим числом сенсоров и систем связи.

Могло быть хуже, успокаивал он себя. По крайней мере, адмирал Фарквар и Дебора Анвин не пустили в ход платформы СО.

За парочкой гиперзвуковиков стоял ряд носилок с ранеными бойцами. Медики налепляли на раны нанотехничсскис пакеты. Одну женщину пришлось уложить в ноль-тау капсулу — ее ранения требовали больничного ухода.

Откуда-то собралась толпа любопытствующих, наполняя парк и выплескиваясь на подъездные дорожки. Полиция уже выставила ограждение, удерживая горожан на почтительном расстоянии.

Близ магазина стояли девять пожарных машин. Механоиды, цепкие, как пауки, карабкались по стенам, волоча за собой шланги и закачивая в разбитые окна пену и ингибиторы горения. Четверть крыши уже выгорела, и из провала взлетали в ночное небо языки огня. Жар царящего в здании пламенного ада заставлял трескаться оставшиеся целыми стекла, увеличивая приток кислорода.

«Мойсез» еще не скоро откроется для покупателей.

У трапа штабного гиперзвуковика Ральфа поджидал Нельсон Экройд. Шлем он снял, открыв взглядам утомленное лицо человека, видевшего бесовские игрища.

— Семнадцать раненых, трое убитых, сэр, — отчитался он готовым сорваться голосом.

На правом его плече красовался медицинский нанопакет, боевой костюм был опален в нескольких местах.

— А противник?

— Двадцать три убитых, шестеро пленных, — он обернулся к горящему зданию. — Мои ребята, они справились. Нас учили с психами бороться. Но они разбили этих тварей. Боже…

— Они молодцы, — поспешно поддержал его Ральф. — Но, Нельсон, это только первый раунд.

— Так точно, сэр. — Экройд подтянулся. — Последний обход здания не показал ничего… но мы не всюду смогли попасть. Пришлось отойти, когда разгорелся пожар. Я оставил три группы на случай, если противник остался в здании. Когда пожар потушат, они сделают еще один обход.

— Хорошо. Пойдем посмотрим на пленных.

Бойцы рисковать не желали; шестерых пленных держали в парке, на расстоянии сотни метров друг от друга. Каждого окружали пятеро бойцов, державших пленников на прицеле.

Ральф направился к тому, которого охраняли Дин Фолан и Каталь Фицджеральд, открывая тем временем канал связи с Роше Скарком.

— Вам это может быть интересно, сэр.

— Я соединился с сенсорами вокруг «Мойсез», когда взвод вошел внутрь, — датавизировал директор королевского разведывательного агентства. — Сопротивлялись они отчаянно.

— Так точно, сэр.

— Если так будет каждый раз, когда мы находим их гнездо, мы можем разнести полгорода.

— Перспективы перебить их тоже слабые, сэр. Они дерутся как механоиды. Прижать их к ногтю непросто. Эти шестеро — скорее исключение.

— Я подключу к допросу весь комитет. Можно дать изображение?

Нейросеть Ральфа сообщила, что понаблюдать за допросом в онлайне выходят члены совбеза Тайного совета в Атерстоне и гражданские власти в штабе полиции Пасто. Агент приказал блоку связи расширить канал до полного очувствления, позволяя абонентам доступ ко всей сенсорной информации.

Каталь Фицджеральд приветствовал начальника едва заметным кивком. Пленник его сидел на траве, демонстративно не замечая направленных на него автоматов. Во рту он держал белую палочку, свободный кончик которой тускло тлел. На глазах Ральфа пленник втянул щеки, и огонек разгорелся ярче; сидевший вытащил из рта палочку и выдохнул тонкую струйку дыма.

Ральф удивленно нахмурился и глянул на Каталя.

— Меня не спрашивайте, босс, — пожал тот плечами. Ральф провел поиск по ячейкам памяти своей нейросети. Энциклопедический раздел выдал файл под заголовком «Курение табака».

— Эй, вы! — воскликнул агент.

Мужчина поднял голову и затянулся снова.

— Si, senor.

— Это дурная привычка, потому ее не практикуют уже пять сотен лет. Терцентрал даже отказал в экспортной лицензии на табачную ДНК.

Лукавая усмешка.

— Это уже после меня было.

— Как вас зовут?

— Сантьяго Варгас.

— Лживый ублюдишко, — возразил Каталь Фицджеральд. — Мы провели проверку. Хенк Доил, старший кладовщик в «Мойсез».

— Интересно, — заметил Ральф. — Скиббоу, когда его поймали, тоже назвался другим именем — Кингсфорд Гарпиган. Это вирус их заставляет?

— Не знаю, сеньор. Вирус не знаю.

— Откуда он берется? Откуда ты родом?

— Я, сеньор? Из Барселоны. Прекрасный город. Показать бы вам. Много лет жил там. Немного лет счастливо, потом женился. Там и умер.

Огонек сигареты осветил слезящиеся глазки, хитро поглядывавшие на Ральфа.

— Ты там умер?

— Si, senor.

— Что за бред. Нам нужны факты, и быстро. Каков радиус действия вашего огненного оружия?

— Не знаю, сеньор.

— А ты попробуй вспомнить. Потому что иначе от тебя никакой пользы. И дорога тебе одна — в ноль-тау. Сантьяго Варгас затушил сигарету о траву.

— Хотите видеть, как далеко я могу бросать огонь?

— А как же.

— Ладно.

Он с ленцой поднялся на ноги.

Ральф ткнул пальцем в пустующий участок парка. Сантьяго Варгас закрыл глаза и протянул руку. Ладонь его вспыхнула, и вдаль устремился поток белого пламени. Трава на его пути рассыпалась мириадами искорок. На расстоянии сотни метров поток начал расширяться и блекнуть, замедляя свой полет. На ста двадцати метрах от него остался лишь мерцающий туман, отметки «сто тридцать» он не достиг, рассеявшись в воздухе.

Сантьяго Варгас счастливо ухмыльнулся:

— Вот так! Здорово, сеньор, да? Тренируюсь, будет лучше.

— Поверь мне, такой возможности у тебя не будет, — ответил Ральф.

— Ну и ладно, — Похоже, зараженного это не заботило.

— Как вы его генерируете?

— Не знаю, сеньор. Просто подумаю, и огонь приходит.

— Попробуем по-другому. Зачем вы этим стреляете?

— Я не стреляю. Это был первый раз.

— Твои приятели не слишком сдерживались.

— Нет.

— Тогда почему ты не присоединился к ним? Не сопротивлялся?

— У меня с вами вражды нет, сеньор. Это те, страстные, дрались с вашими солдатами. Они приводили другие души, чтобы вместе быть сильнее.

— Они заражали людей?

— Si.

— Сколько?

Сантьяго Варгас развел руками.

— Не думаю, чтобы в лавке хоть один избежал одержания. Уж простите, сеньор.

— Ч-черт, — Ральф оглянулся на горящий дом как раз в тот момент, когда обрушилась очередная секция крыши. — Лэндон! — датавизировал он. — Нужен полный список работников ночной смены. Сколько их, где живут.

— Сейчас будет, — ответил комиссар.

— Сколько зараженных уехало прежде, чем явились мы? — спросил Ральф у Варгаса.

— Не знаю, сеньор. Грузовиков было много.

— Они отправились вместе с заказами?

— Si. Сели в кузов. У вас теперь нет места за рулем. Все механика. Очень умно.

Ральф в ужасе воззрился на угрюмого человечка.

— Мы сосредоточились на пассажирских машинах, — датавизировала Диана Тирнан. — Грузовой транспорт обрабатывался во вторую очередь.

— Господи, если они выехали на шоссе, они могли уже отмахать полконтинента! — вскричал Ральф.

— Я изменю приоритеты поиска для ИскИнов.

— Если хоть один Мойсезовский грузовик еще на ходу — расстреляйте с платформ СО. Выбора у нас нет.

— Согласен, — поддержал адмирал Фарквар.

— Ральф, спроси его, кто из посольских был в «Мойсез», — попросил Роше Скарк.

Ральф сдернул с пояса процессорный блок и вызвал на экран облики Джекоба Тремарко и Анжелины Галлахер.

— Ты видел кого-нибудь из них в лавке? — спросил он Варгаса, сунув ему устройство под нос. Человечек призадумался.

— Кажется, его.

— Значит, остается найти Анжелину Галлахер, — заключил Ральф. — Были еще процессорные сбои в городском транспорте?

— Три возможных, — датавизировала Диана. — Два мы уже засекли. Оба — такси из космопорта.

— К каждому направить по взводу. И присмотрите, чтобы в каждый попало несколько бойцов с опытом. А третий?

— Автобус «лонгхаунд», вылетел из космопорта через десять минут после приземления зараженной троицы рейсом на юг, до самой оконечности Мортонриджа. Сейчас выясняем местоположение.

— Хорошо. Я возвращаюсь в штаб. Здесь мне делать нечего.

— А с ним что? — поинтересовался Нельсон Экройд, ткнув пальцем в сторону пленника.

Ральф оглянулся. Варгас нашел где-то новую сигаретку и теперь тихонько ее посасывал.

— Я могу идти, сеньор? — спросил он с надеждой. Ральф ответил на его улыбку столь же фальшивой.

— Ноль-тау капсулы с «Эквана» еще не прибыли? — Датавизировал он.

— Первую партию доставят в космопорт Пасто через двенадцать минут, — подсказала Викки Кью.

— Каталь, — вслух произнес Ральф, — выясни, будет ли мистер Варгас сотрудничать с нами и дальше. Я хотел бы выяснить пределы подавляющего поля и этого… эффекта иллюзий.

— Слушаюсь, босс.

— Потом отвези его и остальных на экскурсию в космопорт. Всех до одного.

— С удовольствием.


Лойола-холл считался самым престижным концертным залом Сан-Анджелеса. Под его куполом — в обычную для города благодатную погоду складывавшимся — помещалось двадцать пять тысяч зрителей. От ближайшей магистрали к зданию вели прекрасные подъездные пути, на соседней станции подземки сходились шесть главных городских линий; были даже семь посадочных площадок для личных самолетов. Были пятизвездочные рестораны и закусочные, сотни уборных и дружелюбный, опытный персонал, в сотрудничестве с полицией проводивший до двухсот концертов в год.

Система работала с эффективностью кремниевого процессора. До сего дня.

Еще до шести утра к Лойола-Холлу начали стекаться возбужденные подростки. Сейчас было уже полвосьмого вечера, и зал окружало кольцо фанатов человек в двадцать шириной. У входов царила такая давка, что только полицейские механоиды могли навести хоть подобие порядка, да и те не справлялись — детвора с восторгом поливала их лимонадом и замазывала мороженым сенсоры.

Все места в зале были заняты — каждый билет был куплен не за один месяц. Проходы тоже забивали зрители, неизвестно как просочившиеся сквозь турникеты с процессорным контролем. Перекупщики билетов наживали миллионы — те, которых не арестовала полиция и не забили ногами исступленные школьники.

Это был заключительный концерт тура Джеззибеллы, проходившего под названием «Моральное банкротство». В течение пяти недель система Новой Калифорнии подвергалась массированной медиа-атаке, по мере того как певица от одного астероидного поселения к другому спускалась к поверхности планеты. Слухи — что во время ее концертов АВ-проекторы излучают запрещенные активент-сигналы, вызывая у слушателей оргазм (вранье, заверял официальный пресс-релиз, всепоглощающая сексуальность самой Джеззибеллы не нуждается в искусственном подкреплении). Преувеличения — что младшая дочка президента влюбилась в нее во время первой же встречи, после чего сбежала из Синего дворца, чтобы пробраться за кулисы после концерта (Джеззибелла была польщена высокой честью познакомиться со всеми членами первого семейства, и за кулисы запретили вход всем, кроме персонала). Скандал — когда двоих членов группы, Бруно и Буша, арестовали за нарушение закона об общественной нравственности перед воскресным клубом пенсионеров, после чего выпустили под залог в 1 000 000 новокалифорнийских долларов. (Бруно и Буш были поглощены актом большой, чистой и прекрасной любви, пока эти старые извращенцы подглядывали за ними при помощи усиленных сетчаток.) Вульгарная самореклама — когда Джеззибелла посетила (как частное лицо, никаких съемок, пожалуйста) детскую больницу в бедном районе города и пожертвовала полмиллиона фьюзеодолларов в больничный фонд бактериальной терапии. Цензорский ужас — когда она открыто демонстрировала окружающим своего тринадцатилетнего спутника Эммерсона (мистер Эммерсон приходится Джеззибелле троюродным братом, и в его паспорте ясно указан возраст — шестнадцать лет). Полный восторг зрителей и официальное предупреждение от полиции после необыкновенно кровавого боя между охраной труппы и репортерами-одиночками. И буря исков по делам о клевете, поднимаемая менеджером Джеззибеллы Лероем Октавиусом, стоило кому-либо хоть предположить, что певице больше двадцати восьми лет.

И за все пять недель она не дала ни единого интервью, не сделала ни одного высказывания помимо того, что приходилось говорить со сцены. Не было нужды. За этот период местное отделение «Уорнен-Касл Энтертеймент» датавизировало по всепланетной сети восторженным поклонникам тридцать семь миллионов копий ее последнего альбома «Жизнь в движении»; старые записи продавались не хуже.

Звездолетчики, имевшие обыкновение зашибать легкие бабки, распродавая копии альбомов пиратам-распространителям в системах, где релиза еще не было, проклинали свое несчастье, стоило им попасть в системы, посещенные Джеззибеллой за последние восемнадцать месяцев. В этом и заключался смысл концертных туров. Альбом — каждые девять месяцев, десять гастролей в год; иначе бутлегеров не обогнать. Не готов к такой нагрузке — стриги купоны с родных планет. Немногим удавалось стать звездой галактической величины. Перелеты требовали больших денег, а прижимистые магнаты вкладывали свои сбережения неохотно. Артист должен был показать высочайшую степень профессионализма и упорства, прежде чем в него решат вложить миллионы и миллионы фьюзеодолларов. Но когда порог перейден, деньги, согласно старинной пословице, начинали делать деньги.

Высоко над ужасающе дорогими декорациями и пакетами мощных АВ-проекторов сканировал толпу оптический сенсор. Проходили монотонной чередой лица, по мере того как объектив просеивал ряды и балконы. Фанаты легко делились по категориям: восторженные и энергичные — самые младшие; шумные и выжидающие — ближе к двадцати; нетерпеливые, уже обдолбанные, нервные, испуганно преклоняющиеся, даже те немногие, кто с куда большим удовольствием занялся бы совсем другими делами, но вынужден был прийти, чтоб не обижать того, с кем пришел. Здесь можно было найти любой костюм, который носила Джеззибелла в своих альбомах, — от самых простых до павлино-пестрых.

Сенсор выхватил из рядов зрителей парочку в одинаковых кожаных костюмах — парень лет девятнадцати-двадцати и с ним девушка чуть помладше. Они стояли, обнявшись, оба молодые, здоровые, жизнерадостные, явно очень влюбленные.

Джеззибелла оборвала датавиз.

— Эти двое, — бросила она Лерою Октавиусу. — Мне они нравятся.

Омерзительно толстый менеджер покосился на торчащий из процессорного блока у него на поясе проекционный цилиндрик, запоминая блаженные лица.

— Так точно. Займусь.

Ни заминки, ни намека на неодобрение. Джеззибелле это нравилось — одна из мелочей, делавших его таким хорошим менеджером. Он прекрасно понимал, в чем она нуждалась, чтобы продолжать работу. В таких вот юнцах, в том, чего они не лишились еще, — наивности, неуверенности, радости жизни. Сама она потеряла все это давным-давно. Все светлое, что только есть в человеческой душе, вытекло из нее, высосанное бесконечными гастролями, сгинуло где-то в межзвездной тьме — единственное, что могло вытечь из ноль-тау-поля. Все подчинялось графику тура, и чувства становились досадной помехой. А чувства, которые подавляются достаточно долго, исчезают вовсе — но этого она как раз не могла допустить, потому что для работы ей требовалось хотя бы понимать, что это такое. Порочный круг. Точно как ее жизнь.

И вместо собственных чувств она переживала чужие, препарируя их точно предмет диссертации. И поглощала, чтобы их недолговечный привкус позволил ей выступить снова, поддержать иллюзию еще на один концерт.

— А мне они не нра-авятся, — капризно пробубнил Эммерсон.

Джеззибелла попыталась улыбнуться, но ей уже скучно было потворствовать ему. Певица стояла, совершенно нагая, посреди гримуборной, пока Либби Робоски, ее личный косметолог, трудилась над кожными чешуями.

Биотехпокрытие было куда сложней хамелеоньей кожи, позволяя менять не только окраску по всему телу, но и текстуру. Для одних номеров ей требовалась нежная, чувствительная кожа юной девушки, трепещущей под руками первого любовника, для других — естественный вид тела, изящного от природы, без гимнастических залов и модных диет (как у той девчонки, что приметила певица в зале), и конечно, тело балерины, спортсменки, гибкое, мускулистое, крепкое — любимый парнями облик. Каждый из собравшихся в этом зале хотел ощутить прежде всего Джеззибеллу во плоти.

Но чешуйки жили недолго, и каждую приходилось крепить к коже отдельно. Либби Робоски, работавшая с модифицированными медицинскими нанопакетами, была в этом деле настоящей колдуньей.

— Тебе не обязательно с ними встречаться, — терпеливо объяснила мальчишке Джеззибелла. — Я сама справлюсь.

— Я не хочу один оставаться на всю ночь. Почему мне нельзя никого из зала себе выбрать на ночь?

Как позволили прознать репортерам, ему и правда было всего тринадцать. Джеззибелла взяла его в труппу на Борролуле, как интересную игрушку. Спустя два месяца, заполненных ежедневными истериками и нытьем, интерес исчез окончательно.

— Потому что так надо. У меня на это есть причина. И я тебе объясняла раз сто.

— Ладно. Тогда давай сейчас, а?

— У меня концерт через четверть часа, забыл?

— И что? — парировал Эммерсон. — Отмени. Вот хай поднимется! И никаких последствий — мы же улетаем.

— Лерой, — датавизировала она. — Уведи отсюда гребаного пацана, пока я ему башку не открутила, чтобы посмотреть, есть ли там мозги!

Лерой Октавиус подковылял к ней. Тушу его облегала легкая куртка из змеиной кожи, купленная с явно преувеличенным расчетом на похудание и теперь не сходившаяся нигде. Тонкая, но прочная кожа при каждом движении поскрипывала.

— Пошли, сынок, — хрипло пробубнил он. — Перед концертом артистов оставляют одних. Ты знаешь, как они нервничают перед выходом. А ну-ка пошли, глянем, чем нас по соседству потчуют.

Мальчишка подчинился. Могучая длань Лероя подчеркнуто сильно подталкивала его за плечи.

— Ч-черт, — простонала Джеззибелла. — И почему я решила, что в его возрасте это будет интереснее?

Либби приоткрыла ярко-синие глаза, загадочно глянув на нее снизу вверх. Из всех подхалимов, тусовщиков, откровенных паразитов и членов труппы Либби нравилась Джеззибелле больше всех. Она служила кем-то вроде всеобщей бабушки, одевалась соответственно возрасту, а ее стоицизма и терпения хватало, чтобы погасить любую истерику или нервный срыв — стоило ей лишь безразлично повести плечами.

— Это твои гормоны заиграли при виде его херочка, лапушка, — ответила Либби.

Джеззибелла хмыкнула. Она знала, что вся труппа дружно ненавидит Эммерсона.

— Лерой, — датавизировала она. — Я вбухала в ту больничку, что мы посетили, кучу денег. Есть у них закрытое отделение, куда можно поместить малолетнего засранца?

Выходя из гримерной, Лерой только отмахнулся от своей подопечной.

— После концерта поговорим, что с ним делать, — ответил он.

— Ты, блин, закончила? — поинтересовалась Джеззибелла у Либби.

— Абсолютно, лапушка.

Джеззибелла сосредоточилась и отдала нейросети приказ. По нервам прошла серия кодированных импульсов, по плечам словно заскользила влажная кожа, руки и ноги дернулись. Сами собой расправлялись плечи, напрягся брюшной пресс, зазмеились под обретавшей на глазах темно-бронзовый оттенок кожей мышцы.

Покопавшись в памяти, певица извлекла оттуда подходящее ощущение — гордости и самоуверенности, так подходившее к ее нынешнему облику и усиливаемое им. Она была восхитительна и знала это.

— Меррил! — взвыла Джеззибелла. — Меррил, где, тля, мой костюм для выхода?

Лакей метнулся к выстроившимся вдоль стены дорожным чемоданам и принялся вытряхивать требуемое.

— А вы, засранцы, почему не разогреваетесь? — рявкнула она на музыкантов.

Гримерная внезапно наполнилась движением — все искали себе дело. В воздухе молчаливо носились приватные датавизы — труппа обсуждала ожидающие Эммерсона в самом ближайшем будущем неприятности. Это отвлекало всех от мыслей о зыбкости собственного положения.


Пролетая над городом, Ральф Хилтч брал доступ к одному отчету за другим. Поиск, затеянный Дианой Тирнан и ее отделом, приносил хорошие результаты. Согласно данным городской сети контроля за дорожным движением, этим вечером из «Мойсез» выехали пятьдесят три грузовика. Сейчас ИскИны выслеживали их.

В течение семи минут с того момента, как Диана задала поиску грузовиков абсолютный приоритет, были обнаружены двенадцать — все за пределами города. Координаты передавались прямо в штаб стратегической обороны на Гайане; сенсорные спутники проводили триангуляцию на мишени для низкоорбитальных платформ. На южной окраине Ксингу расцвела дюжина коротких лиловых вспышек.

К тому времени, как приземлился гиперзвуковик Ральфа, к этому числу прибавились еще восемь. Агент еще в самолете снял поврежденную легкую броню, разжившись синим полицейским комбинезоном, достаточно мешковатым, чтобы налезть на медицинский пакет. Проходя к Первому узлу, Ральф все еще хромал.

— Добро пожаловать, — окликнул его Лэндон Макллок. — Отличная работа, Ральф. Спасибо.

— От всех нас, — добавил Уоррен Аспиналь. — И это не политическое заявление. У меня семья в городе, трое детей.

— Спасибо вам, сэр.

Ральф устроился рядом с Дианой Тирнан. Та коротко усмехнулась ему.

— Мы проверяли ночную смену в «Мойсез», — сообщила она. — Тем вечером на дежурстве было сорок пять человек. На данный момент бойцы за время штурма оприходовали двадцать девять — убитыми и пленными.

— Черт, — буркнул Бернард Гибсон. — Шестнадцать ублюдков на свободе.

— Нет, — твердо ответила Диана. — Похоже, что нам повезло. Я подключила ИскИны к сенсорам пожарных механоидов — те приспособлены к работе при высокой температуре. Пока что они нашли в здании еще пять тел, а не осмотрено еще тридцать процентов помещений. Но даже так от ночной смены осталось одиннадцать человек.

— Все равно много, — заметил Лэндон.

— Знаю. Но мы уверены, что в одном из шести расстрелянных грузовиков находился зараженный работник. Их процессоры и дополнительные системы страдали от случайных сбоев. Очень похоже на вмешательство в работу систем на самолете Адкинсона.

— И их осталось пять, — тихо промолвил Уоррен Аспиналь.

— Так точно, сэр, — ответила Диана. — Я почти уверена, что они в других грузовиках.

— Боюсь, быть «почти уверенной» недостаточно, когда речь идет об угрозе, способной погубить всех нас за неделю, госпожа Тирнан, — заметил Леонард Девилль.

— Сэр… — Диана даже не повернула к нему головы. — Эта догадка взята не с потолка. Во-первых, ИскИны подтвердили, что в районе «Мойсез» не наблюдалось другого наземного движения с того момента, как туда прибыло такси Джекоба Тремарко.

— Они могли уйти пешком.

— Опять-таки маловероятно, сэр. Этот район полностью перекрывается охранными сенсорами, как полицейскими, так и частных компаний, в соседних зданиях. Мы получили доступ к их устройствам памяти — из «Мойсез» никто не выходил. Остаются грузовики.

— То, что мы видим сегодня, — это систематические попытки широкого распространения, — заметил Лэндон Маккаллок. — Трое зараженных постоянно пытаются рассеять энергетический вирус по возможности широко. Это очень разумно. Чем шире распространится зараза, тем больше времени уйдет на то, чтобы закрыть очаги, тем больше народу заразится и тем опять-таки сложнее сдержать заразу. Мы падаем в воронку.

— В городе у них было не так много времени, — заговорил Ральф. — И в городе наше основное преимущество — мы можем отыскать их и уничтожить. Так что они знают: распространять заразу здесь — пустая трата времени, по крайней мере поначалу. За пределами городов соотношение сил смещается в их сторону. Если они победят там, основные мегаполисы Ксингу скоро окажутся в осаде. А в этом положении проиграем, скорее всего, мы. Так уже случилось на Лалонде. Полагаю, Даррингем уже пал.

Леонард Девилль коротко кивнул.

— А второе, — продолжила Диана, — зараженные, скорее всего, не могут остановить грузовики. Если только они не воспользуются белым огнем, чтобы физически уничтожить моторы или силовые системы, грузовики не остановятся до первой точки на маршруте доставки. А если грузовики будут повреждены, дорожные процессоры сразу это засекут. Судя по собранным нами данным, зараженные не могут изменить маршрут при помощи подавляющего поля. Это орудие мощное, но не тонкое. Не настолько, чтобы добраться до управляющих процессоров и изменить рабочую программу.

— Хотите сказать, что они пойманы в грузовиках? — спросил Уоррен Аспиналь.

— Да, сэр.

— А ни один грузовик еще не доехал до цели, — закончила Викки Кью, улыбнувшись министру внутренних дел. — Как говорит Диана, нам, похоже, повезло.

— Слава богу, они не всемогущи, — проговорил премьер-министр.

— Им малого недостает, — заметил Ральф.

Даже оценка Дианой нынешнего положения вещей настроения ему не подняла. Слишком быстро развивался этот кризис. Чувства не поспевали за событиями. Преследование троих дипломатов напоминало космическое сражение, когда времени хватает лишь на рефлексы, когда нет ни минуты, чтобы остановиться и подумать.

— А что с Анжелиной Галлахер? — спросил Ральф. — Других следов ИскИны не нашли?

— Нет. Только два такси и автобус «лонгхаунд», — ответила Диана. — Полиция уже в пути.

Чтобы снять все подозрения с таксомоторов, потребовалось двенадцать минут. Во время операции по перехвату Ральф оставался на Первом узле, впитывая датавизы от двоих взводных.

Первую машину засекли на берегу одной из петлявших по городу рек. На подъезде к лодочному сараю такси окончательно выключилось из сети контроля за движением. Мониторы слежения одиннадцать минут наблюдали за машиной и сараем, но не засекли ни единого движения.

Бойцы приближались к застывшему такси короткими перебежками. Огни погасли, двери остались полуоткрытыми, и внутри не было никого. Техофицер вскрыл панель системного доступа и подключил свой процессорный блок, запуская диагностику внутренних сетей и ячеек памяти.

— Все чисто, — доложила Диана. — Короткое замыкание — двигатель замкнуло в рабочем состоянии, половина процессоров вылетела совсем, а остальные начали сбоить. Неудивительно, что мы приняли это за результат действий противника.

Второе такси нашли брошенным в подземном гараже под муниципальным стойлом. Взвод едва успел прибыть прежде, чем за машиной явились из транспортной компании — уволочь ее в ремонт. Истерику и скандал, устроенные эвакуаторами, наблюдал весь Первый узел — бойцы были не то чтобы излишне вежливы.

Прогнав диагностическую программу, техники выяснили, что виной была поломка электрической сети — бортовые цепи страдали из-за всплесков напряжения.

— Галлахер должна быть в автобусе, — проговорил Лэндон Маккаллок, отключая канал связи со взводным. Изобретательная ругань ремонтников смолкла.

— Подтверждаю, — добавила Диана. — Клятая штуковина не отзывается на команду остановиться, переданную через дорожные процессоры.

— Вы же говорили, что они не могут менять программы своим подавляющим полем! — воскликнул Девилль.

— Автобус не сходил с маршрута, — огрызнулась Диана. — Он просто не откликается.

Трехчасовой сеанс практически непрерывного общения с ИскИнами начинал действовать ей на нервы.

Уоррен Аспиналь многозначительно нахмурился.

— Полиция окажется над автобусом через девяносто секунд, — сообщил Бернард Гибсон. — Тогда и посмотрим, что там творится.

Ральф отправил в процессорную сетку узла запрос о тактической ситуации. Нейросеть послушно отобразила перед его внутренним взором карту Ксингу — грубо очерченный ромб с хвостиком внизу. Был обнаружен и расстрелян с орбиты уже сорок один мойсезовский грузовик; зеленые и пурпурные значки отмечали их путь и места уничтожения. Автобус обозначался ядовито-желтой точкой, ползущей по магистрали М6 вдоль Мортонриджа, той самой гористой полоске земли, что спускалась на юг, пересекая экватор.

Ральф переключился на сенсоры ведущего гиперзвуковика. Самолет как раз тормозил, переходя на дозвуковой полет. Даже программы-дискриминаторы не могли погасить вибрацию, и Ральфу пришлось ждать, пока она угаснет. Нетерпение лихорадкой подогревало кровь. Если Анжелины Галлахер нет на борту автобуса, континент, скорее всего, потерян.

Шестая магистраль уходила вдаль, видимая ясно до самого горизонта в чистом воздухе тропиков. Самолет перестало трясти, и теперь Ральф мог различить сотни машин, фургонов, автобусов и грузовиков, припаркованных на служебных полосах магистрали. В свете фар видны были заросшие обочины, сотни человек, застрявших в пути. Кое-кто устроился на полуночный пикник у машин.

На этом статичном фоне разглядеть автобус было очень легко. Он единственный несся по шоссе на юг, набрав добрых двести километров в час, пролетая мимо завороженных зрителей, выстроившихся вдоль барьера, не обращая внимания на коды оверрайда, посылаемые в его сети процессорами контроля за дорожным движением.

— Что это за… за хреновина? — задала Викки Кью вопрос, интересовавший всех, имевших доступ к сенсорике гиперзвуковика.

Компания «Лонгхаунд» имела в своем распоряжении целую армаду выкрашенных в фирменные цвета — зеленый с лиловым — стандартных шестидесятиместных машин, сработанных на фабриках Эспарты. По всему Омбею, на каждом континенте, они соединяли разбросанные по его просторам города, оставаясь самым быстрым и распространенным транспортом. Княжество не обладало ни достаточным населением, ни соответствующим уровнем развития, чтобы стали выгодными соединяющие мегаполисы вак-трубные поезда, как на Земле и Кулу, так что автобусы «Лонгхаунда» были на магистралях обычным зрелищем, и едва ли не каждый житель планеты хоть раз в жизни прокатился на одном из них.

Но машина, мчавшаяся по М6, не имела ничего общего с обыкновенным «лонгхаундом». Если корпус автобуса был попросту сглаженным, эта штука имела совершенно аэрокосмические, обтекаемые формы. Кривой клин носа перетекал в овальный фюзеляж, сзади торчали острые треугольники рулей. На серебряной обшивке ясно выделялись глянцево-черные иллюминаторы. Из округлого отверстия сразу за задними колесами извергался жирный черный дым.

— Автобус горит? — взволнованно поинтересовался Уоррен Аспиналь.

— Нет, сэр, — до нелепого счастливым голосом ответила Диана. — Вы видите дизельный выхлоп.

— Какой-какой выхлоп?

— Дизельный. Это омнировер «форд-ниссан» с дизельным двигателем внутреннего сгорания.

Премьер-министр покопался в собственной нейросети.

— Двигатель, сжигающий углеводороды?

— Именно, сэр.

— Да это просто смешно… не говоря о том, что незаконно.

— Там и тогда, где и когда построили эту штуку, — нет. Согласно моим файлам, последний омнировер сошел с конвейера в Турине в 2043 году. В городе Турине на Земле.

— Нет данных, что машина была ввезена каким-то музеем или частным коллекционером? — терпеливо полюбопытствовал Маккаллок.

— ИскИны не нашли ни одной ссылки.

— Дженни Харрис докладывала о подобном феномене на Лалонде, — пояснил Ральф. — Во время последней миссии она видела роскошный речной пароход, старинный, еще дотехнологических времен. Они изменили вид обычного судна.

— Господи, — пробормотал Маккаллок.

— Дельная мысль, — заметила Диана. — Опознавательный код, который мы получаем от процессоров машины, соответствует коду пропавшего автобуса. Скорее всего они укрыли его иллюзией.

Гиперзвуковик скользил над дорогой в какой-то сотне метров, пытаясь удержаться точно над омнировером. Тот кидался от обочины к обочине, не обращая внимания на разметку, и его беспорядочные метания изрядно усложняли пилоту задачу.

Ральф понял, что его подсознательно тревожило все это время, и запросил увеличить изображение от видеосенсоров.

— Это не просто голографичсская иллюзия, — заключил он, присмотревшись. — Посмотрите на тень автобуса — она соответствует контурам иллюзии.

— Как они это делают? — с нескрываемым любопытством поинтересовалась Диана.

— Спросите Сантьяго Варгаса, — резко ответила Викки Кью.

— Я даже не могу представить теорию, позволяющую вот так манипулировать твердыми телами, — попыталась оправдаться Диана.

Ральф хмыкнул. Очень похожую беседу он наблюдал на Лалонде, когда они пытались разобраться, как можно подавить сигнал со спутника слежения. Неизвестный принцип. Черт, да само понятие энергетического вируса — новое.

Сантьяго Варгас называл это… одержанием.

Ральфа передернуло. Не то чтобы он был глубоко верующим человеком, но добропорядочный подданный королевства обязан быть христианином.

— Наша первая забота — сам автобус. Можно попытаться высадить взвод прямо на крышу автобуса, если снабдить их летающими скафандрами, но они не могут выпрыгнуть из гиперзвуковика.

— Развалить дорогу перед автобусом с платформ СО, — предложил адмирал Фарквар. — Тогда они точно затормозят.

— Нам известно, сколько человек на борту? — спросил Лэндон Маккаллок.

— Боюсь, что, когда они покидали космопорт Пасто, свободных мест не было, — доложила Диана.

— Черт! Шестьдесят человек. Надо хоть попытаться его остановить.

— Вначале надо перебросить туда силы полиции, — поправил Ральф. — Трех самолетов мало будет. И остановить автобус надо в самом центре кордона. Там шестьдесят потенциальных противников, и надо быть уверенными, что не уйдет ни один. Места там дикие.

— Подкрепление можно перебросить за семь минут, — сообщил Бернард Гибсон.

— Че-ерт… — датавизировал пилот.

Из автобуса плеснула тонкая струя белого пламени, ударив гиперзвуковик в брюхо. Самолет тряхнуло и понесло назад, едва не перевернув. Из пробитой в фюзеляже дыры на дорогу расплескивались ослепительные капельки расплавленной керамики. Подбитая машина, сотрясаясь, начала быстро терять высоту. Пилот попытался выровнять ее, но до земли оставалось слишком мало, и, придя к одному с бортовым компьютером выводу, он активировал систему защиты при аварии.

В кабину под огромным давлением хлынула пена, затопив бойцов ТБО, и тут же затвердела под действием валентных генераторов.

Машина врезалась в землю, пропахав глубокую борозду в мягком черноземе. Один за другим сминались и отрывались нос, крылья, хвостовое оперение. Улетали в ночь иззубренные клочья металла. Ободранный корпус, сбрасывающий ребра прочности и вспомогательные модули, пронесло еще метров семьдесят, прежде чем его остановил встретившийся на пути откос.

Отключились валентные генераторы, и пена потекла из кабины, пропитывая взрыхленную землю. Внутри слабо шевелились люди.

— Кажется, с ними все в порядке. — Бернард Гибсон с усилием выдохнул.

Один из двух оставшихся гиперзвуковиков кружил над местом аварии, второй пристроился за автобусом в добром километре позади.

— Го-осподи, — простонала Викки Кью. — Автобус тормозит. Они собираются выйти.

— И что теперь? — поинтересовался премьер-министр. В голосе его смешались гнев и страх.

— Наши силы не смогут их сдержать, — заключил Ральф.

Это прозвучало как признание в измене. «Это я предал этих людей. Это я виноват».

— В автобусе шестьдесят человек! — возмущенно воскликнул Уоррен Аспиналь. — Мы могли бы их вылечить!

— Я знаю, сэр. — Ральф сурово глянул на него, пытаясь скрыть ощущение собственной бесполезности, затем перевел взгляд на Лэндона Маккаллока. Шеф полиции, видимо, хотел, чтобы его кто-то разубедил. В поисках поддержки он обернулся к своей заместительнице, но та лишь беспомощно пожала плечами.

— Адмирал Фарквар? — датавизировал Маккаллок.

— Слушаю.

— Уничтожить автобус.

Ральф наблюдал через сенсоры гиперзвуковика, как лазерный удар с орбиты поразил фантастическую машину. На мгновение сквозь иллюзорный полог проглянул контур настоящего «лонгхаунда», точно истинной целью страшного оружия было установление истины. Потом луч превратил в прах и автобус, и дорогу в радиусе тридцати метров от него.

Когда он оглядел лица собравшихся у Первого узла, все они, как и его собственное, выражали отчаяние и ужас.

Только Диана Тирнан встретила его взгляд спокойно, хотя ее доброе морщинистое личико кривилось в сочувственном отчаянье.

— Прости, Ральф, — проговорила она. — Мы опоздали. ИскИны только что сообщили, что автобус сделал на маршруте четыре остановки.


предыдущая глава | Нейтронный Алхимик: Консолидация | cледующая глава