home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


5


Плотность поля тяготения в точке, на четыре световых года удаленной от центрального светила системы Мирчуско, внезапно возросла. Поначалу эта флуктуация была размером не больше кварка. Но установившись, червоточина начала стремительно расширяться. По краям ее завихрились тонкие струйки звездного света, стекая в гравитационную воронку по мере того, как тяготение нарастало.

Через десять пикосекунд после возникновения червоточина изменила форму. Из сферы она разом превратилась в двухмерный диск диаметром уже более сотни метров. В центре одной его стороны гравитация возросла вновь, и окружающее пространство, не выдержав напряжения, лопнуло. Открылась, точно диафрагма, сферическая лакуна.

Из червоточины хлестнул бледно-серый фонтан газа. Вода, насыщавшая его, мгновенно превратилась в ледяную пыль, рассеивавшуюся вокруг центральной струи, слабо поблескивая в звездном сиянии. Вдоль газового фонтана уносились в бездну под его давлением разнообразные предметы. Набор их был довольно странен: клубы песка, охапки береговой травы, шевелящей корешками, точно пауки ножками, обломанные веточки белых и голубых кораллов, сорванные ветви пальм, колышущиеся капли соленой воды, стайка опешивших рыбок, чьи многокрасочные тельца разрывала декомпрессия, несколько чаек, истекающих кровью через клюв и прямую кишку.

Потом безумный поток иссяк, остановленный более крупным телом, протискивавшимся через канал. «Юдат» выскользнул в нормальное пространство — расплющенная слезинка ста тридцати метров длиной. Синий коралл корпуса покрывал сложный лиловый узор. Едва выйдя из канала, черноястреб изменил пути тока энергии через сложную губку растровых клеток, составлявших большую часть его тела. Искажающее гравитационное поле изменило конфигурацию, и провал червоточины начал стягиваться.

Последним предметом, проскочившим в межпространственный ход, стала человеческая фигурка. Женская, хотя это разглядеть было бы трудно — черный скафандр С-2 скрывал ее тело. Конечности ее слабо шевелились, будто она пыталась уцепиться за саму ткань пространства-времени, чтобы догнать улетающего черноястреба. Движения ее постепенно замедлялись по мере того, как сенсорный воротник костюма открывал звезды и далекие туманности вместо угрожающе бесплотной псевдоматерии червоточины.

Доктор Алкад Мзу обнаружила, что от облегчения ее неудержимо трясет. Она свободна от хватки ставших силой уравнений.

«Я слишком хорошо понимаю природу реальности, — подумала она, — чтобы вынести прямое столкновение с нею». Слишком много пороков у червоточин, слишком много ловушек в них таится. Квазиконтинуум, где стрелу времени приходится искусственно направлять и подталкивать; судьба, которая может поджидать попавшего в подобное не-место, может заставить позавидовать мертвым.

Сенсоры подсказали, что, отпустив веревочную лестницу, она начнет кувыркаться. Нейросеть автоматически подавила импульсы, подступающие от внутреннего уха, — иначе ее стошнило бы в скафандр. По нервам вдоль предплечий встали анальгетические блоки. Экран физиологической диагностики подсказал, какой урон понесли ее сухожилия и мышцы, когда она цеплялась за корпус, покуда «Юдат» рвался к свободе. К счастью, ничего катастрофического — медпакеты справятся, дайте только скафандр снять.

— Можете меня подобрать? — датавизировала она бортовому компьютеру «Юдата». — Не могу остановить вращение.

Словно они сами не видят. Но до корабля-биотеха было уже семь сотен метров, и разворачиваться он не собирался. Она хотела получить ответ, услышать чей-нибудь голос, доказывающий, что она не одинока. Положение, в котором она оказалась, вызывало в памяти воспоминания тридцатилетней давности. «Матерь Божья, я бы еще дежа вю вспомнила».

— Вызываю «Юдат». Можете меня подобрать? Отвечайте же!

В рубке «Юдата» Халтам старательно программировал медпакеты, прикреплявшие себя к темени Мейера. На борту черноястреба Халтам выполнял обязанности ядерщика, но одновременно служил корабельным врачом.

Капитан лежал без сознания на противоперегрузочном ложе. Скрюченные пальцы его все еще впивались в обивку с такой силой, что ломались ногти. Вытекавшая из носа кровь размазывалась по щекам клейкими пятнами. Халтам старался не вспоминать, как всхлипывал Мейер перед тем, как черноястреб скакнул из Транквиллити, унося Алкад Мзу от агентов разведки, взявших ее под стражу в обиталище. И ему очень не нравились данные физиодиагностики, которые он получал из нейросети Мейера.

— Как он? — спросил Азиз, пилот-пространственник «Юдата».

— Боюсь, что плох. Он пережил страшнейший стресс и теперь в шоке. Если я правильно понял результат, его нейросимбионты пережили массивную травму. Многие биотехсинапсы отмерли, и вдоль всего продолговатого мозга, где они прикрепляются, идет кровотечение.

— Гос-споди…

— Ага. А у нас на борту нет медпакета, способного проникнуть так глубоко. Хотя толку все равно не было бы — чтобы управлять таким, нужен специалист.

— Я не вижу его снов, — датавизировал «Юдат». — Я всегда вижу его сны. Всегда.

Халтам с Азизом мрачно переглянулись. Биотехкорабль редко пользовался своей связью с бортовым компьютером, чтобы пообщаться с командой.

— Не думаю, что ущерб непоправим, — ответил Халтам черноястребу. — В любом приличном госпитале его поставят на ноги.

— Он очнется?

— Безусловно. Сейчас его держит под наркозом нейросеть. Я не хочу, чтобы он проснулся, пока не прикрепились пакеты. Они стабилизируют его состояние и примут на себя большую часть шока.

— Спасибо, Халтам.

— Не за что. А как ты, в порядке?

— Транквиллити был очень жесток. У меня болит разум. Я не встречался с подобным.

— А физически ты не пострадал?

— Нимало. Остаюсь функциональным.

Халтам непроизвольно присвистнул. Бортовой компьютер сообщил ему, что Алкад Мзу датавизирует о помощи.

— О черт, — пробормотал он. Обзор электронных сенсорных панелей, окружавших «подкову» жизнеобеспечения корабля, был ограничен — обычно всей информацией Мейера снабжали чувствительные пузыри самого «Юдата». Но когда Халтам запросил обзор, инфракрасный локатор легко засек Мзу — та вращалась вместе с разреженным облаком затянутой в червоточину материи.

— Мы вас засекли, — датавизировал он. — Ждите.

— «Юдат»! — сказал Азиз. — Сможешь ты нас отнести к ней? Пожалуйста.

— Я это сделаю.

Халтам выдавил нервную усмешку. По крайней мере, черноястреб готов был сотрудничать с ними. Хотя по-настоящему они это узнают, когда снова потребуется скачок.

«Юдат» подвинулся к Мзу на пятьдесят метров, подстроившись под ее траекторию, после чего Черри Варне натянула маневровый ранец и затащила пассажирку внутрь.

— Надо уходить, — датавизировала Мзу, едва закрылся шлюз. — Немедленно.

— Ты не предупредила нас о своих приятелях на берегу, — укоризненно ответила Черри.

— Вас предупреждали об агентах-наблюдателях. Если вы не осознавали, на что они готовы пойти, лишь бы остановить меня, — извините, но я полагала, что это с очевидностью следует из моих слов. А теперь прошу — мы должны исчезнуть отсюда.

Стоило затвориться наружным створкам, как шлюз начал наполняться стылым воздухом. На глазах Черри Мзу с неуклюжей осторожностью расстегнула крепления потертого, старого, несообразно маленького рюкзачка, и тот упал на пол. Скафандр С-2 начал соскальзывать с кожи, маслянистой массой собираясь в свисающую с сенсорного воротника каплю. Покуда ее собственный скафандр переходил в режим хранения, Черри с любопытством разглядывала пассажирку. Невысокую негритянку трясло, хотя кожу ее заливал пот. Руки ее были словно вывихнуты артритом, перекрученные опухшие пальцы едва шевелились.

— Наш капитан без сознания, — сказала Черри. — И я не уверена, что «Юдат» не пострадал.

Алкад сморщилась, качая головой. Ох, что за насмешка судьбы — из всех звездолетов мира полагаться на добрую волю «Юдата».

— За нами пошлют погоню, — ответила она. — Если мы останемся здесь, меня захватят, а вас, скорее всего, уничтожат.

— Слушай, что ты такого натворила, что королевство из-за тебя на ушах стоит?

— Тебе лучше не знать.

— Нет уж, мне лучше знать, с чем мы имеем дело.

— С большой бедой.

— А поточнее нельзя?

— Хорошо — на мою поимку будут брошены все наличные силы королевского разведывательного агентства по всей Конфедерации, если тебя это утешит. Ты вряд ли захочешь долго болтаться у меня на хвосте, потому что тогда ты умрешь. Вполне ясно?

Черри не знала, что ответить. Они знали, что Мзу — какая-то беглая диссидентка, верно, но чтобы она привлекала такое внимание властей?.. И почему Транквиллити, по-видимому, на пару с Повелительницей Руин, помогает королевству Кулу арестовывать ее? Нет, связываться со Мзу себе дороже.

Алкад датавизировала бортовому компьютеру, требуя прямой связи с самим черноястребом.

— «Юдат»?

— Да, доктор Мзу?

— Ты должен покинуть это место.

— Мой капитан ранен. Разум его помрачен и глух. Когда я думаю, мне больно.

— Мне жаль Мейера, но мы не можем здесь оставаться. Черноястребы Транквиллити знают, куда ты прыгнул. Повелительница Руин пошлет их по моим следам. Они вернут нас всех туда.

— Я не желаю возвращаться. Транквиллити пугает меня. Я считал его своим другом.

— Один скачок, и все. Маленький. Не больше светового года, направление не так важно. Тогда никакой черноястреб не последует за нами. Там и посмотрим, что можно сделать дальше.

— Хорошо. Световой год.

Черри уже расстегнула воротник скафандра, когда ощутила знакомое колебание локального поля тяготения — знак того, что искажающие поля «Юдата» открывают зев червоточины.

— Очень умно, — сардонически бросила она. — Надеюсь, вы знаете, что творите. Биотехкорабли обычно не совершают прыжков без присмотра своего капитана.

— Вот это суеверие я бы попросила вас отбросить, — устало ответила Мзу. — Космоястребы и черноястребы значительно умнее людей.

— Но их разум иного порядка.

— Дело сделано. И мы, как мне кажется, еще живы. Еще жалобы будут?

Черри гордо промолчала, натягивая комбинезон, в каких обычно ходили на борту.

— Помогите мне надеть рюкзак, пожалуйста, — попросила Мзу. — Руки меня не слушаются. Наше бегство с Транквиллити оказалось более бурным, чем я рассчитывала, и мне сейчас пригодились бы медпакеты.

— Ладно. Пакеты вам наложит Халтам — он сейчас в рубке, пользует Мейера. А рюкзак я понесу.

— Нет. Накиньте мне на плечо. Я понесу сама.

Черри выдохнула сквозь стиснутые зубы. Ей самой до боли хотелось помчаться и посмотреть, как там Мейер. Ее пугала возможная реакция «Юдата» на долгое бессознательное состояние капитана. Адреналиновая буря, поднятая удачным бегством, улеглась, и за ней, как это бывает, накатила депрессия. А от этой коротышки можно ждать не меньше бед, чем от равного веса оружейного плутония.

— Да что у вас там такое?

— Это тебя пусть не заботит.

Черри подхватила рюкзак за лямки и сунула Мзу под нос. Если судить по весу, ничего там особенного нет.

— Слушай, ты…

— Очень много денег. А еще больше — информации, которая тебе все равно ничего не скажет. Того, что я нахожусь у вас на борту, достаточно, чтобы всех вас просто перестреляли. А если агентство узнает, что ты держала этот рюкзак с его содержимым в руках, тебя подвергнут личностному допросу, только чтобы выяснить, сколько он весит. Ты уверена, что хочешь ухудшить положение, заглянув внутрь?

Гораздо больше Черри хотелось огреть строптивую пассажирку драгоценным рюкзаком по голове. Согласившись на эту нелепую спасательную операцию, Мейер совершил самую большую ошибку в своей жизни. Она надеялась только, что ошибка эта не окажется роковой.

— Как пожелаешь, — ответила Черри с напускным спокойствием.


Космопорт Сан-Анджелеса располагался на южной окраине мегаполиса — городок, сработанный из оживших машин, десять километров в поперечнике. Разровненную землю залили углебетоном, а получившуюся площадку поделили на подъездные дороги, стоянки для такси, посадочные поля. Через сотни ангаров и грузовых терминалов проходила пятая часть всего орбитального трафика планеты.

Среди удручающе безликих рядов стандартных ангаров из композитных плиток и кубиков конторских зданий только главному пассажирскому вокзалу было позволено выделяться. Вокзал походил на звездолет, каким его могли бы построить, не заставляй сама природа системного прыжкового привода ограничиваться одинаковыми сферическими корпусами. Изящный гибрид гиперзвукового биплана и низкогравитационной плавильной печи, выполненный в стиле монументальной техноготики, совершенно закрывал горизонт. Водителям, едущим из города, казалось, что огромное строение вот-вот обрушится на копошащиеся под его распростертыми крыльями дельтакрылые челноки.

Джеззибелла даже не глянула на него. Все время поездки она просидела, закрыв глаза — не подремывая, несмотря на ранний час, а просто отключив мысли. Эти детишки со вчерашнего концерта — как их там звали? — в постели оказались совершенно бестолковыми, все их чувства заглушало тягостное почтение. Сейчас она хотела улететь. Из этого мира. Из этой галактики. Из этой вселенной. Жить в вечной надежде, что поджидающий звездолет унесет ее туда, где творится нечто новое, что следующая остановка на пути развеет томительную скуку.

Недвижно сидевшие рядом Лерой и Либби молчали. Настроение хозяйки было им знакомо. Всякий раз, когда она покидала планету, одно и то же. И каждый раз чуть сильнее.

Лерой в глубине души был почти уверен, что это невысказанное томление и привлекало к ней подростков — оно было созвучно возрастному чувству недоумения и тоски. Однако приглядывать за этим стоило. Сейчас это было необходимое страдание артиста, муза-извращенка. Но если не присмотреть, оно запросто может выродиться в жестокую депрессию.

Еще одна забота на плечи. Опять стресс. Хотя свою работу он не променял бы на другую.

Одиннадцать машин колонны сопровождения одна за другой вставали в ячейки на парковке для особо важных персон под крылом вокзала. Лерой выбрал для отлета такой ранний час потому, что в это время вокзал почти пустовал и пройти таможенные процедуры можно будет без проблем.

Возможно, поэтому никто из охранников не заметил неладного. Привычные выискивать усиленными чувствами источник угрозы, в отсутствие людей они ощутили скорее облегчение.

И только когда Джеззибелла спросила: «А где репортеры, тля?», Лерой понял, что его подспудно тревожило. Вокзал был не просто тих — он вымер. Ни пассажиров, ни работников, ни даже младшего помощника старшего уборщика. Джеззибеллу не вышел встречать никто. И ни репортеришки. Это было не просто странно — это пугало. График их отбытия он слил в три надежных источника еще вчера вечером.

— Ну здорово, тля! Лерой! — прорычала Джеззибелла, пока команда просачивалась в двери. — Этот выход, тля, войдет в легенду? Что-то не верится! Как мне, блин, производить впечатление и на кого — на механоидов служебных, тля, что ли?

— Ничего не понимаю, — признался Лерой.

Обширный вестибюль для особо важных персон был оформлен в том же фантастическом стиле: древний Египет открывает ядерную энергию. Вокруг раскинулся сказочный город, полный обелисков, фонтанов и огромных золотых украшений; вдоль стен караулили эбеновые сфинксы. Лерой попытался датавизировать местному сетевому процессору, но получил только «свободных мощностей нет».

— А что тут понимать, хер моржовый? Ты опять облажался.

Джеззибелла ринулась к широкому волновому эскалатору, плавной кривой поднимавшемуся к одному из залов ожидания. Ей смутно помнилось, что прибывали они сюда; значит, к челнокам — туда. Ублюдочный сетевой процессор даже плана этажа ей не показал. Гребаная планетка!

До конца эскалатора оставалось пять метров (свита торопливо догоняла), когда Джеззибелла заметила поджидающего ее у сводчатого входа мужчину. Какой-то дуболом в униформе вокзального служащего с напыщенной улыбкой на роже.

— Простите, сударыня, — проговорил он, когда певица сошла с эскалатора. — Вам дальше нельзя.

— Да ну? — изумилась Джеззибелла.

— Да. Все рейсы перенесены из-за срочного внеочередного рейса.

Джеззибелла улыбнулась, мягчая кожей. Восхитительно юная глазастенькая инженю в поисках настоящего мужчины.

— Какая жа-алость. А у меня вылет этим утром.

— Боюсь, вам придется подождать.

Не переставая улыбаться, Джеззибелла пнула его в пах.

Айзек Годдард был своим заданием доволен. Вовремя тормозить заблудших гражданских, чтобы не шлялись по вокзалу, — задача важная, Аль Капоне ее кому попало не доверил бы. Да еще он встретил суперзвезду этой эпохи. Ли Руджеро, чье тело занимал Айзек, был от Джеззибеллы в восторге, и, посмотрев на нее вблизи, Годдард понял, почему. Такая славная, беспомощная. Жаль, что придется ее тормознуть. Но график отлета челноков важнее, это Аль вбил в него твердо.

Айзек Годдард уже готовил свои энергистические силы, чтобы расправиться с подбежавшими телохранителями, когда Джеззибелла попыталась вколотить его яички в глазницы через кишечник.

Энергистическая мощь, доступная каждому одержимому, была способна на невозможное, подчиняя воле рассудка саму ткань бытия. Одним усилием мысли можно было не только разрушать, но и создавать предметы. Кроме того, эта мощь могла укреплять и тело, делая его неуязвимым для любого оружия и придавая физическую силу. Раны могли затягиваться быстрее, чем наносились.

Но вначале желание должно быть сформулировано, энергистический поток — соответственно направлен. У Айзека Годдарда не было и секунды, чтобы пожелать чего бы то ни было. А потом его украденный мозг затопила доступная только мужчинам непередаваемая боль, отшибая последние мыслительные способности.

Побледневший Айзек сполз к ногам Джеззибеллы, беззвучно хватая воздух ртом и капая на пол слезами.

— Если вы не против, — жизнерадостно заявила Джеззибелла, — я бы предпочла улететь с этой сраной планеты прямо сейчас.

— Эй, погоди, Джез! — окликнул ее Лерой, торопливо переваливаясь по залу ожидания вслед за своей подопечной. — Ну дай мне покой! Нельзя таких вещей делать!

— А почему, блин? Боишься, что вся эта, тля, армия свидетелей в суд побежит?

— Да ты же его слышала. У них этим утром какой-то спецрейс. Погоди лучше здесь, а я выясню, что тут творится. А? Я недолго.

— Я здесь самый главный спецрейс, хер моржовый! Я, я!

— Гос-споди Иисусе! Ты повзрослеешь когда-нибудь?! Я не занимаюсь подростковыми истериками!

Джеззибелла изумленно заткнулась. Лерой никогда прежде на нее не кричал. Она мило надула губки.

— Я вела себя плохо?

— Точно.

— Ну прости. Я из-за Эммерсона взвилась.

— Понимаю. Но он с нами на борт не попадет. Хватит паниковать.

Фальшивая улыбка поблекла.

— Лерой, пожалуйста… Я хочу улететь. Ненавижу это гребаное место. Я себя буду хорошо вести, правда. Только вывези меня отсюда.

Лерой потер жирными пальцами лоб — к нему липли волосы.

— Ладно. Чудесное спасение грядет.

— Спасибо, Лерой. Понимаешь, я не такая толстокожая, как ты. Твой мир другой, он проще… и сложнее.

Лерой попытался датавизировать сетевому процессору, но не получил даже отклика, все блоки молчали.

— Да что за черт тут творится? — воскликнул он раздраженно. — Если такой важный рейс на голову свалился, почему нам не сообщили?

— Это я виноват, — ответил Аль Капоне.

Джеззибелла и Лерой разом обернулись. По галерее к ним двигалась группа мужчин в одинаковых двубортных костюмах, с автоматами в руках. Мысль сбежать от них почему-то казалась нелепой. Еще больше гангстеров появлялось из боковых проходов.

— Видите ли, я не хочу, чтобы люди знали, — объяснил Аль. — Пока не хочу. А вот потом я обращусь ко всей богом проклятой планете. И тогда меня все услышат.

Двое телохранителей Джеззибеллы, завидев вооруженных бандитов, ринулись вперед, выхватывая индукционные пистолеты.

Аль прищелкнул пальцами. Телохранители хором взвыли, когда оружие в них в руках раскалилось добела, и отшвырнули свои пушки — как раз когда ониксовый пол вздыбился волной у них под ногами.

Джеззибелла зачарованно наблюдала, как обоих здоровяков шмякнуло о стену.

— Magnifico, — с ухмылкой проговорила она, переводя взгляд на Капоне.

Ей до ужаса хотелось записать все, до последнего кадра, но гребаная нейросеть заглючила — ну еще бы, блин, как всегда!

Аль заметил, что остальные телохранители испуганно отступают, но мадмуазелька… Даже не шарахнулась. И лицо у нее какое-то странное. Смесь любопытства и интереса в скромно потупленных глазках. И это он, Аль, заинтересовал ее! Страха — ни капли. Классная девка. И смазливая — личико кошачье, а таких фигурок в двадцатых просто не делали.

Лавгров весь исходил слюной от желания глянуть на нее, нашептывал хозяину, кто такая Джеззибелла — вроде бы какая-то певичка, типа как в ночном клубе. Только в эту эпоху, чтобы стать звездой, мало голосить со сцены и лабать по слоновым зубкам.

— И что вы нам скажете? — хрипловато поинтересовалась Джеззибелла.

— Что? — переспросил Аль.

— Когда обратитесь к планете. Что вы скажете?

Аль примолк, зажигая сигару. Пусть ждут. Важно показать, кто здесь босс.

— Скажу, что я теперь здесь главный. Первый парень на планете. А вы все будете делать, что я скажу. — Он подмигнул. — Все, что я скажу.

— Что за пустая трата способностей, — разочарованно вздохнула Джеззибелла.

— ЧТО-О?!

— Это вас, ребят, полиция называла «ретро»?

— Да, — осторожно подтвердил Аль. Она небрежно ткнула пальчикам в сторону поверженных телохранителей.

— И у вас есть силы и храбрость захватить всю планету?

— Быстро усваиваешь.

— Тогда почему эту задницу?

— В этой заднице, сударыня, проживает восемьсот девяносто миллионов человек. И к вечеру я над ними всеми буду король.

— Мой последний альбом разошелся в трех миллиардах экземпляров, да пиратских копий еще втрое. И все эти люди хотели бы видеть меня королевой. Если браться за дело, почему не выбрать нормальную планету? Кулу, например, или Ошанко, или даже Землю.

— Эй, Абраша, — гаркнул Аль через плечо, не сводя взгляда с певицы, — а ну ковыляй сюда, быстро!

Понурив голову и опустив плечи, к ним подошел Аврам Харвуд, морщась на каждом шагу и припадая на правую ногу.

— Да, сэр?

— Новая Калифорния, значит, самая крутая планета в Конфедерации, да? — спросил Аль.

— Да, сэр. Так точно.

— Население у вас больше, чем на Кулу? — скучным голосом поинтересовалась Джеззибелла. Аврам Харвуд судорожно дернулся.

— Отвечай! — рявкнул Капоне.

— Нет, мэм, — выдавил Харвуд.

— Экономика у вас крепче, чем на Ошанко?

— Нет.

— Вы экспортируете больше, чем Земля?

— Нет.

Джеззибелла склонила головку к плечу, презрительно надув губки.

— Еще что-нибудь интересует?

Голос ее внезапно обрел твердость стали. Аль расхохотался с искренним восхищением.

— Господи Боже! Эти современные женщины…

— Этот фокус с теплом вам всем под силу?

— А как же, детка.

— Интересно. Так какая связь между взятием космопорта и захватом планеты?

Первым побуждение Капоне было расхвастаться. О синхронных рейсах на орбитальные астероиды. О захвате солдат СО. О том, как огневая мощь платформ откроет его Организации всю планету. Но времени не было. И эта девочка не провинциалка какая-нибудь, ей разбреши — все просечет.

— Прости, детка, время поджимает. Веселье начинается.

— Вряд ли. Повеселился бы со мной — знал бы, что это такое.

— Черт…

— Если дело завязано на рейсы челноков, вы собрались захватить или звездолеты, или орбитальные астероиды. Но если вы остаетесь на планете, чтобы прибрать ее к рукам, — астероиды. Дай догадаюсь… Сеть стратегической обороны? — Джеззибелла с удовлетворением наблюдала, как в глазах гангстеров зажигаются тревожные огоньки. Исключением остался только мэр Харвуд, безнадежно пропавший в собственном личном аду. — Ну как?

У Капоне отвалилась челюсть. Что-то такое он слышал про паучих: те не то сети хитрые плели, не то гипнозом баловались — в общем, от них самцам спасения не было. Оттрахают и сожрут.

«Вот теперь я их понимаю!»

— Совсем неплохо.

Ее спокойствию он позавидовал. И не только ему.

— Аль! — окликнул его Эммет Мордден. — Аль, пора.

— Да-да. Я помню.

— Этих можно отправить к парням Лючано на одержание.

— Эй, блин, кто тут босс?

Эммет испуганно шарахнулся.

— Босс, который ничего не решает, — поддразнила его Джеззибелла.

— Не перегибайте палку, сударыня, — одернул ее Аль.

— Настоящий вожак направляет людей туда, куда они сами хотят идти. — Она облизнула губы. — Как думаешь, чего хочу я?

— Ч-черт! Суфражистки проклятые. Все до одной шлюшки. Ничего подобного от баб не слышал.

— Ты еще многого в жизни не знаешь.

— Гос-споди Иисусе!

— Так что скажешь, Аль? — Джеззибелла вновь вкрадчиво замурлыкала. Ей даже не пришлось притворяться. Она и так была возбуждена, взволнована, подстегнута — называй как хочешь. Захвачена террористами! Да еще какими странными. Слюнтяи со встроенными бластерами. Кроме вожака — этот будет посерьезнее. Да вдобавок красавчик. — Не хочешь прихватить меня на свой маленький переворотик? Или предпочтешь остаток жизни раздумывать, что из этого вышло бы? А ты еще пожалеешь, вот увидишь.

— В ракете есть свободное место, — проговорил Аль. — Но тебе придется слушаться.

Джеззибелла помахала ресницами.

— Нет проблем.

Аль так изумился собственным словам, что попытался вспомнить беседу дословно — где же он свернул на эту скользкую дорожку? А, без толку, не разберешь. Он снова поддался порыву — как в добрые старые деньки, и восторг переполнял его. Никто не мог предугадать его ходов — это и вывело Капоне на вершину, а его противников — из игры.

Джеззибелла шагнула к нему и пристроилась под ручку.

— Вперед!

Аль по-волчьи ухмыльнулся.

— Ладно, задницы. Вы слышали даму. Микки, остальную ораву оттащи к Лючано. Эммет, Сильвано — парней по челнокам.

— Менеджера мне оставь, и старушку, и группу тоже, — потребовала Джеззибелла.

— Это что за фокусы? — возмутился Аль. — В моей Организации места для халявщиков нет.

— Ты же хочешь, чтобы я смотрелась? Они мне нужны.

— Ну ты и стерва!

— Хочешь тихую подстилку — малолетку себе сисястую найди. А меня не переделаешь.

— Ладно, Микки, лабухов оставь. А остальных — по полной программе, — Аль развел руками, как бы сдаваясь. — Довольна?

Сарказм в его голосе был далеко не напускным.

— Пока да, — ответила Джеззибелла.

Они многозначительно улыбнулись друг другу и повели процессию гангстеров по переходу к поджидающим челнокам.


Зев червоточины отворился в шестистах восьмидесяти тысячах километров над экватором Юпитера — на минимально разрешенной дистанции от пояса многочисленных обиталищ. Выскользнув из черной дыры, «Энон» немедленно отправил опознавательный код сети стратегической обороны системы Юпитера, и, едва получив разрешение, космоястреб ринулся к обиталищу Кристата на пяти g, одновременно прося обиталище выслать к шлюзу команду медиков.

— Какого рода?— поинтересовалась Кристата.

Кейкус, корабельный врач, воспользовался сродственной связью космоястреба, чтобы передать разуму обиталища список страшных травм, нанесенных Сиринкс одержимыми на острове Перник.

— Но более всего нам потребуется команда психологической помощи, -заключил он. — Естественно, на время рейса мы положили ее в ноль-тау. Однако когда ее доставили на борт, она не откликалась ни на какие ментальные стимулы, кроме вегетативной реакции на контакт с «Эноном». Боюсь, она впала в шок такой глубины, что он переходит в кататонию.

— Что с ней случилось?— поинтересовалось обиталище.

Космоястребы редко летали без присмотра капитана.

— Ее пытали.

Рубен выждал, пока закончится медицинская дискуссия, прежде чем обратиться к «Энону» с просьбой открыть ему сродственную связь с самим Эденом. Несмотря на распластывавшее ускорение, по мере того как приближался Юпитер, Рубен испытывал нарастающее облегчение. Следующие часы станут нелегкими, но не по сравнению с тем, что пришлось им пережить на Атлантис и по пути в Солнечную систему.

Когда Оксли принес Сиринкс на борт, первым побуждением «Энона» было ринуться прямо к Сатурну, в обиталище Ромул. Стремление после тяжелейших потрясений возвращаться в родной дом было присуще не только людям, но и космоястребам.

Именно Рубену пришлось убеждать обезумевший от страха корабль, что разумнее выбрать целью Юпитер. Обиталища системы могли оказать лучшую медицинскую помощь пострадавшей, и, конечно, следовало уведомить Согласие.

Угроза подобного масштаба затмевала все другие заботы.

Потом был сам перелет. «Энон» никогда не отправлялся в полет без подсознательного присмотра капитана, тем более не совершал прыжка. Космоястребы, конечно, могли летать без вмешательства человека, но теория — одно, а практика, как водится, совсем другое. Корабли слишком прочно идентифицировали себя с желаниями и нуждами своих капитанов.

Когда первый скачок прошел без сучка без задоринки, по общей волне сродства экипажа прошла волна облегчения.

Рубен понимал, что ему не следовало бы сомневаться в «Эноне», но и он тревожился. Один взгляд на раны Сиринкс… и хуже того — ее разум закрылся, как бутон ночью. Любая попытка пробиться сквозь круговорот поверхностных мыслей порождала всплеск тошнотворных образов и ощущений. Оставленный наедине с этим кошмаром, рассудок покинет ее. Кейкус немедля поместил капитана в ноль-тау, отложив таким образом решение проблемы.

— Привет, Рубен, -промыслил Эден. — Приятно снова тебя принимать. Хотя меня печалит состояние Сиринкс, и «Энон», как я чувствую, в большой тревоге.

Рубен больше сорока лет не общался напрямую с изначальным обиталищем — со времени своего последнего визита. Хоть раз в жизни такую поездку предпринимал каждый эденист. Не паломничество (любой из них горячо отрицал бы такую идею), но почтительное уважение, признание сентиментального долга перед основателем их культуры.

— Поэтому мне и надо с тобой переговорить, -ответил Рубен. — Эден, у нас беда. Можешь ты созвать всеобщее Согласие?

Эденизм был лишен иерархии — эта культура гордилась своим эгалитаризмом, — и подобную просьбу Рубен мог бы высказать любому обиталищу. Если личность обиталища сочтет просьбу обоснованной, ее рассмотрит внутреннее Согласие, и если она пройдет на голосовании, будет созвано всеобщее Согласие Солнечной системы — все до последнего эденисты, обиталища и корабли. Но с этим вопросом Рубен чувствовал себя обязанным обратиться напрямую к Эдену, старейшему из обиталищ.

Он наскоро описал случившееся на Атлантисе, завершив рассказ конспектом, оставшимся в наследство от Латона. Когда он закончил, сродственная волна несколько секунд молчала.

— Я созываю всеобщее Согласие,— решил Эден, и голос обиталища был непривычно задумчив.

В мыслях Рубена облегчение мешалось с необычайной тревогой. Бремя, которое нес экипаж «Энона» во время полета, будет разделено на всех и смягчено — фундаментальный принцип психологии эденизма. Но явное потрясение обиталища, узнавшего, что души умерших возвращаются, чтобы одерживать живых, — вот что обеспокоило его. Эден был зарожден в 2075 году и являлся старейшим живым существом в Конфедерации. Если у кого-то и могло хватить мудрости, чтобы встретить подобную новость спокойно, то, конечно, у древнего обиталища.

Взбудораженный реакцией обиталища и стыдящий себя за то, что ожидал чудес, Рубен расслабился на противоперегрузочном ложе и воспользовался сенсорными пузырями космоястреба, чтобы обозреть цель их полета. До Европы оставалось всего двадцать пять тысяч километров, и траектория корабля огибала ее северное полушарие. Ледяная кора спутника перламутрово поблескивала в лучах далекого солнца, и редкие метеоритные кратеры посверкивали, точно зеркала гелиографа.

А за огромной луной полнеба занимал Юпитер. Корабль находился так близко, что полярные области оставались невидимы и планета превращалась в плоскую стену кипучих оранжево-белых облаков. Газовый гигант переживал особенно активную фазу. Сквозь облачные струи верхних слоев пробивались гейзерами огромные циклонические ячейки, бурлящие грибы, выносящие из глубин атмосферы темные тучи сложных соединений. Облака, как армии, сражались вдоль извитых зыбучих границ, не побеждая и не терпя поражений. Слишком хаотична была атмосфера планеты, чтобы какой-то цвет, какая-то форма одержали окончательную победу, достигнув стабильности. Даже большие пятна, которых сейчас насчитывалось три, существовали не больше пары тысячелетий. Но зрелище было незабываемое. После пяти веков исследования иных планетных систем Юпитер оставался одним из крупнейших газовых гигантов, внесенных в каталоги, вполне заслуживая свой старинный титул Отца Богов.

В ста тысячах километров от Европы складывались в свое, единственное в своем роде созвездие обиталища, упиваясь энергией магнитосферы, купаясь в бурях заряженных частиц, слушая безумную песнь радиоголоса планеты и наблюдая за вечно изменчивой панорамой ее туч. Нигде, кроме подобных миров, они существовать не могли; только в магнитосфере газовых гигантов плотность энергии была достаточна, чтобы поддерживать жизнь в багровых коралловых скорлупах. Четыре тысячи двести пятьдесят зрелых обиталищ разместилось на орбите Юпитера, поддерживая жизнь девяти миллиардов индивидуальных эденистов. По численности населения то была вторая цивилизация Конфедерации — только Земля, кормившая, по неуверенным прикидкам, тридцать пять миллиардов, обгоняла ее. Но разрыв в экономическом и культурном развитии был огромен. Граждане Юпитера не знали бедности, невежества, социального расслоения, среди них не было отщепенцев, кроме одного на миллион змия, отвергавшего эденизм как таковой.

Причиной такого завидного положения был сам Юпитер. Чтобы построить подобное общество, даже если сродство укрепляло психическую стабильность, а биотехника решала большинство бытовых проблем, требовалось очень много денег. Их давал гелий-3 — основное термоядерное горючее в Конфедерации.

Смесь гелия-3 и дейтерия — одно из самых чистых термоядерных горючих, при его использовании получается почти исключительно гелиевая плазма, а нейтронная эмиссия близка к нулю. Соответственно, реакторы на таком топливе почти не нуждаются в радиационной защите, их легче строить, а энергонасыщенный гелий — идеальное топливо для космолетов.

Для поддержания своей экономики и общественной структуры большинство планет Конфедерации отчаянно нуждалось в подобном чистом топливе. По счастью, источник дейтерия был неограничен — этот изотоп водорода можно было выделять из любого океана или ледяного астероида. Гелий-3, однако, в природе встречается исключительно редко. Попытки добывать его на Юпитере начались еще в 2062 году, когда энергетическая корпорация «Небо Юпитера» спустила в его атмосферу первый аэростат, чтобы добывать редкостный изотоп в промышленных количествах. Конечно, процентное его содержание было ничтожно, но перемноженное на массу газового гиганта, оно давало внушительную массу.

Вот эта рискованная затея и трансформировалась потом, после политических революций, религиозных свар и биотехнических откровений, в эденизм. А эденисты продолжали добывать гслий-3 во всех колонизированных звездных системах, где были газовые гиганты (за исключением Кулу и его вассальных княжеств), хотя аэростаты давно сменились воздушными черпаками. Это было величайшее предприятие в известном космосе и крупнейшая монополия. А поскольку система основания новых колоний уже устоялась, таковой ей и предстояло, судя по всему, остаться.

Но, как мог предсказать любой студент, изучающий экистику, экономическим сердцем эденизма оставался Юпитер, потому что именно Юпитер снабжал крупнейшего потребителя гелия-3 — Землю и ее Ореол О'Нейла. Подобный бездонный рынок требовал огромных объемов добычи, а те — разветвленной добывающей и транспортной инфраструктуры, пожирающей, в свою очередь, огромные энергетические мощности.

Вокруг каждого обиталища теснились сотни промышленных станций, от дссятикилометровых астероидных плавильных печей до крохотных агравитационных лабораторий. Десятки тысяч кораблей сновали в местном пространстве системы, ввозя и вывозя все товары, известные человечеству и ксенорасам Конфедерации. Назначаемые им полетные векторы неторопливо навивали эфемерную двойную спираль ДНК вдоль пятисотпятидесятитысячекилометрового орбитального пояса.

К тому моменту, когда «Энон» оказался в двух тысячах километров от Кристаты, обиталище можно было разглядеть в оптическом диапазоне. Оно слабо сияло изнутри, точно миниатюрная галактика с длинными, тонкими спиральными рукавами. Сияющим центром скопления служило собственно обиталище, цилиндр сорока пяти километров длиной, медленно вращающийся в ореоле огней святого Эльма, порожденных разбивающимися о внешнюю броню ионными ветрами. Вокруг искрились промышленные станции; между внешними ребрами жесткости и выносными панелями проскакивали искры разрядов — металл куда хуже переносил ионные бури, чем биотехнический коралл. Спиральные рукава складывались из термоядерных выхлопов кораблей адамистов и межорбитальных челноков, прибывающих и отбывающих с шарообразного причала, вращающегося в противоположную относительно всего обиталища сторону.

Маршруты других кораблей были изменены, чтобы «Энон» смог напрямую проскользнуть мимо них к причальным уступам, окаймлявшим северную оконечность Кристаты. Звездолет тормозил на семи g, но скорость его была такова, что Рубен со своего наблюдательного поста мог наблюдать, как на глазах вырастает Кристата и в поле зрения вплывают звездоскребы центрального пояса. То было единственное изменение в окружающем мире за сто тысяч километров пути от точки выхода. Юпитер не изменился нимало, Рубен не смог бы даже сказать, приблизились ли они к газовому гиганту, — для взгляда не было точек опоры. «Энон» мчался словно между двумя плоскостями — одна сложенная белыми и имбирными облаками, вторая цвета полуночного неба.

Обогнув вращающийся космопорт, они направились к северной оконечности. Лиловая ионная мгла там чуть рассеивалась, прорезанная ползучими волнами мрака там, где ветер магнитосферы разбивали и гасили четыре концентрических причальных уступа. Статические разряды прощекотали синий коралл корпуса «Энона», когда звездолет по пологой кривой устремился к внутреннему уступу, искры на миг повторили узор лиловых линий на броне. Потом массивная туша космоястреба зависла над причальным помостом, медленно поворачиваясь, покуда питательные трубки не пришлись на нужные места, и опустилась на место с грацией осеннего листа.

К нему тут же устремился поток служебных машин. Первой дисковидного корабля достигла машина «скорой помощи», и длинная шлюзовая труба сомкнулась с жилым тороидом. Кейкус обсуждал с медиками состояние Сиринкс, когда ноль-тау капсулу с ее телом вывозили из корабля.

Рубен сообразил, что «Энон» жадно всасывает питательную жидкость из труб.

— Как ты? — запоздало поинтересовался он.

— Рад, что полет окончен. Теперь Сиринкс исцелится. Кристата говорит, что все повреждения исправимы. В ее множественности много врачей. Я ей верю.

— Да, Сиринкс исцелится. И мы поможем ей. Лучшее лекарство — любовь.

— Спасибо, Рубен. Я рад, что ты мой друг и ее.

Вставая с противоперегрузочного ложа, Рубен ощутил прилив сентиментального восхищения бесхитростной верой космоястреба. Порой его простодушная прямота походила на детскую искренность — с ней невозможно было спорить.

Эдвин и Серина старательно глушили полетные системы жилого тороида и приглядывали за служебными машинами, покуда пуповины подключались к внешней аппаратуре жизнеобеспечения. Тула уже спорила с местным грузовым складом из-за размещения нескольких контейнеров, остававшихся в нижнем трюме. Все, даже «Энон», похоже, примирились с тем, что они пробудут здесь немалое время.

Рубен снова вспомнил страшные раны Сиринкс и вздрогнул.

— Я бы хотел поговорить с Афиной, -попросил он космоястреба.

Последний долг, исполнение которого он откладывал как мог, страшась, что Афина почувствует его стыд. Он чувствовал себя в ответе за Сиринкс. «Если бы я не позволил ей ринуться туда, если бы пошел с ней…»

— Индивидуальность следует ценить,— чопорно напомнил ему космоястреб. — Она решает за себя сама.

Рубену едва хватило времени смущенно улыбнуться, когда могучее сродство космоястреба протянулось через всю Солнечную систему к Сатурну и обиталищу Ромул рядом с ним.

— Ничего, милый мой,— шепнула ему Афина, когда они обменялись чертами личности. — Она жива, и «Энон» с ней. Этого достаточно, какие бы раны ни нанесли ей эти негодяи. Она к нам вернется.

— Ты знаешь?

— Конечно. Я всегда знаю, когда кто-то из детей возвращается домой, и «Энон» мне сообщил сразу же. И я выясняла детали с того момента, как Эден созвал всеобщее Согласие.

— Согласие будет?

— Без сомнения.

Рубен ощутил, как губы старого капитана складываются в ироническую усмешку.

— Знаешь,— проговорила она, — мы не собирали Согласия с тех пор, как Латон уничтожил Джантрит. И теперь он вернулся. Видно, есть в этом некая неотвратимость.

— Он возвращался,— поправил Рубен. — Теперь мы его больше не увидим. Забавно, я почти жалею, что он покончил с собой, как бы благородно это ни выглядело. Боюсь, что в ближайшие недели нам очень пригодилась бы его безжалостность.

Чтобы собрать всеобщее Согласие, требовалось несколько минут — кого-то приходилось будить, кому-то надо было отложить работу. По всей Солнечной системе сознания эденистов сливались с разумами их обиталищ, а те смыкались воедино. То был логический предел демократии, в которой каждый житель не только голосовал, но и принимал участие в принятии решения.

Вначале «Энон» представил конспект Латона — сообщение, доставленное им Согласию Атлантиса. Он стоял перед ними — высокий, красивый; лицо его выдавало азиатское происхождение, черные волосы были собраны в хвостик. Простое зеленое кимоно было стянуто поясом. Он стоял один во вселенской тьме, и по нему видно было — Латон знает, кто судит его, и этот суд ему не страшен.

— Вы, без сомнения, впитали отчет о событиях на острове Перник и в Абердейле, — проговорил он. — Как вы видите, все началось с ритуала жертвоприношения Квинна Декстера. Однако мы можем с уверенностью заключить, что прорыв из бездны, произошедший в джунглях Лалонда, — событие уникальное. Эти придурковатые сатанисты веками плясали ночью в лесах, и до сей поры никто из них не сумел вызвать мертвых. Если бы хоть одна душа в прошлом вернулась с того света, нам об этом было бы известно; хотя, должен признать, слухи о подобных случаях в истории появлялись не единожды.

К сожалению, мне не удалось установить точной причины того, что я не в силах описать иначе, как разрыв барьера между нашим измерением и той «бездной», где после смерти обитают души. Что-то отличало проведенный ритуал от всех прежних. В этой области вы должны сосредоточить свои усилия. Массовое одержание невозможно остановить, вылавливая одержимых, хотя, я уверен, правительства адамистов потребуют срочных военных мер. Противодействуйте подобным бесполезным затеям. Необходимо найти источник горя, закрыть прорыв между мирами — вот единственный надежный путь к успеху. По моему убеждению, лишь эденизм обладает достаточными ресурсами и упорством в достижении цели, чтобы разрешить эту проблему. Ваше единство может оказаться единственным преимуществом живущих. Используйте его.

Заверяю вас — хотя одержимые остаются неорганизованными, у них есть общая, всеодоляющая цель. Они ищут силы в числе и не успокоятся, покуда не будет одержано последнее человеческое тело. Предупрежденные, вы сможете защититься от повторения событий на Пернике. Простейшие фильтрующие подпрограммы оборонят множественность обиталищ, а те, в свою очередь, смогут засекать одержимых, прикидывающихся эденистами, при помощи сравнения личностных черт.

Мое последнее наблюдение относится скорее к философии, нежели к практической области, хотя в случае вашей победы оно окажется не менее важным. Зная отныне, что человек наделен бессмертной душой, вы поневоле должны будете вносить в ваше общество серьезные изменения. Но напоминая об этом, я не могу преувеличить значения телесного существования. Не думайте, что смерть — легкий выход или что жизнь — лишь преходящая фаза бытия, ибо когда вы умираете, какая-то часть вас теряется навсегда. И в то же время я уверяю вас — не бойтесь оказаться скованными в бездне на веки веков, ибо я уверен, что хотя бы одному эденисту на миллиард грозит такая судьба. Подумайте о тех, чьи души возвращаются, кто и что они — и поймете. В конце концов вы все узнаете сами — такова судьба человека. Столкнувшись с реальностью посмертия, я подтвердил свою веру в то, что наше общество — наилучшее среди всех социумов живущих. Жаль, что я не мог вернуться в него на более долгий срок, зная то, о чем ведаю сейчас… Но вы, подозреваю, меня и не приняли бы.

Последняя, всезнающая улыбка, и он сгинул — уже навсегда.

Согласие решило: в первую очередь нам следует оберегать собственную цивилизацию. Хотя от проникновения мы защищены, нам следует рассмотреть дальнейшую перспективу прямой физической атаки в случае, если одержимые захватят планетную систему с боевыми звездолетами. Наилучший способ самозащиты — поддерживать Конфедерацию, препятствуя распространению заразы. С этой целью все космоястребы должны быть отозваны с гражданских рейсов и организованы в ополчение, треть которого будет передана в распоряжение космофлота Конфедерации. Научные ресурсы эденизма должны быть, как и предлагал Латон, направлены на выяснение природы изначального прорыва, с тем чтобы понять энергистическую природу одержателей. Необходимо найти способ изгнать их окончательно.

Мы признаем взгляды тех, кто высказался в пользу изоляции, и оставим этот вариант на случай, если одержимые возьмут верх. Но остаться в одиночестве, когда одержимые захватят планеты и астероиды адамистов, — подобное будущее нельзя считать оптимальным. Угроза должна быть предотвращена в сотрудничестве с остальным человечеством. Проблема в нас, и исцеляться нам самим.


Луиза Кавана проснулась от благословенного запаха чистого белья, под сладостный хруст накрахмаленных простынь. Комната, в которой она открыла глаза, была даже больше, чем ее спальня в Криклейде. Окно на другом ее конце было плотно занавешено, и свет едва сочился сквозь гардины, такой слабый, что девушка не могла даже различить его цвета. А это было очень важно.

Откинув простыни, Луиза пробежала по толстому ковру, чтобы откинуть занавесь. В комнату хлынул золотой свет Герцога. Девушка настороженно оглядела небесный свод, но день был ясный — в вышине ни облачка, не говоря уже о клубах призрачной алой мглы. Пролетая вчера над Кестивеном, она насмотрелась на это дыхание баньши до конца своих дней. Над каждым городком, над каждым селением поднимались рыжие клубы, красившие улицы, дома, лощины кровавым лаком.

«Они еще не добрались сюда, — подумала Луиза с облегчением. — Но они доберутся».

Когда вчера они прилетели в Норвич, город был в панике, хотя власти не были вполне уверены, из-за чего паникуют. С островов, по которым катилась орда одержимых, доходили лишь смутные сообщения о мятежах и вторжениях иномирян со странным оружием. Но эскадрилья конфедеративного флота на орбите Норфолка заверяла премьер-министра и принца, что никакого вторжения не было.

Тем не менее началась мобилизация ополчения Рамзаевых островов. Вокруг столицы окапывались войска. Строились планы отбить у врага такие острова, как Кестивен.

Айвену Кантреллу приказали посадить самолет в дальнем конце городского аэродрома. Окружившие машину нервные солдаты в плохо подогнанных мундирах цвета хаки стискивали приклады винтовок, устаревших еще во времена их дедов. Но среди них выделялись несколько морпехов Конфедерации в облегающих скафандрах, словно скроенных из одного куска эластичной кожи. И их тускло-черные ружья никак нельзя было назвать устаревшими. Луиза подозревала, что одного выстрела из этих чудовищ хватило бы, чтобы разнести самолет «скорой помощи» на куски.

Когда по трапу спустились сестры Кавана, а с ними Фелисия Кантрелл и ее девочки, солдаты заметно успокоились. Их командир, капитан со смешной фамилией Лестер-Свинделл, признал их за беженцев, но только через два часа непрерывных допросов все подозрения с них были сняты — да и то после того, как Луизе пришлось позвонить тете Селине, чтобы та приехала поручиться за нее и Женевьеву. Делать этого ей очень не хотелось, но выбора не было. Тетя Селина приходилась маме старшей сестрой, и Луиза никак не могла поверить, что женщины состоят в родне — тетушка была безмозгла, как воздушный шарик, и озабочена исключительно покупками и урожаями. Но тетя Селина была замужем за Жюлем Хьюсоном, графом Люффенхамским и старшим советником при дворе принца. Если имя Кавана не гремело на Рамзае, как на родном Кестивене, то его имя имело вес.

Через две минуты после того, как тетя Селина правдой и неправдой пробилась в кабинет, Луизу и Женевьеву уже усаживали в ее коляску. Флетчера Кристиана, «криклейдского работника, он помог нам бежать», усадили вместе с кучером на облучке. Луиза хотела возмутиться, но Флетчер подмигнул ей и низко поклонился тетке.

Луиза оторвала взгляд от безупречно синего неба над Норвичем. Балферн-Хаус стоял в самом центре Бромптона, самого роскошного округа столицы, что не мешало ему обладать собственным, весьма обширным парком. Когда они вчера проезжали мимо чугунных воротных створок, девушка заметила, что там стоят на посту двое полицейских.

«Пока что мы в безопасности, — сказала себе Луиза. — Если не считать того, что мы притащили за собой в самое сердце столицы одержимого. В сердце правительства».

Но Флетчер Кристиан был ее секретом, ее и Женевьевы, а та не проболтается. Забавно, но Флетчеру девушка доверяла — во всяком случае, больше, чем графу и премьер-министру. Он уже доказал, что может и будет защищать ее от других одержимых. А она должна защитить Женевьеву. Потому что Господь свидетель — ни ополчение, ни морская пехота Конфедерации не спасут от них.

Понурившись, девушка обошла комнату, раздвигая остальные занавеси. Что же делать дальше? Рассказать людям, что им грозит? «Могу себе представить, что скажет дядя Жюль. Решит, небось, что я истеричка». Но если они не будут знать, они не смогут и защититься.

Дилемма перед ней стояла страшная. Подумать только, ей еще казалось, что стоит добраться до столицы — и всем проблемам конец. Что можно будет сделать что-то. Маму с папой спасти. Мечта школьницы.

Дробовик Кармиты был прислонен к кровати. Луиза ласково улыбнулась оружию. Когда она настояла на том, чтобы прихватить его с собой на пути из аэропорта, тетя Селина просто извелась и долго блеяла, что достойные девицы даже знать не должны о таких вещах, не говоря уж о том, чтобы иметь их при себе.

Тяжело придется тете Селине, когда одержимые войдут в город. Улыбка Луизы поблекла. «Флетчер, — решила она. — Я должна спросить совета у Флетчера».

Женевьеву девушка нашла сидящей с ногами на кровати. Сестренка дулась. Одного взгляда друг на друга им хватило, чтобы расхохотаться. Горничные, по строгому приказу тети Селины, снабдили их роскошнейшими платьями — сплошной цветастый шелк и бархат, многоярусные пышные юбки и широкие рукава.

— Пойдем, — Луиза взяла сестру за руку. — Будем выбираться из этого дурдома.

Тетя Селина изволила завтракать в утренней столовой, широкие окна которой выходили на пруд с лилиями. Восседая во главе тикового стола, она напоминала фельдмаршала, командующего войском ливрейных слуг и горничных в крахмальных фартучках. Вокруг ее кресла суетилось стадо ожиревших корги, получавших за свои труды по кусочку тоста или бекона.

— Ох, ну так намного лучше, — объявила она, когда сестер привели. — Вчера вы выглядели просто ужасно, я вас едва узнала. Эти платья вам идут намного больше. А волосы твои, Луиза, просто сияют. Просто картинка.

— Спасибо, тетя Селина, — пробормотала девушка.

— Садись, дорогая моя, приступай. После таких испытаний вы, должно быть, изголодались. Столько ужасов вам пришлось пережить и увидеть — больше, чем любой девочке, какую я только знала. Я благодарю Господа, что вы невредимыми добрались к нам.

Служанка поставила перед Луизой тарелку с омлетом. Желудок девушки тревожно всколыхнулся. Господи Иисусе, только бы не стошнило!

— Только тосты, спасибо, — выдавила она.

— Луиза, ты ведь помнишь Роберто? — елейным от гордости голосом поинтересовалась тетка Селина. — Мой дорогой сынок, он так вырос!

Луиза покосилась на паренька, на другом конце стола проедавшего себе дорогу сквозь гору бекона, яичницы и почек. Роберто был старше ее на пару лет. Во время его прошлого визита в Криклейд они не сошлись — он, похоже, рад был бы не сдвигаться с места. И с тех пор он прибавил добрых полтора стоуна2, в основном в талии.

Глаза их встретились, и взгляд юноши был, как теперь называла это про себя Луиза, взглядом Вильяма Элфинстоуна. А это злосчастное платье с жутким вырезом облегало фигуру.

Девушка даже удивилась немного, когда под ее пристальным взором он покраснел и уткнулся в тарелку. «Надо выбираться отсюда, — подумала она, — из этого дома, из города, от этих жвачных родственников, а главное — из этого проклятого платья! Тут мне и совет Флетчера не нужен».

— Не знаю, почему твоя мать перебралась на Кестивен, — продолжала тетя Селина. — Такой дикий остров. Следовало ей остаться в городе. Твоя милая мама, знаешь, могла бы выбрать себе жениха из придворных — божественное она была тогда создание, просто божественное. Прямо как вы двое. А кто знает, что за кошмар с ней мог приключиться с этим ужасным мятежом. Я предлагала ей остаться, но она ведь не слушала. Безумие, просто безумие. Надеюсь, морская пехота перестреляет этих дикарей до последнего. Кестивен надо было бы вычистить, лазерным огнем выжечь до каменного основания. А вы, малышки, могли бы переехать жить ко мне, в безопасность. Было бы прекрасно, не правда ли?

— Они и сюда явятся, — возмутилась Женевьева. — Вам их не остановить, понимаете? Никому-никому.

Луиза толкнула ее под столом пяткой и бросила на сестру сердитый взгляд украдкой. Джен только пожала плечами и принялась за яйца.

Тетя Селина театрально побледнела и принялась обмахиваться платочком.

— Ох, дорогое мое дитя, ну что за ужасы тебе мерещатся! Твоей матушке не надо было покидать столицу. Здесь юных леди воспитывают как полагается.

— Простите, тетя Селина, — поспешно вмешалась Луиза. — Мы до сих пор немного не в себе. После… ну, вы понимаете.

— Конечно, понимаю. Вам обеим непременно надо показаться доктору. Мне еще вчера надо было его вызвать. Один бог знает, что вы могли подхватить, столько времени блуждая в глуши.

— Нет!

Любой врач распознает ее беременность за минуту. А как на это отреагирует тетка Селина — действительно, один бог знает!

— Спасибо, тетя, но не стоит — нам гораздо больше поможет пара дней отдыха. Я подумывала, что мы могли бы прогуляться по Норвичу, раз уж оказались в столице. Это был бы для нас такой подарок. — Луиза улыбнулась. — Ну пожа-алуйста, тетя Селина.

— Да, можно? — прощебетала Женевьева.

— Ну, не знаю, — протянула тетка. — Едва ли сейчас время осматривать достопримечательности — собирается ополчение. И я обещала Гермионе, что приду на собрание Красного Креста. В эти тяжелые дни мы все должны поддерживать наших отважных мужчин. У меня едва ли будет время с вами бегать.

— Я могу, — подпрыгнул Роберто. — Буду очень рад.

Он опять не сводил с Луизы глазок.

— Не глупи, дорогой, — строго сказала тетка. — У тебя школа.

— Нас мог бы сопровождать Флетчер Кристиан, — быстро нашлась Луиза. — Он уже доказал, что он человек достойный. И мы будем в полной безопасности.

Краем глаза она заметила, как нахмурился кузен.

— Ну…

— Пожалуйста! — заныла Женевьева. — Я хотела купить вам цветов, вы были так добры…

Тетка Селина всплеснула руками.

— Ну что за сокровище! Я всегда хотела еще и девочку. Ну конечно, идите!

Луиза тайком облегченно вздохнула. Она вполне могла представить, чем окончилось бы подобное представление при маме. Женевьева с самым невинным выражением лица опять уткнулась в яичницу.

На другом конце стола Роберто задумчиво пережевывал третий тостик.

Флетчера Кристиана сестры нашли в той части дома, что отводилась прислуге. Большую часть работников Балферн-Хауса забрали в ополчение, так что одержимого погнали таскать мешки из кладовой в кухню.

Опустив огромный дерюжный мешок моркови на пол, он сдержанно оглядел девушек и отвесил им изящный поклон.

— Как вы прелестны, юные дамы. Как изящны. Я всегда полагал, что подобная роскошь пристала вам более.

Луиза в бешенстве глянула на него… и оба разом ухмыльнулись.

— Тетушка Селина, — величественно объявила девушка, — разрешила нам воспользоваться экипажем, а также дозволила тебе, добрый человек, сопроводить нас. Конечно, если ты пожелаешь остаться здесь, за более привычным занятием…

— Ох, миледи Луиза, как вы жестоки. Однако сии насмешки я заслужил. Для меня будет честью отправиться с вами.

Под недовольным взором повара он подхватил куртку и вслед за Луизой вышел из кухни. Женевьева, подобрав юбки, побежала вперед.

— Никакие испытания словно и не оставили следа на этой малышке, — заметил Флетчер.

— И слава богу, — ответила Луиза, когда они отошли подальше от всеслышащих слуг. — Ночь прошла ужасно?

— В комнате было тепло и сухо. Мне приходилось ночевать в обстоятельствах более стесненных.

— Прости, что приволокла тебя сюда. Я и забыла, каково общаться с теткой Селиной. Но я не могла вспомнить больше никого, кто выдернул бы нас из аэропорта.

— Не стоит об этом, миледи. По сравнению с иными матронами, каких мне доводилось знавать в младые годы, ваша тетушка — просто образец просвещенности.

— Флетчер… — Девушка придержал а его за рукав. — Они здесь?

Лицо его помрачнело.

— Да, миледи Луиза. Я ощущаю несколько дюжин их, рассеявшихся по городу. И с каждым часом их число растет. На это уйдут дни, быть может — недели, но Норвич падет.

— Господи Иисусе, да когда же это кончится?

Ее затрясло, и одержимый обнял ее за плечи. Девушка ненавидела себя за слабость. «Джошуа, ну где ты, когда ты так нужен?»

— Не поминай зла, и оно не найдет тебя, — прошептал Флетчер.

— Правда?

— Так уверяла меня матушка.

— Она не ошибалась?

Пальцы его коснулись ее подбородка, приподнимая лицо.

— Это было очень давно и далеко отсюда. Но мнится мне, что сейчас, если мы избежим их внимания, вас дольше не коснется зло.

— Хорошо. Я тут серьезно обдумывала, как помочь Женевьеве и ребенку. И выходит, что есть только один способ спастись.

— Да, миледи?

— Покинуть Норфолк.

— Понятно.

— Будет непросто. Ты поможешь мне?

— Незачем спрашивать, миледи. Я уже дал слово помочь и вам, и малышке всеми своими силами.

— Спасибо, Флетчер. И еще одно — ты хочешь полететь с нами? Я попытаюсь добраться до Транквиллити. Я знаю там кое-кого, кто может нам помочь.

Если кто-то может, — добавила она мысленно.

— Транквиллити?

— Да. Это вроде… дворца в космосе, он вращается вокруг очень далекой звезды.

— Ох, сударыня, что вы за искусительница. Плыть между звездами, по которым плавал я когда-то, — как могу я отказаться?

— Хорошо, — прошептала она.

— Не поймите превратно, леди Луиза, но ведомо ли вам, как готовиться к подобному предприятию?

— Полагаю, что да. Одному я научилась от папы и Джошуа… да и от Кармиты в некотором роде — с деньгами возможно все.

Флетчер уважительно улыбнулся:

— Верные слова. Но есть ли у вас деньги?

— При себе — нет. Но я — Кавана. Найдутся.


предыдущая глава | Нейтронный Алхимик: Консолидация | cледующая глава