home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню




Глава 14


   Ночь действительно выдалась хлопотной. Шторм спутал все планы. Оставшиеся у противника восемь эскортов и два легких крейсера фланировали не ближе трех километров от берега. Торпедой с берега не достать, пловцам их не догнать. Так что отправили вплавь с торпедой одну группу аквалангистов, чтобы отрепетировать нападение на дредноуты.

   Капитан транспорта отыскал еще одну точку, с которой можно укусить патрульное судно из его дальнобойных орудий. Но волнение в этом месте оказалось слишком велико. Не решившись стрелять, он вернулся под защиту берега.

   Главную пакость этой ночи учинила Ви вместе с "дедой". На паровом катере они вошли в залив одного из южных островов, где укрылись от шторма миноносцы и тральщики. Последовательно обошли всех. Подвалив к борту, Ви на чистом риканском, которым владела в совершенстве, сообщила: "Код "Морской Орел", - и к следующему. Что уж там подумали по этому поводу мудрые командиры - неизвестно, Звучные названия вообще в чести у риканских военных. И разные хищные птички: орлы, соколы, ястребы - тоже весьма популярны в эмблемах воинских подразделений и соединений кораблей.

   А разве командир миноносца или тральщика признается в присутствии подчиненного, что не знает какого-то важного кодированного сигнала? Конечно, нет. Просто станет наблюдать за действиями соседей, чтобы поступить аналогично. Ведь посыльное судно обошло всех. Так что заряды, прилипшие к бортам их кораблей ниже ватерлинии, начали срабатывать за час до рассвета. Через полторы минуты - разброс примитивных часовых взрывателей - риканцы лишились малотоннажной флотилии. Катер-то деревянный, а миноносцы и тральщики - стальные. Понятно, к чему прилипнет магнит, опущенный на веревочке за борт при перемещении кранца.

   А пловцы-торпедисты подкараулили-таки легкий крейсер. Даже торпеду пустили на такой-то волне. Не попали. Сами люди-лягушки вернулись измотанными настолько, что смотреть на них было жалко. Фельдшер хлопотал с капельницами и требовал от кока бульона из птицы. Обе несушки с лихтера пошли в суп.

   Потом пришел флагманский механик и сообщил, что захваченный вчера вражеский миноносец необходимо срочно ремонтировать и гнать на главную базу. На нем установлена паровая турбина, причем отличная, а не то, что... Его резкое замолкание можно было понять так, что у имперских конструкторов подобные агрегаты получаются не очень.

   Больше ничего не происходило. Командиры снова собрались в салоне лихтеровоза. Предложений не было. Шторм набрал силу. Ни миноносец, ни катер в море не пошлешь. Сейчас атаковать оставшиеся семь эскортов и легкие крейсера представлялось вполне реальным, тем более что они не вместе, а нарезают круги вокруг архипелага на расстоянии во многие километры друг от друга. Если бы не волнение - миноносцы пожалуй справились бы.

   Эта мысль на все лады была повторена каждым из взявших слово, и повисла тишина. Гошке стало как-то неуютно. Но вдруг заговорил начальник оперативного отдела.

   - Выйти в море сейчас могут или транспорт или лихтеровоз. Если лихтеровоз примет балласт, колебания его корпуса под действием непогоды замедлятся. Артиллерия значения не имеет. У эскортов этой серии резкая бортовая качка, заряжающие снарядом в казенник не попадут. А торпеды можно разместить на затопленной палубе веером, да хоть бы и перпендикулярно курсу.

   Молчание было недолгим.

   - Мы тут и похлеще номера выкидывали. А не испытав ведь и не узнаешь, может ли это получиться. - Это командир семьсот четвертого.

   - Заманчиво. - Капитан лихтеровоза тоже не молчит. - Разницы в скоростях при таком волнении тоже, вроде как нет. Эскорты вообще могут переломиться, если попробуют бежать полным ходом. И уголька в бункерах у них тоже не в избытке. Они давненько его жгут. Угольщиков наши наблюдатели не замечали, так что у них вряд ли больше чем по одному котлу под полным давлением. - Его взгляд в сторону Гошки источал мольбу.

   Ну вот. Дожил. Такую чушь несут, что плакать хочется. А ведь штормы на Посейдонии не длятся долго. Нет, период безумных решений пора завершать. Жалко кураж у подчиненных обламывать, но атаковать лихтеровозом боевые корабли... ну, это право по-гусарски слишком.

   - Шторм стихнет. Волнение уляжется. Перетопим всех по штатной схеме. Отстрелявшиеся сразу возвращаются на лихтеровоз для перезарядки. Транспорт стоит в засаде вот здесь, - Гошка показал на карте. Я на семисотом прикрываю артиллерийским огнем выходящие в атаку миноносцы. А пока то, да сё, штормит да непогодится, надо хорошенько прочесать острова. Нам сейчас чужой глаз на суше может дорого обойтись

   Разговор сразу увял. Офицеры начали расходиться. Ротный замешкался, и Гошка "взял его за пуговицу". Сильно его заинтересовали морские пехотинцы с их техническим оснащением и универсальной подготовкой. Слово за слово, майора он разговорил.



предыдущая глава | Четвертая дочь императора | cледующая глава