home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


III

Комната, в которой оказался Нейл Бэннинг была больше и намного роскошнее вчерашней тюремной камеры, но тем не менее это тоже была тюрьма. Он обнаружил это, как только полностью очнулся – кажется, он снова на некоторое время терял сознание, но не был вполне уверен в этом. Так или иначе, он поднялся и принялся обследовать двери. Одна вела в довольно странно оборудованную ванную, другая была заперта. И крепко. Окон не было вовсе. Металлическая стена была цельной и гладкой. Комната освещалась сверху, каким-то невидимым источником света.

Несколько минут Бэннинг беспокойно расхоживал по комнате, разглядывая обстановку и пытаясь думать. Он вспомнил загадочный кошмар – свет в прерии и огромный серебрянный корабль. Кошмар, конечно. Какая-то гипнотическая иллюзия, внушенная темнолицым человеком, который называет себя Рольфом. Черт возми, кто же такой этот Рольф, и почему именно он, Бэннинг, стал жертвой его мании?

Корабль посреди прерии. Люди в странных одеждах, приветствующие его как – что за имя там было? – да, как Валькара. Наверняка сон. Правда яркий, но всего лишь сон.

Или все-таки это было наяву?

Нет окон. Нет ощущения движения. Нет звуков – впрочем, если прислушаться, один можно различить. Скорее это была едва заметная вибрация, словно где-то билось огромное сердце. Незнакомые запахи в комнате.

Внезапно все чувства Бэннинга ненормально обострились и он понял, что все в комнате ему незнакомо. Краски, ткани, формы, все – начиная с водопровода и кончая постелью, которую он только что оставил.

Даже собственное тело казалось незнакомым – его вес изменился. Бэннинг начал колотить в дверь и кричать.

Рольф появился почти сразу. С ним был водитель, и оба они держали в руках металлические яйцеобразные предметы. Экс-водитель поклонился Бэннингу и остался стоять в нескольких шагах позади Рольфа, так что Бэннинг не мог напасть на обоих сразу, или обойти их. Теперь на них были такие же одежды, что и на людях из кошмара – нечто вроде туники, а на ногах облегающие гамаши. Одежда выглядела удобной, функциональной, если угодно, – и совершенно нереальной.

Рольф вошел в комнату, оставив другого снаружи. Бэннинг успел увидеть узкий коридор с такими же металлическими стенами, как и в комнате, прежде чем Рольф закрыл за собой дверь. Сухо щелкнул замок.

– Где мы? – спросил Бэннинг.

– К настоящему моменту, – ответил Рольф, – мы преодолели довольно значительную часть пути от Солнца к Антаресу. Не думаю, что точные координаты имеют для тебя большое значение.

– Не верю, – сказал Бэннинг. Он и в самом деле не верил. Но в то же самое время он подсознательно понимал, что Рольф не лжет. Сознание этого было ужасно, и мысли его метались, словно кролик в ловушке.

Рольф подошел к стене напротив двери.

– Кайл, – сказал он, – ты должен поверить мне. И моя, и твоя жизни зависят от этого.

Он нажал на скрытую кнопку и часть стены скользнула в сторону, открывая иллюминатор.

– Это окно не настоящее, – продолжал Рольф, – это видеоэкран, на который очень сложное и умное электронное устройство репродуцирует истинную картину, которую невооруженный глаз не в состоянии воспринять.

Бэннинг посмотрел в иллюминатор. За ним открывалась ошеломляющая смесь мрака и света. Мрак был бездонной пустотой, в которую с воплем падал его корчившийся мозг, затерявшийся в равнодушной бесконечной бездне. Но свет…

Миллионы миллионов солнц. Исчезли конутры созвездий, их очертания потерялись в сияющем океане звезд. Свет грохотал в голове Бэннинга. Громовым раскатом он падал и падал в глубины блеска и тьмы, он…

Бэннинг зажал ладонями уши и отвернулся. Он упал на постель и остался лежать там, содрогаясь всем телом. Рольф закрыл иллюминатор.

– Теперь ты мне веришь?

Бэннинг что-то простонал.

– Хорошо. Ты поверил в звездный корабль. Тогда чисто логически ты должен поверить и в существование цивилизации, способной строить такие корабли, и в культуру, для которой звездные корабли и обычны, и необходимы.

Бэннинг, чувствующий себя больным и разбитым сел на постели, цепляясь за ее успокаивающе неподвижную поверхность. Он понимал, что это бесполезно, но все же выдвинул свой последний аргумент:

– Мы не движемся. Если бы мы двигались быстрее света – а это само по себе невозможно, уж настолько-то я разбираюсь в физике! – то было бы ощущение ускорения.

– Это не механическое движение, – ответил Рольф становясь так, чтобы ему было видно лицо Бэннинга. – Тут нечто вроде силового поля и, являясь частью этого поля, мы, собственно, остаемся в покое. Поэтому и нет ощущения движения. А что до невозможности… – Он усмехнулся. – Пока я искал тебя на Земле, я забавлялся, замечая первые трещины в теории, провозглашавую скорость света предельной велечиной. В своих исследованиях физики замечали частицы, движущееся быстрее света, и их объяснения-отговорки, что, мол, это только фотоны, не имеющие массы – лишь попытки уйти в сторону от существа вопроса.

Бэннинг недоверчиво воскликнул:

– Но звездная цивилизация, чьи корабли посещают Землю, и тем не менее никто на Земле не знает об этом – такое невозможно!

– Просто, – сухо сказал Рольф, – в тебе говорит земной эгоизм. Земля – окраинный мир, отсталый во многих отношениях. С политической точки зрения – сплошной кавардак. Сотни враждующих народов, норовящих перерезать друг другу глотки. Новая Империя избегает открытого контакта с такими мирами – слишком много хлопот, а толку почти никакого.

– Ладно, – сказал Бэннинг, поднимая руки, – сдаюсь. Я признаю, что существуют звездные корабли, межзвездная цивилизация, целая – как вы сказали? – Новая Империя. Но я-то тут причем?!

– Ты – часть всего этого. Очень важная – я бы даже сказал – самая важная.

– Вы ошибаетесь, – устало произнес Бэннинг. – Говорю вам: меня зовут Нейл Бэннинг, я родился в Гринвилле, штат Небраска…

Он умолк, услыхав смех Рольфа.

– Ты провел веселенькие два дня, пытаясь доказать это. Нет, тебя зовут Кайл Валькар, и родился ты в Катууне, древнем Городе Королей, на четвертой планете Антареса.

– Но мои воспоминания – вся моя жизнь на Земле!

– Ложная память, – ответил Рольф. – Ученые Новой Империи – искусные психотехники, а Джоммо лучший из них. Когда Землю выбрали в качестве места твоей ссылки и тебя, пленного, привезли туда уже со стертой памятью, Джоммо составил историю твоей жизни, синтезировав ее из воспоминаний туземцев. Потом он тщательно инплантировал синтезированную память в твой мозг, и когда тебя отпустили, у тебя уже было новое имя, новый язык, новая жизнь! Кайл Валькар исчез навсегда, остался землянин Нейл Бэннинг, не представляющий угрозы для кого бы то ни было.

– Угрозы? – протянул Бэннинг.

– О да, – глаза Рольфа внезапно сверкнули диким огнем. – Ты – Валькар, последний из Валькаров. А Валькары всегда были угрозой для узурпаторов Новой Империи. – Он начал нервно ходить, словно не в силах сдержать охватившее его возбуждение. Бэннинг безразлично наблюдал за ним. Он пережил слишком много потрясений одно за другим и теперь его ничто уже не удивляло.

– НОВОЙ Империи, – повторил Рольф. Он произнес прилагательное так, как произносят ругательство. – В ней правит эта кошка Тэрэния, и искусство Джоммо держит ее наверху. Да, последний Валькар – угроза для них.

– Но почему?

Рольф загремел:

– Потому что Валькары были повелителями СТАРОЙ Империи – звездной империи, правившей половиной Галактики девяносто тысяч лет назад. Потому что не все звездные миры забыли своих законных повелителей.

Бэннинг измуленно взглянул на Рольфа и начал тихо смеяться. Сон стал слишком нелепым, слишком безумным. Нельзя такое воспринимать серьезно и дальше.

– Итак, я не земной Нейл Бэннинг, а звездный Кайл Валькар?

– Да.

– И я – император?

– Нет, Кайл. Еще нет. Но в прошлый раз ты едва не стал им. Если нам будет сопутствовать удача, ты будешь императором.

Бэннинг решительно сказал:

– Я – Бэннинг. Я это ЗНАЮ. Возможно, я похож на вашего Кайла Валькар. Потому, наверное, вы меня и захватили. Дайте мне увидеть остальных.

Глаза Рольфа сузились:

– Зачем?

– Я собираюсь рассказать, какой обман вы затеяли.

– Ничего ты не расскажешь, – смуглый гигант говорил сквозь зубы. – Они считают, что ты Кайл Валькар. Ну, в этом они правы. Но они так же считают, что память к тебе вернулась – и в этом они ошибаются.

– Значит вы признаете, что обманываете их?

– Только в этом, Кайл, они не отважились бы на такое предприятие, знай, что к тебе все еще не вернулась память! Они не знают, что ты не можешь привести их к Молоту!

– К Молоту?

– Я расскажу тебе об этом позже. А сейчас вбей себе в голову – если они узнают, что ты НЕ ПОМНИШЬ, они выйдут из игры. Ты снова попадешь к Джоммо. На этот раз тебя не отправят в изгнание, тебя убьют.

Все услышанное от Рольфа было слишком серьезно. Бэннинг попытался осмыслить это, а потом сказал:

– Я не могу говорить на вашем языке.

– Да, Джоммо проделал над тобой дьявольски чистую работу.

– Так как я смогу выдавать себя за этого Валькара?

– Ты в плохой форме, Кайл, – уклончиво ответил Рольф. – Возвращение памяти привело тебя в шоковое состояние. Ты нуждаешься в покое и некоторое время тебе нельзя выходить из каюты. Но здесь с тобой буду и я.

Несколько мгновений Бэннинг не мог понять, потом уловил суть:

– Вы имеете в виде, что я узнаю язык от вас?

– ВСПОМНИШЬ язык. Да.

– Хорошо, – после секундного раздумья сказал Бэннинг. – Если это все, что я должен сделать…

Говоря эти слова, он поворачивался и, внезапно прыгнув, оказался на широкой спине Рольфа, стискивая руками шею великана.

– Извини, Кайл, – чуть задыхаясь сказал Рольф. И тогда его массивные мускулы взорвались, подобно мгновенно распрямляющимся тугим пружинам, а Бэннинг обнаружил, что летит в сторону стены. От удара у него перехватило дыхание и он рухнул на пол.

Рольф открыл дверь. Перед тем, как выйти, он обернулся и сурово сказал:

– За это в древнем Городе Королей с меня бы заживо содрали кожу. Но ты меня вынудил. А теперь остынь. – И он вышел.

Оставшись один, Бэннинг сел у металлической стены и долго сидел так, уставившись прямо перед собой. Он чувствовал, что его рассудок мутится, пытаясь вырваться из тисков окружающей действительности.

«Я – Нейл Бэннинг, и я сплю, а все, что я вижу – только сон…»

Он с размаху ударил кулаком по стене. Боль в костяшках была достаточно убедительной, и на них показалась кровь. Нет, это не помогало.

«Ладно, пусть этот корабль реален. Звездный корабль, идущий к Антаресу. Реален Рольф, реальна и эта Новая Империя, о существоовании которой Земля и не подозревает. Но ВСЕ-ТАКИ я – Нейл Бэннинг!»

Не Кайл Валькар – о, нет! Если он только позволит себе поверить в то, что он был совершенно другим человеком, человеком со звезд, с прошлым, которого он не может вспомнить, тогда его собственное «я» заколеблится и исчезнет как дым, и он станет никем…

Существует Империя. Существуют звездные корабли. Земля не знает о звездной империи, но о Земле знают, знают земные обычаи… языки, изученные во время тайных посещений. Появление корабля Рольфа – именно такое тайное посещение. Они прилетели, захватили Нейла Бэннинга, а теперь летят обратно. Все это делается с какой-то определенной целью…

Для какой-то грандиозной звездной интриги понадобился человек, которого можно выдать за Кайла Валькара, потомка древних звездных королей. И он, Нейл Бэннинга, благодаря своему внешнему сходству с Кайлом Валькаром подошел на эту роль. Он стал пешкой в этой игре, а для того, чтобы эта пешка была как можно лучше, Рольф и пытался доказать, что он и ЕСТЬ Кайл Валькар!

Бэннинг отчаянно пытался придумать какой-нибудь план. Это было трудно, голова все еще кружилась от столкновения со вновь открытой Вселенной, от понимания того, что он и в самом деле находится в космическом корабле. Но он должен даже и в этом невероятном положении драться за себя.

«Сначала – как можно больше узнать, – подумал он. – Прежде, чем что-либо предпринимать, надо узнать, куда они доставят меня, что собираются со мной делать. Мне нужно знание…»

Вернулся Рольф. Он принес новую одежду, подобную его собственной, диковинную, но удобную.

Белая туника была изготовлена из великолепной материи; на груди драгоценные камни образовывали стилизованный рисунок – ярко пылающее солнце. Бэннинг переоделся без возражений. Его мысли сосредоточились на одном – надо узнать как можно больше и как можно скорее.

– Теперь ты похож на Валькара, – довольно проворчал Рольф. – Ты должен и говорить, как он. Ну, время пока еще есть.

Рольф начал обучение, называя каждый предмет в каюте на своем языке. Потом Бэннинг выучил слова, означавшие «звезда», «король», «Империя».

– Рольф.

– Да?

– Эта самая Старая Империя, которой правили Валькары… Вы говорили, что это было девяносто ТЫСЯЧ лет тому назад?

– Да. Прошло много времени. Но Старую Имперю помнят во всех звездных мирах, за исключением нескольких, впавших в совершенную дикость, как, например, Земля.

Бэннинг вздрогнул.

– Земля? Она была частью Старой Империи?

– Да, как и половина Галактики, – хмуро ответил Рольф. – Когда произошла катастрофа, когда пала Старая Империя, контакты с отдаленными окраинными мирами совершенно прекратились. Не удивительно, что потомки колонистов скоро превратились в настоящих дикарей, чуть ли не в обезьян. Так было и на Земле.

Отрывочные факты, расказанные Рольфом в этот и в следующие визиты, начали складываться для Бэннинга в туманную картину, в невообразимую космическую историю.

Старая Империя, Империя Валькаров! Они правили из Катууна на Антаресе, их звездные корабли бороздили просторы Галактики и мириады миров платили им дань. Но в Старой Империи роптали против власти этих галактических господ и не однажды захлебывались неудачные восстания. И, наконец, сами Валькары ускорили кризис.

Прошел слух, что в дальней, недоступной части Галактики Валькары готовят таинственное ужасное средство, которое в будущем повергнет в трепет всех бунтарей. Никто не знал ни его силы, ни как оно действует. Но молва утверждала, что с его помощью Валькары, если того пожелают, могут уничтожить все народы в Галактике.

Эти слухи послужили детонатором космической революции. Народы звездных миров не могли допустить, чтобы Валькары получили такую власть над их жизнью и смертью. Разгорелось восстание, а потом гражданская война, которая разрушила межзвездную цивилизацию и уничтожила Старую Империю. Множество далеких систем и миров, в которые больше не приходили звездные корабли, скатились в долгую ночь варварства.

Однако несколько звездных миров сохранили свою цивилизацию и технику. У них оставалось несколько исправных звездных кораблей. И эти несколько миров, центром которых была система Ригеля, стремились собрать вновь все больше и больше миров в единую цивилизацию. Это и было началом Новой Империи, которая провозгласила отказ от помпезности и гордости воинственной Старой Империи и наступление новой эры сотрудничества всех планет.

Рольф яростно сплюнул.

– Эта ханжеская болтавня о дружелюбии и мире! Она покорила многих. Но кое-кто все же помнит древних королей – Валькаров, подставками для ног которым служили звезды!

– А эта вещь, из-за которой началось восстание, – спросил Бэннинг, – то, что вы назвали Молотом Валькаров? Что с ним случилось?

Рольф серьезно посмотрел на него.

– Он был потерян, все эти долгие века. Только Валькары знают, где Молот, и что это такое. Тайна передавалась от отца к сыну даже после того, как пала Старая Империя. Ты – единственный, кто ее знает.

Бэннинг изумленно взглянул на Рольфа:

– Так вот почему Кайл Валькар такая важная фигура!

– Именно так, – сурово ответил Рольф. – Ты рассказал мне – только мне – что Молот находится на одной из планет, затерянных в скоплении Лебедя. Ты сказал, что имея карты девяностотысячелетней давности, ты сможешь найти эту планету. – Переведя дыхание, гигант угрюмо продолжал: – Ты почти добился успеха, Кайл. Ты нашел нужные звездные карты в архивах на Ригеле и отправился в скопление Лебедя. Но Тэрэния и Джоммо догнали тебя, схватили, стерли память и изгнали на далекую Землю. И теперь НИКТО не знает тайны – где спрятан Молот.

Для Бэннинга все это звучало дико и неправдоподобно. Он так и сказал, и добавил:

– Почему же они, для пущей надежности, не убили человека, знающего такой секрет?

– Джоммо так бы и сделал, и с радостью, – сардонически ответил Рольф, – но Тэрэния не решилась. Женщина – даже такая, как Тэрэния – не может править Империей.

– И ТЫ пытаешься ниспровергнуть Новую Империю? – решил прозондировать почву Бэннинг. – С той горсткой людей, что на этом корабле?

– Будут и другие, Кайл. Им отправленно послание и они соберутся у Катууна. Немного – но достаточно, чтобы сокрушить Империю, если у нас будет Молот.

– Но его у вас нет! А Я НЕ ЗНАЮ, как его найти!

– Да, Кайл. Но, возможно, скоро будешь знать.

Когда Бэннинг попытался выведать побольше, Рольф проворчал:

– Позже. А пока, прежде всего, ты должен выучить язык. Я рассказал, что я вернул тебе память перед тем, как мы покинули Землю, и что ты заболел от такого шока.

– Человек, который вел автомобиль, знает другое, – напомнил Бэннинг.

– Ивайр? Он не опасен, это мой человек. Но другие не знают. Они мечтают увидеть тебя. Ты скоро должен показаться перед ними как Кайл Валькар.

Язык давался Бэннингу легко. СЛИШКОМ легко. Потому что язык был страшно сложен, выдавая каждым словом свой огромный возраст. Тем не менее Бэннинг схватывал его на лету. Он в совершенстве воспроизводил произношение Рольфа. Создавалось впечатление, что его язык и губы сами находят нужное положение для произнесения звука, словно знания уже были в его мозгу, дремлющие и лишь ожидающие пробуждения.

Бэннинг старался гнать такие мысли. Это могло означать, что Рольф прав, что люди в Гринвилле говорили правду, что Нейл Бэннинг никогда не существовал. Он не мог, он не должен верить в это! Как может человек потерять свое «я»? Нет, здесь какой-то трюк, Рольф как-то сумел загипнотизировать людей в городке – только умный заговор, вот и все.

На корабле для Бэннинга не существовало ни дня, ни ночи. Он ел, спал, обучался, и наконец Рольф сказал:

– Они ждут.

– Кто?

– Мои люди. ТВОИ люди, Кайл. Теперь ты можешь говорить достаточно хорошо. Выходи отсюда, я сказал им, что ты выздоровел.

Бэннинг почувствовал озноб. Он страшился этой минтуы. Пока он оставался в этой маленькой каюте, он мог не думать о своем положении. А сейчас он должен стать Валькаром.

– Вперед! – сказал он себе. – Выясни, что кроется за всей ложью Рольфа до того, как что-либо предпринимать.

Дверь открылась. Рольф встал в стороне, пропуская его вперед. Бэннинг вышел в коридор.

– Сюда, – прозвучал в его ушах неприятный шепот Рольфа. – Направо. Подними голову. Веди себя как подобает сыну королей.

Коридор вел в офицерскую кают-компанию. Полдюжины мужчин поднялись на ноги, когда Рольф громко объявил:

– Валькар!

Они глядели на Бэннинга голодными, отчаявшимися глазами. Он знал, что должен сказать им, но прежде, чем успел произнести хоть слово, человек с лицом, напоминавшем волчью морду, шагнул вперед. Он медленно проговорил, обращаясь к Бэннингу:

– Ты не Валькар.


предыдущая глава | Молот Валькаров (Звездный молот) | cледующая глава