home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


VI

Слова Рольфа вызвали рев одобрения и один из этих странных капитанов, высокий смуглый мужчина, шагнул вперед и преклонил колено перед троном с улыбкой на лице, настолько явно выдававшем порочность его владельца, что это прямо-таки очаровало Бэннинга.

Он воскликнул:

– Я последую за любым, кто поведет меня похитить Императрицу! И Джоммо сам по себе – немалая задача, но Тэрэния! Если ты справишься с этим, Валькар, ты сможешь легко сесть на трон!

Лишь благодаря настороженности, разбуженной в нем шепотом Сохмсея, Бэннингу удалось скрыть свое изумление. Одно дело – совершить налет на столицу, захватить Джоммо и заставть его что-то сделать. Но совсем другое – поднять руку на суверена. А из темных уголков подсознания выплыла другая мысль: «Тэрэния – вот ответ! Получить ее – значит получить звезды!»

Бэннинг решил, что какие бы не были у Рольфа недостатки, в недостатке смелости его упрекнуть нельзя.

Смуглый человек у подножья трона поднялся.

– Я – Хорик, и я командую легким крейсером «Звездный поток», команда – сто человек. Дай мне руку, Валькар.

Бэннинг взглянул на Сохмсея: – Этот?

Арраки покачал голово. Взгляд его странных блестящих глаз был устремлен на капитанов.

Бэннинг наклонился и сказал Хорику:

– Положим, я захватил власть в Империи – что ты потребуешь за свою помощь?

Хорик расхохотался.

– Во всяком случае – не благодарность. Я следую за тобой не по зову сердца, но по зову золота. Это понятно?

– Достаточно честно, – ответил Бэннинг, и пожал протянутую руку.

Хорик отступил обратно, и Бэннинг обратился к Рольфу:

– Ты не говорил им о деталях плана?

Рольф отрицательно покачал головой.

– Это отложено до окончательного совета, который состоится после того, как они свяжут себя обязательством.

– Мудро, – цинично сказал Бэннинг.

Рольф взглянул на него.

– Я мудр, Кайл. И не много времени понадобится, чтобы ты убедился, насколько я мудр.

Подошел другой капитан, и Рольф спокойно продолжал:

– Ты должен помнить капитана Вартиса, который и прежде сражался за тебя.

– Конечно, я его помню, – солгал Бэннинг. – Добро пожаловть, Вартис. – И он подал руку.

Вартис был одним из выглядевших честными капитанов, старых солдат, верных до последнего дыхания. Бэннинг вспомнил о Красавце Принце Чарли*) и понадеялся, что его собственная авантюра будет иметь лучший исход. Потому что сейчас это была его авантюра, нравилась ему она, или нет. И победа – единственный способ выкарабкаться из нее живым. Так что он обязан победить, если это в человеческих или сверхчеловеческих силах. Совесть не слишком мучила его. Тэрэния, Джоммо, Новая Империя – в конце концов, для Бэннинга это были всего лишь слова. -

*) К р а с а в е ц П р и н ц Ч а р л и – одно из прозвищ принца Карла Стюарда (1720–1788), неудачно пытавшегося захватить шотландский трон.(прим. перев.)

Ему начинало нравится это восседание на троне. Капитаны подходили один за другим и пожимали его руку. Некоторые выглядели негодяями, другие честными людьми, и каждый раз Бэннинг бросал взгляд на Сохмсея, который наблюдал за подходившими и как будто к чему-то прислушивался. Наконец осталось только четверо. Бэннинг вглядывался в их лица – трое, судя по виду могли продать собственную мать и Бэннинг решли, что предатель один из них. Четвертый, рассудительный на вид человек с открытым лицом, в опрятной форменной тунике, уже преклонил колено и Рольф говорил:

– Зурдис прикрывал твое отступление у…

Внезапно Сохмсей прыгнул впред с пронзительным криком, от которого кровь стыла в жилах, и его когтистые пальцы сомкнулись на горле Зурдиса.

В зале раздались восклицания ужаса и люди подались к трону. Арраки, в темных нишах, тоже зашевелились и двинулись вперед. Бэннинг встал.

– Спокойно! И вы, мои верные Стражи – стойте!

Восцарилось напряженная, как тетива натянутого лука, тишина. Бэннинг слышал за спиной тяжелое дыхание Рольфа, а внизу, у подножия трона застыл коленопреклоненный Зурдис. Сохмсей улыбнулся.

– Господин, вот он!

– Пусть он встанет, – приказал Бэннинг.

Сохмсей неохотно убрал руки. Там, где когти прокололи кожу на толстой загорелой шее капитана, выступили капельки крови.

– Так, – сказал Бэннинг, – значит, один из моих людей, моих честных капитанов предал меня.

Зурдис не ответил. Он посмотрел на Сохмсея, на далекую дверь и снова на Бэннинга.

– Рассказывай, – приказал Бэннинг, – рассказывай, и побыстрее, Зурдис.

– Это клевета! – воскликнул тот. – Пусть эта тварь уберется! Какое у нее право…

– Сохмсей, – мягко сказал Бэннинг.

Арраки протянул руки, и Зурдис с воплем скорчился. Он снова упал на колени.

– Ладно, – быстро заговорил он. – Ладно, я вам все расскажу. Да, я продал тебя, почему бы и нет? Чего я могу достичь здесь, кроме ран и изгнания? Когда я получил от Рольфа известие о этой встрече, я обо все сообщил Джоммо. И теперь над Катууном летает крейсер, ожидающий моего сигнала! Я должен был разузнать твои планы, твои силы, кто с тобой – и кроме того, в самом ли деле вернулся истинный Валькар, или ты самозванец, марионетка, нитки от которой в руках Рольфа.

– И что же? – спросил Бэннинг. Его сердце внезапно забилось быстрее.

Лицо Зурдиса, совершенно бескровное и свирепое, исказилось пародией на улыбку.

– Ты Валькар, все верно. И, полагаю, ты доставишь своим грязным Арраки удовольствие поиграть со мной живым. Но это мало что даст тебе. На крейсере хотели бы, конечно, услышать мой доклад, но если его не будет, они все равно спустятся сюда. Это тяжелый крейер класса «А». Не думаю, что вам удастся сильно ему повредить.

Среди капитанов раздались возгласы, в которых изумление смешивалось со страхом. Бэннинг услышал, как Рольф ругается сквозь зубы. Один из капитанов крикнул:

– Надо попытаться по-тихому убраться отсюда, пока на крейсере ждут его рапорт!

Началось общее движение к двери. Бэннинг понимал, что если они уйдут, за его жизнь нельзя будет дать и ломанного гроша. Ради спасения своей шкуры он должен в совершенстве играть роль Валькара. Он закричал, останавливая капитанов:

– Погодите! Вы что, хотите, чтобы за нами охотились по всему космосу?! Слушайте – у меня есть идея получше! – Он повернулся к Рольфу. – Забудь старый план, у меня есть другой. Слушайте внимательно вы, идиоты, называющие себя капитанами: мы хотим добраться до самого трона и стащить с него императрицу. Что может быть лучше, нежели проделать все это на их собственном корабле?

Понемногу они начали понимать идею Бэннинга. Чем больше они ее обдумывали, тем больше им нравились ее неожиданность и смелость. Зурдис недоверчиво посмотрел на Бэннинга и внезапно в его глазах появилсь надежда.

– Они ждут донесение, – продолжал Бэннинг. – и они его получат! – Он спустился вниз и, проходя мамо Зурдиса, указал на него: – Тащи его, Сохмсей! Живого! Ты – и другие Арраки – следуйте за мной, и я объясню, как вы можете услужить Валькару. – Он повернул голову и вызывающе ухмыльнулся в лицо Рольфу, все еще стоявшему на ступенях трона. – Ты идешь?

Из груди Рольфа вырвался ликующий смех.

– Я, – сказал он, – последую за тобой как тень, госопдин! Впервые он назвал Бэннинга так.

Хорик, смуглолицый капитан «Звездного потока», пронзительно заорал:

– Мы – твой охотничьи псы, Валькар! Веди нас, если тебе угодно затравить крейсер!

Остальные одобрительными криками поддержали Хорика и, следуя за Бэннингом, вышли на ночные улицы, сопровождаемый факельщикамиАрраки. И у Бэннинга, глядевшего на руины и поваленные колоссы, залитые тусклым светом бледных лун, слышавшего шаги и возгласы, готовящегося к предстоящей схватке, невольно мелькнула мысль: «Это безумный сон, и когда-нибудь я обязательно проснусь. Но пока…»

Он повернулся к Рольфу и спросил по-английски:

– У тебя был план?

– О да! Тщательно разработанный и умный, который возможно и удался бы – но мы бы потеряли много кораблей.

– Рольф.

– Да?

– Что ты им рассказал, что бы втянуть в такое?

– Полуправду. Я сказал, что у Джоммо ключ к секрету Молота, который он украл у тебя, и нам необходимо вернуть этот ключ. Думаю, нет нужды объяснять им, что ключ – твоя память, уже вернувшаяся к тебе – по их мнению.

– Гмм. Рольф.

– Что еще?

– Больше не отдавай распоряжений за меня.

– Теперь не буду, – спокойно сказал Рольф. – Пожалуй, я могу довериться твоим способностям.

А пока, подумал Бэннинг, самозванец, или нет, я должен играть роль Валькара – если хочу спасти от смерти Нейла Бэннинга.

Они прошли главные ворота города. За воротами Бэннинг остановился и оглянулся. В дальнем конце проспекта, освещенного светом многих факелов, вырисовывался силуэт огромного дворца, и пламя факелов казалось мрачным издевательским напоминанием о жизни в этом мертвом заброшенном мире. Бэннинг кивнул и заговорил, отдавая приказы Арраки и капитанам. Один за другим люди и не-люди исчезали в джунглях. Наконец рядом с Бэннингом остались лишь Рольф, Бехрент и двое Арраки – Сохмсей и Киш, державшие Зурдиса.

Они пошли вверх на плато по разрушенной дороге. Пока они поднимались, Бэннинг инструктировал Зурдиса, который внимательно его слушал.

– Возможно, люди Зурдиса попытаются отбить его, – сказал Рольф, и Бэннинг кивнул.

– Бехрент и Хорик справятся с этим, за ними будут и все другие команды. Немногим нравятся предатели, – сказал он.

– Я действовал один, – угрюмо произнес Зурдис. – К чему делить добычу? Все мои люди верны Валькару.

– Хорошо, – сказал Бэннинг и повернулся к Бехренту, – но ты это проверь!

На плато Бэннинг, сопровождаемый Рольфом, Зурдисом и двумя Арраки, прошел прямо в радиорубку своего корабля. Дремавший дежурный радист испуганно вскочил и начал бешенно работать. Бэннинг посадил Зурдиса за микрофон. За спиной капитана встал Сохмсей и прижал когти к его горлу.

– Сохмсей услышит твои мысли до того, как ты произнесешь их вслух, – сказал Бэннинг. – Если ты задумаешь измену, то умрешь, не успев сказать ни слова. – Он сделал повелительный жест. – Начинай.

Голос уже подтвердил получение вызова. Медленно, очень ровным голосом, Зурдис заговорил в микрофон:

– Здесь Зурдис. Слушайте – Рольф привез НЕ Валькара и половина капитанов поняли это. Сейчас они спорят в тронном зале дворца. Они дезорганизованы и охрана не выставлена. Арраки там тоже нет, и если вы сядете сейчас в джунглях у городских ворот, то сможете без труда захватить всех.

– Хорошо, – ответил голос. – Ты уверен, что этот человек – не Валькар?

– Уверен.

– Я немедленно сообщу Джоммо – это успокоит его. Но, пожалуй, мне слегка досадно – для меня было бы большей честью захватить настоящего Валькара. Ладно, Рольф и все заговорщики – тоже неплохо. Мы сядем через двадцать минут. Ты держись в стороне.

В приемнике раздался щелчок. Зурдис посмотрел на Бэннинга, тот обратился к Сохмсею:

– Что в его мыслях?

– Господин, – ответил Арраки, – он думает, как бы ему ускользнуть и предупредить команду крейсера. Он думает о многом, чего не может скрыть, и нет среди этих мыслей хороших.

– Убрать его! – резко приказал Бэннинг.

Арраки утащили Зурдиса, а Бэннинг круто повернулся к Рольфу:

– Я не желаю убийств без необходимости, когда появится крейсер! Запомни это!

Когда они вышли из рубки, Рольф вручил ему оружие. Цереброшокеры не годились для такого горячего дела – у них был слишком ограниченный радиус действия. Оружие, взятое у Рольфа, напоминало кургузый пистолет и стреляло разрывными пулями. Бэннинг не был вполне уверен, что сможет стрелять из «пистолета», хотя Рольф и объяснил, как это делается.

Когда они вышли из корабля, люди уже построились и ждали. Киш и Сохмсей заняли свои места за спиной Бэннинга. Они вернулись одни.

– Прекрасно, – сказал Бэннинг. – Быстро сделано.

Отряд в призрачном лунном свете углублялся в темную чащу долины. Вдруг Бэннинг крикнул:

– Скройтесь! Они спускаются!

Не успели люди укрыться в черных зарослях, как над головами пронесся быстро снижающийся огромный черный призрак. На миг Бэннинг охватила паника – ему показалось, что огромная масса опускается прямо на них, грозя раздавить и его самого, и всех его людей. Потом он понял, что это только оптическая иллюзия – крейсер, ломая деревья, опустился в зарослях несколькими сотнями ядров дальше – как Бэннинг и планировал, как раз между двумя его отрядами. Порыв ветра обрушился на лес, хлестнул ветви над головами и перед их лицами закружились листья и ветки. Потом восцарилась тишина и Бэннинг во главе отряда двинулся дальше.

Люди из крейсера в полном вооружении уже вышли наружу и построились, но, не ожидая здесь ничего опасного, больше были озабочены тем, как в темноте через завалы добраться до цели. И когда внезапно появившиеся отряды Бэннинга ударили на них, они оказались словно между молотом и наковальней. Из крейсера выскакивали новые люди, началась стрельба, пули взрывались, как маленькие звезды и многие остались лежать мертвыми среди деревьев. Вспыхнули прожектора крейсера, преввратив ландшафт в путанный узор ослепительного света и черных теней. Осветилась фантасмогорическая картина смешавшихся в дикой схватке людей и Арраки. Сохмсей издал долгий завывающий вопль, и все больше Арраки появлялось на этот зов. Они мчались, как дети, которых позвали играть и их странные глаза ярко сверкали.

С Бэннингом во главе они ворвались в открытый люк крейсера, в шлюзовую камеру и дальше в коридоры, гоня перед собой перепуганных людей, топча их своими быстрыми ногами, выметая их как метлой. Нескольких Арраки убили, нескольких ранили. Но теперь Бэннинг знал, что его предположения оказались правильными, что его слуги – полулюди-полупауки – оказались сильнейшим оружием против людей, которые слышали о них только в легендах и старых бабьих сказках. Внезапное появление из мрака народа Сохмсея, их вид и вопли – этого оказалось вполне достаточно, чтобы деморализовать всех, кроме самых храбрых, но и храбрейшие не устояли перед неопреодолимым натиском. Арраки, повинуясь приказу Бэннинга, избегали убивать, если в этом не было необходимости, но вымели корабль они чисто и Сохмсей с Кишем ворвались в радиорубку, прежде, чем радист понял, что происходит.

Бэннинг вернулся к люку. Он тяжело дышал, легкая рана слегка кровоточила, а голова кружилась от такого дикого возбуждения, о котором он и не подозревал в старые дни на Земле. Подошел Рольф, тоже с трудом переводящий дыхание и Бэннинг сказал:

– Здесь все сделано.

Рольф, вытиравший кровь, сочившуюся из уголка рта, усмехнулся:

– И здесь тоже. Мы как раз заканчиваем.

Бэннинг засмеялся. Он протянул руку, Рольф свою и, смеясь, они обменялись рукопожатием.

Арраки начали выгонять людей из крейсера, присоединяя их к тем, которых люди и другие Арраки захватили среди деревьев. Пленники выглядели сбитыми с толку и возмущенными, как будто они до сих пор не поняли, что же произошло.

– И что теперь? – спросил Бэннинг.

– Теперь, – ответил Рольф, – перед нами Ригель и Джоммо. И ты снова станешь Кайлом Валькаром, и в твоей руке будет Молот.

Бэннинг поднял взгляд к небу, где далекая, ничего не подозревающая планета – сердце Империи – шла извечным путем вокруг своего светила.


предыдущая глава | Молот Валькаров (Звездный молот) | cледующая глава