home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 15

Когда Питер Мохан покинул палату Фредерики и пошёл по длинному коридору, где пахло мылом и дезин-фектантами, улыбка исчезла с его лица и сменилась сосредоточенным выражением. Выйдя из госпиталя, он остановился в тени гигантского клёна и закурил сигарету. Потом неторопливо сел в машину. Полковник поехал в сторону Южного Саттона, солнце освещало брезентовый верх старого форда, и на лбу у водителя выступили капли пота. Держа руль правой рукой, левой он нашёл в карма­не платок. С отсутствующим видом вытер лоб и шею, сосредоточенное выражение не покидало его лица.

И когда он по Буковой улице въехал в город и собрался было затормозить у полицейского участка, к нему при­шло вдохновение. Он не остановился. Напротив, увеличил скорость, подъехал к магазину мисс Хартвел, завёл маши-ну в аллею и оставил её там. С удовлетворением заметив, что поблизости никого нет, полковник быстро выбрался, пробежал по аллее, пока не добрался до прохода к убежи­щу Марджи, с трудом протащил своё большое тело через дыру и устремился прямо к старой теплице.

Внутри было очень жарко. Солнце светило почти вер­тикально, а ближайшее дерево совсем не давало тени. Питер камнем открыл дверь и принялся систематически осматривать каждый дюйм пола и стен. Не найдя ничего интересного, кроме груды пустых пузырьков, он взял с полки два флакончика и баночку, прочёл этикетки, отк­рыл, понюхал содержимое и поставил на место. Стандартная косметика, с этикетками, с обычным запа­хом. Он стоял неподвижно и смотрел на полку. Между двумя бутылочками в пыли отчётливо отпечатался круг. Питер взял соседнюю баночку, сравнение показало, что её донышко меньше круга. Сосредоточенность его усили­лась, он начал искать подходящий флакон, но не нашёл. Потом просмотрел косметичку и тоже ничего не обнару­жил. Наконец занялся комиксами и письмами. Письма как две капли воды походили одно на другое. Например, письмо с заголовком «Компания Кремов Идеальной Кра­соты», было отправлено из Чикаго. Питер прочёл:

Дорогая мисс Хартвел! В ответ на ваш последний запрос сообщаем, что, судя по описанию вашего случая, вам необходим наш крем номер 43. Высылаем вам небольшой флакон в качестве образца, но просим иметь в виду, что в таком серьёзном случае, как ваш, требуется большое количество и постоянное примене­ние. Мы с радостью вышлем вам крем по получении чека в три доллара.

Искренне ваш...

Подпись была проставлена штампом и смазана. —  Бедный ребёнок, — вслух сказал Питер, возвращая письмо на место и просматривая другие, аналогичные. —  А, это вы, полковник Мохан, — послышался не­громкий голос позади. Питер быстро повернулся и увидел Криса.

—   Простите, сэр, но я увидел открытую дверь и подумал, может, дети.

—  Нечего извиняться, Крис. Я просто осматриваюсь, — полковник достал сигареты и предложил одну старику.

—  Здесь жарко, как в аду. Я уже собирался уходить. Они пошли по тропинке к дому, и Питер спросил:

—  Марджи часто бывала в сарае, Крис?

—  Конечно. Днём и ночью пробиралась через дыру. Бедный ребёнок.

—  И даже в последнюю неделю, Крис? Старик снял шляпу и почесал затылок.

—  Да, сэр. Теперь я вспомнил. Она была здесь перед тем, как заболела. Я сказал Джиму, чтобы он её не трогал. Мисс Хартвел разрешала ей тут играть. Никакого вреда.

—  Конечно, нет.

— Я никому не говорил. Её мама очень сердилась, что она всякие кремы кладёт на лицо, и поэтому мы с мисс Хартвел держали в тайне, пока полицейские не стали смотреть всё вокруг и не нашли. Но они ничего не забрали, и девочка приходила днём и ночью, как я вам говорил. Она любила это своё укрытие, — и старик тяжело вздохнул.

Когда они подходили к дому, Конни услышала шаги и вышла наружу.

—  Привет, Питер, — поздоровалась она. — Есть хоти­те? А как вы, Крис?

Мужчины согласились, сели на крыльцо, а Конни вернулась в дом.

Питер смотрел на муравья, тащившего чьё-то огром­ное яйцо. Положил прутик на пути муравья, не сознавая, что делает. Потом вдруг встал.

—   Послушайте, Крис, — сказал он, и в голосе его прозвучало оживление.

— Да, сэр, — ответил Крис, вставая с явной неохотой. —  Я хочу, чтобы вы мне помогли. Я думаю... да, я уверен, что здесь недавно что-то закопали. Обыщем всю территорию, каждый дюйм.

Снова появилась Конни.

—  Хорошо, ищейки, но сначала вы должны поесть, — и она поставила рядом поднос с тарелкой сэндвичей и двумя большими чашками кофе.

— Отлично, — сказал Питер. — Да, спасибо. А как вы?

—   Не выйдет. Даже в ланч у меня с полдесятка покупателей.

Хлопнула дверь, Конни ушла. Мужчины быстро при­кончили сэндвичи с кофе, и Питер предложил:

—  Начнём прямо у теплицы и будем продвигаться к дому.

— Простите, сэр, но что вы думаете найти закопанным в земле?

—  В том-то и дело, Крис, что я сам не знаю. Думаю, средних размеров круглая коробка или банка, но даже в этом не уверен.

Крис снова снял шляпу и почесал голову.

—   Я помню место у старого явора. Думал, собака закопала большую кость. Там всё разрыто.

Питер положил Крису на плечо тяжелую руку.

—   Молодчина, — спокойно сказал он, но не смог скрыть своего возбуждения.

Через несколько минут они уже раскапывали место в глубине кустарника примерно на полпути между тепли­цей и старым колодцем. И вскоре лопата Криса задела что-то твёрдое.

—  Осторожно. Сейчас я попробую, — быстро предуп­редил Питер. Он принялся раскапывать руками и сразу обнаружил небольшой разбитый флакончик, из которого вытекал густой крем, перемешавшийся с землёй. Крем розового цвета.

—  Никогда такого не видел, — сказал Крис.

Питер некоторое время смотрел на осколки стекла и густую жидкость. Потом достал платок и взял флакончик, не касаясь его руками. — Так вот оно что! Бог ты мой! — сказал он. Завернул сокровище в платок, положил в карман и с места рванул к задним воротам. Секунду спустя Крис, стоявший с раскрытым ртом, услышал, как машина начала задом выезжать из аллеи. Вдалеке взревел мотор, и в сад верну­лась тишина. Крис снова почесал голову и занялся своей работой.

А Питер поехал в участок. Дежурный сержант сообщил ему, что Тэйн Кэри на Ферме.

—  Хорошо, — сказал Питер. — Я тоже туда.

—   Вам сообщение, полковник Мохан. Только что поступило. Звонила мисс Сандерс из больницы. Мисс Винг хочет, чтобы вы как можно скорее увиделись с нею.

Питер колебался всего секунду. Потом ответил:

—  Не могу. Должен ехать на Ферму.

—  Позвонить ей?

—  Нет, я недолго. Не звоните.

—  Хорошо.

Питер пошёл было к машине, но потом вернулся.

—  Где Джим Браун? — спросил он.

—  Только что отправился домой поесть. Он тоже был на Ферме. Когда босс приехал туда, он отослал Джима.

—  А остальные?

—  Парни из Ворчестера? Вернулись к себе. Очевидно, городские и окружные полицейские недо­любливали друг друга. Питер улыбнулся.

—  Ну, ладно, — сказал он, — надеюсь, Джим успел поесть. Боюсь, он мне нужен.

Сержант уже открывал рот, но Питер, почувствовав, что тот собирается задать вопрос, выскочил на самый солнцепёк. Чуть погодя он затормозил у дома Джима, небольшого коттеджа в нескольких сотнях метров от участка. В ответ на громкий стук Питера вышла жена Джима и с явной неохотой позвала мужа. Но уже секунды спустя Джим сидел в машине.

—  Наконец-то фейерверк? — спросил он, когда маши­на тронулась. —  Мне кажется, да.

—  Как мисс Винг?

—  Сломаны рука и нога, шок, в остальном в порядке.

—  Полковник Мохан, я никогда себя не прощу.

—  Как оказалось, Джим, это привело к завершению расследования. Так что забудьте об этом, малыш.

Дальше они ехали молча, но, когда приближались к Ферме, Питер спросил:

—  Вы, конечно, вооружены?

— Да. Я как раз снимал пояс с пистолетом, собираясь поесть. Но увидел вас в окно и автоматически снова надел.

—  Хорошо. Простите, что помешал вашему обеду.

—  Выдержу.

Теперь машина медленно катилась по подъездному пути.

—  Я остановлюсь перед последним поворотом, чтобы нас не было видно из дома. Вы, наверное, заметили, что я пытался подъехать как можно тише.

Джим рассмеялся.

— Эти старые развалины ездить могут, но уж слишком гремят при этом. Я видел в гараже вашу новую машину. Отличная работа.

Питер улыбнулся.

—  Интересно, как быстро слухи расходятся по Южно­му Саттону, Массачусетс, — сказал он. — Но мне повезло, что под рукой оказалась именно эта машина. Послушай­те, чего я жду от вас, — он остановил форд на дороге, перед самым поворотом, ведущим к передней двери. Двое мужчин сидели в машине, Питер рассказывал о своих планах.

Когда Питер шёл по дороге к дому, было тихо, только пронзительно трещали цикады и негромко скрипел гра­вий у него под ногами. Безмятежный мир середины лета, подумал Питер. И был бы мир, если бы чёрт Фредерики не решил с ними поиграть. Когда же это было? Она чихнула в воскресенье, за неделю до того, как нашла мёртвую Кэтрин Клей в своём гамаке, а ещё через неделю умерла Марджи Хартвел... Неудивительно, что Южный Саттон недоброжелательно поглядывал на Фредерику. И всё же если бы не она, вероятно, последовали бы ещё смерти и никакого объяснения. Вне всякого сомнения, Южный Саттон в долгу перед Фредерикой Винг и её предупреждающим чиханием. Питер Мохан тоже перед ней в долгу — и это несомненно.

Питер поднялся на крыльцо и осторожно толкнул дверь. Никого не было видно. Дверь открылась с пред­ательским скрипом. Питер про себя выругался.

—  Кто там? — послышался чей-то голос.

—  Всего лишь Питер Мохан, — ответил он.

—  О, Питер... Идите к заднему крыльцу. Вы как раз к чаю со льдом.

Через коридор и гостиную Питер прошёл к заднему крыльцу под навесом и остановился в дверях. В большом кресле сидел Тэйн Кэри, рядом с ним на диванчике — миссис Саттон. Она штопала носки. На столике между ними стоял поднос с кувшином чая со льдом и несколь­кими высокими стаканами. Больше никого не было.

Спокойная домашняя сцена подействовала на Питера как разрядка напряжения. Он несколько мгновений сто­ял, глядя на сидевших. Потом хрипло проговорил:

—  Кэри... простите, Маргарет, но я должен поговорить с Кэри... немедленно...

Тэйн Кэри встал и направился к нему.

—  Только снаружи дома. Я приглядываю за дверью лаборатории, — негромко сказал он.

Мужчины вышли. Секунду спустя Маргарет Саттон положила носок и вышла за ними.

Как только они вышли из дома, Питер сказал:

—  Я нашёл доказательство, но не могу сейчас объяс­нять. Где она?

—  Вы ищете Филиппину? — негромко спросила мис­сис Саттон.

Мужчины подпрыгнули и повернулись к ней. Маргарет Саттон посмотрела сначала на Тэйна, потом на Питера. Оба молчали, и немного погодя она медленно заговорила:

—  Я знаю. Я видела, что вы следите за ней, Тэйн. Но знала давно. Боюсь, ещё раньше вас. Я думала... Боже, какая теперь разница, что я думала? Она весь день провела в лаборатории. И сейчас ещё там. Верно, Тэйн?

—  Да.

—  Вы хотите её арестовать? Настала очередь Питера отвечать. —- Да. Должны. И немедленно.

Маргарет Саттон положила руку на руку Питера, и он окинул её быстрым взглядом. Как она постарела, подумал он, какой необыкновенно печальной и уставшей кажется.

—  Могу я попросить вас об одолжении? — спросила она. — Разрешите мне первой поговорить с ней. Не её нужно винить, — она пристально смотрела им в лица, а они смотрели на неё.

Мужчины переглянулись, и Тэйн ответил:

—   Конечно, Маргарет, если вы настаиваете. Но мы пойдём с вами — и мы оба вооружены. Понимаете?

—  Да. Понимаю. Но в этом нет необходимости. Они   медленно   прошли  по дорожке  к лаборатории.

Около входа остановились и прислушались. Потом мис­сис Саттон позвала:

—  Фил, где ты?

—   В комнате с травами, тётя Мэгги. Я вам нужна? Сейчас выйду.

—   Нет, я сама приду к тебе, — старая женщина повернулась к мужчинам. — Я войду одна.

—  Нет... — в один голос ответили оба.

—  Хорошо.

Когда они вошли в помещение, Филиппина поверну­лась от стола.

—  Боюсь, я сегодня несколько необщительна, тётя, но столько работы, — начала было говорить она и смолкла, увидев мужчин. —  Не хочешь ли что-нибудь сказать мне, Филиппина? — негромко спросила миссис Саттон.

—  Сказать вам? Нет, не думаю. А что?

—  Эти люди обвиняют тебя в убийстве Кэтрин, и я сказана, что сначала хочу поговорить с тобой.

—  В убийстве? Но это же безумие, — спокойно ответила Филиппина.

Питер внимательно смотрел на неё и не видел ни следа тревоги или страха. Он выступил вперёд и тихо загово­рил:

—  Бесполезно, Маргарет. Филиппина будет сражаться до конца, пока не останется надежды. Верно? — обратил­ся он к стоявшей перед ними женщине.

—  Мне незачем сражаться, Питер. Я невиновна. «Боже, никогда не видел такой превосходной игры!» — думал Тэйн, наблюдая за ней.

—   Хорошо, тогда как вы это объясните? — Питер достал из крамана завёрнутые в носовой платок остатки флакончика с жидкостью.

—  А что это такое? — с явным выражением отвраще­ния на лице спросила Филиппина.

—  Это флакон с ядовитым кремом для лица, так я полагаю. Вы закопали его вечером в воскресенье на заднем дворе мисс Хартвел, после того, как решили, что избавились от Фредерики Винг. Я ещё не посылал его в лабораторию, мне это не нужно. Но Тэйн со временем получит отчет. Больше того, на этот раз, если только я не ошибаюсь, вы забыли об одной мелочи — об отпечатках пальцев.

—   Вы с ума сошли, вы все, — спокойно ответила Филиппина. — Понятия не имею, о чём вы говорите. Я знаю и рассказывала вам, что Марджи Хартвел отравила Кэтрин... Если, как вы утверждаете, крем отравлен, зна­чит, она отравила и себя. Вот только интересно, зачем она это сделала.

— Но, Филиппина, — неожиданно вступила в разговор миссис Саттон.  —  Марджи не стала бы травить себя кремом для лица. Она не стала бы ещё больше портить своё лицо. Нет, Филиппика. Понимаешь... я видела...

Тут она неожиданно замолчала, и., прежде чем смогла продолжить, заговорила Филиппика. Питер заметил, что лицо её впервые побледнело, а голос стал хриплым и резким.

Если собираетесь и дальше нести этот вздор, идёмте в дом, сядем. Мэгги нельзя долго стоять на больной ноге.

—   Хорошая идея, — быстро согласился Тэйн. Он кивнул миссис Саттон, та молча повернулась и прошла в дверь. — Вы следующая, Филиппика, — пригласил жен­щину Тэйн, — а мы с Питером пойдём сзади.

Маленькая процессия вышла на дорожку. И тут без всякого предупреждения, с молниеносной скоростью, Филиппина выхватила маленький револьвер из кармана белого халата и повернулась лицом к мужчинам. Посту­пок её был таким внезапным, что ни Тэйн, ни Питер не успели пошевельнуться.

—  Стойте на месте, — свирепо приказала Филиппина. — Все стойте. Пошевельнёте пальцем — и я выстрелю. И убью!

Питер попробовал было достать пистолет, и мимо его левого уха просвистела пуля. Он выругал себя идиотом.

—  Я говорю серьёзно, — спокойно продолжала Фи­липпина. — Теперь, пожалуйста, поднимите руки, — Тэйн и Питер не делали дальнейших попыток к сопро­тивлению, и Филиппина отобрала у них пистолеты и положила к себе в карман. Потом попятилась к джипу, который стоял между ними и подъездной дорогой.

—   Боже, никогда мне не хотелось так убить, как сейчас, — прошептал Тэйн.

Филиппина уже дошла до машины и садилась за руль, Когда неожиданно миссис Саттон, о которой все позабы­ли, наклонилась и подобрала один из больших камней, которые ограждали клумбу. Она бросила камень в жен­щину в машине, прозвучал второй выстрел, и миссис Саттон упала на траву у дороги. В то же мгновение джипс рёвом устремился вперёд, Питер рванулся к Маргарет, а Тэйн схватил другой камень и в бессильной ярости бросил в удалявшуюся машину.

Питер только взглянул на красное пятно, расползав­шееся по белому воротничку Маргарет, и проверил её пульс. Потом встал и крикнул Тэйну:

—  Бесполезно, Кэри. Лучше помогите мне здесь, — и когда Тэйн подошёл, добавил: — У Маргарет всего лишь ранено плечо, но не благодаря нам. Тем более, что определённые предосторожности я предпринял.

Секунду спустя раздался страшный грохот. Из двери дома, как чёртик из табакерки, выскочила миссис Хартвел. Тэйн и Питер осторожно подняли Маргарет Саттон и внесли в гостиную.

—  Боюсь, Филиппина не выживет, — пояснил свои предыдущие слова Питер. — Я поставил свой любимый форд на середине дороги, за ближайшим поворотом, а она шла на большой скорости. Там Джим, он подберёт куски. Но мы с вами пара простаков, Тэйн. Никогда не думал, что она вооружена. Вы тоже, очевидно.

—  Конечно. Боже, что за женщина!

—  Вы сами это сказали, мудрец, сами. И какая хлад­нокровная!

Миссис Хартвел осталась возле Маргарет Саттон, Пи­тер пошёл звонить доктору Скотту, а Тэйн заторопился к подъездному пути.



Глава 14 | Чихнешь в воскресенье... | Глава 16