home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 1

ЗУЗАНА

ОДНАЖДЫ утром, вскоре после начала путешествия, когда Джон Дулитл и его звери сидели и завтракали за большим круглым столом в кают-компании, одна из ласточек опустилась на корабль и сказала, что хотела бы поговорить с Доктором.

Джон Дулитл сразу же встал из-за стола и вышел на палубу, где его ждал сам вожак стаи ласточек — небольшая, аккуратная птичка с очень длинными крыльями и зоркими черными глазами. Его звали Быстрей-Ветра, и это имя не зря было знаменито в птичьем мире. Он был абсолютным чемпионом по ловле мух и лучшим воздушным акробатом во всей Европе, Африке, Азии и Америке. Много лет подряд он каждый год выигрывал все воздушные гонки, а не далее как в прошлом году побил свой собственный мировой рекорд, перелетев через Атлантический океан всего за одиннадцать с половиной часов и развив при этом скорость более двухсот миль в час.

— Ну, Быстрей-Ветра, — спросил Джон Дулитл, — в чем там дело?

— Доктор, — ответила ласточка, таинственно понизив голос, — мы заметили каноэ примерно в миле по ходу корабля и немного восточное. В нем сидит чернокожая женщина. Она все время плачет и совсем не гребет. А ведь каноэ уже не меньше чем в десяти милях от берега — мы сейчас пересекаем залив Фантиппо и береговая линия уже почти не видна. Я бы сказал, что эта женщина очень рискует, выйдя в открытое море на такой маленькой лодочке. Но, похоже, она об этом и не думает. Она сидит себе и плачет, как будто ей все равно, что с ней может случиться. Не могли бы вы подплыть поближе и поговорить с ней, потому что все мы ужасно волнуемся, не попала ли она в беду.

— Хорошо, — сказал Доктор. — Лети туда, только помедленней, а я направлю за тобой корабль.

Джон Дулитл пошел на верхнюю палубу и стал поворачивать корабль в том направлении, которое указала ласточка. Вскоре он увидел, как по волнам прыгает вверх и вниз маленькое черное каноэ. Оно выглядело таким крохотным на широкой водной глади, что его можно было принять за бревно или палку или даже вовсе не заметить, если не подплывать слишком близко. В каноэ сидела женщина, уронив голову на колени.

— Что случилось? — закричал Доктор, как только они сблизились настолько, что женщина могла его услышать. — Почему вы заплыли так далеко от берега? Ведь если вдруг начнется шторм, вы можете погибнуть!

Женщина медленно подняла голову.

— Плывите отсюда, — сказала она, — оставьте меня наедине с моей бедой. Разве мало горя принесли мне белые люди?

Но Джон Дулитл подвел корабль еще ближе и продолжал ласково разговаривать с женщиной. Довольно долго она, казалось, не доверяла ему — ведь все-таки он был белым человеком — однако понемногу лед растаял, и горько плача, она рассказала Доктору свою историю.

Вам следует знать, что все это случилось в те годы, когда работорговля была только-только отменена. Большинство правительств мира строго запретили захватывать и продавать рабов, но негодяи работорговцы еще по-прежнему приплывали к западным берегам Африки и тайно захватывали или покупали рабов, чтобы увезти их на своих кораблях в другие страны для работы на хлопковых и табачных плантациях. А короли некоторых африканских государств продавали работорговцам своих военнопленных и зарабатывали на этом огромные деньги.

Так вот, эта женщина в каноэ принадлежала к племени, которое вело войну против короля Фантиппо — правителя страны, расположенной на западном берегу Африки, недалеко от того места, где ласточки заметили каноэ. В той войне король Фантиппо захватил много пленных, и среди них был муж этой женщины. Вскоре после окончания войны приплыли на корабле белые люди и стали спрашивать, не смогут ли они купить здесь рабов для табачных плантаций. И когда король услышал, сколько они предлагают заплатить за каждого раба, он сразу решил продать им всех своих пленников.

Несчастную женщину звали Зузана. Ее муж был сильным и красивым мужчиной, и, может быть, король Фантиппо оставил бы его у себя, потому что он любил, чтобы при его дворе служили силачи и красавцы. Но работорговцам тоже были нужны сильные рабы, которые могли бы выполнять тяжелую работу на плантациях. Поэтому они предложили за мужа Зузаны двойную плату, и король Фантиппо продал его.

Зузана рассказала Доктору, как она поплыла на своем каноэ за кораблем белых людей, умоляя их вернуть ей мужа. Но они только посмеялись над ней, и вскоре их корабль скрылся из виду. Вот почему она теперь ненавидит всех белых людей и не хотела сначала говорить с доктором, когда он окликнул ее.

Услышав эту историю, Доктор ужасно рассердился. Он спросил Зузану, сколько прошло времени с тех пор, как корабль работорговцев увез ее мужа. Она ответила, что прошло около получаса и добавила, что когда корабль ушел вдоль берега на север, она разрыдалась и бросила весло, потому что теперь жизнь потеряла для нее всякий смысл.

Доктор заявил, что он во что бы то ни стало должен помочь бедной женщине, и хотел сейчас же прибавить ходу и пуститься в погоню за кораблем работорговцев. Но утка Даб-Даб напомнила ему, что его парусник слишком тихоходен, и если с корабля работорговцев заметят их парус, то им просто не позволят приблизиться.


Почтовая служба Доктора Дулитла

Тогда Доктор приказал бросить якорь, а сам пересел к женщине в ее каноэ, и они поплыли на север, внимательно осматривая по пути все бухты и объезжая кругом даже самые маленькие островки. Много часов прошло в бесплодных поисках. Солнце село, и ласточки, которые все время указывали дорогу, уже ничем не могли им помочь, потому что ночь была безлунной. Доктор сказал, что от ночных поисков придется отказаться, и несчастная Зузана снова стала плакать.

— К утру, — рыдала она, — корабль с проклятыми работорговцами уплывет на много миль, и я больше никогда не увижу моего мужа? О горе мне, горе?

Доктор старался утешить ее как мог и даже пообещал, если они не отыщут этого мужа, найти ей другого, который будет ничем не хуже прежнего. Но бедняжку это совершенно не утешило, и она продолжала убиваться и причитать. Она причитала так громко, что Доктору никак не удавалось заснуть на дне каноэ — а это само по себе не очень-то просто. Так что ему пришлось сидеть и слушать эти бесконечные причитания.

Несколько ласточек коротали с ним ночь, рассевшись на бортиках каноэ. Среди них был и знаменитый Быстрей-Ветра. Они как раз обсуждали с Доктором, что делать дальше, когда Быстрей-Ветра вдруг промолвил: «Тш! Смотрите?» и указал на запад, туда, где тяжело вздымались угрюмые волны. Даже Зузана прекратила свои вопли и стала вглядываться во мглу. Там, на самом краю черного океана светился крошечный огонек.

— Корабль! — воскликнул Доктор.

— Точно! Это корабль! — сказал Быстрей-Ветра. — А вдруг это корабль работорговцев?

— Если это и корабль работорговцев, — заметил Доктор — то явно не тот, который мы ищем, потому что это совсем в другой стороне. Наш корабль ушел на север.

— Послушайте, Доктор, — сказал Быстрей-Ветра, — а что если я слетаю и посмотрю, что это за корабль. Вдруг они смогут нам помочь?

— Хорошо, Быстрей-Ветра. Спасибо тебе, — ответил Доктор.

И Быстрей-Ветра быстрей ветра полетел сквозь ночь в направлении маленького огонька, а Доктор тем временем почему-то вспомнил про свое собственное судно, которое он оставил на якоре в нескольких милях к югу. Прошло минут двадцать, и Доктор уже начал беспокоиться, потому что Быстрей-Ветра, будучи рекордсменом по скоростным полетам, уже давно должен был бы слетать туда и обратно, но тут послышался тихий шелест крыльев и, описав круг у него над головой, ласточка легко опустилась на колено Доктору.

— Ну, что это за корабль? — спросил Джон Дулитл.

— Это большой корабль, — запыхавшись отвечал Быстрей-Ветра, — с высокими мачтами и, как я успел заметить, с очень хорошим ходом. Он направляется в нашу сторону, но плывет с большими предосторожностями, наверное, опасаясь наткнуться на мель или песчаную косу. По виду он совсем новый, аккуратный и ухоженный. На нем много больших пушек — они видны через окошечки в бортах. Команда вся одета в красивую синюю форму — совсем не так, как одеваются моряки в этих местах. Вдоль борта корабля написаны какие-то буквы — я думаю, это его название. Я, конечно, не смог его прочитать, но запомнил, как это выглядит. Дайте мне вашу руку, и я покажу вам, что там написано.

И Быстрей-Ветра начал своим коготочком царапать какие-то буквы на ладони у Доктора. Он еще не успел дописать до конца, как доктор подпрыгнул так, что чуть не перевернул каноэ.

— К. К. В.? — закричал он. — Это значит: Корабль Ее Королевского Величества. Корабль военно-морского флота! Это как раз то, что нам нужно, чтобы расправиться с работорговцами!


ПРОЛОГ | Почтовая служба Доктора Дулитла | ГЛАВА 2 НА БОРТУ ВОЕННОГО КОРАБЛЯ