home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


После трех месяцев унылого затворничества герой заставляет друга таращить от удивления глаза; высокое искусство, которое он преподает, потрясает прелестницу


Мы уже рассказали, что Полуночник, простившись со знахарем, вернулся в храм. Эту ночь он провел в унылом одиночестве, которое, однако, скрашивала (правда, очень слабо) мысль о будущих победах, кои он, возможно, одержит над прекрасными девами после своего преображения. Предчувствие блистательных деяний, сладко бередившее его душу, очень скоро породило страстное желание, которое наш сюцай не в силах был сдержать. Он кликнул мальчика-слугу и повлек его на ложе, как деву, дабы насытить свой любовный голод. Надо вам знать, что у Полуночника было двое слуг: один Шусы, что значит Книжный Короб, а второй Цзяньцяо — Ножны Меча. Поскольку Шусы (ему в ту пору исполнилось уже шестнадцать) был немного знаком с грамотой, хозяин поручил ему хранение книг. Словом, юноша играл роль короба, или корзины для книг, почему и получил свое прозвание. Восемнадцатилетнему Цзяньцяо хозяин поручил свой меч, к тому же юноша нередко играл роль своеобразного футляра для оружия, отчего и получил свое прозвание. Оба молодых человека были необычайно хороши собой и походили на прелестных дев. И все же Цзяньцяо был лишен той тонкой прелести, которая присуща всякой деве, поэтому хозяину не всегда удавалось получить полное удовольствие, что, впрочем, не мешало ему склонять юношу к частым развлечениям. Второй слуга был малым на редкость смышленым и лукавым. Чтобы потрафить своему хозяину он был готов в любое время, как говорится, увлечь его в дальнюю залу», — что, впрочем, нередко делает и дама, — или проказник вдруг издавал страстные вопли, чем доставлял хозяину несказанную радость, наполнял его душу нежностью к своему юному другу. Неудивительно, что в тот вечер Вэйян, отвергнув Ножны Меча, привлек к себе Шусы — Книжный Короб. Когда взаимным ласкам наступил конец, Шусы сказал:

— Хозяин! В последнее время вы, мечтая о красавицах, нас совсем забыли. Почему же нынче вы снова одарили нас своею милостью?

— О, этот вечер, можно сказать, прощальный!

— Как прощальный? — изумился отрок — Неужто вы решили нас продать?

— Что ты? Могу ли я расстаться с вами? — успокоил его хозяин. — Говоря о расставании, я имел в виду совсем другое! С вами прощается сила Ян, ибо я решил ее преобразовать! Ей впредь будет не дозволено приближаться к «покоям дальним»! — И Вэйян, не скрывая ничего, рассказал Шусы о своем решении.

— Теперь мне все понятно! После такого преображенья ваша сила стократно возрастет, а потому ее способна будет выдержать лишь дева очень крепкая. К «дальней зале» путь заказан!

— Это верно!

— Хозяин! — вдруг вскричал слуга. — Теперь, когда вы часто будете встречаться с женщинами, вам не обойтись без помощи слуги. Умоляю вас, возьмите меня с собой. Вам все равно не справиться со всеми сразу — их будет слишком много, — оставьте для меня хотя б одну. Ох, как давно мечтаю я ощутить женский аромат, почувствовать, как говорится, новый вкус. Вот тогда я смогу сказать, что вполне достоин господина — искусника в проказах ветра и луны!

— Сделать это очень просто! — успокоил юношу Вэйян. — Как говорят: «У сытого генерала не бывает голодных солдат!» Дамы знатные разделят ложе с самим хозяином, ну а слуге достанутся служанки. Можешь спать хоть с дюжиной!

— Значит, мы не расстаемся?! Вы не прощаетесь со мной! — вскричал счастливый служка.

Свеча, похожая на древесный сучок, оплыла влажным воском в последний раз. Вэйян уснул.

На следующий день Полуночник приобрел кобеля и суку, видом крепких и свирепых, но поместил их порознь, а не вместе. В тот же день он отправился к знахарю, который проживал в одном безлюдном месте. Посторонние сюда обычно не заходили, а потому в доме ворожея удобно было свершать тайные дела. Шусы тащил на поводках двух псов, Цзяньцяо нес в коробах разные закуски.

Знахарь перво-наперво достал обезболивающее зелье и без промедления приложил к нужному месту которое предстояло оперировать. От зелья тело стало покалывать, как это часто бывает, когда на кожу брызнут ледяной водой, потом это место онемело, словно отмерло и стало нечувствительно к боли. Щипли его, коли — никакого ощущенья. У Вэйяна полегчало на душе: значит, во время операции он не испытает никаких мучений. Тем временем слуги приготовили закуски и вино. Вэйян со знахарем сели за стол.

По указанию ворожея слуги свели собак. Животные, как водится, бросились друг к дружке, не ведая, само собой, о злоковарных замыслах людей. В разгар собачьей свадьбы ворожей вдруг приказал растащить собак Слуги с силой потянули за поводки. Псы недовольно лаяли — видно, не хотели расставаться, и рвались друг к другу, собираясь вновь сцепиться. И в этот момент знахарь, поднявшись, одним взмахом острого ножа отсек у самца кусочек плоти и быстро, почти мгновенно расчленил его на четыре длинные полоски. Без промедления он сделал Вэйяну столько же надрезов на коже и в каждый вложил полоску собачьей ткани, еще хранившей жар. Затем присыпал надрезы снадобьем линдань и крепко замотал рану платком. Хозяин и гость вернулись к трапезе.

Вэйян остался у ворожея на ночь. Старый знахарь в задушевной беседе поведал ему тайны любовных битв, а на следующий день Вэйян отправился к себе, где ему было положено в течение трех лун ждать полного выздоровления. Весь этот срок Вэйян твердо соблюдал все запреты, не разрешая себе даже одним глазком взглянуть на преображенные места. Само собой, о любовных утехах он сейчас не вспоминал. Но вот промчались три луны, и он, сняв тряпицу с раны, обмыл ее водой и со вниманьем осмотрел преображенное место. Из груди его вырвался радостный вопль.

— Поразительно! Какая мощь! И впрямь, как сильно все преобразилось! Такой диковиной я всю Поднебесную повергну в трепет!

Через несколько дней к нему заглянул Соперник Куньлуня.

— Брат! Ты, как видно, все это время не вылезал из кельи, готовясь в тиши обители к экзаменам. Наверное, сильно преуспел в науках!

— Увы, мои экзаменационные дела нисколько не продвинулись вперед, но зато в науках спальных я преуспел изрядно!

— Коль капитал ничтожен, то и успехи мелки! — улыбнулся гость.

— Ошибаешься! Ты лучше припомни другую поговорку: «Всего три дня не видел друга, сейчас смотрю и глазам своим не верю!» А мы с тобой не виделись почитай три полных месяца. За такой солидный срок всякое может произойти. Как говорится: «Дитя ростом в три чи[91] превратился в здоровенного детину!» И еще толкуют: «Учитель без учеников сначала схож с нетронутой девицей!..» Должен тебе сказать, мужская сила иссыхает и прекращает рост лишь у покойника, а не у живого человека. В общем, просто невозможно предугадать все то, что может произойти!

— Не верю! — вскричал Соперник Куньлуня. — Я могу допустить, что такой способностью к росту обладает отрок лет этак в тринадцать — четырнадцать. «Петушиный хвост», не орошенный первой влагой, действительно способен расти день ото дня. Но у двадцатилетнего мужа такого быть никак не может! Если и происходит рост, то самый ничтожный: на самую тонюсенькую ниточку, почти на волосок. Никогда не поверю, чтобы человечья плоть выросла хотя бы на вершок!..

— Ниточка, волосок… — все это пустяки! Об этом не стоит даже говорить! Ни фэнь,[92] ни даже цунь не могут выразить мощь выросшего естества!

— Чепуха! — отмахнулся Соперник Куньлуня. — Конечно, в нашей жизни встречаются богачи, состояние коих возросло как бы в одно мгновенье. Но такое случается именно с богатством, а не с силами природы Инь и Ян! В общем, я поверю тебе лишь тогда, когда увижу собственными глазами!

— Помнится, в прошлый раз ты надо мной уже смеялся! Не собираюсь нынче повторять сию жалкую сцену. Ни за что!

— Шутки в сторону! Показывай, чего добился! Если и впрямь произошло преображенье плоти, охотно признаю свою вину и принесу свои извинения!

— Какой мне прок от них? Лучше найди мне солидное дельце — по моим теперешним силам, чтобы, с одной стороны, произвести проверку, а с другой — поднять мой дух! Вот тогда я по-настоящему поверю в твои добрые намерения и заботы!

— Ну что ж! Если ты и впрямь достиг успехов, я помогу тебе. Как говорится: «Все сделаю для вашего удобства!»

— Тогда, пожалуй, я готов опять рискнуть — безобразие свое тебе явлю! — С этими словами Полуночник откинул полы халата, завернул за пояс и приспустил штаны. Он держал свое богатство обеими руками, как это обычно делает торговец, когда показывает покупателю бесценный товар. — Убедись сам, добился я успехов или нет!

«Ну и мошенник, решил меня надуть!» — подумал Соперник Куньлуня. Издали ему показалось, что перед ним словно повис канат ослиный. Но, приблизившись, он взглянул со вниманием и сразу же убедился, что обмана нет — все натуральное. От изумления у него чуть язык не вывалился изо рта.

— Как же так? Что с тобой случилось? — воскликнул он в великом изумлении. — Худосочная и жалкая вещица вдруг превратилась в мощное оружие!

— Правда не знаю, почему сие произошло! По всей видимости, после твоих издевательств мой организм так возбудился и озлобился, что решил сам постоять за себя. Все произошло помимо моей воли!

— Не морочь мне голову! Я же вижу эти шрамы! И цвет совсем другой — сильно изменился. Не иначе кто-то сделал искусную операцию. Выкладывай, да поживей!

Скрыть тайну от приятеля не удалось. Пришлось Вэйяну поведать другу историю, которая с ним произошла.

— Поразительно, до чего же ты упорен, какая сила воли! — воскликнул Соперник Куньлуня. — Ты рвешься в бой любовный так, что кажется, тебя ничто не остановит!.. Придется впрямь тебе помочь!.. Нынче же мы идем в один дом! Быть может, из этого визита выйдет что-то путное!

Обрадованный Вэйян быстро приоделся, украсил голову новой шляпой и вместе с приятелем отправился к дому, который, к счастью, оказался неподалеку. Соперник Куньлуня пошел вперед — произвести разведку, а Полуночник остался ждать на улице. Приятель вернулся довольно скоро.

— Поздравляю! — В его голосе слышалось удовлетворение. — Нынешней ночью можно надеяться на успех!

— О каком успехе ты толкуешь, если раньше с этой женщиной я даже не встречался!.. К тому ж так неожиданно, прямо нынче!..

— Соседи мне сказали, что ее муж куда-то уехал, по всей видимости, отправился закупать шелк. Будет в отъезде дней этак десять, а то и поболе. Сейчас мы зайдем к ней в лавку и ты постарайся привлечь к себе ее вниманье… Я все думаю, как тебя оставить на ночь. Есть у меня одна задумка, как поддеть красотку на крючок. Ручаюсь, ты повеселишься в этой лавке все десять дней!

Слова приятеля привели Вэйяна в восторг.

Оба быстрыми шагами направились к дому торговца шелком. Соперник Куньлуня откинул бамбуковый занавес и переступил порог. Вэйян вошел вслед за ним.

— Дома ли почтенный Цюань? — спросил Соперник Куньлуня у хозяйки.

— Он в отъезде! — ответила женщина.

— Мы хотели купить несколько штук шелка, но если хозяин в отъезде… Что же делать?

— Купите у других?

— Нет, это не совсем удобно. Мы давние ваши покупатели, нехорошо идти к другим торговцам!

— Наши покупатели? — удивилась женщина. — Что-то я вас раньше не видела!

— Данян![93] Я заходил за шелком прошлым летом, — сказал Соперник Куньлуня. — Помнится, ваш муж тоже был в отъезде, и мне пришлось в тот день совершить сделку с вами. Вы товар достали вон с той полки… Неужто запамятовали?

— Ах да, теперь припоминаю! Вроде и впрямь вы к нам заходили!

— Вот и отлично, что вспомнили! Значит, мы пришли не зря! — вмешался Вэйян. — Мы болтать языком попусту не станем! Покажите нам оставшийся товар, и мы немедля его купим. Не станем обращаться к другим!

— Как будто несколько цзиней еще осталось, — промолвила хозяйка. — Вот только не уверена, подойдет ли вам этот шелк?

— Почему бы нет? Материал ваш первоклассный! Другое дело, хватит ли у нас наличных денег, мы не слишком уж богаты — жалкие людишки!

— К чему такая скромность, сударь!.. Сядьте покуда, господин сянгун, вот сюда, пожалуйста!.. А я возьму товар!

Соперник Куньлуня помог Вэйяну сесть на предназначенное ему место почетного гостя, а сам отошел в сторонку. Сделал он это, конечно, с умыслом. Оттуда, где сидел Полуночник, очень удобно было разглядывать хозяйку, а значит, повадней с ней заигрывать.

Тем временем женщина принесла штуку шелка и развернула перед гостем.

— Боюсь, что этот материал мне не подойдет, уж больно желтый цвет пронзительный! — заявил Полуночник, даже не притронувшись к материи. Потом он все-таки взял ее в руки и сделал вид, что внимательно рассматривает. — Странно! В ваших ручках, сударыня, шелк, казалось, горел ярким пламенем, а в моих он словно потускнел. Любопытно, отчего так получилось? — Вэйян задумался. — Впрочем, кажется, я догадался! Все это оттого, что ваши ручки, любезная хозяйка, слишком белые, поэтому и цвет шелка сразу же бросается в глаза. А мои, взгляните, вон какие темные, в них шелк сразу же потускнел.

Женщина бросила на гостя внимательный взгляд.

— Господин сянгун! А ведь и ваши руки не такие темные, как вы говорите! — сказала она серьезно, без тени улыбки.

— Его кожа куда белей, чем у меня! — вмешался Соперник Куньлуня. — Но по сравнению с вашей, любезная данян, она просто черная. — Он хихикнул.

— Если шелк вам не подходит, сударь, может быть, вы купите не этот, а белый? — предложила хозяйка.

— Нет, нет! Я сказал, что он лишь кажется каким-то тусклым, когда лежит в моей руке, на самом деле он вовсе не такой… Впрочем, мне лучше б подошел материал такого цвета, как ваша драгоценная ручка. Вот такой шелк мне и найдите!

— Разве возможно сыскать на свете столь светлый шелк?! — вскричал Соперник Куньлуня. — А может, найдется материал такого цвета, как ваше личико?

Женщина снова стрельнула глазами в сторону молодого сюцая.

— Боюсь, что шелка такого цвета в лавке не найдется. — Хозяйка улыбнулась. Она заметно оживилась.

Читатель, как ты думаешь, почему женщина поначалу казалась неприступной, а потом ее лицо вдруг озарилось довольной улыбкой? Отчего она сначала не хотела даже взглянуть на гостей, а потом посмотрела с большим интересом?

Все дело в том, что лавочница была близорука, дальше чем за два чи она ничего не видела. Напомним, когда приятели появились в лавке, они сказали, что пришли как обычные покупатели, а потом Вэйян бросил фразу о жалких людишках. Хозяйка тут же смекнула, что перед ней ученый муж, может быть, сюцай. И все ж тогда она в молодом госте ничего особенного не разглядела и не обратила на него большого внимания. К тому же если бы она принялась рассматривать его внимательно, ей пришлось бы напрячь свои глаза, а это было бы неудобно. Вот почему тогда она не стала пристально рассматривать сюцая. Но, как всякая женщина, лавочница таила в своем сердце желание и была готова кинуться в любовный омут, как и мужчина. К чему же упускать счастливое мгновенье? Заметим к слову, что, если женщину захватила страсть, все ее чувства мгновенно обостряются. Глаза, к примеру, становятся куда зорче, чем обычно. Если дама видит, что мужчина недурен собой, в сердце ее тотчас рождается страстное любовное желание, а целомудрие быстро пропадает. Вот почему Творец Всего Сущего иногда одаривает женщину качеством, которое зовется близорукостью: оно позволяет женщине видеть лишь своего мужа, а кроме мужа — больше никого, даже писаного красавца, вроде Пань Аня или Сун Юя.[94] И надо вам знать, что такая дама способна избежать многих опасностей и всяких ловушек. Вот почему, возможно, среди женщин, обладающих слабым зрением, так много встречается дев, избегающих дурных и постыдных поступков и способных на достойные деяния. Одним словом, если сладкими речами не привлечь внимания дамы, чтобы та взглянула на вас со вниманием, она может остаться для вас такой же недоступной, как фея в заоблачной дымке, даже если вы станете обхаживать ее с утра до вечера. Так и в этот раз. От сладких речей молодого сюцая о ее белых ручках, от всего его вида (а она то и дело бросала взгляды на Вэйяна) сердце хозяйки лавки затрепетало и раскрылось, как распускается бутон. Ах, как жалко ей было расставаться с молодым гостем!

— Господин сюцай! — проговорила она. — Так вы намерены купить наш шелк или нет? Если покупаете, то я принесу из дома еще один кусок — получше прежнего!

— Ну конечно, я непременно его куплю! — воскликнул Полуночник. — Мы за этим и пришли. Несите живей!

Женщина ушла, но скоро возвратилась со штукой шелка. Кликнув служанку (голова девчонки была сплошь покрыта лишаями), она велела нести чай. Полуночник, отпив лишь половину чашечки, дал хозяйке понять, что оставшийся чай предназначен ей. Женщина, взглянув на гостя, улыбнулась и придвинула к нему кусок шелка. Молодой повеса протянул руку, словно собираясь пощупать материю, а сам незаметно погладил хозяйкину ручку. Женщина сделала вид, что не заметила, однако ж в свою очередь, как бы невзначай, провела по его ладони ноготком.

— Шелк действительно просто превосходный! — заметил Соперник Куньлуня. — Мы покупаем! — С этими словами он протянул Вэйяну мешочек с серебром. Согласно названной цене молодой человек отмерил нужное его количество.

— Оказывается, ваше серебро в слитках! — воскликнула женщина. — На него можно лишь смотреть, им особенно не попользуешься!

— Ах, данян! Если у вас есть какие-то сомнения, оставьте серебро вместе с шелком у себя. Разменяйте один из брусочков — это можно, кстати, сделать даже нынче — и сами убедитесь! Согласны? Без хвастовства скажу, мое богатство отменно не только снаружи, но и изнутри!

— К чему так торопиться? — воскликнула женщина. — Раз серебро настоящее, я разменяю его и потом, необязательно сегодня. Ну а если, сударь, что-то окажется не так, наши дела не состоятся! Как в поговорке: «Торговец с покупателем раз встретились — и кончено, шабаш!»

Соперник Куньлуня стал торопить друга: пора, мол, домой. Молодой человек, перед тем как проститься с прекрасной лавочницей, успел бросить на нее несколько многозначительных взглядов. Женщина, несмотря на близорукость, отлично поняла их смысл. Вэйяну показалось, что она даже улыбнулась, хотя, быть может, просто прищурила глаза — он увидел две узкие щелки.

Когда приятели вернулись домой, Вэйян сказал:

— У меня такое ощущение, что дело на мази!.. Одна лишь сложность: как к ней пробраться ночью?

— Я все заранее разведал! В доме сейчас, кроме той сопливой запаршивевшей девчонки (а ей, по всей видимости, всего-то лет одиннадцать иль двенадцать), больше никого нет. Служанка большая соня — вмиг засыпает, едва ткнется головой в подушку. Дом их от нас совсем рядом — его даже отсюда видно. К тому же дом самый обычный: не терем высочайший и не землянка. В общем, я подставлю тебе спину, и ты легко взберешься на крышу. Как только влезешь, раздвинь несколько черепиц, под ними будет балка, по ней ты и спустишься вниз.

— А если меня услышат соседи? Глядишь, ненароком кто-нибудь заметит! Что тогда? Ведь попадусь, как тать!

— Не беспокойся, я буду рядом! Меня тревожит другое… Красотка будто невзначай обронила: «На него, мол, можно лишь смотреть, им не попользуешься!»…Быть может, она имела в виду вовсе не серебро, а твою персону? Если ты ей не подойдешь, свиданий может и не быть. Помнится, она еще сказала: «Торговец с покупателем раз встретились — и кончено, шабаш!»…В общем, нынче, кажется, сбудутся слова, которые я как-то тебе говорил. Тебе надобно проявить не только стойкость, но и великую настырность, успешно пройти все испытания, которые она тебе готовит! Так не ударь лицом в грязь! Главное сейчас — пройти первый тур испытаний, потом станет легче!

— Не волнуйся! Уверен, никаких сложностей у меня не будет!

Приятели засмеялись.

Тем временем золотой ворон уже скрылся на западе, а на востоке появился яшмовый заяц.[95] Наступила пора студенту идти на экзамен. Интересно, каков же его будущий экзаменатор и какие правила он установит на этих испытаниях? Наш студент терялся в догадках. Придется терпеливо ждать, покуда он не получит тему сочинения. Быть может, тогда что-то прояснится.


В заключение мы скажем:


Всякий рассказ похож на притчу, в коей слова обычно имеют не прямой, но скрытый смысл. Скажем, в прочитанной главе говорится о том, что отсеченную собачью ткань приставили к человеческому телу, что на самом деле быть не может в жизни. Однако эти самые слова намекают на то, что все последующие поступки Вэйяна суть собачьи пакости. Или в главе третьей говорилось о союзе побратимства, который заключили меж собой Вэйян Полуночник с Соперником Куньлуня. Что это означает? То, что в помыслах своих и во всех поступках герой исходит из разбойничьих устремлений. Мысль весьма глубокая, хотя и страшная! Этим самым автор осуждает своего героя, ясно намекая, что тот творит безобразия, подобно псу поганому иль подлому бандиту. Вот почему нашим современникам не следует принимать ложь за правду и расхваливать то, что на самом деле заслуживает порицания. Если же действительно поверить тому, что возможно кусок собачьей плоти приживить к человеческому телу, а достойному мужу на самом деле вступить в союз с подорожником, это будет означать, что человек, подвергший себя подобным испытаниям, накроется сетью лжи и уподобится тупому истукану. Наши литераторы на протяжении тысячи лет имели счастливую возможность думать именно так.


Несчастный студент льет горькие слезы, взирая на мужские богатства; преклонив калена, он молит святого изменить его естество | Полуночник Вэйян, или Подстилка из плоти | Охваченная любовным пылом дама пытается соблюсти целомудрие; захватив в игре первую ставку, она дарует остальные своим подругам