home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Лишь только обозначены прекрасные деянья, как вдруг на полдороге происходит встреча с демонами; живой чертог весны со всеми сундуками разграблен и разорен в одно мгновенье


Есть такие стихи:


В растенье, что цветы душистые раскрыло,

Ударило лучом весеннее светило.

Нить в павильоне чудную сыскали

И нежный полог из нее соткали.

Как уток-неразлучниц вышивали,

Так невзначай иголку поломали,

Добродеяния на всей картине множа,

Как же с нее убрать нам демонские рожи?


Итак, Полуночник спрятался в доме женщин, и они теперь проводили с ним все ночи напролет. О порядке любовных свиданий они договорились заранее: каждой деве — одна ночь. Через несколько дней Вэйян предложил иной распорядок после трех ночей раздельных свиданий устраивается общая встреча, во время которой любовные радости вкушают все участники сразу, после чего снова следуют три дня раздельного веселья. Для осуществления этого плана надобно, понятно, расширить ложе, выстегать большое одеяло (никак не меньше восьми квадратов) да сделать подушку длиною в пять чи. В дни совместных встреч они лежали все вместе, голова к голове, но Вэйян мало лежал на циновке — ему приходилось то и дело перекатываться поверх дев, меняя одно место на другое. О, какой восторг испытывали молодые дамы от этих любовных игрищ! Жаль только, что не все обладали могучей силой страсти. Одна теряла силы уже после двух-трех сотен ударов оружия, вторая не выдерживала даже такой натиск. Вот почему Полуночнику приходилось кататься от одной к другой, слева направо, а потом справа налево. Он сражался порой не час и не два, а гораздо дольше, а потом переходил к нежным ласкам и сладким поцелуям. Как говорится: «Устами оценил сладость плода и его аромат».

Как-то раз Сянъюнь тихонько шепнула подружке слева, так, чтобы Вэйян не услышал:

— Какое же счастье, что нам встретился этот небожитель! Он не только красавчик, но к тому же и обладатель редкостного дара. В любое время мы можем воспользоваться нашей драгоценностью… Однако испокон веков было так, что добрые деяния всегда сопровождает туча демонов. Одним словом, развлекаясь с нашим небожителем, мы должны помнить об осторожности, чтобы не совершить какой-нибудь промах. Главное, чтобы никто не пронюхал про нашу тайну, чтобы не поползли грязные слухи. Если пойдут сплетни, он у нас остаться не сможет!

— Откуда соседям знать о наших любовных секретах? — возразила Жемчужина. — Дом наш, как говорится, глухой — никто из чужих к нам не заходит! Даже слуге-управляющему не велено входить во внутренние покои. Он обычно стоит возле вторых ворот… Бояться надо не слуг, а прежде всего бабьей сплетни. Вот если пронюхает кто-то из женщин, счастью нашему придет конец!

— Кого ты имеешь в виду? — спросила Сянъюнь.

— Ясно кого — нашу тетушку Чэнь! Сами знаете, эта сластолюбивая особа только делает вид, что соблюдает обет вдовства, на уме же у нее одни мужчины, лишь о них и мечтает! Помните, в день богомолья она едва не рехнулась, когда увидела нашего Вэйяна, который отвешивал нам поклоны. Чуть было не грохнулась наземь — так ей хотелось ответить на его приветствие. Но, как видно, застеснялась! А когда мы вернулись домой, она долго расхваливала прекрасный облик незнакомца и страшно досадовала, что ей не пришлось с ним познакомиться. Если тетка узнает, кто он и где находится сейчас, она, конечно, постарается не выпустить его из своих лап. В общем, если до нее дойдет слух, что красавчик прячется у нас, она умрет от зависти или непременно придумает какую-нибудь каверзу и пакость! И тогда быть беде! Она обрушится на нас нежданно-негаданно! Все наши радости разом кончатся!

— Это ты верно сказала о ее распутстве. Надо ее остерегаться!

— Поначалу я опасалась за служанку — как бы не сболтнула чего лишнего. Но, на счастье, появился этот парень, Шусы, и рот ее мигом замкнулся. Сейчас ничего лишнего она уже болтать не станет! Самое страшное, если вдруг неожиданно к нам пожалует тетка, явится без лишнего звука и шума — это ее обычная привычка. Проскользнет в дом и начнет шнырять глазами: туда-сюда, туда-сюда, будто крыса, что нацелилась на кусок сала… Все-то она подозревает — как бы от нее чего не скрыли! Одним словом, для нас сейчас главное — это уберечься от тетки, а потому надо сказать служанке, чтобы она постоянно сторожила дверь и смотрела бы в оба. Как только тетка появится у ворот, девчонка должна немедленно подать тайный знак скажем, кашлянуть или пискнуть. Нам же за это время надо успеть спрятать нашего красавца. Поэтому мы должны заранее найти для него укромное местечко, чтобы его никто не нашел, не увидел случайно!

— Где же мы его спрячем? — В голосе Благовещей Яшмы слышалось огорчение.

Женщины принялись спорить. Одна предлагала схоронить Вэйяна за дверью, вторая — под ложем.

— Глупости все это! — воскликнула Жемчужина. — У нашей тетки воровской глаз. Спрячем ли мы его за дверью или под ложем, она сразу же заметит или догадается. Сами это знаете! — Она на минуту задумалась. Тут ее взгляд упал на бамбуковый сундучок, в который обычно складывали картины и свитки. Вместилище вполне подходящее: шесть чи длиной, два чи шириной. Изнутри сундучок был отделан тонкой планкой. Жуйчжу показала на сундучок: — Превосходное убежище! Как раз для него. Только надо вытащить старые картины! В случае опасности мы быстро спрячем сюда дорогого гостя, и тетка ни за что не догадается! Плохо лишь, что в этом коробе можно задохнуться, поэтому надобно загодя вынуть снизу несколько планок!

— Отличная мысль! — воскликнули подруги. Одна из них приказала служанкам по очереди стоять возле входа и быть начеку. Вторая принялась вытаскивать планки, а третья позвала Вэйяна и ему наказала: если вдруг появится гостья, тут же лезть в сундучок. Замри и ни гугу! Они сделали все это весьма кстати, так как гостья не замедлила явиться. Служанка все же успела дать знак, и Вэйян мигом шмыгнул в сундучок. С этого дня тетушка Чэнь заходила к ним не раз и не два, но ничего подозрительного не обнаружила.

Как-то раз три подруги, весело болтая о том о сем, решили осмотреть шкатулку Вэйяна. Открыли и видят там книжицу, а в ней имена многочисленных женщин. Возле каждого имени стоит значок, отмечающий качества той или иной дамы. Рядом — замечания автора, понятно, сделанные его же рукой.

— Зачем ты завел эту книжицу? — поинтересовалась одна из женщин.

— Когда я жил в храме, то решил брать на заметку всех женщин, которых встречал. Я мечтал, если мне повезет, подобрать нескольких учениц с перстами, как бамбуковый побег, и выезжать с ними в другие места. С их помощью в домах казенных я налажу персиковые связи». Понятно, что эти росточки бамбука надобно вовремя поливать и всячески лелеять. Вот что означают эти тайные знаки!

— А как сейчас с этими «нефритовыми побегами»? Где они, твои ученики, вернее, — ученицы? Отвечай!

— Они здесь со мной! Это вы трое! — рассмеялся Вэйян.

Подруги расхохотались.

— Не верим, не верим! Разве мы достойны такой высокой оценки?

— Совершенно напрасно сомневаетесь! — вскричал Полуночник и принялся старательно объяснять смысл оценок в своих заметках.

Подруги внимательно слушали. По их лицам можно было понять, что они очень довольны. Вэйян, однако, схитрил. Значки возле имени Сянъюнь говорили о весьма скромной оценке ее качеств по сравнению с двумя остальными. Женщина могла, конечно, догадаться и огорчиться, а то и совсем пасть духом. Вэйян незаметно подрисовал к двум кружкам еще один, что означало высочайшую похвалу, и показал оценку Сянъюнь, которая никаких ущемлений не заметила и осталась довольна тем, что оказалась вровень с двумя остальными: не выше и не ниже. Бедная Сянъюнь не заметила лукавства Вэйяна, который на самом деле весьма скромно оценил ее достоинства.

Полистав книжицу, одна из подруг вдруг обнаружила имя неведомой Темной девы. Возле имени стояли значки, сходные с теми, что украшали имена двух сестер.

— Это еще кто такая? — заинтересовалась одна из подруг, в ее голосе слышалось недоумение и будто бы даже испуг. — Кто эта красотка?

— О, разве вы забыли? Она же была вместе с вами в тот памятный день!

Сестры зафыркали:

— Ах, это наша старушенция! Неужели она способна сравниться с нами? Ее возраст, наружность!.. — вскричала одна из них. — Ты присвоил ей такой же высокий разряд! Это несправедливо!

— Выходит, в состязании красоты мы оказались не только самыми недостойными, но превратились в объект оскорбительных насмешек! — бросила Сянъюнь. — Какой смысл в этих крючках? Немедленно зачеркни!

Вэйян пытался что-то объяснить, стараясь разубедить взволнованных женщин, приводил всяческие доводы, но те стояли на своем. Они возмущенно галдели, мешая Вэйяну говорить.

— Сестрица Юнь сказала точно! — сказала одна из сестер. — Если ты собираешься оставить на почетном месте эту старуху, тогда вычеркивай наши имена! Пускай старуха будет первой, пусть она «придавит главу черепахи»![116]

Благовещая Жемчужина, схватив кисть, вычеркнула все три имени из списка красавиц. Вместе с ними исчез и комментарий Вэйяна. Вместо этого она приписала: «Муж Хуайинь годами юн, мы ж с Цзяном и Гуанем[117] возрастом почтенны. А потому не смеем быть в гусиной стае и скромно уступаем свое место!»

— На твое счастье, новый ученик — «бамбуковый побег» — живет поблизости, рукой подать. Ты мимо ее дома проходил. Иди туда и увлажни «росток». Вот только в трудах садовника на нашу помощь не надейся!

Женщины явно разозлились, и Полуночник тотчас сник и опустил главу. Девы гнали его прочь, но он решил остаться. «Пускай утихнут, придут в себя! — думал он. — Я разъясню им свой первоначальный план… Она была, мол, нужна только как посредник, чтобы с вами познакомиться и любовь наладить!» Надо было как-то задобрить дев.

— Я понимаю, в моих оценках есть кое-какие неточности, но все ж не судите меня слишком строго!

Подруги понемногу успокоились. Полуночник улыбнулся и дал им знак, что пора предаться радостям любви. Освободившись от одежд, он устремился к ложу, ожидая, когда девы последуют за ним. Вдруг снаружи раздался кашель служанки, стоявшей на часах. Сигнал тревоги заставил женщин немедленно привести себя в порядок. Сестры выбежали к гостье (это была, конечно, тетка Чэнь), а Сянъюнь осталась в комнате, чтобы помочь мужчине спрятаться. Как мы знаем, Полуночник разделся первым. Поверх его одежд, что он успел скинуть, оказались платья дев. Когда раздался стук, он заметался в панике, пытаясь среди дамских вещей отыскать свою одежду, но так и не нашел. Пришлось нагишом лезть в сундучок.

Тем временем тетка Чэнь уже успела войти в гостевую залу, где ее встретили сестры. Их одежда была в беспорядке, а весь вид выдавал смущение, что вызвало у гостьи подозренья. «Что-то здесь не так!» — подумала она и тотчас устремилась в спальные покои проверить, что творится там. Понятно, она не могла предполагать, что в бамбуковом сундучке лежит «живая драгоценность» из «весеннего дворца».

— Я несколько дней вас не навещала, — сказала гостья, устремившись к ложу. — У вас такой порядок! — Она заглянула под кровать, потом проверила содержимое шкафа. Все обошла, все внимательно осмотрела, однако ничего подозрительного не обнаружила. «Видно, напрасно сомневалась!» — подумала так и села. Женщины принялись болтать.

Однако в жизни, как известно, не бывает, чтобы всё и всегда было в полном порядке. Так получилось и сейчас. Как говорится: «Лошадиные копыта все ж вылезли наружу». Как мы помним, когда послышался сигнал служанки, ее кашель, женщины стали поспешно приводить себя в порядок. Они успели кое-как одеться, хотя Вэйян остался нагишом. И все ж дамы кое о чем забыли — право, о сущей безделице: всего-навсего о маленькой книжице Полуночника. Она лежала на столе. Во время беседы с теткой одна из сестер попыталась книжицу убрать подальше, но глаз у тетки, как известно, был очень вострый. Чэнь успела перехватить книжку. Смущенные девы попытались ее отнять, но безуспешно. Сянъюнь решила схитрить, чтобы отвести опасность.

— Ах, милые! Пускай тетушка берет ее себе! — проговорила она, обратившись к сестрам. — Совершенно пустенькая книжонка! Мы нашли ее на дороге! Стоит ли из-за нее ссориться?!

— О, какой подарок поднесла мне наша милая Сянъюнь! — воскликнула тетка. — С вашего позволения я все ж взгляну в нее!.. Любопытная книжонка! — Гостья отошла в сторонку и принялась листать. Ее внимание сразу же привлекло название: «Обширное собрание весенних красок». Она конечно же сразу поняла «весенний смысл» книжонки и стала листать ее с большим интересом. Ей попались чьи-то имена, возле которых стояли кружочки-оценки. Содержание книжки не вызывало никаких сомнений. Однако, к большому огорчению, тетка не обнаружила «весенних картинок», тем не менее оценки женских достоинств, сделанные в свое время юным сластолюбцем, вызвали у нее живейший интерес. Она внимательно вчитывалась в каждое замечание и вдруг заметила имя, которое привлекло ее внимание, будто заворожило: Темная дева. «Может, это я? — мелькнула мысль, которая привела ее в волненье. — Видно, эти записки сделал тот юноша, которого мы встретили однажды в храме!» — решила тетка. Она пролистала несколько страничек назад. Там она заметила такую запись: «В такой-то день, такой-то час встретился с поразительными по красоте девами». После этих слов следовали несколько значков: «Платье цвета лотоса, отделанное серебром и пурпуром». «Все точно, это — я!» — решила тетка Чэнь. Потом увидела приписку, сделанную другой рукой. Она узнала почерк Жемчужины: «…годами юн…»

— Да, Цан Цзе, создавший письмена,[118] был великим мужем — поистине святой! — Тетка вздохнула и с торжествующим видом сунула книжку в рукав.

— С чего вы это взяли? — спросила Сянъюнь.

— А как же? Ведь он разъяснил каждый знак! Вот, скажем, иероглиф «цзянь» — «распутство». Он состоит из трех частей — «три знака женщины». Или, к примеру, вы… Вы втроем живете под одной крышей. И вот однажды задумали заняться блудом… Ну разве не велик Цан Цзе? А его знаки — просто прелесть!

— Живем мы вместе, это правда, но ничего дурного себе не позволяем! — возразила Жемчужина. — Ваш намек, тетушка, неуместен!

— Но если у вас все по-людски, как вы утверждаете, откуда взялась эта книжка?

— Я ее нашла, подобрала на дороге, когда шла сюда! — сказала Сянъюнь.

— Ой ли?! Не морочьте мне голову! Лучше ответьте, где сейчас скрывается владелец сей книжонки? Если сознаетесь, я никому об этом не расскажу — все останется в тайне! Если же вы мне посмеете солгать, то я отошлю вашим мужьям книжонку вместе с письмецом. Интересно знать, что они вам скажут, когда вернутся?

В словах тетки звучала явная угроза, и женщины поняли, что дальше злить ее опасно. Однако раскрыть свою тайну они боялись и продолжали твердить, что книжка к ним попала по чистой случайности, а кто ее владелец, знать не знают: Чжан или Ли — им это неизвестно. Тем более не знаем, мол, где живет этот человек Тетка Чэнь, дотошно пытая племянниц, успевала шнырять глазами по сторонам. «Осмотрела будто бы все, остался один этот сундучок, где лежат картины… Обычно он открыт, почему же нынче замкнут на замок? Вот где разгадка!»

— Так и быть, допрашивать вас больше я не стану, коль не хотите сами доверить мне тайну. Потом, однако, мы вернемся к этому разговору. А пока… мне хотелось бы взглянуть на те старые картины, что лежат в сундучке. Откройте-ка его!

— Ключ от замка где-то затерялся! — пролепетала Благовещая Жемчужина. — Ищем несколько дней — но так и не нашли! Как только сыщем ключ, мы тотчас их покажем!

— Какие пустяки! У меня дома огромная связка ключей, причем самых разных! Один из них непременно подойдет! — Тетка велела служанке немедля бежать за ключами. Примерно через четверть часа та возвратилась, держа в руках громадную связку ключей — их было никак не меньше сотни, а может, и побольше. Тетка схватила всю связку сразу и принялась искать подходящий ключ. Три девы замерли, боясь вздохнуть, не то что пикнуть, и молили Небо, чтобы родственница не отыскала бы ключ, подходящий к сундучку. Увы! Тетка Чэнь открыла сундучок первым же ключом. Она подняла крышку. О Небо!.. В сундучке лежал скрюченный мужчина. Тетку поразило его белоснежное тело, но истинное потрясение вызвало оружие воина — боевая булава. Хотя немного потертая и помятая, покоясь меж чресел, она внушала смотрящей благоговейный ужас. «Любопытно, как выглядит в бою! — промелькнула мысль. — Вид поразительный! И как видно, прочности превеликой!» В страшном возбуждении женщина захлопнула крышку сундучка.

— Хорошенькими делами вы здесь занимались! — Она повесила замок на место и повернула ключ. — Когда появился здесь сей красавчик? Наверное, каждая из вас провела с ним несколько ночей? Выкладывайте без утайки! Иначе устрою такой скандал, что сбегутся все власти сразу! — И тетка кликнула служанку, чтобы та звала соседей. — Пусть арестуют блудодея и тащат его в ямынь на суд властей — прямо в сундуке!

Лица молодых женщин стали пепельными от ужаса. Они дрожали от страха, забившись в угол. «Может, она сказала все это в шутку? — шептались они. — Но если ее не ублажить, она способна сделать все, как сейчас сказала! Надо ее непременно уломать, умаслить. Глядишь, сжалится над ним и выпустит на волю… Однако же за это нам придется заплатить — пустить ее к общему пирогу!»

Они робко приблизились к родственнице.

— Ах, тетушка, конечно, скрывать нам от вас не стоило! — проговорила одна из женщин. — Вина наша, и мы ее, конечно, признаем! И все же явите милость и снисхождение — простите нас за наш проступок. За это мы отдадим вам этот сундучок со всем его содержимым. Просим у вас прощенья!

— Простить? На каком таком основании?

— Не будем скрывать от вас, тетушка, доселе мы делили нашу радость на три доли. Теперь ваша очередь — осталась ваша доля!

— Весьма ловкий ход! Вот так просто решили замолить свой грешок? Сами держали его у себя невесть сколько ночей, а когда дело дошло до огласки, решили ублажить меня, выделив мне всего лишь крохотную дольку! По-вашему, что было, то сплыло и вспоминать прошлое нечего?! Не так ли?

— Тетушка, что же вы хотите? — вскричала Жемчужина.

— Если желаете кончить дело полюбовно, выход один: красавчик отправится со мной и поживет в моем доме! Надо же мне как-то восполнить пробел и упущенье! Через некоторое время он вернется к вам, и тогда вступит в силу закон очередности. Только так, и никак иначе! А не то дело может запахнуть судом! Только, думаю я, какой вам прок от суда? Ведь в разбитом котле обеда не сваришь!

— Тогда хотя бы установите срок — три или пять дней. Сколько вам нужно, тетушка? — вскричала Благовещая Яшма. — Когда вы отпустите его?

— Никаких сроков! — отрезала тетка. — Сначала узнаю у красавчика, сколько ночей он находился у вас. Столько дней он будет и у меня!

Делать было нечего — девам пришлось согласиться на эти условия. Единственное утешенье: Вэйян, конечно, любит их сильнее и, возможно, ему удастся одурачить тетку, как-то сократить срок своего пребывания у нее.

— Он был у нас всего лишь ночку, от силы — две, — проговорила одна из сестер. — Сами можете у него спросить!

Но вот наконец они обо всем договорились, и молодые женщины направились к сундучку, собираясь выпустить Вэйяна на волю. Что же делать? Приходилось отдавать красавца тетке. Но вдруг родственница заупрямилась. Она испугалась, что Полуночник, покинув убежище сестер, просто-напросто от нее сбежит.

— Как бы его не заметили соседи… Есть у меня один превосходный план! Замок с сундучка не снимайте! Я велю своим челядинам тащить сундук ко мне домой. Скажу им, что он набит моими вещами, старыми картинами и прочей рухлядью. Вот и весь сказ! — Не дожидаясь согласия племянниц, тетка Чэнь послала девочку-служанку за слугами. Через короткое время явились четверо парней. Они взвалили сундук на плечи и потащили его в дом тетки.

О бедные девы! Словно верные жены, взирающие на прах супруга, стояли они, пораженные горем. Им в пору бы залиться горючими слезами, однако они боялись проявлять на людях свои чувства. Но про себя они самыми последними словами поносили старую греховодницу, уносившую сундук с их сокровищем. О их «дворец весны»!.. Какое горе! Старая ведьма уморит нашего красавца! Он обратно больше не вернется — дороги назад у него нет!

Дворовые тащили сундук точно так же, как носильщики обычно тащат гроб. Какой недобрый знак!


В замечаниях говорится:


Встреча в храме породила у женщин сомнения. Ведь тетка Чэнь оказалась впереди своих племянниц, ибо удостоилась нескольких весьма лестных замечаний автора. Они словно явились той нитью, на которую нанизывают жемчужины, тем куском диковинного камня, который притягивает яшму. Трудно отгадать замысел автора, поскольку он мало чем отличается от планов Творца Сущего. Все вещи у него расставлены особым образом, и поэтому простым смертным познать все это невозможно. И верно, герои, которых, казалось бы, узнать было совсем нетрудно, вдруг оказались среди людей непостижимых! Удивительно! Настоящая химера!


Заключившие взаимный союз проводят ночи в веселье: сестрицы поровну делят радости встреч | Полуночник Вэйян, или Подстилка из плоти | В погоне за выгодой Полуночник обманывает сам себя; из-за собственной гордыни он вкушает в пути яд