home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню



Глава первая


Первые дни плавания проходили спокойно. В открытом море поймали легкий попутный ветер, и «Утренняя звезда», разрезая форштевнем волны, заскользила по бесконечной водной равнине к цели, которую знали на этом судне только двое: капитан и командир военного отряда. Остальные понимали, что корабль идет на северо-восток, а куда именно, их особо не интересовало. Солдаты были довольны, что служба идет, а значит, идут и деньги.

Рабы на весельной палубе радовались тому, что корабль плывет под парусами и им не приходится налегать на тяжелые весла под ударами плетей надсмотрщиков. Матросам хватало для веселого настроения хорошей ровной погоды, когда не надо беспрестанно, то ставить, то убирать паруса, карабкаясь по высоким мачтам. В общем, такой ход событий устраивал всех.

Конан осмотрел весь корабль — от трюма до бочки на фок-мачте, чтобы выяснить, насколько он надежен. Каждую ночь шесть из двадцати членов команды, сменяясь, несли караул на палубе. Конан строго-настрого приказал следить за морем, не смыкая глаз. Днем, как и обещал, он учил воинским премудростям своих солдат, и многим приходилось попотеть, чтобы выполнить требования командира.

Даже закаленные во многих боях вояки не казались варвару достаточно подготовленными к бою. Впрочем, он понимал, что не всем дано владеть оружием так, как умел он сам. Лишь одним солдатом, зингарским юношей Герардом, Конан был абсолютно доволен. Несмотря на довольно хрупкое телосложение, этот ловкий серьезный паренек метал ножи, стрелял из лука и фехтовал на мечах и саблях, пожалуй, не хуже самого киммерийца. Конечно, он не обладал такой недюжинной силой, как у варвара, — таких могучих людей природа порождает редко — но во всем остальном ничем не уступал своему командиру.

Герард очень привязался к Конану и как бы невзначай все время крутился возле него, молниеносно выполняя все распоряжения киммерийца. Солдаты добродушно прозвали Герарда ординарцем. Конану нравился этот толковый исполнительный юноша, но он старался особо не выделять его среди других.

«Что-то неладное творится с парнем», — подумал как-то варвар, в который раз почувствовав на себе преданный, но удивительно печальный взгляд Герарда.

Вот уже полчаса молодой воин упражнялся с мечом, и киммерийцу показалось, что это не человек раз за разом повторяет одно и то же движение, а нечто подобное водяной мельнице вращает свое колесо, бесстрастно подчиняясь потоку. Ни тени улыбки или неудовольствия — никаких признаков плохого или хорошего настроения не было на красивом смуглом лице юноши, устремившем свой взор куда-то далеко за горизонт. На мгновение варвара охватило легкое безотчетное беспокойство. Увидев, что за ним наблюдают, Герард улыбнулся слегка виноватой улыбкой и помахал Конану рукой.

На море вновь воцарился штиль, и корабль пошел дальше под мерный плеск весел. Невольники в такт взмахам весел тянули заунывный напев, и казалось, что от этой песни тоска охватила «Утреннюю звезду» от киля до верхушек мачт. Киммериец стоял у левого борта и глядел на летящих за кораблем чаек.

— Чаек видишь? — спросил подошедший к нему капитан.

— Вижу, — понимая, к чему клонит Саудан, ответил Конан. — Ты хочешь сказать, что близко берег.

— Верно, — согласился капитан и, указав рукой на восток, добавил: — Там несколько больших островов, всего полдня хода на веслах.

— А пираты на тех островах есть?

— А почему бы и нет? — Капитан послюнил палец и поднял его вверх. — Поднимается восточный ветерок, так что на парусах им до нас добраться — раз плюнуть.

— Может, нам уйти немного на запад с попутным ветром?

— Даже не думай! — Саудан сплюнул за борт. — Там Остров Железных Идолов, местечко на редкость мерзкое — куча мелких подводных скал. Все капитаны стараются обходить этот остров стороной.

— Ну, что ж, тогда нынешней ночью удвоим караулы, — решил Конан.

Однако, вопреки ожиданиям, ночь прошла спокойно, никто не потревожил сон экипажа. Чтобы дать отдохнуть гребцам, капитан приказал лечь в дрейф, и корабль мерно покачивался на небольших волнах, свидетельствующих о том, что где-то далеко от них было ветрено. Море отзывалось на движение воздуха легкой зыбью.

С утра задул слабый ветерок, матросы, не мешкая, поставили паруса, и «Утренняя звезда» вновь заскользила по морской глади в сопровождении полчища чаек, ждущих возможности поживиться остатками нехитрой корабельной пищи. Судно проходило места богатые рыбой, и чтобы скоротать время и пополнить запасы пищи, было решено устроить большую рыбную ловлю.

Конан с интересом наблюдал, как матросы под командованием крепкого рыжеволосого человека таскали мотки тонкой, но крепкой лесы, громадные, величиной чуть ли не с абордажную кошку, крючки и длинные гибкие шесты.

Перегнувшись через борт, Конан смотрел, как на глубине под косыми лучами солнца, пробивающегося сквозь толщу воды, светятся водоросли.

— Здесь дно круто опускается локтей на пятьсот, — сообщил подошедший к нему Саудан. — Из-за того, что морское течение натыкается на откос и образует водоворот, тут тьма рыбы. Мы называем это место «Морским колодцем».

— Похоже, ты давно плаваешь по Вилайету? — спросил киммериец.

— Да уж давненько, — с гордостью ответил капитан. — Всего навидался. Вот, смотри, — он указал на воду, — видишь?

Конан заметил расплывчатые неясные контуры, каждый миг меняющие свои очертания.

— Это стаи креветок и мелкой рыбешки, — пояснил Саудан. — Ночью они поднимаются повыше и служат кормом для крупной рыбы.

Матросы забросили мелкую сеть с правого борта, и через некоторое время человек пять с трудом вытащили ее на палубу — она была до краев полна рыбой. Чайки кружили над сетью, норовя выхватить рыбу, а наиболее смелые садились на палубу и, с опаской поглядывая на людей, расхаживали по ней, ожидая момента, когда и им что-нибудь перепадет.

Ловцы выбрали рыбу покрупнее, прошили ее в нескольких местах тонкой козлиной жилой, насадили эту приманку на крючок и закинули в море. Остальной улов матросы сгребли за борт, несказанно обрадован этим стаю пернатых.

— А большая рыба попадается? — спросил киммериец.

Ему приходилось ходить почти по всем морям, но обычно он был занят либо борьбой со стихией, либо сражениями с врагом, и потому теперь с интересом осваивал новое для себя дело.

— Увидишь, — коротко бросил капитан. — Рыжий свое дело знает.

И, правда, через несколько минут один из матросов, следивших за лесой, крикнул:

— Есть!

Варвар подошел поближе и увидел, что леса на кончике удилища туго натянулась, а само удилище прогнулось, напоминая сжатый лук. Рыбаки отпустили немного лесы, и она тут же ушла в воду. Тогда шестеро человек взялись за лесу, и по команде рыжего начали медленно выбирать ее из воды. Леса подалась, они вытащили несколько локтей, но тут рыба рванула с такой силой, что ловцы с трудом удержались на ногах.

— Большая! — возбужденно закричал один из них.

Все, кто не был занят делом, включая капитана и солдат Конана, сбежались на этот крик и столпились поодаль, наблюдая за схваткой с громадной рыбиной. Матросы медленно выбирали лесу, не давая ей ослабнуть. Постепенно рыба начала уставать, и вот раздался громкий всплеск, и рыба вышла из воды.

— Эй! Ты только посмотри! Вот это чудище! — неслись со всех сторон изумленные крики.

Невероятных размеров рыбина, переливаясь на солнце, медленно поднималась из воды. Вдоль ее спины шел ряд темных треугольных шипов.

— Осетр! Королевский осетр! — радостно закричали собравшиеся на палубе.

Рыба уже почти целиком показалась на поверхности, как вдруг ударила мощным хвостом, развернулась и вновь устремилась в глубину. Матросы изо всех сил удерживали лесу, не позволяя добыче уйти обратно в морскую пучину.

Рыбина билась, поднимая вокруг себя фонтан брызг. Конан подбежал к уже готовым сдаться матросам и намотал лесу на руку.

— Давай! Давай! — раскатился над морем могучий рык, и, повинуясь Конану, они стали рывками подтягивать осетра все ближе и ближе к борту.

— Не сорвите! — кричал рыжий. — Осторожно, не ослабляй! Гарпун мне!

Когда рыбину почти вытянули на поверхность, в воздухе просвистел гарпун. Оружие вонзилось рыбе в бок, и тотчас вода вокруг нее окрасилось кровью. Почуяв добычу, над водой с криками носились чайки.

Наконец рыбу удалось подтащить так близко, что рыжий смог накинуть ей на хвост петлю.

— Давай, тяни! — рявкнул он.

Осетра с трудом перевалили через борт, но он продолжал извиваться и бить хвостом до тех пор, пока киммериец не изловчился и не припечатал его голову к палубе ударом могучего кулака. Разинув пасть, усеянную частоколом мелких зубов, рыбина затихла.

Разгоряченные и возбужденные борьбой матросы обливали себя водой, чтобы охладиться и смыть рыбью кровь.

Почти все обитатели «Утренней звезды» собрались вокруг добычи — в длину она превышала два человеческих роста.

Киммериец с интересом разглядывал рыбину. Он слышал о королевских осетрах, но видеть их, а тем более участвовать в ловле, ему не доводилось никогда.

— Таких даже я не видел, — сказал Саудан. — Честно говоря, мне даже и слышать не приходилось, чтобы кто-то поймал такого большого осетра.

Пока несколько человек с топорами и большими широкими ножами распарывали и разрубали рыбу на куски, рыжий со своими товарищами поймал еще несколько, но уже гораздо более мелких. Внезапно варвар почувствовал какое-то беспокойство. Он оглянулся и увидел, что Герард горящими глазами неотрывно следит за тем, как матросы по локоть в крови вытаскивают рыбьи внутренности.

— Эй, парень! — окликнул его киммериец.

Юноша с трудом оторвался от зрелища и, натянуто улыбнувшись, помахал варвару рукой.

«Какой-то он странный, — подумал киммериец. — Ладно, придет время — разберемся».




Часть вторая | Ледяной страж | Глава вторая