home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 12

«Титтерингтон эпартментс» на деле оказался трехэтажным кирпичным домом, узким по фасаду, с привратником у входа. Фамилии постояльцев значились в длинном списке на металлической табличке, прикрепленной н входной двери. Рядом с фамилией каждого жильца находилась переговорная трубка и кнопка звонка.

– Старомодный домик, – произнес Дрейк задумчиво. – Ну, что предпримем?

Найдя рядом с номером 220 имя Фрэнка Ормсби Ньюберга. Мейсон нажал на кнопку; ответа не последовало. Мейсон выждал некоторое время и снова нажал кнопку. Снова тишина. Мейсон взглянул на Деллу Стрит. Та, не говоря ни слова, протянула адвокату связку ключей.

Мейсон примерил первый ключ. Он не подошел. Второй ключ вошел в замочную скважину и легко повернулся. Мягко, двумя пальцами, Мейсон вынул ключ и сказал:

– Похоже, этот самый. Пошли.

– Перри, а мы не нарвемся на неприятности? – спросил Дрейк.

– Можем, – ответил Мейсон. – Но пока все мое преступление заключается в тои, что я примерил ключ.

– А в квартиру будешь входить?

– Посмотрим, – ответил Мейсон.

Адвокат тихо открыл дверь, и все трое оказались в довольно уютном вестибюле. Первое; что бросилось в глаза, – табличка с надписью: «Домоуправитель – кв. 101», и рядом стрелка, указывающая нужное направление.

Мейсон сразу же направился в глубь вестибюля, где виднелась освещенная кабина лифта. Автоматический лифт поднял их на второй этаж, и они очутились в слабо освещенном коридоре. На одной двери белела цифра 220. Под дверью Мейсон заметил довольно широкую щель. Она была не освещена, в то время как полоски света, выползавшие из под дверей соседних квартир, указывали на то, что их обитатели дома.

Справа от двери в квартиру Мейсон увидел кнопку. Он нажал ее, и где-то в глубине задребезжал звонок.

– Перри, у меня на спине выступили мурашки, – прошептал Дрейк. – Давай лучше спустимся и поговорим с домоуправителем. По крайней мере, совесть у нас будет чиста.

– Прежде чем начать разговор, – заметил Мейсон, – я хочу точно знать, о чем говорить.

– Я в квартиру не пойду, – решительно заявил Дрейк.

– Но ты, по крайней мере, не будешь возражать, если я проверю, подходят ли наши ключи? – спросил Мейсон.

– Не нравится мне все это, – снова возразил Дрейк.

– Мне тоже не нравится, – согласился Мейсон. – Однако я хочу найти доказательство.

Они стояли и думали. Было душно. Коридор наполняли ароматы кухни и человеческого жилья. В соседней квартире, видимо, смотрели телевизор, и сквозь тонную дверь слышался голос диктора.

– Не дом, а трущоба, – заметил Дрейк.

Мейсон кивнул в знак согласия и решительно вставил в замок ключ, который открывал парадную дверь.

– Ну-ка, попробуем, – сказал он.

Адвокат попытался провернуть ключ вправо, но он не сдвинулся с места. Мейсон потянул его слегка на себя, потом толкнул вперед, надавил, но ключ не хотел поворачиваться.

– Не попробовать ли надфилем, шеф? – тихо спросила Делла Стрит. – Слесарь советовал мне немного подточить кончик.

Мейсон выдернул ключ, внимательно посмотрел на него, затем взял из связки второй. Этот даже не входил в отверстие замка. Третий тоже не подошел. Но четвертый ключ вошел, как по маслу.

Мейсон повернул его, и замок открылся.

– Ого! – воскликнул Дрейк.

Обернув руку и пальцы носовым платком, Мейсон взялся за круглую дверную ручку, повернул ее и толкнул дверь.

– Внутрь я не пойду, – напомнил Дрейк. – Не хочу впутываться.

Секунду или две Мейсон в нерешительности постоял у отпертой двери, а затеем шагнул в комнату, отыскал выключатель и зажег свет.

Внутренность помещения напоминала последствия тайфуна. Ящики были выдвинуты, створка буфета открыты настежь, битая посуда разбросана по всему полу, одежда валялась кучей, повсюду раскиданы бумаги.

– Похоже, нас кто-то опередил, – предположила Делла.

Вдруг громко хлопнула дверца лифта, и послышались гулкие шаги по коридору.

– Быстро входите, – скомандовал Мейсон.

Делла быстро нырнула в комнату, Дрейк поколебался, но тоже вошел. Толчком ноги Мейсон захлопнул дверь.

– Ни к чему не прикасаться, – предупредил он.

– Смотри, Перри, – предупредил Дрейк, – мы играем в азартную игру. Чужие козыри мы знаем, но своих у нас нет.

Стоя посреди комнаты, они услышали, что шаги и голоса приближаются.

– Перри, кажется, дело швах, – прошептал Дрейк. – Если увидят, как мы выходим...

– Т-сссс, Пол, – прошептала Делла, приложив палец к губам.

Шаги все приближались. Внезапно Мейсон узнал голос сержанта Холкоума из уголовной полиции, который произнес: «Насколько я понял, мадам, этого человека вы узнали по фотографии?». У самой двери звук шагов стих.

– Совершенно верно, – ответил женский голос. – По фотографии в газете и сразу узнала жильца нашего дома. Его зовут Фрэнк Ормсби Ньюберг.

– Опознание по фотографии – ненадежная вещь, – заметил сержант Холкоум. – Лучше взглянем, нет ли кого-нибудь дома.

Раздался звонок.

Дрейк с загнанным видом огляделся вокруг.

– Здесь должен быть второй выход, – прошептал он.

– У вас нет времени искать его, – также шепотом ответил Масон. – У них есть ключ. Делла, у тебя есть записная книжка?

Делла утвердительно кивнула.

– Быстро достань ее, – приказал Мейсон.

Снова задребезжал звонок.

– Пиши что-нибудь, Делла. Бери карандаш и пиши, – распорядился Мейсон.

Делла вынула из сумочки крошечный блокнот, карандаш и стала записывать в него стенографические знаки.

Раздался стук в дверь, затеи голос сержанта Холкоума произнес:

– А впрочем, откроем ключом.

Мейсон быстро подошел к двери, распахнул ее.

– Ну и ну! – воскликнул он. – Вот это сюрприз! Добрый вечер, Холкоум!

На лице Холкоума отразилось неподдельное изумление.

– Что за черт! – воскликнул он, как только к нему вернулся дар речи.

– Занимаемся изучением обстановки, – спокойным голосом сказал Мейсон.

– Вы! Кто, черт побери, впустил вас сюда и что еще за обстановку вы здесь изучаете?

– Ведем опись имущества, – ответил адвокат.

Сержант стоял, как столб. Он хотел было что-то сказать, но слова застряли у него в горле.

На помощь пришел Мейсон.

– Моя клиентка, Элеонор Хепнер, является вдовой Дугласа Хепнера, – пояснил он. – Надеюсь, вы знаете, что я работаю на процессе, связанном с его убийством?

Как только клиентка будет оправдана, на правах вдовы она унаследует все это имущество. Сейчас она подала документы на получение наследства, а я, как ее адвокат, решил осмотреть ее будущую собственность. Пишите: пять сорочек, – обратился Мейсон к Делле, как бы призывая ее продолжить прерванное занятие, – одна, две, три, четыре, пять, шесть, семь пар спортивных трусов. Один, два, три, четыре...

– Эй, погодите минутку! – воскликнул Холкоум. – Объясните же, что все это значит? Вы хотите сказать, что этот Фрэнк Ормсби Ньюберг не кто иной, как Дуглас Хепнер?

– Конечно, – ответил Мейсон. – А разве вы этого не знали?

– Откуда нам, черт побери, знать об этом? – вскричал сержант. – Если б не эта женщина, которая по фото в газете опознала своего жильца и обратилась в полицию, мы бы никогда и не подобрались к этой квартире.

– Успокойтесь, сержант, – примирительно сказал Мейсон. – Вам проще всего было бы спросить у меня.

– Спросить у вас! – воскликнул Холкоум.

– Конечно, – ответил Мейсон.

– А как вы здесь оказались?! – потребовал он.

– С помощью ключа, – ответил Мейсон.

– Какого еще ключа?!

Голос Мейсона звучал с терпеливым спокойствием отца, втолковывающего простую истину своему неразумному дитяте.

– Я же объяснил вам, сержант, что моя клиентка Элеонор Хепнер, или Элеонор Корбин, как ее именуют в суде, является вдовой Дугласа Хепнера. Совершенно естественно поэтому, что она предоставила нам ключ от квартиры, где провела с мужем свой медовый месяц.

Женщина, которая, по всей вероятности, была управляющей дома, заметила:

– Он никогда не говорил мне о том, что женился.

Мейсон улыбнулся.

– Я вас вполне понимаю. Несколько загадочная женитьба, не правда ли?

– Вот именно, – подтвердила она. – Он наведывался сюда редко, в самое неожиданное время, столь же внезапно исчезал, и никто его подолгу не видел. Потом он возвращался и... в общем, это очень затрудняло убирать его квартиру.

Сержант Холкоум, совершенно сбитый с толку, наконец собрался с мыслями и задал несколько членораздельных вопросов:

– Может быть, вы мне расскажете, что все это значит? Почему в квартире разгром? Ведь не вы же учинили его, проводя свою инвентаризацию?

– По всей вероятности, – сказал Мейсон, – кто-то побывал здесь до нас и, как мне кажется, что-то искал. После того как мы закончим осмотр, я порекомендовал бы полиции поискать здесь отпечатки пальцев. Как вы уже, очевидно, заметили, сержант, мы здесь ни к чему не прикасались, а просто стояли в центре комнаты и переписывали вещи, находящиеся в поле нашего зрения. А теперь, Делла, перепиши, пожалуйста, вещи, которые висят в шкафу. Постарайся не оставлять отпечатки пальцев на дверке. Дверку открой ногой. Так, правильно... Три рабочих костюма, один смокинг, пять пар обуви и... да, в глубине шкафа чемодан и...

– Эй, подождите! – прервал Мейсона Холкоум. – Все эти вещи – вещественные доказательства!

– Доказательства чего? – спросил Мейсон.

– Я не знаю, но они вещественные доказательства. Ведь кто-то здесь был?

– Естественно, дорогой сержант, – согласился Мейсон.

– Тогда нам придется обследовать эту квартиру. Я свяжусь с управлением и попрошу прислать сюда экспертов для снятия отпечатков пальцев. Здесь нужно все тщательно прочесать, чтобы найти улики. И мы не потерпим, чтобы кто-то нам мешал.

Несколько мгновений Мейсон думал.

– Ну что ж, – сказал наконец он, – надеюсь, что со стороны вдовы не будет возражений, сержант, за исключением того, что вам придется лично проследить, чтобы ни один предмет не пропал отсюда. В этих вещах заинтересована мать погибшего, и потому нужно сделать все, чтобы она не предъявила своих претензий к вдове, а кроме того...

– Если вам известно местопребывание матери, – заметил Холкоум, – сообщите его нам, а то мы никак не можем ее найти.

– Мы тоже, – ответил Мейсон. – Похоже, что она исчезла. Вам не кажется это подозрительным, сержант?

Холкоум, к которому постепенно возвращалась уверенность, сказал:

– Мы обойдемся без ваших острот, Мейсон. Вы знаете, где его мать?

– Нет.

– Но у вас есть ключ от его квартиры?

– Совершенно верно.

– Он мне нужен.

Мейсон отрицательно покачал головой.

– Нет, вы его не получите. Вам откроет управляющая. А свой ключ я должен буду вернуть... вы ведь понимаете мое положение, сержант.

– Сколько времени вы здесь находитесь? – спросил Холкоум, обращаясь к Делле Стрит.

Вместо нее ответил Мейсон, и в голосе его звучало отеческое терпение:

– Буквально несколько минут. Сегодня я был занят в суде, готовился к процессу. Уголовное обвинение, выдвинутое против моей клиентки, но давало мне времени заняться гражданским аспектом этого дела. Я должен, однако...

– Послушайте, – перебил его сержант, – я не намерен начинать все снова-здорово. Я задал вопрос вашему секретарю.

– А я пытаюсь предоставить вам нужную информацию, – упорствовал Мейсон.

– О дьявол, опять вы за свое! – разозлился Холкоум. – Убирайтесь отсюда! Все! Я сейчас вызову эксперта по отпечаткам пальцев. Убирайтесь к черту и не приходите, пока я не разрешу вам!

– Какой великосветский тон, – ухмыльнулся Мейсон. – Если учесть то обстоятельство, что...

– Давайте проваливайте! – сказал Холкоум. – Уходите отсюда!

Теперь сержант переключил свое внимание на управляющую – довольно рыхлую женщину лет сорока, которая все это время стояла в дверях, стараясь не пропустить ни одного слова, ни одного жеста присутствующих.

– Мы опечатаем квартиру, – сказал сержант, – чтобы никто из посторонних не мог в нее проникнуть. Вы, мадам, пройдете в коридор. Я уйду последним. Сейчас вы дадите мне дубликат ключа, и я позвоню в управление полиции.

Женщина попятилась назад и вышла в коридор.

– Прошу, – обратился Холкоум к Мейсону. – Выходите.

Пол Дрейк с готовностью двинулся к дверям. За ним последовала Делла Стрит. Замыкал шествие Мейсон, который, поравнявшись с сержантом, сказал Делле:

– Делла, не забудьте у себя отметить, что мы вынуждены били прервать работу из-за прихода полиции, которая явилась сюда в связи с предполагаемым ограблением. Отметьте точно день и час. А теперь, – вежливо обратился Мейсон к сержанту Холкоуму, – всю ответственность мы возлагаем на полицию. Я полагаю, что вы, закончив осмотр, известите меня об этом. Тогда мы смогли бы продолжить опись вещей. Доброй ночи, сержант! – И Мейсон направился к лифту.

Как только все трое вошли в кабину и захлопнули дверь, Дрейк в изнеможении привалился к углу, вынул из кармана носовой платок и вытер пот с лица.

– Черт побери, Перри, как это тебе удается?! – восхищенно сказал он.


Глава 11 | Дело очаровательного призрака | Глава 13