home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 4

Когда Ольга Джордан вместе с отцом пришли к Мейсону и Ольга выложила на стол обещанные фотографии и телеграмму, Мейсон не мог не обратить внимания на ее отца. Хьюмер Корбин внешне напоминал типичного полковника южанина, худощавый, прямая осанка, холеная седая вандейковская бородка, кустистые брови и серо-стальные холодные глаза со зрачками-иголками.

– Моя дочь, – произнес он с некоторой гордостью, – очень полезная компаньонка и компетентный секретарь, но плохой фотограф. Однако снимки дают почти точное представление об этом человеке. Я рад, что вы заинтересовались им, мистер Мейсон. Мне кажется, что ключ к разгадке происшедшего кроется именно в Дугласе Хепнере.

– Прошу присесть, – пригласил Мейсон, а затем, обращаясь к Корбину, спросил: – Так вы полагаете, мистер Корбин, что все-таки что-то произошло?

– Мне кажется, – ответил Корбин, – что только сильный эмоциональный шок мог стать причиной амнезии.

– Был еще и физический шок, – уточнил Мейсон. – Насколько я понимаю, это результат катастрофы.

– Да, да, конечно. Но Ольга, а она очень проницательная и наблюдательная женщина, считает, что сказался темперамент Элеонор и что именно эмоциональный шок явился главной причиной потери памяти. Элеонор очень дорога мне, мистер Мейсон, и мне бы хотелось спасти ее от дальнейших страданий. Хочется надеяться, что она все же не вышла замуж за этого волокиту Хепнера. А если это так, то амнезия может сыграть на руку следствию, И судебного процесса можно избежать. Очевидно, она перестала что-либо помнить уже после инцидента, а следовательно, свадебная церемония проходила в состоянии амнезии.

– За исключением того лишь, – подчеркнул Мейсон, – что память ее была в порядке как после катастрофы, так и после брачной церемонии. Ведь она послала вам эту телеграмму.

– Это верно, – неохотно согласился Корбин.

– К тому же и две открытки, – добавил Мейсон. – Кстати, они написаны ее рукой?

Корбин вдумчиво провел рукой сверху вниз, как был приглаживая свою вандейковскую бородку.

– Да, мистер Мейсон, мы столкнулись с весьма своеобразной ситуацией. Честно говоря, я как-то не задумывался о почерке, ведь если письмо было от Элеонор, то, следовательно, и почерк ее. Я могу только ответить, что почерк был знакомый. Но я не берусь сказать с уверенностью: «Да, это почерк Элеонор». Что же касается телеграммы, то ее мог послать любой. Лично я не хотел бы думать, что этот негодяй Хепнер, воспользовавшись состоянием Элеонор, уговорил ее выйти замуж, затем послал от ее имени телеграмму и вынудил написать эти открытки. В конце концов, текст открыток был довольно краток и, вряд ли это похоже на Элеонор. В них чувствовалась некоторая сдержанность, что совсем на нее непохоже.

– Как вы думаете, какую цель мог преследовать Хепнер, женившись на вашей дочери? – спросил Мейсон.

Корбин впился взглядом своих холодных глаз Мейсона, потом перевел их на Ольгу, а затем снова на Мейсона.

– В случае моей смерти, – решился сказать он, – Элеонор унаследует весьма значительную сумму.

– Отлично, – резюмировал Мейсон, – Кстати, какой марки у него была машина?

– Кондиционированный «олдсмобил», – сказала Ольга. – Один из самых больших. Он им очень гордился.

Неожиданно зазвонил телефон. Делла Стрит, сидевшая ближе к аппарату, подняла трубку, послушала, а затем передала ее Мейсону.

– Это Пол Дрейк. Очевидно, у него новости.

Мейсон взял трубку.

– Итак, Перри, – начал Дрейк, – твой нюх не подвел. Звонили из Индио. Разговор был тет-а-тет. Дуглас Хепнер звонил Сэди Хепнер в Солт-Лейк-Сити.

– А на том конце линии проверил? – спросил Мейсон.

– Еще не успел, – ответил Дрейк. – Я решил сразу сообщить то, что знаю. У тебя есть какие идеи?

– Я тебе перезвоню, – сказал Мейсон.

Он положил трубку и повернулся к Хьюмеру Корбину.

– Мы нашли мать Хепнера в Солт-Лейк-Сити. Итак, если вам не терпится, я могу позвонить ее спросить о местонахождении сына. Если же время терпит, я отправлю в Солт-Лейк-Сити сыщиков, чтобы узнали поподробнее об этой женщине.

– Я думаю, лучше позвонить, – сказала Ольга.

– Хорошо. Делла, закажите, пожалуйста, конфиденциальный разговор, – попросил Мейсон. – Я хочу поговорить с миссис Сэди Хепнер, телефон: Уобэш, девяносто восемь – тридцать два – двадцать шесть. Когда ответят, запишите разговор на магнитофон.

Пока Делла Стрит сообщала номер телефона и просила телефонистку соединить ее как можно быстрее, ибо дело не терпит отлагательств, в комнате царила напряженная тишина. Наконец она сделала знак Перри Мейсону, и тот взял трубку.

– Миссис Хепнер? – спросил Мейсон.

– Да, я миссис Хепнер, – ответил голос.

– Миссис Хепнер, мое имя Перри Мейсон. Мне крайне необходимо связаться с вашим сыном Дугласом Хепнером. Не скажете ли вы мне, где его можно найти?

– Вы не звонили в Лас-Вегас? – спросил голос.

– А он там? – поинтересовался Мейсон.

– Он звонил из Барстоу два или три дня назад... подождите минутку, это было... сейчас я вам скажу точно... это было тринадцатого, вечером тринадцатого.

– Он звонил вам по пути в Лас-Вегас?

– Да, он сказал, что хотел повидать меня, но, очевидно, не может этого сделать.

– Вы случайно не знаете, где он останавливается в Лас-Вегасе или что он там делает и... и с кем он там?

– Нет, на эти вопросы я не смогу вам ответить, мистер Мейсон. А, собственно, чем вызван ваш интерес?

– Да, а не скажете ли вы мне, – спросил Мейсон, уходя от ответа, – ваш сын женат или холост?

– Холост, а что?

– Я слышал, что он и Элеонор Корбин, которая...

– О, конечно, Элеонор Корбин, – ответил голос. – Да, он звонил мне... О, это было недели две назад. В то время он был с Элеонор Корбин. Но когда он позвонил мне из Барстоу, то уже был с другой девушкой, которую представил мне по телефону, назвав ее Сюзанной. А могу я узнать, почему вы интересуетесь его местопребыванием, мистер Мейсон, и почему вы звоните именно мне?

– Просто он мне очень нужен, – ответил Мейсон, – а никакого другого способа найти его у меня нет.

– А чем вы занимаетесь, мистер Мейсон? Вы что, репортер газеты?

– Нет. Определенно нет. Я – адвокат.

– Вы представляете моего сына?

– Нет. Но он меня интересует в связи...

– Тогда я намерена, мистер Мейсон, поговорить с сыном, прежде чем отвечать на ваши дальнейшие вопросы. Прощайте.

На другом конце провода послышался щелчок.

– Делла, – обратился Мейсон к своему секретарю, – быстро спуститесь в контору Дрейка и передайте, чтобы он немедленно направил своих детективов в Солт-Лейк-Сити по адресу миссис Хепнер. Пусть они соберут о ней все сведения, какие только возможны. Найдите какую-нибудь пожилую телефонистку с приятным голосом, попросите, чтобы она вызвала по телефону миссис Хепнер и завела с ней разговор.

– Могу я пересказать вашу беседу Полу Дрейку? – спросила она.

Мейсон согласно кивнул.

– Мы бы тоже хотели узнать содержание разговора, – подбросила Ольга Джордан, как только за Деллой Стрит захлопнулась дверь.

Мейсон почти слово в слово повторил разговор с миссис Хепнер. Когда он упомянул о Сюзанне, Ольга с отцом многозначительно переглянулись.

– Итак, – спросил Мейсон, – вы знаете кого-нибудь по имени Сюзанна? Вспомните среди пассажиров теплохода.

Тут Ольга Джордан вдруг щелкнула пальцами.

– Вспомнили? – спросил Мейсон.

Ольга повернулась к отцу.

– Сюзанна Гренджер! – воскликнула она.

– Кто такая? – спросил Мейсон.

– Боюсь, что нам известно всего лишь имя, то есть, конечно, мы видели ее. Она обычно вращалась среди той категории пассажиров, которые после вечерних танцев отправляются в бар, а потом... Мне кажется, что она живет в нашем городе.

– Вы можете узнать ее адрес? – спросил Мейсон.

– Я... подождите минутку... У Элеонор есть книжка, в которую она заносит имена и адреса людей, с которыми встречалась. Я вот только не помню, брала ли она ее с собой в тот раз. Если только муж дома, он смог бы...

Ольга потянулась к телефону. Мейсон придвинул к ней аппарат.

– Хелло, Билл! Это я, Ольга. Билл, слушай меня и не задавай вопросов. Зайди, пожалуйста, в комнату Элеонор и посмотри, нет ли у нее на столе адресной книжки. Если есть, то найди адрес Сюзанны Гренджер. Если адреса нет, то посмотри, не сохранился ли список пассажиров теплохода. На нем было несколько автографов с адресами.

На некоторое время в комнате воцарилось молчание.

– Есть телефон и адрес! – наконец-то радостно воскликнула Ольга. – Сюзанна Гренджер собственноручно записала его в списке пассажиров. Она живет в доме «Белинда эпартментс».

– Спасибо тебе, Билл, – сказала Ольга и положила трубку.

– Итак, – резюмировала она, – у нас есть конкретная ниточка. Конечно, дело это деликатное, мистер Мейсон. Нельзя же просто так прийти и спросить у молодой женщины, не проводила ли она уик-энд с мужем вашей клиентки, которая страдает амнезией.

– Мистер Мейсон знает, как поступить в подобном случае, Ольга, – заметил Хьюмер Корбин. – Мне хотелось бы добавить только одну деталь, которая может заинтересовать мистера Мейсона. В тот день, когда Элеонор сбежала из дома, она захватила с собой чемоданы, которые запомнятся всякому, кто их увидит, – они раскрашены в красную и белую клетку.

– Благодарю вас, – сказал Мейсон. – Это очень ценное добавление.


Глава 3 | Дело очаровательного призрака | Глава 5