home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 9

Делла Стрит вопила в кабинет Перри Мейсона и положила на стол пачку утренних газет. Мейсон откинулся на спинку своего вертящегося кресла и стал их бегло просматривать.

– Звонил Пол Дрейк, – сказала она. – Его люди выяснили, что Сюзанна Гренджер и Дуглас Хепнер заказывали два номера в мотеле. Дата: пятница тринадцатого.

Мейсон сжал губы.

– Ну что ж, теперь мы знаем, что надо делать, – сказал он.

– Хорошее фото, – заметила Делла Стрит, кивнув на газетную фотографию, на которой была изображена Элеонор в сопровождении полицейской матроны с одной стороны и детектива с другой.

– Да, Ольга, очевидно, привезла несколько платьев из ее гардероба.

– Она до сих пор еще писчего не помнит, – не то спрашивая, не то утверждая, произнесла Делла.

– В том-то и дело, – сказал Мейсон. – Об этом как раз и пишут газеты. «Прекрасная наследница состояния», «Забытый уик-энд», «Нецелованная невеста, или Кто организовал поездку в Лас-Вегас?», «Я ничего не помню с момента страшной катастрофы», – заявляет наследница, обливаясь слезами».

– А что пишут об оружии? – спросила Делла.

– Оружие у нее было когда-то, но она его потеряла. У нее была возможность поискать револьвер, когда она собирала вещи, чтобы ехать с Хепнером. Не то, чтобы она хотела взять его с собой – просто, разбирая ящик стола, обнаружила, что револьвера нет. А кроме того, она понятия не имеет, где сейчас ее багаж.

– Интересно, а полиции это известно? – спросила Делла.

– Если верить Дрейку, то Этель Билан рассказала все.

– А вы уверены, что все?

– Багажом полиция, насколько я понимаю, пока не интересовалась.

– Но Этель Билан должна была...

В это время раздался телефонный звонок. Делла Стрит подняла трубку.

– Хэлло... да... – Делла повернулась к Мейсону, прикрыв рукой трубку. – Шеф, это личный звонок. Какая-то женщина спрашивает меня и говорит, что это очень важно. – Она отняла руку от микрофона и произнесла: – Да... Понимаю. Продолжайте, расскажите поподробнее.

Наконец она положила трубку на стол и записала что-то в блокнот. Потом отложила перо, снова взяла трубку, сказала:

– Хорошо, миссис Фримонт. Вам ничего не нужно делать. Не беспокойтесь. Да. Благодарю вас. И спасибо вам большое, что дали мне знать.

Делла положила трубку на аппарат и повернулась к Мейсону.

– Этель Билан рассказала все.

Перри Мейсон поднял брови в молчаливом вопросе.

– Звонила миссис Фримонт, управляющая домом, где я живу. К ней приезжал лейтенант Трагг из полиции с ордером, выданным ему судом на право обыска моей квартиры на предмет изъятия красно-белых клетчатых чемоданов, принадлежащих Элеонор Корбин, которую обвиняют в убийстве. Домоправительнице он предъявил копию ордера, потребовал у нее ключи, вошел в мою квартиру и обнаружил вещи. Он оставил ей расписку.

– Это очень важно, – сказал Мейсон. – Превосходно. Все сделано так, как требует того закон.

– Что теперь делать? – спросила Делла Стрит.

Мейсон пожал плечами.

– А как быть с камнями? – допытывалась Делла. – Ведь если камни – улика, то не будет ли противозаконным избавиться от нее?

– Улика чего? – спросил Мейсон.

– Ну... улика... Я, право, не знаю – улика контрабанды, может быть.

– Почему ты думаешь, что камни ввезены незаконно?

– А убийство?

– А почему ты считаешь, что камни имеют отношение к убийству? Я связан обязательствами со своим клиентом. Если полиция свяжет эти камни с убийством и представит доказательства, тогда другое дело. Но эти камни находятся у меня как у адвоката. Откуда я знаю, а вдруг они явятся уликой чего-нибудь другого, например, шантажа? Естественно, я не берусь предполагать, что они связаны в той или иной степени со смертью Дугласа Хепнера и, уж конечно, не намерен передавать их в руки полиции, которая тут же устроит из всего этого газетный бум. Это сослужило бы плохую службу.

– Выходит, что вы намерены крепко держать камешки в своих руках?

– Судя по нынешним событиям, да.

– А если они доберутся до вас?

– Постараюсь увернуться.

– Шеф, Пол Дрейк говорит, что полиция ликует, а Хэмилтон Бергер, районный прокурор, уже почил на лаврах, и они все вместе готовы обрушиться на вас.

– И что из того?

– Вы готовы парировать удар?

Мейсон покачал головой.

– Не сейчас. У меня связаны руки.

– Как бы мне хотелось, чтобы вы не связывались с этими камнями.

– А что мне прикажешь делать? Позвонить в полицию?

– Нет.

– Тогда что?

– Поговорить с клиенткой, спросить у нее об этих камнях и найти...

– Клиентка говорит, что ничего не помнит об этом, – возразил Мейсон.

– Ваша клиентка лжива насквозь! – воскликнула Делла Стрит.

– Однако, – сказал Мейсон, – если она вынуждена будет отказаться от своих слов и признаться в том, что помнит все и расскажет всю правду, вот тогда-то камни и превратятся в улику, а меня обвинят в ее сокрытии.

– Ну что ж, – сказала Делла, – это рано или поздно случится. Но меня угнетает мысль о том, что Хэмилтон Бергер будет праздновать победу.

– Меня тоже, – признался Мейсон. – Но я не забываю и о том, что дело он еще не выиграл. Он бьет на то, чтобы как можно скорее начать процесс, а это как раз меня и устраивает.

– Не лучше ли вам подождать и посмотреть, как будут развиваться события?

Мейсон отрицательно покачал головой.

– Хэмилтон тугодум, да к тому же не склонен глубоко вникать в дело. Стоит ему только кинуться в атаку, вот тут-то и обнаружатся слабые места в его обороне. Если же я дам ему время, помощники помогут ему упрочить свои позиции. Поэтому, исходя из сложившейся обстановка, мы дадим ему возможность кинуться вперед с барабанным боем и фанфарами саморекламы.


Глава 8 | Дело очаровательного призрака | Глава 10